Содержание материала

 

Позиция Советов по основному вопросу революции

Важнейшим показателем, характеризующим политический облик Советов, представленных на II Всероссийском съезде, является отношение этих Советов к вопросу о власти. Данные анкет большевистской фракции съезда, дополненные сводкой об отношении местных Советов, к вопросу о конструкции власти, дают возможность выяснить отношение Советов и солдатских комитетов, представленных на съезде, к основному вопросу революции.

69,6% Советов и комитетов, представленных на съезде, и 75,4% делегатов занимали твердую большевистскую позицию. Только 15% Советов поддержали эсеро-меньшевистский лозунг «Вся власть демократии» и 7% Советов высказались за «коалицию». Если в середине сентября на Демократическом совещании 185 представителей Советов (из 447, т. е. 41,3% всей советской курии) голосовали за коалицию46, то через месяц требования коалиции поддержали только 11,8% делегатов II съезда Советов.

Из 20 Советов крестьянских депутатов, представленных на II съезде, об отношении которых к вопросу о власти у нас имеются сведения, 18 высказались за переход всей власти в руки Советов47. Большинство этих Советов были уездными, например Ельнинский, Юхновский, Льговский, Московский, Новозыбковский, Сычевский и др. Но среди них были и губернские Советы крестьянских депутатов, например Петроградский, Псковский, Уфимский. Если же взять объединенные Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, то из 91 Совета 70 высказались за переход всей власти в руки Советов48.

Ядро II съезда составляли делегаты от промышленных центров страны — Петрограда, Москвы, Урала, Донбасса, от промышленных губерний. Они составляли 34,5% всех делегатов. Значительной была группа делегатов от армии — 24,8%. Широко были представлены национальные районы — Украина, Прибалтика, Молдавия, Средняя Азия, Закавказье — 23,9%, районы Поволжья, Северного Кавказа, Сибири и Дальнего Востока — 16,8%.

Таким образом, совершенно очевидно, что крестьянские Советы и объединенные Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов шли в подавляющем большинстве за партией большевиков, выступали за власть Советов.

Сравнительные данные анкет делегатов отражают динамику политической борьбы в стране. Анкеты Советов дают представление об их позиции накануне созыва съезда, при выборе делегатов. Делегаты, заполнявшие анкеты Советов, отвечали на вопрос о власти в соответствии с наказом, полученным от Совета при выборах на съезд. Это был вопрос о позиции Совета. В личной же анкете делегаты определяли свою позицию по вопросу о власти. Данные личной анкеты отражают процесс поляризации политических сил, процесс, направление развития которого точно предвидел В. И. Ленин. В результате решительных действий большевиков число колебавшихся уменьшилось. Они пополняли ряды сторонников Советской власти или переходили (в значительно меньшей своей части) в лагерь буржуазной контрреволюции. Таким образом, процесс поляризации политических сил в стране привел в конечном счете к более быстрому росту сил революции и уменьшению промежуточных групп.

Это особенно отчетливо видно из данных о партийном составе I и II Всероссийских съездов Советов (табл. 2).

Таблица 2

Партийный состав делегатов I и II Всероссийских съездов Советов р. и с. д.*

Съезд

Большевики

Левые эсеры

Меньшевики-интернационалисты

Правые эсеры

Меньшевики

Внефракционные социалисты

Объединенные социал-демократы

Бундовцы

Группа «Единство»

Украинские эсеры

Трудовики

Анархисты

Беспартийные

Всего

I

105

-

32

285

248

73

10

10

8

-

5

1

47

824

II

338

98

49

88

36

4

-

11

-

4

1

1

23

653

* Составлено по: Первый Всероссийский съезд Советов р. и с. д. М.; Д., 1931. Т. 2. С. 10; Второй Всероссийский съезд Советов. С. 171.

Общее количество делегатов на II съезде Советов по спискам составляло не менее 859, но точные данные о партийности имеются только о 653 делегатах.

 

В связи с уходом правых эсеров и меньшевиков и прибытием новых делегатов, значительная часть которых принадлежала к большевикам, соотношение сил на II съезде несколько изменилось. Большевики объединили 390 делегатов, группа левых эсеров возросла до 179, украинские эсеры — 21, меньшевики-интернационалисты — 3549.

Данные о партийном составе делегатов I и II Всероссийских съездов Советов отражают коренные изменения, происшедшие в сентябре — октябре 1917 г. в настроениях масс, в составе Советов. Прежде всего бросается в глаза возросшая партийность масс и их резкая политическая дифференциация. Полностью исчезает группа внефракционных социалистов, составлявшая на I съезде Советов 8,8% всех делегатов. Количество беспартийных падает с 5,7% на I съезде до 3,5% на II съезде. На первое место в Советах как руководящая и направляющая сила выходят большевики. Если на I съезде Советов большевики составляли небольшую группу делегатов — немногим более 10% всего состава, то на II съезде Советов они объединяли 52,1% всех делегатов и вели за собой большую группу левых эсеров, которых совсем не было на I съезде, а на II съезде они составляли более 15% всех делегатов. Наконец, меньшевики и правые эсеры, господствовавшие на I съезде (более 84% всех делегатов съезда), на II съезде, до их ухода, составляли лишь 26% всех делегатов. С 84 до 26% — такова кривая резкого упадка и разложения партий эсеров и меньшевиков. Это — общая картина. Но требуется анализ некоторых дополнительных данных для уточнения этой общей картины.

