Содержание материала

 

1900

73

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

28/Х. 1900 г.

Дорогая мамочка!

Сегодня получил Манино письмо и был ему очень доволен; инженеры действительно отличились, прекраснейший бойкот1 устроили! Я не ожидал от них такой прыти.

Оказывается, письма идут в Москву и из Москвы через Санкт-Петербург, хотя это дальше, чем на Псков. Приходят ко мне письма и газеты утром на третий день, и вы получаете, должно быть, так же? Газету, собственно говоря, проще бы выписать из редакции: для студентов 2 рубля в 3 месяца, т. е. 67 копеек в месяц; так что после рождества я выпишу себе на 3 месяца.

Живу я по-прежнему: утром хожу на лекции, вечером или на занятия куда-нибудь, или опять на лекции, или сижу дома за книгой; дела очень много, так что занят с утра до вечера. Ввиду этого у меня есть даже мысль не ездить на рождество домой, а сидеть и заниматься здесь. Правда, клиники и все прочее будет закрыто недель на 5, и заниматься придется только дома... там увидим, правда, еще далеко.

Профессоров хороших здесь нет; некоторые читают лекции по-немецки — у нас, например, Раубер описательную анатомию, он и на экзамене по-русски не говорит и не понимает — приходится отвечать по-немецки или по-латыни... Во время лекций профессора вызывают студентов, спрашивают их, заставляют ставить диагноз, прописывать лекарство и т. п.; отмечают, кого нет — сущее наказание! С экзаменами тоже порядочная каша: государственной комиссии, как при других университетах, здесь не бывает, и только часть экзаменов сдается в срок (конец октября и начало ноября), остальные сдаются в разное время от желания профессора и студентов, большею частью осенью — в сентябре, но также и весною по некоторым предметам. Анатомию я буду сдавать весной, чтобы летом посвободнее дышалось, по объему это самый большой курс и к тому же самый скучный; поэтому я начал исподволь готовиться.

Ни с Дьяконовыми, ни с Маниным знакомым не знакомился, да и не буду — незачем. У меня есть знакомые по курсу, иногда бываем друг у друга, видаемся на лекциях чуть не каждый день; кроме того, еще сосед — юрист 4 курса, прилежный студент и страшный законник, так и сыпет разными нормами и статьями, недаром в прокуроры метит...

У меня есть Николай —он2 (тот самый, которого «ниспослал отец»3)... мне за него давали 3 года тому назад 15 рублей, но я просил 20, и дело расстроилось! Теперь я согласен отдать его и за 15 и купить себе на эти деньги медицинских книг; поэтому я прошу Маню взять его на комиссию и продать, запрашивать — 25! буде найдется покупатель, не дешевле 15. А то также лежит, его никто уже не будет перечитывать! Я слышал, что один господин купил —она2 за 25 руб. и был этому очень рад, так как отчаялся уже отыскать. Потом как-то было объявление: «редкие книги» и в том числе — оный Николай —он.

Ане я не писал потому, что не знаю ее адреса, сообщите мне, пожалуйста; а также — куда она еще собирается ехать и когда думает вернуться.

Как дела у Ени4, где он теперь...

...Обо мне, оказывается, совсем и не делали запроса в Москву — приняли на основании документов и министерского разрешения. Может быть, и Еню также бы приняли, если ему не надо особого разрешения министра, каковое требуется далеко не во всех случаях...

Ну-с, пока всего хорошего. Целую дорогую мамочку, Мане и Марку поклон. Видитесь ли с Лев.5?

30/Х.

Задержал письмо, потому что не были готовы карточки. Очень плохи или нет? Сегодня получил твое письмо, дорогая мамочка, большое спасибо. Всего лучшего.

Дм.

28 и 30 октября 1900 г.

Послано из Юрьева (Эстония) в Москву

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 15—16

1 Имеется в виду так называемый «голодный бунт» студентов Московского инженерного училища, объявивших в октябре 1900 года бойкот столовой училища в связи с неудовлетворительным качеством пищи и заболеваниями студентов. «Голодный бунт» послужил поводом для развертывания студенческого движения. Напуганное начальство училища разрешило студентам собрать сходку, на которой был заявлен ряд серьезных претензий.

2 Речь идет о книге Н. Ф. Даниельсона (Николай —она) «Очерки нашего пореформенного общественного хозяйства». Издана в 1893 году в Петербурге.

Даниельсон Н. Ф. (см. примечание на стр. 79).

3 Слова «ниспослал отец» приведены из шуточного стихотворения неизвестного автора, которое ходило по рукам среди прогрессивного студенчества в 90-х годах. Стихотворение опубликовано в журнале «Красная Новь» № 3, сентябрь—октябрь 1921 года, стр. 103—104.

«Красная Новь» — литературно-художественный и научно-публицистический журнал. Выходил в Москве с июня 1921 по август 1942 года.

4 Возможно, Елизаров Е. П., племянник М. Т. Елизарова; учился в Самаре вместе с Д. И. Ульяновым и жил в семье Ульяновых.

5 Левицкий В, А. — близкий знакомый семьи Ульяновых; служил в то время санитарным врачом в Подольском уезде Московской губернии, жил с семьей в Подольске.

 

74

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Ее Превосходительству
Марии Александровне Ульяновой.
Бахметьевская ул., дом № 25 Шаронова

6/XI. 1900 г.

Получил сегодня твое письмо, дорогая мамочка, и повестку на 15 р. Только напрасно ты так поняла меня из того письма, будто мне эти деньги необходимы; я учебники покупаю исподволь, а если бы понадобились деньги, то я написал бы прямо. Ну, 15 рублей будут лежать пока, ибо сразу столько книг я покупать не буду...

На прожитие здесь в месяц достаточно собственно и 30 рублей, пришлось только разориться на обзаведение; собираюсь купить еще керосинку, кастрюля уже имеется — кипячу молоко, покупал раза 2 сосиски. Молоко стоит тут 8—10 копеек штоф, который содержит 5 стаканов, я покупаю ежедневно на ферме полштофа. Питаюсь вообще хорошо. Обед из 2-х блюд хороший, в этой столовой обедает ежедневно человек 300 студентов, и все довольны. У меня сейчас двое больных, одному из них сегодня делали операцию — пришлось рапортовать о нем профессору... Один профессор здесь особенно отличается: вызывает сразу несколько человек, заставляет ставить диагноз и прописывать лекарство на доске — получается шумный консилиум, напоминающий, однако, урок в гимназии: «Г-н Иванов!.. Садитесь, г-н Иванов! Г-н Петров, Ваше мнение? Садитесь, г-н Петров!». В это время один студент направляется к двери, чтобы уйти, профессор быстро оборачивается к нему: «Вы, постойте, подите-ка сюда!..», и студент возвращается и попадает на арену около постели больного... Потеха! хотя иногда доходит до глупого.

Потом здесь существует еще так называемая поликлиника: местные обыватели, желающие пригласить врача на дом (бесплатно), записываются, и к ним командируются студенты 5-го курса. Студент обязан навещать больного и лечить его. Одна беда здесь — большинство больных или совсем не говорят по-русски, или очень скверно; хорошо, если есть переводчик, а то приходится обходиться без расспроса больного; поэтому русские студенты поневоле оторваны как-то от общества и живут особняком, хотя очень недружно: фракции «гимназистов» и «семинаристов» постоянно враждуют, особенно при выборе старост,— невольно вспоминается борьба китайских династий! Я наблюдал как-то одну курсовую сходку — здесь они разрешены... На нашем курсе не бывает — народ все солидный, наполовину доктора; и староста у нас хороший, так что все с удовольствием подчиняются его диктатуре...

Оторванность от внешней жизни все-таки как-то непривычна; хорошо, что нашел двух-трех знакомых, заходим друг к другу, хотя больше все по делу, редко беседуем. Один женатый, к нему заходишь иногда вечерком поболтать и посидеть в «семейном кругу»... Уезжают только в начале декабря — никто не хочет поддержать компании, остаться здесь.

Ну-с, adien! — как говорят здешние обыватели.

Всем привет!

Дм.

Послано из Юрьева

6 ноября 1900 г.

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 17—19

 

75

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Бахметьевская ул., д. Шаронова № 25.
Ее Высокоблагородию Марии Ильиничне Ульяновой

XI/12. 1900 г.

Не торопишься ли ты, друг мой, за границу; даже решила определенно, когда ехать! Так скоро ведь ничего не делается — все делается с чувством, с толком, с расстановкой. Хотя, конечно, всяко бывает, и надеяться и предрешать можно все.

Какой это Франк1 написал книгу? Высокий тот, с круглыми глазами и длинным лицом? Он, конечно, может «углублять» и «исправлять» — глубокомысленный молодой человек!

Пускай их исправляют, а мы посмотрим; мне, признаться, страшно надоели эти критики. Например Струве2, стоящий, конечно, выше других, начал свою «к критике и т. д.» и не кончил, почему спрашивается? Какой смысл печатать обрывки своих мыслей и теорий... Весной, вероятно, будет продолжение — Т.-Б.3 начал весной 99 г., выпалил и смолк, весной 1900 г. опять выпалил и опять смолк; при этом в 99 г. он говорил одно, в 1900—другое, теперь будет говорить еще что-нибудь новое. Хоть бы говорил в виде скромного предположения, а то жарит ведь авторитетно, да и не свое. К чему сводятся его возражения? К тому факту, что в современном обществе товары не продаются по их стоимостям и не могут продаваться по стоимостям: рыночные цены определяются издержками производства, а потому вульгарные экономисты были правы в этом отношении. Если действительно рыночная цена определяется издержками производства, а не количеством потраченного труда, теория трудовой стоимости оказывается мнимой; это самое прокричал несколько лет тому назад Бём-Баверк в своем критическом очерке о теории Маркса4: дескать, в I томе утверждается, что товары продаются по стоимости, а в III томе, что они продаются по издержкам производства, а потому теория Маркса относится к «жанру фальшивых теорий»! Из первого положения следует второе, что не только труд создает стоимость, но и орудия и машины; поэтому теория прибавочной стоимости тоже падает, т. е. вся теория М. подрезается в корне. Тут уж нечего углублять и исправлять, а надо строить новую. Бём-Баверк построил свою теорию предельной полезности — старое жаркое под новым соусом!

Т.-Б. строит; еще не готова...

У Бём-Баверка характерная фраза — в I томе одно, в III — другое.

Да, в I томе рассматривается закон трудовой стоимости и закон прибавочной стоимости, а в III,— другие законы: закон равной средней нормы прибыли, закон наклонности этой нормы к понижению. Закон равной нормы прибыли парализует закон трудовой стоимости, отчасти, конечно, в большей или меньшей степени, но закон все-таки остается и действует, проявляется только поэтому в затемненном и скрытом виде. На поверхности, так сказать, оказывается, что товары продаются по издержкам производства,— таков факт.

Но какую роль играет живой труд и труд мертвый, откуда берется прибыль, чем объясняется падение нормы прибыли и многое другое — с поверхности не видно и факта мало. Нужно анализировать его, разбить на составные части, рассмотреть их в изолированном виде и уж потом их взаимную комбинацию. Это и сделано у Маркса; а Т.-Бар. неизвестно для чего и для кого повторяет: товары не продаются по их стоимости (Маркс этого никогда не утверждал), они продаются по издержкам производства (все это отлично знают), закон трудовой стоимости, прибавочной стоимости есть мнимый (это ерунда, лучшим доказательством чему служит то, что и Бём-Бав. и Т.-Бар. сами признают, что чем больше труда требуется на изготовление вещи, тем при прочих равных цена и стоимость ее выше).

— Ну, мне некогда, нужно долбить анатомию.

Интересная книга вышла: «О границах познания природы. Семь мировых загадок» Дюбуа-Реймона5 и стоит только 35 к.

Пиши, как живешь, что думаешь и прочее. Целую маму.

Всего лучшего.

Твой Дм.

12 ноября 1900 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. 11 ед. хр. 32, лл. 16—18

1 Франк С. Л. (1877—1950) — философ-идеалист и буржуазный экономист. Выступал с критикой теории стоимости К. Маркса. В 1900 году в Петербурге вышла книга Франка «Теория ценности Маркса и ее значение. Критический этюд».

2 Струве Я. Я. (см. примечание на стр. 75).

3 Туган-Барановский М. И. (см. примечание на стр. 78).

4 Речь идет о работе Бём-Баверка «Теория К. Маркса и ее критика»; вышла в русском переводе в 1897 году в Петербурге.

Бём-Баверк (Bohm-Bawerk) Евгений (1851—1914) — буржуазный экономист.

5 Дюбуа-Реймон (Du-Bois Reymond) Эмиль (1818—1896) — немецкий физиолог, ученый. Его доклады и речи в русском переводе вышли впервые в Москве в 1900 году отдельной книгой под названием: «О границах познания природы. Семь мировых загадок».

 

76

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Бахметьевская ул., дом Шаронова № 25.
Ее Превосходительству Марии Александровне Ульяновой

18/XI. 1900 г.

Дорогая мамочка!

Сейчас получил повестку на 35 рублей — теперь мне до рождества достанет денег.

Живу по-прежнему, занятия идут своим чередом. Наконец тут кончились туманы и дожди, и наступила зима, хотя пока почти без снега; легкий морозец, тихо — приятно пройтись.

Город наш благоустроенный — тротуары, дорожки в парке тщательно разметаются и посыпаются песком, а парк от меня в двух шагах.

