Содержание материала

 

Борьба политических партий вокруг созыва съезда

Решение о созыве II съезда Советов было вынесено еще I Всероссийским съездом Советов в июне 1917 г. Съезд должен был собраться в сентябре. Однако в разгар июльских событий соглашатели вдруг засуетились и решили ускорить созыв съезда. На объединенном заседании ВЦИК и Исполкома крестьянских Советов 4 июля один из лидеров меньшевиков — И. Г. Церетели предложил созвать съезд Советов, наметив местом работы съезда Москву, «где он мог бы работать беспрепятственно». На следующий день эсеровские и меньшевистские газеты сообщили, что через две недели в Москве соберется Всероссийский съезд Советов.

Чем объяснить такую позицию соглашателей? В момент подавления июльской демонстрации им казалось самым своевременным созвать съезд Советов для того, чтобы обуздать революционные центры на периферии, а самый съезд превратить в похороны Советов, в политический центр ликвидации советских организаций.

Но торжество контрреволюции оказалось непродолжительным, а восторженное настроение эсеров и меньшевиков в июле преждевременным. «Победа», достигнутая в июле, была очень непрочной. Контрреволюция, корниловцы были явно неудовлетворены этой «победой» и требовали решительной и немедленной ликвидации Советов, комитетов и других форм революционной организации масс. Съезд Советов казался им ненужным маневром и излишней роскошью в условиях, когда они стремились к полной ликвидации Советов. Вот почему эсеры и меньшевики вынуждены были «забыть» о своем решении созвать съезд Советов, и «забыть» надолго.

Однако в середине августа местные Советы стали усиленно напоминать о необходимости созыва Всероссийского съезда Советов. Советы забрасывали ВЦИК телеграммами: «Когда будет созван съезд?». В ответ отправлялись успокоительные телеграммы: «Вопрос обсуждается», «Съезд будет созван своевременно»55.О запросах и требованиях местных Советов сообщил на заседании ВЦИК 18 августа иногородний отдел. Эсеро-меньшевистский ВЦИК выслушал и постановил... вопрос отложить.

Вокруг вопроса о созыве Всероссийского съезда Советов развернулась ожесточенная борьба после разгрома корниловского мятежа. Эсеры и меньшевики попытались заменить съезд Советов «более широким», как они уверяли, «демократическим совещанием». Большевики разоблачили эту антиреволюционную политику и тактику. 12 сентября на заседании ВЦИК большевики заявили о нарушении воли I Всероссийского съезда Советов и о необходимости созыва II съезда. В ответ Бюро эсеро-меньшевистского ВЦИК решило созвать представителей Советов и армейских комитетов, присутствовавших на Демократическом совещании.

Большевики выступили на этом совещании 23 сентября с заявлением, что если ВЦИК и дальше будет продолжать саботировать требования народа о созыве съезда Советов, то дело созыва будет передано Петроградскому и Московскому Советам. Только после решительных требований революционных рабочих и солдат ВЦИК вынужден был назначить созыв II Всероссийского съезда Советов на 20 октября.

Бюро ВЦИК создало организационную комиссию по созыву съезда, включив в нее главным образом меньшевиков и эсеров. Протоколы заседания этой комиссии свидетельствуют, что главной ее задачей был саботаж созыва съезда56. 29 сентября комиссия признала нежелательным отрывать на съезд много местных работников. Тут же комиссия решила предоставить членам ВЦИК право решающего голоса на съезде. Это означало стремление обеспечить меньшевикам и эсерам около 250 мандатов57, не считая тех, которые могли быть избраны на местах. Большевик В. В. Кураев выступил на заседании комиссии с решительным протестом против такой фальсификации, справедливо заявив, что настоящий состав ВЦИК не отражает воли масс58. Эсеры и меньшевики в комиссии оставили этот протест без внимания. Работа комиссии по созыву съезда и дальше велась в том же духе.

По мере того как становилось все более ясным, что съезд Советов сорвать невозможно, лидеры соглашателей стали прилагать все силы, чтобы предопределить его состав. Комиссия пыталась распределить мандаты на съезд таким образом, чтобы обеспечить эсерам, меньшевикам и буржуазным националистам наиболее выгодные позиции. Все флоты получили на съезд 40 мест, но при этом решением комиссии от 3 октября Черноморский флот, на котором матросов было вдвое меньше, чем на Балтийском флоте, получил почти столько же мандатов, сколько большевистский Балтфлот59. Рассчитывая на то, что в Областном Совете Поволжья у эсеров и меньшевиков были более прочные позиции, Бюро ВЦИК разрешило Саратовскому областному Совету делегировать на съезд трех делегатов с решающим голосом, в то время как Минскому областному Совету, заведомо известному своими большевистскими позициями, дали только один мандат с совещательным голосом60.

ЦК большевистской партии еще 24 сентября принял решение делегировать в комиссию по созыву съезда Я. М. Свердлова, а в помощь ему — К. К. Юренева61. Одновременно ЦК решил провести широкую кампанию в местных Советах под лозунгом немедленного созыва съезда Советов. По мере того как выяснялся саботажнический характер деятельности комиссии но созыву съезда, центр тяжести работы по подготовке съезда все больше переносился на места.

Менялась тактика эсеров и меньшевиков. Еще 1 октября 1917 г. группа членов военного отдела ВЦИК, военной группы Предпарламента и Совета при военном министре рассмотрела вопрос о созыве II Всероссийского съезда Советов и вынесла решение, что съезд Советов несвоевремен, отвлечет массы от подготовки Учредительного собрания и т. д. и т. п.62 А спустя немногим более двух недель Бюро ВЦИК направило во все армейские комитеты телеграммы, в которых говорилось: «...только участие в съезде всех групп организованной революционной демократии может обеспечить за его постановлениями достаточную авторитетность»63.

