Содержание материала

 

§ 6. Развитие математики в первые советские годы

Мы приводим здесь материал, иллюстрирующий, как отразились на развитии математики в нашей стране те мероприятия возглавлявшегося В. И. Лениным советского правительства, о которых шла речь выше; материалы, естественно, не претендуют на полноту. Напомним, что в числе близких сотрудников В. И. Ленина в области государственного и культурного строительства был О. Ю. Шмидт. Ряд математиков в первые советские годы включились в активное сотрудничество с Советской властью. А. Н. Крылов возглавлял Военно-морскую академию в период ее реконструкции в 1919 г. и в 1921—1927 гг. выполнял за рубежом ряд ответственных совет ских заданий. ТВ. А. Стеклов в качестве вице-президента Академии проделал поистине героическую работу по обеспечению работы академических и других научных учреждений и вузов в самые тяжелые первые советские годы; он неоднократно беседовал с В. И. Лениным по различным организационным вопросам (см. стр. 59).

В дореволюционной России специальных исследовательских математических учреждений не было. В 9 университетах были кафедры математики — «чистой» и «прикладной» (механики), в них работало: в Москве 38 человек, в Петрограде — 24, Киеве — 14, Харькове — 8, Казани — 12, Одеессе —12, Ростове — 4, Юрьеве — 3, Перми — 1. Математические кафедры существовали в 10 высших женских курсах, 20 технических институтах и 4 военных академиях. Мы говорили уже о расширении сети вузов в первые советские годы, сопровождавшиеся созданием новых математических кафедр. Уже в эти годы «математическая география» нашей страны значительно расширилась. Ленинская национальная политика сказалась в создании и развитии университетов в союзных республиках. В Ташкенте ленинским декретом был основан в 1920 г. Туркестанский университет. Кафедру математики в нем занял выдающийся ученый в области теории вероятностей В. И. Романовский, много сделавший в деле воспитания молодых кадров математиков из народов среднеазиатских республик. С 1921 г. стали появляться математические работы в изданиях Ташкента. В 1920 г. в недавно открытом Азербайджанском университете был основан физико-математический факультет, кафедру математики и механики в нем занимал в 1920—1923 гг. основатель нефтяной механики Л. С. Лейбензон. В Тбилиси первыми профессорами математики были А. М. Размадзе, воспитанник Московского университета, и Н. И. Мус-хелишвили, воспитанник петербургской школы. В 1922 г. в Тбилиси вышла монография Н. И. Мусхелишвили о методах комплексного переменного в математической физике, в дальнейшем вокруг него начала формироваться школа математической физики. В Трудах Тбилисского университета были в 1921—1925 гг. опубликованы работы А. М.- Размадзе по вариационнохму исчислению, Г. Н. Николадзе по дифференциальной геометрии. В 1920 г. был организован университет в Ереване, в 1921 г.— в Минске, оба с физико-математическими факультетами.

В 1927 г. впервые в нашей стране собрался математический съезд, отразивший этот процесс расширения «математической географии», на нем присутствовали представители 5 (из 6) союзных республик — они представляли 33 города нашей страны.

Расширение сети вузов сыграло в первые советские годы еще одну роль — новые математические кафедры в провинции создавали приехавшим туда на работу математикам Москвы и Петрограда хорошие по тем временам условия жизни и работы, а также возможность публикаций научных статей; тем самым они способствовали сохранению научных кадров и непрерывности научной работы.

В Иваново-Вознесенск, где в 1918 г. открылся по инициативе М. В. Фрунзе Политехнический институт, а несколько позже и Педагогический, переехали в 1918 г. А. И. Некрасов, Н. Н. Лузин и большинство его учеников: А. Я. Хинчин, Д. Е. Меньшов, В. С. Федоров, М. Я. Суслин и др. Отсюда название «Иваново-Вознесенский период» в истории Московской математики за годами 1918—1922. В 1919—1922 гг. в «Известиях Иваново-Вознесенского политехнического института» опубликовано 20 математических статей. Иваново-Вознесенский политехнический институт обладал вагоном, циркулировавшим между Иваново-Вознесенском и Москвой, поэтому «ивановские» математики не теряли связи с Москвой, неоднократно выступали с докладами на заседаниях Московского математического общества. Н. Н. Лузин в эти годы проводил свои знаменитые семинары и читал лекции в МГУ, а вокруг него сформировалась «молодая Лузитания», как называли его новую школу теории функций. Д. Е. Меньшов, А. Я. Хинчин» В. Н. Вениаминов одно время работали в открывшемся Нижненовгородском университете. П. С. Александров работал в 1918—1921 гг. в новых вузах Смоленска и Чернигова, а в 1920—1921 гг., работая в Смоленске, ездил в Москву сдавать аспирантские («магистерские» экзамены). В 1918 г. в Саратов переехали В. В. Голубев, И. И. Привалов и С. Г. Свешников и начали работать во вновь организованном физико-математическом факультете Саратовского университета. В 1919 г. в Саратове вышла известная монография И. И. Привалова «Интеграл Копти».