Недавно получил письмо от Ани, пишет про Париж и про французов; но тебе она пишет, конечно, сама обо всем.

Как Володин адрес, мне нужно послать ему деньги, которые я взыскал-таки наконец с железной дороги за просрочку груза, все-таки 6 рублей, да потом и принципиально нечего им потакать. Тянули долго, почти пять месяцев, пришлось несколько раз напоминать им. А Маня говорила — не возвратят; теперь можно хоть починить, что они там поломали!

Я приучился-таки вставать рано, так что теперь до лекций занимаюсь часа 1 V2 дома, лекции начинаются обыкновенно поздно. Оригинально тут считается время — по двум часам: городским и университетским, первые показывают петербургское время, вторые — местное на четверть часа сзади; одни профессора читают по местному, другие по петербургскому времени. Но все так запаздывают, что если прийти в аудиторию ровно в 9, когда по расписанию должна начинаться лекция, то никого, кроме сонного сторожа, не встретишь...

Некоторые, например, вместо 9 начинают в одиннадцатом и вместо 11 кончают в половине 12-го, приходится напоминать, что пора кончать лекцию... В Москве и то так не запаздывают.

Получила ли Маня мое письмо? Я тогда слишком торопился и не успел сказать всего, что хотел; вышло, кажется, слишком отрывочно, может быть, не вполне понятно. Ну, напишу в другой раз.

Теперь всего лучшего.

Целую тебя, дорогая мамочка, до свидания.

Твой Дм.

Поклон всем нашим.

P. S. Деньги получил, danke schon!

За газеты спасибо Мане — получаю правильно.

Послано из Юрьева

18 ноября 1900 г.

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 20—22

 

1901

77

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

20/1.

Извини, дорогая Маня, что долго не отвечаю на твое письмо,— я все ждал, что ты сообщишь мне о получении книг; получила ли? Наверное, будешь теперь читать «Рефлексы головного мозга»1, напиши, как тебе понравится, и вообще, пожалуйста, пиши, что читаешь, что попадается интересного в журналах, так как я здесь не вижу их; хорошо бы хоть в письмах беседовать о чем-нибудь, а то здесь у меня все медицина и медицина. В понедельник начинаются лекции, хотя и то, кажется, не все еще профессора возьмутся, а исподволь; студенты усиленно съезжаются.

Ты пишешь, что Еня2 собирается поступать в инженерное; по-моему, это все-таки странно — ехал бы за границу, там кончил бы года через два, а сдать в России государственные экзамены не составило бы уже трудности; человек уж знаком более или менее с медициной и практически, кажется, работал а теперь опять браться за алгебру и геометрию... По всей вероятности, он редко посещал лекции и потому не имеет зачетов; в Казани, как мне говорили на днях, практикуется способ по фуражкам и шинелям следить за посещениями студентами лекций; ну, Кочкин3, понятное дело, усердствует и здесь, как усердствовал в Самаре.

Ты говоришь, что у тебя плохо идут занятия дома по вечерам: ты устаешь, по всей вероятности, за статистикой, да и не мудрено устать, я знаю по себе. Вообще механическая работа, требующая постоянно напряженного внимания, утомляет очень сильно. Нужно давать нервной системе вполне достаточный отдых: она не может вечно работать — это не машина. Я на днях тут все гнал одного товарища гулять — сидит человек с утра до вечера безвыходно дома и зубрит к экзамену, бледный стал страшно, прямо беда. Я здесь завел привычку по вечерам ходить гулять ежедневно на часок, или, но меньшей мере, минут 40, ходишь бесцельно, не особенно спешишь, и прекрасно отдыхаю. Конечно, и прогулки могут утомлять, нужно в меру; сколько — нельзя сказать, это субъективно, кому как. Тебе собственно,— непременно нужна физическая работа, чтобы заставлять работать сердце, но ни в коем случае не переутомлять его; в этом смысле, кроме всего другого, может быть, полезно ходить по комнате из угла в угол при подходящей, конечно, работе (например, заучивание) — походишь минут 10—15, опять посидишь, потом снова ходить; стало быть, и нашим и вашим — и времени не теряешь, и легкая гимнастика...

Пиши, как вы живете? Приехал ли В. А.4, бываете ли в театрах?

Всего хорошего тебе, целую мамочку, поклон Марку.

Твой Дм.

P. S. Сейчас отправлюсь с письмом на вокзал — в 8 часов вечера в Петербург отходит почтовый поезд; от меня до вокзала близко, минут 7 ходьбы.

После Москвы Юрьев5 страшно крошечный — я часто нарочно делаю крюк, а то уж очень близко идти.

Ну, adien!

Получено ли мое письмо от 14-го или 15-го с записью № №-ов? 20 января 1901 г.

Послало из Юрьева в Москву

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 19—20

1 Имеется в виду трактат И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга», изданный отдельной книгой в 1866 году.

2 Возможно, Елизаров Е. П. (см. примечание на стр. 109).

3 О ком идет речь, установить не удалось.

4 Левицкий В. А. (см. примечание на стр. 109).

5 Город Юрьев — до 1893 года Дерпт. В настоящее время — г. Тарту.

 

78

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Бахметьевская улица, дом № 25 Шаронова.
Марии Александровне Ульяновой

Дорогая мамочка!

Сегодня у меня был экзамен по акушерству и гинекологии, который я благополучно сдал, хотя познания мои в сей премудрости, нельзя сказать, чтобы были слишком обширны; взялся готовиться только после рождества... Теперь, значит, стало еще одним поменьше. В недалеком будущем, может быть, буду сдавать еще гистологию. Расхрабрился!..

Теперь опять погрузился по уши в медицину — то одно, то другое, то третье; начались занятия в клиниках.

Я остался в прежней комнате за ту же плату, в 20 р., без дров и прислуги, обедаю по-прежнему в студенческой столовой.

В университет придется внести рублей 65—68, хотя еще точно не знаю,— на днях узнаю определенно.

Большое спасибо Мане за письмо — мне очень приятно было узнать и о Вяч. Ал.1 и об адресе Мих. П.2,— я был бы очень рад, если бы она писала побольше обо всем — я очень люблю получать письма, это моя слабость; чрезвычайно приятное ощущение, когда, сидя в своей комнате, слышишь, как идет почтальон и что-то опускает в ящик... я уже по звуку узнаю: письмо или газета!

Сегодня для меня веселый день (хотя писем, к сожалению, нет ни от кого),— ночь не выспался: лег в час, встал в 6 часов — утром до 11 часов успел просмотреть 2 книжки, потом отправился на экзамен, билет достался нетрудный и операция (на фантоме3) тоже пустяковая...

Аня мне еще не отвечала на мое письмо, и я не знаю, где она, что она и скоро ли ее «будущая неделя» превратится в «эту неделю».

Я мало теперь с кем вижусь, только на лекциях, да в клиниках; сижу больше один и думаю: эх, поскорей бы май, поскорей бы конец.

Ну, кончаю, чтобы отнести письмо к поезду, пойду погуляю сегодня побольше — погода прекрасная.

Целую тебя, дорогая мамочка, и желаю всего лучшего, Марку и Мане тоже всяческого благополучия!

Твой Дм.

23 января 1901 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 26—28

1 Левицкий В. А.

2 О ком идет речь, установить не удалось.

3 Имеется в виду модель человека или части его тела в натуральную величину.

 

79

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Бахметьевская улица, дом Шаронова № 25.
Марии Александровне Ульяновой

7/II. 1901 г.

Пишу тебе, дорогая мамочка, только несколько слов. Ждал вчера и сегодня письма от Мани, но нет пока... Тут у меня все обстоит по-прежнему: бегаю к больным, готовлюсь к экзамену. Желаю получше провести масленицу всем вам; если увидите в Художественном театре «Трех сестер», напишите, как понравились.

Твой Дм.

7 февраля 1901 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, л. 29

 

80

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Москва. Бахметьевская улица, дом № 25 Шаронова.
Марии Александровне Ульяновой

22/II. 1901 г.

Дорогая мамочка!

Извини, что так долго не отвечал на твое письмо: как-то все не успевал, хотя несколько раз собирался.

У меня теперь двое клинических больных и четверо в городе, один, кажется, брюшной тиф, я еще не вполне выяснил; беготни много, совсем некогда дома заниматься.

На днях был у декана, получил зачет за предыдущий семестр и на днях внесу деньги в университет (65 рублей); декан в этот раз был очень любезен и предупредителен, так что даже удивил меня; — я думал, что придется к нему ходить опять несколько раз, как осенью; тем более, что один профессор не подписал моей лекционной книжки (нечто вроде «расчетной» — там записывают о посещении лекций и занятий), но декан удовлетворился моим ответом, что я, мол, в Москве имею зачет по этому предмету, и заявил: «Ну, значит, Вам и не нужно совсем его подписи»... Я подал на имя ректора прошение об отсрочке мне воинской повинности до весны 1902 года, дабы осенью меня не потянули, когда у меня будут экзамены.

Я подумываю, не взять ли мне на лето какой-нибудь медицинской работы, если представится что-нибудь подходящее — в Московской губернии или где-нибудь в другом месте; собираюсь поговорить об этом с Вяч. Александр.1

Целую тебя, дорогая мамочка, и желаю быть вполне здоровой, поклон Марку.

Твой Дмитрий

Твои песошонки подъедаю понемногу — Маня ведь, кроме них, привезла мне кучу конфет и яблок таких, каких в Юрьеве не достанешь — ко мне специально есть конфеты приходили знакомые, ели и хвалили...

22 февраля 1901 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. ед. хр. 35, лл. 1,3

1 Левицкий В. А.

 

81

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

 -МАНЕ1-

Сегодня получил твое второе письмо, а сам все не могу написать, как-то совсем нет настроения...

Достал декабрьскую «Жизнь»2 и прочел в ней статью Лозинского3 о неокантианстве и рецензии на Бердяева4 и Франка5. Летом надо будет прочесть Франка, у него, видимо, есть кое- что интересное. Что касается Лозинского, то, по-моему, это все-таки завирание,— нужно непременно людям какой-то вечный и непреходящий идеал, какой-то дух человечества, вечный прогресс, вечную и абсолютную правду и т. п.

По поводу того, что Фр. Энгельс сказал: «что все-таки вещь в себе разложима химически», автор заявляет, что, стало быть, он не понял, что такое вещь в себе. Это уже прямо ерунда! Чего же тут не понять: вещь сама в себе, т. е. не наше представление о ней, а она сама, вне, так сказать, нашего к ней отношения. Этот мир вещей в себе нам недоступен, мы не можем ни знать, ни понимать его, ибо под вещами мы понимаем лишь отражения этих «вещей в себе» в нашей голове! Значит, будучи человеком, a priori* нельзя знать ничего в истинном (!) свете; наши познания условны и т. д. Ну, прекрасно, что же дальше?.. Дальше нужно решать вопрос, существуем ли мы действительно или нам это только кажется? Что такое человек как вещь в себе?.. На самом деле, нет ни солнца, ни вращающейся вокруг него земли, ни людей — это все нам только кажется, а то, что действительно существует, мы не знаем, никогда не будем знать и не можем знать... Приятное умозаключение! Таким путем можно забраться в такие дебри, что будешь решать вопрос,— что такое веревка?.. А тем временем все будет идти своим чередом.

Поэтому мне думается, что г. Лозинский не понял Канта или превратно его понял, а свалил вину на Энгельса.

Ну, пока всего лучшего.

На днях пошлю тебе одну немецкую брошюру профессора Sohm’a6.

Понравился ли Вяч. А.7 Рубакин8? Читала ли его М. В.9? Пиши.

Твой Д.

22 февраля 1901 г.

Послано из Юрьева в Москву

ф. 15, on. 1, ед. хр. 35, л. 2

1 Настоящее письмо послано в одном конверте с предыдущим письмом.

2 В журнале «Жизнь» № 12, декабрь 1900 года, напечатаны: статья Евг. Лозинского «Неокантианское течение в марксизме (К истории современных этических исканий)»; рецензия А. Васильева на книгу Н. Бердяева «Субъективизм и объективизм в общественной философии. Критический этюд о Н. К. Михайловском». С предисловием П. Струве. С.-Петербург, 1901; рецензия П. Маслова на книгу Франка «Теория ценности Маркса и ее значение. Критический этюд». С.-Петербург, 1900.

«Жизнь» — литературный, научный и политический журнал; издавался в Петербурге с 1897 по 1901 год.

3 Лозинский Е. И. — реакционный публицист и философ.

4 Бердяев Н. А. (1874—1948) — реакционный философ-идеалист и мистик. В первых литературных работах стоял на позициях «легального марксизма», затем стал открытым врагом марксизма.

5 Франк С. Л. (см. примечание на стр. 112).

6 Зом (Sohm) Рудольф (1841—1917) — немецкий юрист и историк права, профессор.

7 Левицкий В. А. (см. примечание на стр. 109).

8 См. примечание на стр. 100.

9 Зворыкина М. В. (см. примечание на стр. 93).

* — заранее. Ред.

 

82

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

1901 г. 6 марта.