Более 22% Советов, представленных на II Всероссийском съезде Советов, выступали под старыми, осужденными ходом событий и народом лозунгами: «Вся власть демократии», «Вся власть коалиции».

Эти Советы можно разбить на три группы. К первой следует отнести некоторые губернские Советы, которые являлись верхушечными организациями, давно уже оторвавшимися от масс и местных Советов. Таковыми были Уральский окружной Совет и Областной комитет Советов р. и с. д. Донбасса и Криворожья. Этим эсеро-меньшевистским объединениям противостояло большинство Советов Урала и Донбасса, выступавших под лозунгом «Вся власть Советам!». Ряд губернских Советов, как, например, Витебский, Курский, Смоленский, давно уже не представляли уездные и волостные Советы своих губерний.

Ко второй группе следует отнести Советы ряда национальных районов, в которых были сильны буржуазные националисты, как, например, Тифлисский и Батумский окружные Советы, Полтавский губернский, Могилевский и др.

К третьей группе можно отнести часть уездных Советов, в которых были сильная кулацкая прослойка и значительные кулацкие организации, — такими были Вольский Совет, Балашовский, Тамбовский уездный Совет, Галичский и др.

Однако самым важным является вопрос о том, насколько верно отражали эти эсеро-меньшевистские Советы подлинное настроение рабочих, солдат, крестьян в соответствующих губерниях и уездах. Противоречие между позицией этих Советов и представляющих их делегатов сказывается в том факте, что последние голосовали за переход власти к Советам.

Возьмем наиболее значительный из губернских Советов — Смоленский Совет рабочих и солдатских депутатов. Смоленск был крупным тыловым центром Западного фронта, здесь находился штаб Минского военного округа. Временное правительство уделяло значительное внимание укреплению своих позиций в этом районе. Своим комиссаром правительство Керенского назначило в Смоленск печально знаменитого Галина, руководителя бандитского разгрома Калужского Совета рабочих и солдатских депутатов.

Смоленский Совет, который не переизбирался с июня 1917 г., находился под значительным влиянием эсеров и меньшевиков. Делегат II Всероссийского съезда Советов от Смоленска записал в своей анкете: «Авторитет (среди населения. — Е. Г.) заметно пал вследствие слабой энергии Совета»50.

Смоленский Совет, являясь губернским объединением, вступил в резкое противоречие со многими уездными Советами. Советы Ельнинского, Рославльского, Юхновского уездов выступали с требованиями передачи всей государственной власти в руки Советов. В октябре 1917 г. влияние большевиков в Смоленском Совете значительно возросло. На II Всероссийский съезд Советов Смоленский Совет р. и с. д. послал 1 большевика и 1 левого эсера51. 29 октября Совет создал Военно-революционный комитет, в котором руководящую роль заняли большевики. Однако длительные колебания Смоленского Совета и наличие в городе значительных контрреволюционных сил привели к тому, что борьба за власть Советов в городе проходила в вооруженных столкновениях с казаками и юнкерами и закончилась только 1 ноября52.

Таким образом, ясно, что официальная позиция руководства Смоленского Совета — «вся власть коалиции» — уже к моменту открытия II съезда Советов не соответствовала не только настроению рабочих, солдат и крестьян Смоленской губ., но и новому соотношению сил внутри самого Совета.

Такой же вывод можно сделать и о другом крупном советском объединении — Уральском окружном Совете, который также выступал с требованиями «вся власть коалиции». Второй областной съезд Советов Урала еще в середине августа 1917 г. принял большевистские резолюции53. В сентябре — октябре с требованиями перехода всей власти в руки Советов выступили Советы Челябинска, Лысьвенского, Невьянского, Мотовилихинского, Надеждинского, Верх-Исетского, Сергинско-Уфалейского, Кунгурского, Билимбаевского и многих других заводов Урала54. Таким образом, Уральский окружной Совет, по существу, не представлял рабочих Урала.

Советы в крупных промышленных районах уже ко II съезду Советов быстро переходили на позиции большевистского лозунга «Вся власть Советам!». Под давлением рабочих и солдатских масс, под руководством большевиков они фактически стали осуществлять этот лозунг.

Значительная часть той группы Советов, которая отстаивала вплоть до Октября эсеро-меньшевистские позиции, относилась к непромышленным районам страны.

Таким образом, подавляющее большинство Советов ясно определило свою позицию по главному вопросу революции. Они выступали под знаменем «Вся власть Советам!». Небольшая группа Советов, поддерживавших лозунги «Вся власть демократии», «Власть коалиции», или не отражали позиции своих избирателей, или быстро переходили в ходе развития событий на большевистские позиции.

Вместе с тем приведенный материал показывает, что дальнейшее развитие Советов невозможно было без ликвидации старой власти, без объединения всех местных Советов в единую систему государственных органов, т. е. без свержения Временного правительства.

Сохранение и дальше такого положения, когда Советы шли к власти, но не делали последнего шага на этом пути, неизбежно должно было вызвать анархию и национальную катастрофу. Ленинское положение «промедление смерти подобно» полностью отражало объективное положение в стране.

Исход борьбы должен был быть решен вооруженным восстанием пролетариата и беднейшего крестьянства и созывом II Всероссийского съезда Советов.