В начале 1918 г. в Пермском университете был организован физико-математический факультет, и в Пермь выехали для работы на этом факультете петроградские математики: И. М. Виноградов, А. Ф. Гаврилов, Р. О. Кузьмин, А. А. Фридман и др. В 1918 г. в Перми организовалось физико-математическое общество, которое выпускало свои сообщения со статьями И. М. Виноградова, Р. О. Кузьмина, Н. И. Мусхелишвили, А. А. Фридмана. Колчаковцы, захватив в 1919 г. Пермь, разрушили университет, частично вывезли его в Томск, но после освобождения Перми благодаря энергии А. А. Фридмана и др., а также помощи В. А. Стеклова университет был быстро восстановлен.

В 1921—1922 гг. большинство названных математиков вернулось в Петроград и Москву. Следует отметить участие математиков в организации новых вузов — А. И. Некрасов был ректором учрежденного Иваново-Вознесенского политехнического института; В. В. Голубев участвовал в преобразовании «однофакультетного» Саратовского университета в полноценный университет как первый декан его физико-математического факультета, а затем и как ректор. Г. М. Фихтенгольц был первым деканом физико-математического факультета педагогического института им. Герцена в Петрограде, а А. Я. Хинчин — в Иваново-Вознесенске, Н. А. Агрономов, работавший с 1923 г. во Владивостоке, был деканом физико-математического отделения университета, а затем и проректором по учебной работе. В Казани А. И. Некрасов был с 1920 г. заместителем начальника Главпрофобра — отдела Наркомпроса, ведавшего высшим и средним специальным образованием.

В 1919 г. открылся один из первых рабфаков — при МГУ. Его организатором и первым руководителем был математик — коммунист Н. А. Звягинцев. В организации рабфака при Казанском университете деятельное участие принял Н. Н. Парфентьев. В статье «Рабфаковцы» в «Комсомольской правде» автор противопоставляет той части профессуры, которая встретила враждебно рабфаковцев, профессоров, «которых рабфаковцы никогда не забудут», и среди них назван Г. М. Фихтенгольц. Д. А. Райков, который был в 1920— 1923 гг. студентом рабфака при Одесском и Московском университетах, рассказывает, что в Одесском рабфаке одну группу вел С. О. Шатуновский, задававший слушателям интересные логические задачи, в Московском — Я. С. Дубнов. На рабфаках начали педагогическую работу П. А. Широков в Казани, И. Г. Петровский в Москве. Д. М. Синцов участвовал в создании учебной литературы для рабфаков и школ рабочей молодежи.

В первые годы революции, как мы видели, создавалась советская сеть научных институтов. В декабре 1918 г. по инициативе Н. Е. Жуковского и С. А. Чаплыгина был организован ЦАГИ — Центральный аэрогидродинамический институт. 20/XI 1920 г. на общем собрании сотрудников ЦАГИ председателем правления ЦАГИ был избран Н. Е. Жуковский, а после его кончины — С. А. Чаплыгин. ЦАГИ сыграло большую роль в развитии в Москве прикладной  математики:  в 20-е и  30-е  годы там работали

А. И. Некрасов, А. П. Котельников, В. В. Голубев, М. А. Лаврентьев, М. В. Келдыш, Н. Е. Кочин и др.

Н. Е. Жуковский и С. А. Чаплыгин были связаны одно время с Научно-исследовательским институтом путей сообщения. В Трудах Института в 1919 г. была опубликована известная работа С. А. Чаплыгина о его методе приближенного решения дифференциальных уравнений. В 1920 г. С. А. Чаплыгин привлек к работе этого института Н. Н. Лузина. В результате появилась работа Н. Н. Лузина о распространении метода Чаплыгина на уравнения 2-го порядка, доложенная им на заседании Московского математического общества в мае 1920 г.

В 1919 г. в Петрограде был организован ГВИ (Государственный вычислительный институт, зав. Б. Н. Нумеров), а в 1920 г. его московский филиал. В то время квалифицированные вычисления велись в основном в астрономии и ГВИ и его московский филиал был позже слит с новыми астрономическими институтами. В 1921 г. А. А. Фридман возглавил новый математический отдел Главной геофизической лаборатории. Там начал работу Н. Е. Кочин, который в 1925 г. после кончины А. А. Фридмана возглавил этот отдел, он же был первым директором организованного на базе этого отдела института.