Давно бы написал я тебе, дорогая мама, да здесь для писем определенные дни1. Вот я и ждал вторника. Все у меня здесь прекрасно, а потому чувствую себя великолепно. Опишу тебе мою хоромину. Длины 6 арш., ширины 3 арш., высоты 4 1/2 арш. Высоту трудно измерить, так как поверхность потолка сводчатая. Окно полтора аршина высотою и 1 1/2 шириною. Помещено оно на высоте 10 четвертей над полом. В противоположной стене окна — дверь и, войдя в дверь в комнату, видишь на правой стороне: постель и полка для посуды, а также согревательная труба, а налево в углу то, что не принято называть. Небольшой столик и удобный табурет дополняют обстановку, а висячая по средине комнаты лампа придает вечером комнате уютность. Живу я на 5-м этаже. Роскошный вид из окна на всю Москву! Если бы у меня был бинокль, то, вероятно, я разглядел бы, если не нашу квартиру, то, по крайней мере, училище. Был как-то ясный день, и я любовался переливами солнечных лучей на куполе храма Христа Спасителя и на куполах кремлевских церквей. Вид не хуже, чем с Воробьевых гор. Правда, там с иной точки зрения смотришь — но цель — получить удовольствие — одна и та же.

Жизнь здесь крайне правильная. В 6 часов утра встаешь, все убирается и выносится*, потом пьешь чай. Затем полная свобода до 12 часов дня — хочешь сидишь, хочешь лежишь, хочешь ходишь, а не то и в окно смотри. Нельзя только петь, но и то мурлыкать или петь в уме можно, и я часто напеваю так в уме знаменитую арию мельника «вот-то-то!». Около 12 часов дня обед. Обед, ценою в 18 коп.,— по расписанию, очень хорош. Только, к моему неудовольствию, часто бывают кислые щи, которые я не ем, и в эти дни я ограничиваюсь вторым блюдом и мясом из щей, и этого более чем достаточно. Зато суп — объедение, и я его ел с не меньшим удовольствием, чем один мой знаменитый суп на охоте, где я варил в одном котелке сразу говядину, дичь и карасей, затем подбавил пшенца, картошки и посолил... Это было роскошное кушанье. Все охотники ели и хвалили!.. Беру каждый день кружку молока. Молоко приносится горячим, кипяченым. Я пью его вместо чая. Около 4 часов дня вечерний чай. Около 7 часов вечера молитва, затем, после поверки, полная свобода до следующего утра. Я в это время сплю самым сладким сном.

Днем, каждый день, выводят на прогулку, и я никогда не отказываюсь от этого удовольствия. На прогулку приходится ходить в разное время, то перед обедом, то после, то утром. Мне всегда одинаково приятно! Занятия мои здесь идут туго. Как-то не сосредоточусь. Зато с удовольствием почитал новый завет. Замечательно ободряет он. Это очень хорошая привычка установилась — давать евангелие всем заключенным.

Допроса мне еще не было, но все-таки я попрошу тебя, дорогая мама, послать мне следующие вещи: 1 ночную рубашку, 2 синих с откладным воротником, 2 подшт., 2 пары носков, 1 простыню, 1 наволочку, мои туфли (под кроватью). Все это уложи в мою корзину и отправь, когда будешь посылать что-нибудь Мане. Забыл еще — 4 платочка, 2 полотенца, 1 ручную салфеточку. Книг пока не нужно. Пошли также мне мои очки. Они где-нибудь на столе или в столе.

Счастье человеческое есть дробь (измеряется дробью), у которой в знаменателе потребности человека, а в числителе — возможность удовлетворения оных. Чем ближе дробь эта к единице, тем счастливее человек, и к счастью можно идти двумя путями: увеличивая числитель и уменьшая знаменатель, и апостол Павел в послании к римлянам, гл. XIV, говорит: «Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает». Не унывай, наша дорогая, и мужественно переноси незаслуженные лишения.

Целую тебя.

Твой Марк Елизаров

Послано из Таганской тюрьмы в Москву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 23, лл. 1—2

* Выносится еще раз около 3 часов дня. Я очень много держу открытой форточку, а потому воздух хороший.

1 В ночь на 1 марта 1901 года М. И. Ульянова и М. Т. Елизаров были арестованы по делу Московской организации РСДРП и заключены в одиночные камеры Таганской тюрьмы в Москве.

М. А. Ульянова оставалась в Москве одна: Д. И. Ульянов учился в Юрьеве, а А. И. Елизарова была за границей, куда она выехала вслед за В. И. Лениным в конце июля 1900 года.

Чтобы поддержать душевные силы М. А. Ульяновой, которой тогда было 66 лет, и зная, что вся его переписка находится под строжайшим контролем тюремной администрации, М. Т. Елизаров писал М. А. Ульяновой бодрые, успокаивающие, не лишенные юмора и иронии письма.

На письме имеется штамп тюрьмы.

 

83

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

1901 г. 8 марта.

Пишу тебе, милая мама, второе письмо1. Описывать здешнюю жизнь уже нечего. Все описал в прошлый раз. Добавлю только, что, к моему удовольствию, ходил я здесь в баню. Очень хорошо! Я давно собирался идти, да все за зубристикой не угождал, а теперь вот вымылся. Правда, Сандуновские бани с их бассейном получше, но и эти мне очень понравились, даже слишком, может быть, потому, что я, как говорит апостол Павел в послании к филиппийцам, гл. IV: «(ибо я) — научился быть довольным тем, что у меня есть».

Как только узнаю, что ты не одна, что с тобою есть кто-нибудь, то тогда совсем можно будет успокоиться, так как, повторяю, что мне здесь очень хорошо, да и апостол Павел говорит в 1-м послании к коринфянам, гл. X: «Никто не ищи своего, но каждый пользы другого».

Я послал на твое имя письмо для брата2. Надеюсь, что ты его переслала. Адрес его просто: Сызрань, ему. Отсюда письма можно писать два раза в неделю — вторник и четверг. Один раз я буду писать к тебе и один — в Сызрань, но буду посылать и те письма через тебя, чтобы ты почаще могла получать вести. Очень бы мне было приятно, если бы и эти письма ты, по надлежащем прочтении, посылала туда — ты знаешь, что там есть моя мать, которая хотя и не умеет читать, но очень рада будет послушать письмо от меня, хотя бы и не к ней писанное. На тебя я надеюсь, что ты спокойнее отнесешься к моему заключению, ты уже знаешь, что тут ничего нет страшного, а та совсем, я думаю, заплавалась, и ее-то бы мне очень хотелось утешить. Если Аня приехала, то прочитать и ей недолго, а если она еще пишет, что «на этой неделе собираюсь»,— то письмо это успеет спутешествовать в Сызрань и оттуда опять вернуться. От тебя и ни от кого я не получил еще ни одного письма. ...3 Ввиду такой неопределенности я попрошу тебя послать мне, кроме того, о чем я просил в предыдущем письме (о белье), денег рублей 15, летнее старое пальто и мой плащ. Прогулки могут прийтись в дождик, и отказываться от них не стоит, а лучше иметь плащ. Прошу летнее пальто потому, что в более свежие дни могу закутываться в плед. Драповое же, или форменное, жалко — здесь стены выкрашены краскою на воде и зело пачкают. На высоте 7 четвертей от пола (полы асфальтовые, и видно, что инженер плохо следил за его приготовлением — пачкают же!) окрашено в серовато-фиолетово-грязный цвет, а выше — в белый. Нижнюю часть было бы целесообразнее выкрасить масляною краскою, чтобы можно было мыть, а верхнюю на клею. Ну, зато уж, когда я буду инженером,.. 3 тогда я буду рекомендовать так устраивать. Сегодня начинается вторая неделя, как я здесь, и я теперь знаю расписание обедов на всю неделю. Суп 3 раза, а 4 раза щи, которые я не ем (кислые), а потому в дни щей буду брать второе блюдо и молоко, которого в кружке 3 стакана, и это только за 5 коп. Молоко хорошее!

Вообще здесь все поставлено хорошо и, когда я буду присутствовать на всемирном тюремном конгрессе, то отзыв дам благоприятный. В общем сиденье это очень полезно, так как дает возможность остановиться и подумать. Во многом разобраться, дабы потом с большею пользою употреблять время... Поэтому прошу и тебя, мама, и тебя, Аня, если ты приехала, и брата: никаких хлопот обо мне не предпринимайте, а если видеть меня хотите, то просите, но и то не утруждайтесь, так как мы виделись недавно и опять увидимся.

Целую тебя и желаю быть здоровой.

Твой Марк Ел.

Послано из Таганской тюрьмы в Москву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 23, лл. 3—4

1 На данном письме, как и на последующих, кроме штампа тюремной администрации, имеется штемпель товарища прокурора окружного суда и видны следы проверки химическим составом для выявления скрытого текста.

2 Елизаров П. Т. (1854—1920); жил с матерью П. И. Елизаровой и с семьей в г. Сызрани Самарской губернии.

3 Часть текста удалена химическим составом в жандармском управлении.

 

84

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Ждал, дорогая мама, тебя сегодня на свидание, но, должно быть, не разрешили, так как погода прекрасная и ты, наверное, пришла бы. Получил от тебя еще 2 письма, а также и все вещи, кончая плащом и пальто, и денег 15 руб. Теперь мне больше ничего не нужно. Спасибо тебе за хлопоты. Много и трудно тебе приходится. От души желаю тебе укрепиться и с более легкою скорбью нести свой тяжелый крест. Очень жалею, что твои последние 2 письма потерпели большой урон: от 10 числа зачеркнуто 18 строк, а от 14 — 30 строк!.. Не пиши ничего о знакомых, так как это все зачеркивается. Приехала ли Надежда Константиновна?1 Если да, то пусть прочтет мое письмо к матери,— понятны ли ей эти стремления к познанию истины?

Справься, пожалуйста, не попал ли в тираж мой билет № 15792? Где Аня?

Если не послала мне новые брюки и коричневую пару, то погоди — вешать негде, а я зачинил пока эти.

Передай мой поклон Мите, а также всем хорошим и близким знакомым. Прощай! Чувствую себя вполне хорошо и совершенно здоров.

Твой М. Елиз.

20 марта 1901 г.

Послано из Таганской тюрьмы в Москву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 23, л. 6 об.

1 В марте 1901 года окончился срок ссылки Н. К. Крупской. Вместе с матерью Е. В. Крупской она выехала в Петербург, а по пути остановилась в Москве, чтобы повидаться с М. А. Ульяновой. Оставив в Петербурге на время свою мать, Н. К. Крупская выехала за границу и в середине апреля 1901 года была в Мюнхене, где жил в то время В. И. Ленин.

 

85

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

26 марта.

Спасибо тебе, дорогая мама, за письма и за все хлопоты твои. 23-го я получил два письма твои и письмо брата1, а 24 — твое последнее письмо от 21 марта. Очень рад, что Митя приехал. Советую тебе перебираться тоже в Подольск. Там можно устроиться вместе с Митей, и тебе будет не так тяжело. Вещи сдайте в склад только нужно взять рессорный полог,— а то испортятся очень при перевозке. Советую делать это, не дожидаясь никаких выяснений. Из моих вещей в склад не сдавай — все платье, белье, книги, чертежные принадлежности, ружье, крест, шахматы,— если мне придется ехать, то эти вещи я возьму с собой, а из склада доставать хлопотливо. Дай дворнику отнести большую чертежную доску, стоящую в моей комнате, к инспектору Лавру Дмитриевичу Проскурякову на квартиру— дом против Бахметьевского переулка, рядом с училищем. Пошли или с запиской, или с знакомым с кем. Пусть поблагодарят за одолжение и передадут от меня почтение. Книги — немецкую грамматику и Зброжека2 — получил вчера и был очень рад, в особенности последнему, вчера с удовольствием почитал его. Спасибо Мите. Теперь буду ждать какую-либо немецкую книгу и словарь. Если не примут Шиллера, то пошлите что-нибудь, так как мне больше для упражнения.

Ты пишешь, что не приняли остальные книги, но какие именно, не называешь,— пожалуйста, всегда точно указывай, что именно не принято. Неужели не приняли Гончарова — это классик и его должны пропустить?! Ибсена тоже нет причин задерживать, так как я еще не наказание отбываю, а только изолирован от общества, чтобы не имел сношений, и мне должны быть разрешены все книги, какие разрешены в публичных библиотеках. Если бы я точно знал, что не приняли, то написал бы жалобу, а теперь лишен этой возможности.

Пиджак и жилет получил. Жилетку ты не ту послала. Эту я уже совсем бросил, а там, в гардеробе, слева, висит жилетка, которую я уже порядочно поносил. Относительно платья я тогда поспешил просить — можно обходиться и с тем, что у меня есть.

Может быть, пропустят Ибсена на немецком языке!? Мне его необходимо иметь, так как я думаю сесть за разбор «Когда мы мертвые пробуждаемся».

У меня жизнь идет так же, как и раньше. Я не скучаю, не тоскую, вполне спокоен и совершенно здоров. Относительно питания подумываю об улучшении диеты и попрошу тебя, мама, около 5 апреля сдать для меня еще рублей 25. Советую и Мане побольше послать, так как она очень экономна, а когда видишь, что деньги есть, смелее их расходуешь. Шубу свою после пасхи пошлю на твое имя — ее надо будет вычистить и уложить на лето, а то здесь моль съест.

Приехала ли из Крыма Нюта?3 Или все там еще лечится? Пусть поживет подольше — это ей здорово. Вы не пишете, куда поехала Надежда Константиновна, не к ней ли? Долго ли Елизавета Васильевна4 думает пробыть в Москве? Передай ей поклон! Все ли нужные документы получила Надежда Константиновна? Почему так рано Немец5 укатил на родину? Не заболел ли?

Мы сегодня пишем в понедельник вместо вторника, а потом, вероятно, в среду вместо четверга по случаю наступающих праздников. Желаю тебе, дорогая моя, и Мите и всем вам там сущим и меня помнящим — весело и счастливо встретить и провести их.

Скоро наступит весна, зазеленеет травка, распустятся деревья — все оживет — желаю вам побольше насладиться этой оживающей и все оживляющей зеленью. Зацветут яблони, а в Подольске их так много! Пусть Митя вспоминает меня, вдыхая запах этих яблонь, который так я люблю! Да, все это хорошо — но все это ничто в сравнении с познанием себя,— и поэтому-то я не завидую вам, а вполне доволен своим положением. От души желаю всего хорошего. В среду напишу в Сызрань, но пошлю через тебя, если нужно будет что-нибудь сказать.

Прощай. Твой Марк Елиз.

Квартирная книжка в правом нижнем ящике стола. Отдай по ней со 2-го марта, а до 2-го заплачено было.

В штиблеты положить кожаную стельку.

26 марта 1901 г.

Послано из Таганской тюрьмы в Москву

ф. 11, on. 2, ед. хр. 23, лл. 7—3

1 Елизаров П.Т.

2 Зброжек Ф. Г. (1849—1902) — русский ученый в области гидротехники; с 1889 года читал курс внутренних водных сообщений в институте инженеров путей сообщения в Петербурге.

3 Возможно, М. Т. Елизаров из соображений конспирации так называет в письме А. И. Елизарову, запрашивая о ее возвращении из-за границы.

4 Крупская Е. В. (1842—1915) — мать Н. К. Крупской, жила с ней и В. И. Лениным в ссылке и эмиграции; помогала им в революционной работе, выполняя различные поручения,— хранила нелегальную литературу, носила передачи в тюрьму арестованным товарищам; всегда заботилась о В. И. Ленине, который относился к ней с большим уважением.

5 О ком идет речь, установить не удалось.

 

86

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

1901 г. 10 мая.

Милая Аня!1

8 мая получил твое второе письмо от 27/IV, но одного твоего письма и поздравительной карточки не получал. Ты спрашиваешь, почему я тебе не пишу. Я писал тебе один раз, а больше не мог. Чем занимаюсь? Да особенно ничем. Больше беллетристикой пробавляюсь, которую я не читал совсем со времени поступления в инженерное училище. Немецким языком пока не занимаюсь, так как не сознал еще необходимости его для меня, а на очереди теперь много мыслей, в которых нужно разобраться, и если я их выражу и на своем родном языке, то и то будет для меня достаточно. За немецкий язык я не возьмусь раньше, чем не покончу с вопросом, выдвинутым драмами Ибсена — «Когда мы мертвые пробуждаемся» и Гауптмана2 — «Одинокие». От решения так или иначе этих вопросов зависит и то, буду или не буду учить немецкий язык. Странно?! Да, друг мой Горацио, в мире есть много такого, что не снилось и мудрецам! Если язык дан нам для того, чтобы скрывать мысли, тогда, конечно, не стоит изучать другого языка,— так как есть более простой способ — молчать, а если он дан нам для того, чтобы выражать мысли яснее и общедоступнее,— тогда и пяти языков мало! Но до сих пор я замечал, что все наоборот. Лица, знающие много языков, только искуснее прячут свои мысли, а лица, и одного толком не знающие, вполне определенно высказывают свои мысли, свои желания. Пока я не сознаю реальной необходимости — до тех пор я не примусь за изучение языка.

«Одинокие» в чтении произвели на меня более определенное впечатление. Тут тот же гипноз, как и в драме «Когда мы мертвые пробуждаемся», то же, что и в «Дяде Ване» и «Трех сестрах» Чехова. Все считают свое положение безысходным, тогда как ничего нет проще выйти из него, стоит только проснуться. Иоганнес загипнотизирован, что он унизит себя, если будет защищаться от подозрений, выше которых он стоит, и падает жертвой своего «я». Жена его загипнотизирована тем, что она «ниже», что она «не может удовлетворить», и падает от самоуничижения. Анна — самый здоровый человек, как и охотник Ульфхейм в драме Ибсена, но тогда как последнему посчастливило пробудить к жизни. Маю, первая отступает со всеми задатками более глубокого гипноза — гипноза, близкого к гипнозу Ирены. Более казалось бы правильным поставить рядом именно Анну и Ирену, но это только кажется — Ирена появляется пред нами в полном гипнозе, а уходит почти проснувшись и, если бы не катастрофа, она бы могла еще жить, а Анна появляется здоровой, а уходит в состоянии близком к тому, в каком была Ирена после того, как услышала фразу «о благодатном эпизоде». Разница только в том, что Ирена приняла «горькие» и быстродействующие сонные капли, а Анна «сладкие», но тоже сонные. Охотника же Ульфхейма мы не видим в состоянии гипноза, и состояние Анны, пока она пред нами, более напоминает этого здорового человека, хотя и раненого уже царя горных вершин и лесных ущелий.

Вот видишь, около каких вопросов вьются мои мысли. Специальностью своею совсем теперь не занимаюсь. Очень рад слышать, что твое здоровье наконец начинает приходить в нормальное состояние. Желаю тебе от всей души быть здоровой, бодрой, веселой и счастливой. О себе писать нечего, так как я уже об этом слишком много писал. Чувствую себя вполне хорошо. Здоров, бодр и с полной верой на возможность счастья впереди. Ну, прощай. Целую тебя.

Твой Марк

Послано из Таганской тюрьмы в Подольск

ф. 13, on. 11 ед. хр. 228, лл. 1—2

1 Письмо, адресованное А. И. Елизаровой, послано за границу через М. А. Ульянову.

2 Гауптман Гергарт (1862—1946) — немецкий драматург.

 

87

М. Т. ЕЛИЗАРОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Напишу тебе, дорогая мама, несколько слов, а побольше уже в следующий раз. Получил я от тебя полотенце. Спасибо — теперь мне больше ничего не надо. Сегодня прекрасная погода — ты, вероятно, гуляешь в парке. Почаще делай это! Забыл я сообщить Мите о конце моей шахматной партии, начало которой он знает. Хотя я не получил ответа о том, что противник сдался, но партия моя выиграна. Г.1 сделал ошибочный ход*, и я форсированно выигрываю. Послал емутогда вперед массу вариантов. Ну, прощайте! Желаю всего хорошего.

М. Елизаров

10 мая 1901 г.

Послано из Таганской тюрьмы в Подольск

ф. 13, on. 1, ед. хр. 228, л. 2 об.

1 О ком идет речь, установить не удалось.

* Я пожертвовал туру,— а жертвовать королеву было нельзя. Бессмыслица! Можно было бы проиграть.

 

88

М. А. УЛЬЯНОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Получила 17/VII. 01*.

15/VII.

Дорогая моя Марусенечка!1

Получила на прошлой неделе письмо твое от 5-го, а сейчас принесли мне от 10-го, merci за оба. На прошлой неделе писала тебе только один раз, так как мы виделись во вторник, а потом и нечего что-то было писать. Вчера получила письмо от Ани с припиской тебе, которую и прибавляю к этому письму. Аня пишет 10-го и говорит, что 11-го едет к морю купаться — поджидала она одну знакомую барыню, которая тоже собиралась лечиться морскими купаньями, одной ехать не хотелось. Там, кроме курорта, где жизнь, конечно, дорогая, можно устроиться дешево в деревушке близ моря, где Аня думает поселиться со знакомой своей.

Получила также вчера письма от наших2, от Володи и Наденьки. Оба просят передать тебе поклоны и самые сердечные пожелания всего лучшего. Они очень довольны своим летним местопребыванием — не могут нахвалиться. Прекрасное купанье — 1/4 часа ходьбы от них — прекрасные места для гулянья — чистота и порядок везде, как обыкновенно у немцев, и прекрасные электрички, которые довозят до библиотеки в несколько минут. Только Елиз. Вас.3 все прихварывает, к тому же она очень мнительна.

Погода стоит у нас теперь очень жаркая, и сушь и пыль страшные, никуда не хочется идти... дождя не было давно; трава так посохла, что шуршит под ногами, а в огородах капуста и огурцы желкнут. Неприятно такое время... дождик был бы теперь манной небесной... Ты спрашиваешь о подругах своих — не знаю о них ничего, так как никто не пишет. Удивляюсь, почему Анюта4 не пишет, разве заехала далеко.

Купила тебе французский лексикон «Larousse’a»5, как ты желала. Это прекрасная вещь, он мне очень нравится, и стоит недорого — 1 р. 40 к. — купила я его у Готье. Теперь тебе легче будет читать французское, потому что там объясняется каждое слово. У меня нет недостатка в чтении — но в эти жары и читается мало — читаю наш немецкий журнал, потом достаю из здешней библиотеки. Набрала несколько книг «Жизнь замечательных людей», прочла их с удовольствием.

Теперь занялась ремонтировкой Митиного белья и платья, так как ему придется скоро ехать6. Главное, конечно, отдаю шить портнихе, но кое-что исправляю и сама, сидя на балконе в моем большом кресле. Ну, как чувствуешь ты себя, родная моя? Боюсь очень, что в эти жары особенно тяжело в заключении... притоку воздуха нет, душно! Да сохранит тебя господь здоровой! Ты, конечно, продолжаешь обтираться каждый день, это очень хорошо!

А молоко — очень хорошая вещь, и легко и питательно, плохо только то, что скоро киснет, вероятно, в такой жар... Можно ли получать его два раза в день — утром и вечером?

У нас все по-прежнему; цветы мои очень плохие, тонкие и цветут мало: и грунт нехорош и солнца мало, а все же я даю их поливать каждый вечер, а утром, как встаю, обхожу свой полисадник. Кланяются тебе Вяч. Ал.7 и жена его. Она заходит ко мне частенько, иногда и с девочками своими.

Крепко обнимаю и целую тебя, дорогая моя Марусенечка, будь здорова! До свиданья! Митя шлет большой поклон.

Твоя мама М. Ульянова

Поздравляю с именинником8! Я писала ему на днях и поздравила его и от тебя.

15 июля 1901 г.

Послано из Подольска в Таганскую тюрьму

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, лл. 35—36

* Надпись М.И. Ульяновой

1 Письмо послано в тюрьму. На письме штемпель товарища прокурора окружного суда и видны следы проверки химическим составом для выявления скрытого текста в письме.

2 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 211—212 и 432—433.

3 Крупская Е. В. (см. примечание на стр. 127).

4 О ком идет речь, установить не удалось.

5 Новый иллюстрированный энциклопедический и толковый словарь Пьера Лapycca (Pierre Larousse), изданный в Париже.

6 Речь идет об отъезде Д. И. Ульянова в Юрьев для сдачи последних экзаменов в университете.

7 Левицкий В. А. (см. примечание на стр. 109).

8 Имеется в виду В. И. Ленин.

 

89

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Г. Подольск Московской губ.
Городской парк д. Шиллинг.
Марии Александровне Ульяновой

25/VIII.1901.

Дорогая мамочка! Получила ли ты мое письмо от 21-го, которым я отвечал на твое последнее письмо? Жду ответа. Сегодня сдавал первый экзамен (общая патология) и благополучно сплавил его, теперь до 10-го сентября, вероятно, не будет экзаменов. Завтра или послезавтра напишу больше, а теперь пока всего лучшего. Привет М. В.1

Твой Д.

25 августа 1901 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. I, ед. хр. 33, л. 30

1 Зворыкина М. В. (см. примечание на стр. 93).

 

90

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Швейцария — Schweiz. Spiez am Thunersee.
Frau Elisaroff. Postlagernd

6/1X. 1901 r.

Поздравляю тебя, дорогая Анечка, ты ведь, кажется, 9-го именинница... Твое письмо получил и ответил уже давно; боюсь, не затерялось ли письмо, верен ли адрес? От Володи тоже ответа не получал. Желаю всего лучшего!

Привет нашим1.

Твой Дм.

6 сентября 1901 г.

Послано из Юрьева

ф. 15, on. 1, ед. хр. 34, л. 5

1 Имеются в виду В. И. Ленин и Н. К. Крупская.

 

91

Д. И. УЛЬЯНОВ - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

Германия—Deutschland. Berlin.
Scharnhorst-strasse 34a
III tr. Hof, bei Teitge.
Frau Elisaroff

28.XII.1901 r.

С Новым годом!.. Желаю, чтобы этим летом тебе удалось прокатиться по Волге.

Сегодня получили твою открытку с картинкой.

Наши1 шлют привет.

Твой Дм.

28 декабря 1901 г.

Послано из Самары

ф. 15, on. 1, ед. хр. 34, л. 6

1 Имеются в виду М. А. и М. И. Ульяновы.