A.    А. Фридман и Н. Е. Кочин являются основоположниками динамической метеорологии.

В развернувшихся в 1918—1922 гг. работах по исследованию Курской магнитной аномалии принимали участие и математики. Отметим возникшую в связи с этим работу В. А. Стеклова об определении магнитного поля по 4 и 6 измерениям, а затем его работу по гравиметрии.

В феврале 1921 г. по инициативе В. А. Стеклова был организован Физико-математический институт (в 1926 г. после кончины В. А. Стеклова его имя было присвоено этому институту). Впоследствии расширившийся математический отдел института выделился в самостоятельный Математический институт им. В. А. Стеклова.

Мы уже упоминали об организации в 1922 г. Института математики и механики при МГУ. Первым директором Института был Б. К. Млодзеев-ский, а после его кончины в 1923 г.— Д. Ф. Егоров. Как указано в [32], к 1927 г. сотрудниками и аспирантами Института было опубликовано 960 статей. Позже были организованы математические институты в Харькове, Казани, Тбилиси.

Своеобразная форма организации научной работы сложилась в начале 20-х годов на Украине — научно-исследовательские кафедры. По математике йакие кафедры возникли в Киеве (руководители А. П. Котельников, потом Д. А. Граве), Харькове (руководитель С. Н. Бернштейн), Одессе (руководитель И. Ю. Тимченко), Днепропетровске, Каменец-Подольске. В работах этих кафедр принял участие математический актив этих городов. Документом эпохи является «Математическая автобиография» Н. Г. Чеботарева. Он рассказывает в ней о своем переезде в Одессу в 1921 г., где он занял должность ученого секретаря научно-исследовательской кафедры математики, о помощи, которую ему оказал выхлопотанный для него профессорами

B.    Ф. Каганом и С. О. Шатуновским академический паек, о выполненных им в Одессе работах, в частности о его выдающейся работе по алгебраической геометрии — решении задачи Фробениуса, опубликованной в 1922 г. В 1922 г. в Киеве была организована кафедра математической физики при АН УССР, которую возглавил Н. М. Крылов.

Связи с зарубежной наукой. В своей автобиографии А. Н. Крылов рассказывает о своем участии в комиссии Академии наук, выехавшей за границу в 1921 г. для восстановления научных связей. В частности, он рассказывает о следующем эпизоде. В Швейцарии выходило полное собрание сочинений Эйлера в нескольких десятках томов, и Академия наук участвовала в финансировании этого издания, подписавшись на 40 комплектов для научных организаций России. С помощью Л. Б. Красина удалось ликвидировать задолженность по этой подписке за 1914—1921 гг. В 1922 г. возобновилось участие советских математиков в зарубежных математических журналах. В 1923 г. в Париж был командирован С. Н. Бернштейн, прочитавший в Сорбонне курс лекций о своих работах по теории представлений. В 1923—1924 гг. молодые московские математики П. С. Александров и П. С. Урысон были в научных командировках в Германии, Голландии и Франции, где выступали с докладами о своих работах в новой тогда области — топологии. В 1924 г. в Торонто (Канада) выехали В. А. Стеклов, Н. М. Крылов, Н. М. Гюнтер, В. Я. Успенский, А. М. Размадзе, В. Н. Костицын для участия в международном математическом съезде. В. А. Стеклов был избран почетным членом Математического общества в Торонто. В середине 20-х годов были командированы за границу многие математики, в том числе и аспиранты. Стали приезжать в СССР и иностранные математики. В 20-х годах выступали с докладами на заседаниях Московского математического общества Леви-Чивита, Прандтль, Э. Нётер и др.

Подготовка научных кадров. К моменту революции в Московском университете были аспиранты (оставленные) — математики Д. Е. Меньшов, А. Я. Хинчин, В. С. Федоров, Н. Ф. Четверухин, к которым присоединились в 1917 г. П. С. Александров, В. Н. Вениаминов, М. Я. Суслин. Они все получили работу в новых вузах. В 1919 г. был оставлен при университете П. С. Урысон, который в 1920 г. получил работу на вновь открывшемся электротехническом факультете МГУ. Дневник, который вел П. С. Урысоя в 1918—1921 гг.— в период его формирования как математика (выдержки из него опубликованы в [30]), показывает, как в те трудные годы развивались молодые научные дарования. С 1921 г. при университете оставлялись, сначала в качестве «научных сотрудников 2-го разряда», а затем аспирантов, все новые и новые поколения молодых специалистов. С 1923 г. математическая аспирантура МГУ сосредоточена в Институте математики и механики. В [31] приведены данные о численности его аспирантуры 1). Из аспирантуры МГУ 20-х годов вышли Н. К. Бари, М. А. Лаврентьев, Л. Н. Сретенский, Б. В. Булгаков, Л. Г. Шнирельман, А. Н. Колмогоров, Л. В. Келдыш, И. Г. Петровский,  П. С.  Новиков,  А.  Н.  Тихонов,  А.   О. Гельфонд, П. К. Рашевский, Л. С. Понтрягин и ряд других выдающихся деятелей советской математики. Аналогичный процесс роста молодых математических кадров  происходил и в других научных центрах.