 

92

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

С Новым годом, дорогая моя Марусечка! С Новым, хорошим и счастливым! Желаю тебе, чтобы в нем сбылось, во-1-х, твое самое сильное желание, потом — второе по силе; потом — третье...И чтобы весь он был веселым и радостным, усеянным листочками клевера в четыре лепестка, которые, говорят, приносят счастье. Мои прошлогодние васильки были такими неудачными!.. Итак, всего лучшего, моя дорогушечка! Какая-то ты стала теперь? Изменилась, верно, с тех пор как я не видела тебя. Жду с нетерпением вашей карточки,— передай это племяннику1, а также поздравление от меня с Новым годом и пожелание счастья. Все собираюсь ему ответить, да не соберусь. Пусть не считается, коли есть охота. От В.2 только несколько слов карандашом на конверте получила. Пишет, что очень занят. Беда иметь брата писателя! Надя пишет, что получили письмо от тебя. На днях ответит, вероятно. Смотри же, веселись на праздниках, Марусек мой хороший! Катайся на коньках, маскируйся! Еще раз всего лучшего, дорогая.

Твоя А.

Все эти дни искала в библиотеке чего-нибудь по беллетристике. Ничего-то хорошенького и короткого нет! Прилагаемый рассказик плоховат; но, может быть, ты все же воспользуешься им? Мамочке только не давай переводить его,— он очень мрачный. Кое-где можно сократить и изменить,— это не важно. Здесь сильный кризис, а потому это — наболевший вопрос. Один роман в журнале рекомендовали мне для перевода. Пишу запрос в «Мир Божий»3. Если они закажут его, то я смогу прислать тебе одну книжку журнала, и мы станем, если хочешь, переводить его вместе. А разве Schlaf4 вовсе не нравится? Я читаю его с удовольствием: по-моему, он оригинален, хорошо передает оттенки настроения, и язык у него прелестный. Рассказ «Gerechtigkeit»* (кажется), по-моему, очень подходил бы для газеты. Если бы не бестолковый несколько конец, то он и вообще хорош бы был. Идейной же беллетристики что-то вовсе нет. Впрочем, доищу еще. Ну, пиши, дорогая моя! Целую крепко! Prosit Neujahr!**

Конец декабря 1901 г.

Послано из Берлина в Самару

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 20

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 Ленин В. И.

3 «Мир Божий» — ежемесячный литературный и научно-популярный журнал либерального направления. Издавался в Петербурге с 1892 по 1906 год.

4 Шлаф (Schlaf) Иоганн — немецкий писатель.

* — «Справедливость». Ред.

** — С Новым годом! Ред.

 

1902

93

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Пишу тебе несколько слов на карточке твоего любимого Брюсселя, Манечек дорогой! Я послала тебе книжечку Гейне и журнал по одному адресу. Получила ли ты? Что читаешь? Как живешь? Жду более подробного письма.

Меня ты не вполне поняла, когда я писала о лени к немецким книгам. Это надо, конечно, cum grano salis* понимать: я не все рассказы «Voran die Liebe»** понимала, а лишь один и видела, что ты не прочла его, ибо мама спрашивала после получения книги: а когда же обещанный рассказ пошлешь ты? Ну, вот. Кланяйся знакомым и пиши, дорогая. Нынче больше написать не успею — на днях много писала. Всего хорошего! Целую крепко!

Твоя А.

Шведский лексикон и книги не отдавайте и не продавайте. Может, будет еще кто-нибудь заниматься им,— даже я на старости лет.

Начало 1902 г.

Послано из Берлина в Самару

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 21

* — иронически, с долей насмешки. Ред.

** — «Прежде всего любовь». Ред.

 

94

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

13/V

Третьего дня послала я тебе, дорогая моя Анечка, открытку, а сегодня нишу больше. Беспокоюсь только о том — доходят ли письма наши к тебе, правильно ли пишу адрес, а то ты затревожишься, родная моя, не получая вестей от меня... Хоть бы ехать скорей, ужасная вещь эта неопределенность!.. Не знаю, как и поступить: ехать1 разве, не дождавшись ответа? А вдруг да на другой же день отъезда он придет! Подожду еще несколько дней. Заходила на днях в канцелярию губернатора узнать, не получен ли, обещали известить тотчас, как получится. Помещение для нашей движимости отыскали: вернулась Булочкина2 и предлагает перевезти все к ним, у них большая квартира и почти пустая, а муж ее3 хлопочет об отпуске — советуют ему пить кумыс — он вышел совсем больной из больницы: операция была тяжелая и он страшно изменился. И вот я начинаю понемногу укладываться, а накануне, или в день отъезда,— поезд идет отсюда в ночь — поздно вечером,— отправим все к ним — помогут знакомые. Сейчас получила* письмо твое от 20/V, merci за него, дорогая! Ты хорошо сделала, что переехала в более здоровую местность, там ты скорей поправишься! Я люблю очень сосновый лес, и с каким удовольствием погуляю там с тобой!.. Ты все боишься, что дорога утомит меня, но поеду я с комфортом, в 1-м классе, и могу отдыхать дорогой; каким же отдыхом могу я пользоваться здесь?.. Впрочем, я писала уже об этом. Марк все еще не уехал на новую службу в Томск4, ждет билетов и обещал дать нам телеграмму в день отъезда, чтобы мы могли выйти к нему на вокзал. Мы советовали ему тоже ехать для личных переговоров с обществом «Надежда»5, но он находит это лишним... Вероятно, мы увидимся с ним на днях и передадим ему и карточку твою и наставления твои относительно здоровья его.

Погода у нас теперь жаркая и страшная пыль. Вчера мы предприняли прекрасную прогулку: Маня, я и бывшая учительница музыки Мани. Проехали 2 станции на конке до Постникова оврага,— около кумысного заведения — гуляли по лесу и набрали массу ландышей. Послушали и пенье соловья и кукушку, дошли до самой Волги и посидели там на лавочке, обратно опять в конке. Мы остались очень довольны этой прогулкой. Митя писал, что поступает с 15 числа на службу вторым врачом при грязелечебной больнице6. Я очень рада, что он устроился наконец. Место это не такое ответственное, как место земского врача, и дела меньше, а жалованье 100 р. при готовой комнате. Хвалит очень комнату — он ездил туда на лиман со старшим врачом.

Крепко целую тебя, родная моя, будь здорова! Бог даст, скоро уже увидимся! Итак, до свидания.

Твоя мама.

Маня кланяется.

P. S. Относительно маршрута не могу еще ничего сказать: не успела обдумать и сообразить все! Наведу справки и напишу скоро. Еще раз обнимаю тебя, родная моя, не беспокойся так обо мне!

Маня собирается писать тебе. Приехали сюда некоторые актеры московского Малого театра, и Маня взяла билеты на три представления.

13 мая 1902 г.

Послало из Самары в Дрезден

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 3—4

1 В конце мая 1902 года М. А. Ульянова уехала за границу для свидания с В. И. Лениным и А. И. Елизаровой, которая в 1900 году, вскоре после отъезда В. И. Ленина за границу для подготовки издания «Искры», тоже выехала. С конца июня по 25 июля М. А. Ульянова, В. И. Ленин и А. И. Елизарова жили в Логиви (северный берег Франции).

2 Невзорова-Кржижановская 3. П. (см. примечание на стр. 102).

3 Кржижановский Г. М. (см. примечание на стр. 102).

4 В мае 1902 года М. Т. Елизаров выехал из Сызрани в Томск, где ему после долгих переговоров удалось устроиться на работу в управление Сибирской железной дороги.

5 Пароходное общество на Волге.

6 После окончания Юрьевского университета осенью 1901 года Д. И. Ульянов некоторое время жил в Самаре с матерью М. А. Ульяновой и сестрой М. И. Ульяновой. Во второй половине марта 1902 года по поручению самарского искровского центра Д. И. Ульянов приехал в Одессу. После долгих усилий ему удалось поступить на временную работу в земскую грязелечебницу в нескольких десятках километров от Одессы, в селении Холодная Балка на берегу Хаджибейского лимана, недалеко от станции Гниляково Юго-Западной жел. дороги.

* Маня тоже получила письмо твое к ней, такое большое, очень рада ему.

 

95

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

Самара. Самарская ул., между Почтовой
и Александровской, д. № 163 Кириллова.
Марии Ильиничне, г-же Ульяновой

13.VI.02 г.

На днях получил, дорогая Маня, письмо от мамы из-за границы. Право, мне очень досадно, что ты продолжаешь сидеть в Самаре лето... неужели нельзя устроиться где-нибудь на даче; ведь лето в Самаре это черт знает что, хотя бы и у самого берега Волги.

Я вот живу здесь хорошо — почти в деревне; встаю часов в 6 утра, ложусь часов в 11, купаюсь в лимане, гуляю довольно много и все такое прочее, и мне зело неприятно, что ты одна в пыли и духоте и сама же говоришь, что все поразъезжались из Самары. Еще бы!

Скажи, пожалуйста, где теперь Марк, в Томске что ли, как ему писать? Я не знаю о нем ничего, он как в воду канул — ни слова не пишет. Сообщи и ему мой адрес, если будешь писать ему.

Дела у меня изрядно, и, так как приходится рано ложиться спать, свободного времени остается немного; заведующий лечебницей и другой персонал — люди славные, так что мы живем в мире и согласии. Я ждал и жду от тебя обстоятельного письма, но что-то пока нет. А я ведь писал и не знаю, получено ли письмо. Я с удовольствием читал твои письма и жду некоторые из них с нетерпением.

Как М. В.1, собирается ли приезжать в Самару? Ну, всего лучшего. Крепко жму руку.

Твой Д.

Пишу в перерывах между ваннами.

13 июня 1902 г.

Послано из Холодной Балки  (под Одессой)

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, л. 25

1 Зворыкина М. В. (см. примечание на стр. 93).

 

96

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

21/VI

Вчера получил письмо от мамы и узнал, что ты теперь экс-статистик1, правда?

Итак, теперь в деревню, без всяких колебаний и сомнений; Мария Васильевна2 должна забрать тебя и увезти в деревню или на дачу (куда-нибудь к Жигулевским воротам).

Чтобы не было больше ни Самарской улицы, ни Почтовой, ни Сокольничьей... а то я рассержусь, и мы перестанем быть знакомы. Да-с...

Итак, собирайте ваши пожитки и в путь. Живите в деревне скромно, тихо; отдохните, как следует, дабы набрать сил для зимы...

Приехал ли земляк3?

Он поехал морем в Крым, а оттуда хотел прямо в Самару. Крепко жму руку. Привет Мар. В.

Д.

21 июня 1902 г.

Послано из Холодной Балки в Самару

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, л. 14

1 Речь идет об уходе М. И. Ульяновой из Самарской губернской земской управы, где она работала статистиком. С 20 августа 1902 года по 1 октября 1903 года М. И. Ульянова работала счетоводом на строительстве Самарского сельскохозяйственного училища.

2 Зворыкина М. В.

3 О ком идет речь, установить не удалось.

 

97

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

15.VII.1902 г.

Вчера получил, дорогая Маня, твое письмо от 9-го и открытку с видом от М. В.1 Разве ты не получила моего письма, где я отвечал тебе по поводу места в Стерлитамакском уезде? Я писал именно, что не поеду туда, что удивляюсь, как ты спрашиваешь еще меня об этом...

Очень жаль, что вы остались на лето в городе,— я не «злюсь», но мне кажется, что ты осталась в городе просто поинертности, и это весьма неприятно. Теперь, по крайней мере, хотя гуляйте больше...

Относительно осени ничего не обещаю, но вполне возможно, что приеду в Самару. Работа у меня окончится в конце августа, а что будет дальше, только богу известно. В настоящее время дела у меня порядочно: с 6 утра до 11 или до 12 занят в ваннах, затем обедаю и вожусь около часу в амбулатории, затем сплю, после чего отправляюсь купаться и в 4 часа пью чай. После чаю приходится обыкновенно опять принимать больных, обходить свой барак, иногда ехать к больному. Вечером назначаешь ванны на другой день... Так уходит незаметно весь день; в свободное время то пойду гулять, то едем на лодке. Читаю и занимаюсь мало. Временами езжу в Одессу, или ко мне приезжают знакомые, число которых стало немного больше, в общем же весьма ограничено. Из всех, с кем пришлось познакомиться, только с одним сошелся поближе; народ все какой-то непутевый: молодые слишком молоды, старые слишком стары.

Прочел на днях в «Русском Богатстве» статью «Диалектика и математика»2, едва одолел ее, многого не понял, так как не знаю высшей математики, и вынес весьма неблагоприятное впечатление: возражать во что бы то ни стало; на пустяк ли, не имеющий никакого значения, на формальные погрешности или якобы погрешности, то только возражать и возражать с серьезным видом знатока, смотря сверху вниз и в то же время обнаруживая полнейшее отсутствие всякой мысли или лучше: всякой интересной, живой мысли. Какая-то формалистика, схоластика! Опять по поводу триады и вечных истин... В общем автор возражает на «Anti-Duhring». Если тело движется равномерно по прямой линии, то можно ли сказать о нем, что в каждой любой точке оно находится и в то же время не находится. Автор «Anti-Duhring» выражается именно так, критик-математик доказывает, что это не верно...

Я просто вынес впечатление, что критик — глубокий метафизик. А у метафизиков всякое их положение и верно и неверно, и только им самим оно кажется «абсолютной истиной».

Ну, довольно. Крепко жму руку и желаю всяческих благ.

Твой Дм.

М.В-не мой привет, спасибо ей за открытку: так приятно было смотреть на Волгу после гнилого лимана... Всего лучшего.

15 июля 1902 г.

Послано из Холодной Балки в Самару

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, лл. 27—28

1 Зворыкина М. В.

2 В журнале «Русское Богатство» № 6, июнь 1902 года, напечатана статья Ю. Делевского «Диалектика и математика (Fr. Engels. Неггп Eugen Diihrings Umwalzung der Wissenschaft)» с критикой книги Фр. Энгельса «Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом».

«Русское Богатство» (см. примечание на стр. 40).

 

98

А. И. ЕЛИЗАРОВА - Д. И. УЛЬЯНОВУ

Господину доктору Дмитрию Ильичу Ульянову.
Земская грязелечебница Хере, земства.
Станция Гниляково Юго-Зап. жел. дор.

25/VIII.

Вот пишу тебе уже с родных мест, дорогой мой Митек. Едем мы1 недурно, обе здоровы. От тебя в день отъезда получили наконец письмецо, были страшно рады, ибо долго без вести были.

Твое письмо, где ты писал посмотреть Кавказ и Крым описывал, мы не получили.

Приезжай лучше поскорей в Самару, очень хочется видеть тебя, а я там долго не пробуду — поеду к Марку2. Напиши по получении этого письма, когда кончается работа и когда думаешь выехать. Напиши на адрес Мани. Мы двигаемся очень медленно, ибо попали на товарно-пассажирский поезд. Только завтра вечером будем в Вязьме — значит не раньше среды в Самаре. Пиши скорее и приезжай скорее, дорогой,— так хочется видеться!

Я так рада русским видам, русской речи кругом — успела уже соскучиться. Точно корней под собой больше чувствуешь, точно спокойствие какое-то вливается. Все такое домашнее, свое, маленькое: маленькие деревья, маленькие коровки... серенькое небо, серенькие болотца. Были правда и другие впечатления,— менее приятные3, но они миновали. Так до свидания, наконец, дорогой. Обе с мамой целуем тебя и жаждем видеть. Приезжай же скорее и пиши. Еще раз до свидания.

Твоя А.

25 августа 1902 г.

Послано из Минска (по пути из-за границы) в Холодную Балку

ф. 13, on. 1, ед. хр. 129, л. 1

1 Имеются в виду М. А. Ульянова и А. И. Елизарова, которые в августе 1902 года возвращались в Россию из поездки за границу.

2 Вернувшись из-за границы, А. И. Елизарова вскоре уехала в Томск, где М. Т. Елизаров работал в управлении Сибирской железной дороги.

3 Намек на обыск, которому А. И. Елизарова подверглась в пограничном пункте при возвращении из-за границы в Россию.

 

99

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

5/XI.

Сейчас принесли нам, дорогая Аня, письмо твое от 30-го, получаем твои письма около 8 часов вечера, merci большое за него! Очень рада, что пишешь мне часто. Ты спрашиваешь, все ли письма твои получила? Да, все, которые ты переименовываешь, и первую открытку с дороги.

Очень успокоило и обрадовало меня то, что кашель твой проходит и что чувствуешь себя хорошо, родная моя! Если комнаты ваши теплы, то не подождать ли лучше с переходом, вероятно, в декабре освободятся многие, и тогда будет лучший выбор, да и кашель твой, быть может, пройдет к тому времени. А морозы у вас основательные, и это в начале ноября, что же будет дальше! Нет, недостаточно тебе твоей ротонды да еще такой плохой, как твоя, она распахивается и везде дует... то ли дело застегнутая шубка! Хоть бы длинную кофту-сак на меху сделала бы ты себе. Ариадне1 сшили такую на белом пушистом меху — стоит он очень недорого,— потребовалось 1/2 меха, 8 рублей. Конечно, если шить, то надо взять мех получше, т. е. густой и теплый. Подумала было послать тебе меховую кофту мою, чтобы перешить из нее сак, но не знаю, стоит ли? Пересылка будет стоить, а лисий мех под ней плох, слишком тонок, да и верх не будет годиться, лучше сделать новую. Лишь бы хорошо, да скорей ее сшили, чтобы гулять в ней могла бы, а то и длинную шубу, право, это будет лучше ротонды, решай и начинай скорей, употреби для начала посланные деньги, а там Марк дополнит. Взять надо не тяжелый, но пушистый теплый мех, только не козий, как на твоей ротонде, он ползет очень, и у тебя на ней большие плешины, какое же в ней тепло?? Относительно кашля и простуды надо все же посоветоваться с доктором и принять все меры нужные и быть осторожнее, прошу тебя, дорогая, подумать об этом!

Мы совершенно здоровы с Маней. На тр. базар я давно не хожу, а беру провизию раз или 2 в неделю в новой лавке на Александровской улице, 172 квартала от нас. Аннушка моя привыкает, и я ею довольна и не ворчу уже так на нее, как первое время... по вечерам она работает и штопает очень порядочно чулки. Никуда она не отлучается и вообще удачно наняли мы ее. Квартира наша тепла — эти дни у нас мороз в 12—14 градусов и форменная зима, хожу я в валенках, что мне очень нравится — советую и тебе приобрести такие же,— гуляю каждый день.

Было письмо от Володи2, пишет, что погода у них хорошая, и он гуляет в летнем пальто своем, прибавляя к нему вязаную фуфайку и прочие теплышки. Ничего нового не сообщает. Митя тоже писал, но письма его мало интересны и шаблонны, не сообщает ничего о том, что нам теперь особенно интересно, то есть касающееся перемены в жизни его...

Очень приятно, что переводная книга твоя должна явиться в свет наконец и что ты отвоевала-таки у Горб.3 то, что он не доплатил тебе. Надо отдохнуть тебе хорошенько с дороги, поправиться совершенно и тогда уже засесть за работу. Марку передай большой поклон от меня. Я ценю теперь особенно большое кресло его, очень удобное — в Москве я меньше ценила его, все сижу на нем с работой или книгой.

Знакомые наши часто спрашивают о тебе и шлют тебе поклоны. Ну, будь здорова, дорогая моя, береги, пожалуйста, здоровье свое! Крепко целую тебя. До свидания, всего хорошего! Устраивай себе скорей теплую шубку или кофту-сак, в ней будет теплее и удобнее гулять, чем в ротонде, да и застегнута будет.

Думала, что лист велик, писать нечего, а исписала весь! Обнимаю крепко тебя, родная.

Твоя мама

5 ноября 1902 г.

Послано из Самары в Томск

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 13—14

1 О ком идет речь, установить не удалось.

2 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 224—225.

3 Горбунов-Посадов И. И. (1864—1940) — русский писатель и педагог; издатель книг для народного и детского чтения. Редактор радикального педагогического журнала «Свободное Воспитание». С 1886 года работал в издательстве «Посредник», созданном в 1885 году, а с 1897 года — бессменный редактор издательства.

 

100

А. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

12 ноября.

Дорогая Марья Александровна!

Посылаю Вам свою карточку, благодаря которой Вы можете составить себе ясное представление обо мне.

Очень жаль, что Вас не было с нами 10-го1. Может быть, в скором времени нам удастся познакомиться. К рождественским праздникам собираемся навестить Ваши края. Вчера только приехали в Одессу, и сегодняшний день весь ушел на устройство новой квартиры. Устроились хорошо, квартирка попалась маленькая и уютная. Шлю Вам и Марье Ильиничне свой искренний привет.

Антонина2

12 ноября 1902 г.

Послано из Одессы в Самару

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, л. 31

1 10 ноября 1902 года Д. И. Ульянов и А. И. Нещеретова праздновали свою свадьбу.

2 Ульянова (Нещеретова) А. И, — жена Д. И. Ульянова.

 

101

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

XI.13.02 г.

Дорогая мамочка!

Вчера весь почти день не был дома, пришлось очень много бегать. Тоня тем временем привела в порядок комнаты, так что теперь в них стало все чисто и уютно.

Она написала тебе вчера вечером сама. По всей вероятности, я, действительно, послушаюсь совета товарищей, хотя окончательно это мы решим в декабре1; очень бы хотелось со всеми повидаться, и я уверен, что удастся. Тебя и Маню я так давно уже не видел.

О деньгах я писал уже тебе, кажется, что получил их — спасибо; они пригодились и пригодятся на дорогу.

9-го и 10-го время провели в деревне в компании своих хороших знакомых, был и Трутовский2, о котором ты, по крайней мере, слышала от Ани. Пели, спорили, читали, гуляли и т. д., провели время, как и следовало, очень шумно...

Так как ехать пришлось 40 верст, то все закутывались, кто как мог, ибо, хотя здесь снега еще нет и совсем сухо, но были морозцы, а когда ехали туда, сильный ветер.

Карточка, которую мы посылаем, по-моему, довольно хорошая,— снималась она этим летом. Я все еще не собрался сняться; зато голубые недавно вызывали меня к себе, чтобы снять приметы и сфотографировать3...

Один из товарищей привозил с собой аппарат в Сычавку и сделал несколько снимков, если будут хороши, я пошлю тебе. Пока всего самого лучшего, крепко целую тебя и Маню, получено ли мое письмо несколько дней назад?

Привет знакомым. Твой Дм.

13 ноября 1902 г.

Послано из Одессы в Самару

ф. 15, on. 1, ед. хр. 33, лл. 31 об.—32

1 В ночь с 25 на 26 августа 1902 года Д. И. Ульянов, А. И. Нещеретова и группа медицинских работников грязелечебницы были арестованы по обвинению в распространении прокламаций, призывающих крестьян присоединиться к революционному движению рабочих, и заключены в тюрьму. Однако из-за отсутствия прямых улик в сентябре 1902 года Д. И. Ульянов был освобожден. Освобождены были и другие арестованные. После выхода из тюрьмы Д. И. Ульянов продолжал вести подпольную работу в Одессе до тех пор, пока его переезд в Самару не был согласован с искровским центром в России и редакцией «Искры». В декабре 1902 года Д. И. Ульянов с женой выехал из Одессы.

2 Имеется в виду Трутовский — врач, заведующий земской грязелечебницей в Холодной Балке на Хаджибейском лимане (под Одессой).

3 После освобождения из одесской тюрьмы в сентябре 1902 года охранка через своих тайных агентов вела усиленную слежку (негласный надзор) за Д. И. Ульяновым, за его квартирой, которую приходилось часто менять, за его встречами и связями.

«Голубые» — намек на жандармов охранного полицейского отделения.

 

102

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

20/XI.

Писала я тебе 16-го, дорогая моя Анечка, и захотелось опять поговорить с тобой, родная моя. Как живешь, как проводишь ты время? Начала ли переводить что-нибудь? Вероятно, ты много читаешь и берешь и новые журналы из библиотеки. Мы подписались теперь по второму разряду и получаем также журналы. Читала в IX книге «Русского Богатства» «Черные кабинеты» и повесть «На скалах»1. Мне понравилось. Теперь у нас «Мир Божий», X книга. Просматриваю прежде всего в ней «На родине»2, была ли у тебя эта книга? Если нет, то возьми. Хороши тут некоторые мысли Толстого («У Л. Н. Толстого»), и весь отдел интересен.

Иногда отправляемся с Маней в библиотеку. Интересно, конечно, просмотреть газеты, но читать там долго не могу, утомляюсь, все не то, что дома, да и далеко туда.

Получила вчера письмо от Мити и коротенькое письмо от Ант. Ив.3 и карточку ее, очень приятно все это было. Хотя она и пишет, что могу по карточке ее сделать себе ясное представление о ней, но я не скажу этого, карточка мне мало дает, надо видеть оригинал. Пишут — и она и Митя — что, может быть, приедут к празднику в наши края; очень рада буду, если приедут к нам сюда, но это выяснится только в декабре, как пишет Митя. Приглашали его голубые и сняли приметы и фотографировали... Писал ли он тебе о своей свадьбе? Отпраздновали они ее 10-го. Народу было много — все больше родные Ант. Ив., был и Трудковский4. Провели вечер весело и шумно: пели, спорили, гуляли и прочее. Сняли 2 меблированные комнаты в Одессе, пишут, что очень уютно и хорошо у них.

Сегодня было письмо от Наденьки. Она пишет, что Володя предпринял маленькое путешествие, для отдыха — вероятно, как предполагал летом, когда мы виделись. Описывает она их маленькую квартирку, в которой масса неудобств. Всего 2 комнатки у них, и одна из них, Ел. Васильевны5, изображает из себя и кухню и столовую. Вода и угли — которые служат топливом — находятся внизу, надо за ними ходить, выносить помои и прочее... думали было они поискать другую квартиру, попросторнее, но, прибавляет Наденька, походим мы с В. на кошек, которые привыкают к месту. Погода у них прекрасная, хотя свежо, но все еще зелено. Позавидовала я этому, а у нас-то или мороз с ветром, или же, как в настоящее время, снег валит целый день. Снегу страшно много, так что не перейдешь улицу, хорошо еще мне в валенках, да и то выбираешь, где бы не завязнуть.

Получили на днях открытку твою на французском языке, а потом и французский роман, начну читать его. Маня уже начала даже. Она целует тебя и шлет поклон Марку. Передай ему и от меня привет. Как чувствует он себя теперь? Надеюсь, что он не претендует на меня, что я не отвечаю на письмо его! Про наше житье он знает из писем моих к тебе. Ленива я теперь писать! Как-нибудь соберусь и ему напишу. Желаю ему успеха и всего хорошего и перебраться в более теплые края. Я не могу без ужаса подумать о 40-градусном морозе! Да, в старые годы хорошо, где потеплее, а не скоро еще придет весна!., у нас, в квартирке, впрочем, не холодно. Но пора и кончить. Крепко обнимаю тебя, дорогая моя, и горячо желаю тебе всего, всего хорошего. Пиши мне, родная, как чувствуешь себя, как проводишь время, и прочее. Обнимаю тебя крепко.