Выпуск математической литературы в дореволюционной России имел скромные масштабы. Большинство университетских математических курсов не было обеспечено литературой, студенты выпускали литографированные записи лекций своих профессоров. В трудные годы 1918—1920 выпуск математических книг сократился, но не прекратился. А. Н. Крылов сумел в 1919 г. выпустить перевод найденных им записей лекций Гаусса. Заметим, что Госиздат в 1921 г. возглавил О. Ю. Шмидт. В 1922 г. при Госиздате образован научный отдел, выпускающий для вузов учебную и научную литературу. Этим отделом руководил В. Ф. Каган. В 1922 г., когда наши типографии лишь восстанавливались, часть книг издавалась в Берлине. Число математических книг, изданных в рассматриваемый период, и их полный перечень приведен в [30]. В 1922—1924 гг. был издан ряд университетских курсов Б. К. Млодзеевского — по высшей алгебре, аналитической геометрии, численным методам; Д. Ф. Егорова — по теории чисел, дифференциальной геометрии, вариационному исчислению; Л. К. Лахтина — по теории вероятностей, введению в анализ; переводы курса анализа Валле-Пуссена. В 1922 г. вышло «Исчисление вероятностей» А. А. Маркова. Начался выпуск научно-популярной литературы. Стали выходить и монографии — так в 1925 г. Издательством Академии наук  был издан посмертный мемуар А. М. Ляпунова.

В 1922 г. после четырехлетнего перерыва начал выходить «Математический сборник», а с 1923 г.— Известия Харьковского и Казанского математических обществ. Перерыв в выходе этих изданий частично компенсировался публикациями в Перми, Иваново-Вознесенске, Саратове и др. Благодаря энергии В. А. Стеклова «Известия Академии наук» выходили без перерыва и опубликовали в 1918—1921 гг. 24 статьи, в том числе А. А. Маркова, В. А. Стеклова, А. И. Крылова, И. М. Виноградова, Н. И. Мусхелишвили и др. Отметим, что с 1918 г. непрерывно выходили «Успехи физических наук». В 20-е годы математические статьи публиковались также в «Записках физико-математического отделения АН УССР» (с 1922 г.), Трудах универси тетов и других вузов, научно-исследовательских кафедр на Украине и т. д.

Приводим количество публикаций по годам (первое число — количество опубликованных статей, второе — количество авторов): 1917—40/24, 1918— 33/23, 1919-45/27, 1920-10/9, 1921-76/31, 1922-63/39, 1923-93/51, 1924-171/77, 1925-193/82.

Мы выше привели подписанное В. И. Лениным постановление о премии им. Н. Е. Жуковского за работы по математике и механике. В 1924 г. она была присуждена А. И. Некрасову за его работу по теории стационарных волн. Эта работа состоит из трех глав: первая посвящена сведению задачи к решению нелинейного интегрального уравнения, вторая дает метод (позже названный методом Некрасова) решения нелинейных интегральных уравнений, в третьей излагается применение этого метода к уравнению, полученному в главе  I. В  1925 г. по представлению Института математики и механики МГУ премии Наркомпроса были присуждены С. А. Чаплыгину, Д. Ф. Егорову, И. И. Привалову, А. Н. Колмогорову и посмертно М. Я. Сус-лину и П. С. Урысону.

Развитие математики в первые советские годы проходили в обстановке творческого подъема, охватившего страну после революции. П. С. Александров пишет об этом в биографии П. С. Урысона: «То были годы необычайного подъема и увлечения внезапно раскрывшимися новыми творческими возможностями, годы подлинного цветения для многих молодых людей, впервые вкусивших радость творческого соприкосновения с наукой в тех новых, небывалых условиях, которые открыла революция. Мало найдется в истории математической науки периодов столь горячего энтузиазма, как начало двадцатых годов в Московском университете, когда в столь короткий срок, буквально в несколько лет, возникла целая большая научная школа, в значительной степени определившая дальнейшее развитие математики в нашей стране и сразу выдвинувшая целый ряд новых выдающихся ученых».

Примечания:

!) В 1922/23 г. аспирантов было 10 человек, в 1923/24 г.—23, в 1924/25 г. — 43, в 1926/27 г.— 62.