Твоя мама

20 ноября 1902 г.

Послано из Самары в Томск

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 17—18

1 В журнале «Русское Богатство» № 9, сентябрь 1902 года, напечатаны рассказ В. И. Дмитриевой «На скале» и статья за подписью А. Г. «Черные кабинеты в Западной Европе» (о правительственной цензуре частной почтовой переписки).

«Русское Богатство» (см. примечание на стр. 40).

2 В журнале «Мир Божий» № 10, октябрь 1902 года, в рубрике «На родине» напечатано сообщение «У Л. Н. Толстого».

«Мир Божий» (см. примечание на стр. 134).

3 Ульянова (Нещеретова) А. И.

4 Имеется в виду Трутовский.

5 Крупская Е. В. (см. примечание на стр. 127).

 

103

А. И. ЕЛИЗАРОВА - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

С праздником, дорогая Марусенька! Пишу тебе на карточке байкальской скалы,— не видела ее в такой красе,— зимой не так много увидишь. Но все же Байкал красив; мне все вспоминалась твоя песенка о «священном море Байкале», когда я переезжала его1.

Желаю, чтобы и на наступающих праздниках тебе пелось, чтобы у тебя было веселее на душе и всего, всего самого хорошего! Как твои зубы? Будь здорова, моя хорошая, и напиши же поскорее и побольше твоей А.

Середина декабря 1902 г.

Послано с Дальнего Востока (по пути в Порт-Артур) в Самару

ф. 13, on. 1, ед. хр. 130, л. 22

1 В первой половине декабря 1902 года А. И. Елизарова вместе с мужем М. Т. Елизаровым проезжали мимо озера Байкал по пути из Томска на Дальний Восток, в Порт-Артур, где М. Т. Елизаров получил временную работу в управлении Восточно-Китайской железной дороги.

 

1903

104

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

11/1.903 г.

Дорогая Анечка!

Поджидала я сегодня письма твоего — первого из Порт- Артура, и, действительно, в 7 часов вечера слышу звонок, оказывается, почтальон с письмом твоим. Обрадовалась я ему очень... Итак, оно дошло в 20-й день! А я рассчитывала раньше, что скорее, в 17—18 день... может быть, задержка местами по случаю снежных заносов, и потом с 1 января, как ты пишешь, будет более быстрое сообщение по Маньчжурии. Да, жаль, что Марку придется жить не в Порт-Артуре, как мы рассчитывали, а на станции, тебе будет там уже слишком скучно, пожалуй, и жутко* между китайцами, особенно если Марк будет отлучаться по службе... Я желала бы очень, чтобы ты нашла себе попутчика, нельзя ли поспрашивать и просить о том знакомых? Хорошо если б нашлись... Желание твое я исполню и буду телеграфировать тебе и писать в попутные города, чтобы ты могла иметь вести от нас дорогой. Конечно, отдохнуть тебе надо хорошенько, прежде чем соберешься в обратный путь. Марк пишет, что хорошо бы тебе съездить в Японию, благо так близко. Пожалуй, это верно, интересно было б съездить туда... может быть, ты еще и надумаешь предпринять такое путешествие, говорят, это очень интересная и культурная страна, печаталось о ней в прошлом году в журнале «Мир Божий», помню, я читала2.

Жаль очень, что А. П.3 так опустился, вернуться бы ему скорей в Россию, может быть, отрезвится там. И как не жаль ему сорить так деньги... забыл он, вероятно, друзей своих в России...

Я писала тебе, дорогая моя, на днях, 8—9-го, и описала подробно наше житье.

Ты удивляешься, почему мы ответили на телеграмму твою, в Харбин, одним словом, но я объяснила тебе это на другой день по получению твоей телеграммы — 16/XII, и, вероятно, ты получила уже теперь письмо то. Ответом я воспользовалась несколько дней до праздников, вероятно, ты получила ту телеграмму — Артур, почта, до востребования. На последнюю телеграмму твою, 7-го из Ташичао4, ответила в тот же день, не знаю только, достаточно ли ясен адрес Ташичао Близ.? Мне сказали в главном телеграфе, что достаточно.

Теперь ты получаешь, вероятно, правильно письма мои — через 4—5 дней, пишу я тебе очень часто, и раза 2 удалось отправить письмо с курьерским.

Дети5 шлют тебе поклоны, Тоня просила тоже кланяться тебе. Она начала брать уроки музыки у Мани, которая купила ей музыкальную школу. Маня играет теперь много и успела очень в музыке, играет теперь сонаты Бетховена. Ну, сегодня пишу тебе меньше, дорогая моя, пожалуйста, поищи попутчика, да будь осторожнее в дороге! Конечно, поедешь не в III классе, понятно, что Марк не допустит до этого. Может быть, добудете и льготный билет,— хорошо бы из Иркутска с сибирским, т. е. скорым поездом! Марк разузнает об этом, конечно. В Крым мы не поедем: во-первых, у нас гостят наши6, а потом и Маня не хочет, пришлось бы ей в таком случае бросить службу, да к тому у нее нет никакого желания к тому, она все мечтает съездить в Петербург на пасхе и заехать в Москву. Я съездила бы тоже с удовольствием туда...

Крепко обнимаю и целую тебя, дорогая моя, береги здоровье свое и будь осторожна в дороге. Итак, до свидания, родная, жду еще письма твоего, если отложишь путешествие, то пиши чаще твоей маме.

Марку шлем большой поклон; благодарю его за письмо, напишу ему в следующий раз. Знакомые кланяются вам.

Кажется, в Китае дешева че-шун-ча? если так — привези нам немного, и я сделала бы себе летнюю 1 или 2 кофточки, она очень приятна и прочна.

11 января 1903 г.

Послано из Самары в Порт-Артур (ст. Ташичао)

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 27—28

* Многие думают, что небезопасно жить теперь на китайской станции... и между прочим А. Ив.1, он сейчас у нас; недавно были там случаи нападений на русских... и... это беспокоит меня немало...

1 Макушин А. знакомый А. И. Елизаровой по Томску и семьи Ульяновых по Самаре. Общественный деятель, б. городской голова в Томске, член I Государственной думы. Редактор газеты «Сибирская Жизнь» до середины 1902 года.

«Сибирская Жизнь» — ежедневная общедоступная газета общественно-просветительного направления. С середины 1902 года (с № 147) редактировал газету П. И. Макушин. В 1902 году в газете печатались рассказы в переводе М. А. Ульяновой и А. И. Елизаровой.

2 Имеется в виду очерк «Дела в Японии», напечатанный в журнале

«Мир Божий» № 10, октябрь 1902 года.

«Мир Божий» (см. примечание на стр. 134).

3 Скляренко А. П. (1870—1916) — с конца 80-х годов участвовал в кружках народнического направления. Подвергался арестам и ссылкам. В 1903 году жил в Маньчжурии.

4 Название китайской ж.-д. станции недалеко от Порт-Артура, где жили А. И. и М. Т. Елизаровы.

5 Д. И. и М. И. Ульяновы.

6 Имеются в виду Д. И. Ульянов и его жена А. И. Ульянова.

 

105

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ

3/11.1903 г.

Дорогая Анечка!

Последнее письмо твое от 12-го получила я 31-го, merci большое за него. Поджидала я вчера и нынче телеграммы от тебя, так как ты писала как-то, что выедешь, вероятно, не позже 1 февраля, но телеграммы не было; верно, отложила путешествие.

Погода у нас самая непостоянная все последнее время, то дождь, то на другой же день сильный мороз с ветром и снегом. Ветра страшные, а также метели, но удивительно как быстро меняется погода. Сегодня совсем адская, метель и холодный ветер, такой сильный, что сшибает с ног, все кругом засыпано снегом, все бело, соседнего дома почти не видно... я не выхожу, конечно, в такую непогоду, нехорошо, ветер так и завывает и днем и ночью, что это за бурная зима нынче... а третьего дня утром было совсем сыро, вчера же нагрянул мороз, но с ярким солнцем, а сегодня что-то совсем невозможное... опять поезда будут запаздывать!

А Маня вернулась нынче утром около 8 часов, ездила к Мите1, выехала в субботу 1-го, вечером, с поездом 7.19 м., надо бы ей приехать в 3 часа ночи, но поезд запоздал на несколько часов, и она просидела почти всю ночь в дрянной, холодной станции в Кроткове, куда ее довезли на лошадях из Тимашева, — 8 верст езды. Приехала, конечно, усталая и, напившись кофе, отправилась на службу. Видимо, недовольна этой поездкой и, вероятно, не так скоро соберется опять, хотя и недалеко, но поезда отходят не в удобное время. Митя очень занят, а Тоне совершенно делать нечего, даже в хозяйство не вмешивается, так как все приготовляет им тамошняя прислуга. Помещение у них большое: пять нарядно обставленных комнат— врач, как видно, аккуратный немец,— но все это на один месяц...

Здесь ничего нового нет, знакомые наши разъезжаются понемногу, уехали также на 2—3 недели 3. с мужем2. Я сижу все дома и хожу только гулять, когда погода сносная, чувствую себя совершенно хорошо. Работаю, вяжу кружево и прошивку, как у 3. на окнах, Тоня сняла образцы, потом ремонтирую и шью новое белье, читаю много, но музыку почти совсем забросила — пальцы плохо движутся... слушаю Маню, она стала лучше играть и играет много. Хозяйство берет теперь совсем мало времени, при наших3 было хлопотливее. Ну, вот тебе описание нашего житья-бытья! Как-то вы живете? Как чувствуешь ты себя, дорогая моя? А жаль, что старичок-итальянец уехал, попользовалась бы ты практикой.

Жду вестей от тебя, вероятно, завтра-послезавтра будет письмо. Думала было на днях дать тебе телеграмму, что мы здоровы, но вспомнила, что она может не застать тебя.

Маня кланяется и целует тебя. Пообедав, завалилась она спать.

Крепко обнимаю и целую тебя, родная моя, будь здорова! Находятся ли попутчики тебе? Марку большой поклон.

Твоя мама

Получила сейчас письмо от Володи4, ничего нового. Здоровы, только Е. В. часто прихварывает. Зима у них выдалась исключительно удачная, мягкая, без дождей и мало туманов. Были в хорошем концерте и остались очень довольны, особенно понравилась «Sonate Pathetique»5. Вот и все!.. Спрашивает про вас. Я писала ему недавно, видно письма разошлись.

Хорош ли тебе тамошний климат? Как чувствуешь себя, дорогая моя?

Прочла в газете, что скончался М. Л. Песковский6.

3 февраля 1903 г.

Послано из Самары в Порт-Артур  (ст. Ташичао)

ф. 11, on. 2, ед. хр. 5, лл. 31—32

1 Д. И. Ульянов работал в то время временным врачом в селении Тимашево, недалеко от Самары.

2 Невзорова-Кржижановская 3. П. и Кржижановский Г. М. (см. примечания на стр. 102).

3 Имеются в виду Д. И. и А. И. Ульяновы.

4 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 229—230.

5 Патетическая соната (по-видимому, в данном письме ошибка, так как в своем письме В. И. Ленин сообщает о Патетической симфонии П. И. Чайковского).

6 См. примечание на стр. 13.

 

106

М. И. УЛЬЯНОВА - В. И. ЛЕНИНУ

В. Ульянову.
Женева, Chemin prive du Foyer, 101

Киев. 25/ХII.1903 г.

Дорогой Володя! Все наши2 и я, шлем тебе поздравления с праздниками и Новым годом и пожелания всего хорошего. Твое письмо получили, но то, о котором ты упоминаешь там и которое, по всей видимости, было ответом на мои письма,— очевидно пропало. Напиши, пожалуйста, что ты писал там о своих деньгах, полученных от Водовозовой3. Они теперь у меня. Большие приветы Наденьке и Е. В. Как они поживают? Как бы я была рада, если бы Надя мне написала. Всего, всего хорошего. Пиши.

Видел ли ты новую книгу Булгакова «От марксизма к идеализму»4? Интересует ли она тебя?

Маняша

25 декабря 1903 г.

ф. 14, on. 1, ед. хр. 222, л. 2

Копия с перлюстрации рукой М. И. Ульяновой.

Опубликовано в книге: И. Д. Ремезовский. Революционная и общественно-политическая деятельность Ульяновых на Украине, стр. 270. Киев, 1963 г.

1 Адрес печатается по перлюстрации письма, сохранившейся в делах департамента полиции.

2 Имеются в виду М. А. Ульянова, Д. И. и А. И. Ульяновы и А. И. Елизарова.

3 Водовозова М. И. — книгоиздательница в Петербурге. Издательство, основанное в 1895 году, способствовало распространению марксистской литературы в России в 90-х годах.

4 В 1903 году в Петербурге вышла книга С. Булгакова «От марксизма к идеализму». Сборник статей (1896—1903).

Булгаков С. Н. (1871—1944) — буржуазный экономист, философ- идеалист. В 90-х годах — «легальный марксист», в начале 900-х годов выступил с ревизией учения Маркса по аграрному вопросу. Позднее эволюционировал к идеализму и поповщине.

 

1904

107

М. А. УЛЬЯНОВА - А. И. ЕЛИЗАРОВОЙ и М. И. УЛЬЯНОВОЙ

13 марта

Давно не писала я вам, дорогие мои Анечка и Маня, и вот надумала сегодня1, тем более, что не могу ехать нынче на свиданье с вами2...

Слышала, что у вас в тюрьме какие-то волнения, что очень беспокоит меня! Говорят, что многие отказываются от свиданья*...3 не понимаю, кого же они наказывают этим? Только всех бедных родных, которым без того живется невесело... а для служащих в тюрьме, которые обращаются грубо с заключенными — только меньше хлопот, если не будет свиданья, они прямо довольны этим...

Я думаю, что можно жаловаться на грубое обращение служащих...

Ну, буду надеяться, что вы не участвуете в этих неприятных историях... как-то легче на душе, когда веришь в это...

Крепко обнимаю вас, дорогие мои, к сожалению, мысленно, а не в действительности, как надеялась на то!

Будьте здоровы, как желает горячо ваша мама.

М. Ульянова

P. S. Вчера заходила просить твою рукопись, Анечка,— перевод английской детской книги — чтобы переслать ее в редакцию «Посредника»4, как ты просила, но не могла получить ее, и думаю уже написать прошение об этом, так как заказ этот срочный и его давно ждут.

Желала бы очень приехать повидать вас во вторник, хорошо, если б удалось!

13 марта 1904 г.

Послано из Киева в Лукьяновскую (киевскую) тюрьму

ф. 11, on. 2, ед. хр. 7, лл. 38—39

* поступают так, вероятно, вследствие развинченных нерв... очень грустно...

1 Письмо было послано А. И. Елизаровой и М. И. Ульяновой в тюрьму. На письме имеется штемпель товарища прокурора киевской судебной палаты: «просмотрено».

2 1 января 1904 года по делу о Центральном и Киевском комитетах партии в Киеве был арестован Д. И. Ульянов. А в ночь с 1 на 2 января по тому же делу были арестованы А. И. Елизарова, М. И. и А. И. Ульяновы. Все они были заключены в Лукьяновскую тюрьму в Киеве, а Д. И. Ульянов — в так называемую киевскую крепость.

3 Дальше в письме два слова густо зачеркнуты при просмотре.

4 «Посредник» — книгоиздательство культурно-просветительного характера, выпускало литературу по различным отраслям знаний. Созданное в 1885 году В. Г. Чертковым при участии Л. Н. Толстого, издательство позднее перешло к И. И. Горбунову-Посадову.

 

1905

108

А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ и Н. К. КРУПСКОЙ

Конец письма1.

Либеральная публика собралась вчера сначала в Публичной библиотеке,— к вечеру (ее закрыли потом) в Вольном экономическом2, где было принято письмо к офицерам, решено выпустить письмо к солдатам, предлагалась забастовка лиц интеллигентных профессий, но не прошла, конечно; затем решено было добывать оружие и устраивать повсюду митинги. Во многих частях города устроены перевязочные пункты. Поп Гапон3, на которого я и многие глядели, как на чистого зубатовца, все же как будто не темная личность. Эту полутемную, отчасти наивную по вере в царя, отчасти не совсем нормальную точно личность вынесла на верх волна накопившегося народного возмущения, и он сумел овладеть толпой. Теперь он подписывается под всеми требованиями с.-д.

Очень хорошо, что ПК и группа ЦК объединились теперь и начинают выпускать листки за общей фирмой.

Ну, пока до свидания! Что-то будет завтра? Вечером необычно пустынно на улицах; дворники запирают с 10 часов ворота; был слух, что город объявлен на военном положении. Совсем точно революция у нас начинается... Так ли?..

Ваш Игорь4

1905 г., январь, позднее 9

Послано из Петербурга в Женеву

ф. 13, on. 1, ед. хр. 22, л. 1

Копия рукой неизвестного

1 Начало письма, адресованного В. И. Ленину и Н. К. Крупской, не сохранилось.

2 Вольное экономическое общество (см. примечание на стр. 79).

3 Гапон Г. А, (1870—1906) — провокатор; агент царской охранки, священник. С 1903 года по заданию и под опекой департамента полиции вел работу в Петербурге по созданию рабочих организаций по образцу зубатовских. Провокаторски помог царской охранке вызвать расстрел рабочих 9 января 1905 года с целью потопить в крови рабочее движение. За свою провокационно-предательскую деятельность был повешен рабочими.

4 Елизарова А. И.

 

109

М. И. УЛЬЯНОВА - М. А. УЛЬЯНОВОЙ

Ст. Саблино Николаевской ж. д. ЕВБ
Марии Александровне Ульяновой. Russie

8/VII.

Дорогая мамочка! Вчера получила твое письмо — merci большое. Теперь жду вестей из Саблина1. Эти дни все ездим на велосипедах в поисках за пансионом. Хочу пожить немного, недельку в деревне. Крепко целую.

25 июня (8 июля) 1905 г.

Послано из Женевы

ф. 14, on. 1, ед. хр. 223, л. 1

1 В поселке Саблино около одноименной ж.-д. станции под Петербургом жила А. И. Елизарова с мужем М. Т. Елизаровым и с матерью М. А. Ульяновой.

 

110

Д. И. УЛЬЯНОВ - М. И. УЛЬЯНОВОЙ

4.VIII.05 г.

Дорогая Маняша!

Прости, что давно не писал тебе. Что ты сейчас поделываешь и как чувствуешь себя среди родного дыма, как он ни противен, а все-таки должен быть сладким и приятным.

Мне было тоже жаль, что нельзя вместе покататься на велосипеде с тобой; хотя признаться, я как-то не представляю тебя умеющей ездить, как это ты справилась с ним, уставала, вероятно, безбожно? Тебе теперь, если ты, действительно, умеешь ездить, нужно купить свой велосипед; может быть, за компанию и Аня научится,— тогда приеду посмотреть и подивуюсь. Теперь приезжай к нам1,— поживешь с нашими в Саблине числа до 20-го, а тогда в Нижний и оттуда пароходом; к тому времени Праск. Митроф.2 уедет, и для тебя будет комната,—прокатишься, отдохнешь, наберешь силы. Жаль только, что дома нашего, как он был, не увидишь, его купил тут некий барон (мое начальство) со скверной фантазией — вырубил половину сада с Покровской улицы и строит там новый дом, а наш переделывает.

Мы с Тоней как-то заходили, идя с купанья, и осмотрели весь сад и дом, лазили даже наверх, но туда уже проложены другие пути, старых лестниц давно нет. Между прочим показывал Тоне ту крышу с балкона, на которую мы лазили во времена оно смотреть пожары...

Ну, до свидания. Крепко жму руку и жду тебя непременно. Тоня тоже.

Твой Дм.

4 августа 1905 г.

Послано из Симбирска в Саблино

ф. 15, on. 1, ед. хр. 32, л. 30

1 Д. И. Ульянов, освобожденный из киевской крепости в ноябре 1904  года, вместе с женой, освобожденной несколько ранее, в начале 1905 года приехал в Симбирск и работал санитарным врачом в Симбирском губернском земстве.

2 Нещеретова П. М.— жена А. А. Нещеретова, дяди А. И. Ульяновой.

 

111

М. И. УЛЬЯНОВА и А. И. ЕЛИЗАРОВА - В. И. ЛЕНИНУ и Н. К. КРУПСКОЙ

Из Петербурга

Письма Фрея1 и Рыбки2 от 6-го и 7-го получены. Мимоза3 отдаст их сегодня. Извиняется, что мало пишет; все время уходит на то, чтобы наладить технику, работы много, и на остальное почти не остается времени. (Прибавляю от себя (Игорь4), что она бегает, как оглашенная, уезжая отсюда ранним утром и приезжая поздним вечером; и сильная нервность и переутомление сказываются уже сейчас.)

Работа пока идет слабо: мало людей было все время, только последние дни начинает кое-кто съезжаться. Бродский5 провалился. В Москве взяты Южин6, Юрочка6 и другие. Народу вообще съехалось много, бюро реформируется, и это междуцарствие сказывается, верно, на переписке. Киска7 ушла в местную работу. Секретарем теперь Вайнштейн8.

У нас идут горячие прения по вопросу о резолюции ЦК о Государственной думе. Знаем пока о ней лишь из устного изложения представителя ЦК, и некоторых удивляет приурочивание восстания к собранию Государственной думы. Так как значит не восстание повлечет за собой насильственное срывание Думы и политическую стачку? Многие сильно восстают против этого, но своей резолюции еще не успели вынести.

Пришлите адреса для писем. Фекла9 часто пишет, верно письма теряются. Крепко обнимаю. Пишите.

Мимоза

Переписав это письмо Мимозы, прибавляю и от себя. Пришлите адреса,— у нас давнишние, и многие, очевидно, не действуют. Писал на Baden Emmendingen10 № 27а. Мимоза говорит, что не доходили многие. Действительны ли №№ 1а, 41а, 31а, 33а, 29а и 44а? Вы отменяете их в «Пролетарий»11, но это нам не помогает, ибо мы его не видим. Так обидно! №№ о Думе не видели ни одного. Получил на днях 13 № на адрес инженера путей сообщения; продолжайте и дальше посылать ему. Вот он: Бекку (?)12, Болотная д. 3, кв. 3. На Саблино не посылайте больше.

«Рабочий»13 видел один №. Очень изящен, но бледноват и тяжеловат. Дон Жуан 14 выглядит очень измаянным.

О Мимозе писал уже. Кроме всего, ее ест поедом Землячка15, сама метящая в секретари. С секретариатом здесь работа дьявольская. Петербургский комитет скорее район комитетов, здесь каждый район больше многих комитетов.

Забыл на чем и где прервался и места нет. Шлю приветы от всех. Пришлите всего побольше с Малых16.

Игорь

Конец августа или начало сентября 1905 г.

Послано в Женеву

ф. 13, on. 1, ед. хр. 23, л. 1

Копия рукой неизвестного

1 Ленин В. И.

2 Крупская Н. К.

3 Ульянова М. И.

4 Елизарова А. И.

5 О ком идет речь, установить не удалось.

6 Васильев-Южин М. И. (1876—1937) — участник революционного движения в России с 1896 года, вел партийную работу на Юге. Активный участник революции 1905 года в Москве. С июля 1905 года работал в Московском комитете большевиков. В разгар подготовки всеобщей стачки был арестован, просидел несколько недель и освобожден в конце сентября 1905 года. На заседании федеративного комитета по подготовке и руководству вооруженным восстанием в Москве в ночь на 8 декабря снова был арестован и заключен в Таганскую тюрьму. В марте 1906 года подлежал ссылке на 3 года в Восточную Сибирь, но ссылка была заменена высылкой за границу.

7 Фотиева Л. А.

8 Возможно, имеется в виду Вайнштейн П. Я.—искровец. В 1902— 1903 годах в Каменец-Подольске организовал прием и распространение искровской литературы. Арестован в 1903 году по делу об «Искре», осужден на 5 лет ссылки в Восточную Сибирь. Летом 1905 года бежал из ссылки за границу.

9 Перес Б. С.— участник революционного движения с 1897 года. В 1901—1903 годах работал в Тифлисе и Орле. С осени 1903 года — в Берлинской большевистской группе, встречался с В. И. Лениным в Женеве. После 9 января 1905 года работал в Одесском комитете большевиков. С августа 1905 года — член Петербургского комитета большевиков. В июле 1906 года был арестован вместе с другими членами ПК и приговорен к П/а годам заключения в крепости, замененного позднее ссылкой на 3 года в Архангельскую губернию.

В своих письмах из Одессы в Женеву в ЦК РСДРП Б. С. Перес подписывался псевдонимом Фекла. Под тем же псевдонимом II. К. Крупская адресовала письма Б. С. Пересу.

10 Местечко в Швейцарии на реке Эльц у подошвы гор Шварцвальда.

11 «Пролетарий» — нелегальная большевистская еженедельная газета, Центральный Орган РСДРП, созданный по постановлению III съезда РСДРП. Ответственным редактором ЦО пленум ЦК назначил В. И. Ленина. Газета издавалась в Женеве с 14(27) мая по 12(25) ноября 1905 года. Вышло 26 номеров. «Пролетарий» продолжал линию старой, ленинской «Искры» и сохранил полную преемственность с большевистской газетой «Вперед».

12 По-видимому, имеется в виду Беккер Б. В.— университетский товарищ М. Т. Елизарова, инженер путей сообщения.

13 «Рабочий» — нелегальная популярная социал-демократическая газета, издавалась по постановлению III съезда РСДРП Центральным Комитетом в Москве. Выходила с августа по октябрь 1905 года. Вышло 4 номера.

14 Центральный Комитет РСДРП.

15 Землячка Р. С. (1876—1947) — профессиональный революционер, в революционное движение вступила с 1893 года. С 1901 года — агент «Искры», вела работу в Одессе и Екатеринославе. На II съезде РСДРП — делегат от Одесского комитета, искровец большинства. После II съезда кооптирована в ЦК от большевиков. Участник совещания 22-х большевиков в августе 1904 года в Женеве, избрана в Бюро комитетов большинства. Работала секретарем Петербургской партийной организации, была ее делегатом на III съезде партии.

16 Малых М. А. (1879—-1967) — издательница революционной литературы в царской России. Созданное ею в 1901 году издательство выпускало отдельные работы К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Подвергалась преследованиям царских властей, многие издания конфисковывались.