Подобные телеграммы посылались главным образом армейским и фронтовым комитетам, которые уже давно не переизбирались и по своему составу отражали вчерашний день революции. Защитники «демократии» не стеснялись и запросто предлагали армейским эсерам и меньшевикам «организовать» делегации на II Всероссийский съезд, минуя даже армейские съезды.

Но эти планы были сорваны низовыми солдатскими комитетами. Если армейские комитеты 2, 3, 8, 12-й и Особой армий прислали делегатов с эсеро-меньшевистскими наказами, то дивизионные и даже некоторые корпусные комитеты прислали делегатов с большевистским наказом — «Вся власть Советам!». Можно назвать 1-й гвардейский корпус, 5, 6, 35-й армейские корпуса, 15-ю Симбирскую дивизию, 3-ю, 105-ю и другие дивизии, которые послали на съезд Советов большевиков64.

В тех частях, где были проведены демократические выборы, где солдаты воспользовались правом отзыва, прошла полная смена эсеровских полковых и корпусных комитетов. В других частях эсерам удавалось сохранить свои позиции в комитетах.

Важнейшим рычагом в деле борьбы большевиков за скорейший созыв съезда Советов и их большевизацию явились областные объединения Советов.

В течение одной недели, с 10 по 17 октября, были проведены съезды Советов, объединившие губернии крупных регионов: Северной обл., Поволжья, Восточной Сибири, Общесибирский, Западной области (Белоруссия), Юго-Западного края (Украина), Северного Кавказа. Областные советские объединения (за исключением некоторых, например Донецко-Криворожского, в котором эсеры и меньшевики сохранили свои позиции), окрепшие в сентябре-октябре 1917 г. под руководством большевистской партии, оказались в решающий исторический момент достаточно гибким и сильным оружием для того, чтобы быстро мобилизовать Советы крупных промышленных и политических центров и превратить их в опорные пункты вооруженного восстания и Всероссийского съезда Советов. Областные советские организации оказались более подвижными и маневренными, чем губернские. Созвать губернские съезды по всей России за одну неделю было бы невозможно. Областные же съезды удалось не только созвать, но и превратить их в центры мобилизации и организации крестьянских масс губерний, входивших в областные объединения, солдат тыловых гарнизонов и прифронтовых районов65.

* * *

Выборы делегатов на II Всероссийский съезд Советов и принятие наказов в основном проходили в конце сентября и в первой половине октября 1917 г. Наказы местных Советов делегатам на съезд ярко отразили нарастание общенационального революционного кризиса в стране. В наказах были поставлены самые животрепещущие вопросы революции, вопросы, над решением которых бились десятки миллионов людей, организованных в Советы. В наказах выражены думы и чаяния народа, опыт почти восьми месяцев революционной борьбы, творческая инициатива и самодеятельность самых глубоких народных низов.

Какое значение придавалось наказам, видно из того, что некоторые делегаты, уехавшие на съезд без наказа, получали вдогонку решение об отзыве. Большевистская фракция Бердянского Совета направила 24 октября телеграмму в большевистскую фракцию ВЦИК с сообщением, что делегат от Бердянска Багаев «не может считаться выразителем воли Совета», так как он не получил наказа66.

В нашем распоряжении имеются сотни резолюций и наказов, принятых различными организациями рабочих, солдат, крестьян в связи с подготовкой II Всероссийского съезда Советов. Резолюции Советов, принятые накануне Всероссийского съезда, мы рассматриваем как однотипный с наказом документ. Более 150 резолюций и наказов было опубликовано в журнале «Красный архив» (1937 г.) и в сборнике «Второй Всероссийский съезд Советов» (1957 г.). Некоторые наказы опубликованы в местных сборниках, посвященных истории борьбы за победу Октябрьской революции. Часть документов этого типа остались неопубликованными и извлечены нами из архивов.

На первое место в резолюциях и наказах выдвигается вопрос о власти. Во всех наказах ясно видно могучее и неодолимое требование масс, выраженное в лозунге «Вся власть Советам!».

Коломенский Совет р. и с. д. поручил своему делегату принять участие в разработке манифеста о демократическом мире, в издании законов о переходе земли в руки крестьянских комитетов, об организации рабочего контроля над банками и предприятиями и, как самое важное, наказал передать исполнительную власть в государстве Центральному Исполнительному Комитету, который будет выделен II Всероссийским съездом67.

В наказах Советов проявилось глубокое понимание связи между решением вопроса о власти и судьбой России как независимой и свободной страны. В наказах местных Советов проявлялось ясное понимание характера и содержания революции, за которую боролись массы. В наказе делегату на съезд Советов от Або-Аландской укрепленной позиции говорилось, что революция направлена «в своем последовательном развитии на уничтожение всех основ существующего буржуазно-капиталистического строя»68. Осудив соглашательство с буржуазией, Совет Або-Аландской укрепленной позиции потребовал немедленного созыва съезда Советов. «Всякая борьба со своевременным (созывом. — Е. Г.) этого съезда является преступной и неизбежно ведет к дезорганизации...»69 — отмечалось в наказе.

Суть требований масс выразили в своем наказе балтийские моряки. «...Представители Центрального Комитета Балтийского флота, представители измученных мировой бойней товарищей, находившихся в стальных коробках, на островах и в других местах, полуголодных, разутых и раздетых, шлют своих товарищей сказать не слова, а совершить великое дело — освобождение труда...» «Мы требуем немедленно уничтожить продажное правительство коалиции...» — писали балтийцы70.

Ясное понимание того, что сохранение власти буржуазии несет с собой дезорганизацию, хаос, национальную катастрофу, пронизывает многие резолюции и наказы. Съезд Советов Северной области в своей резолюции подчеркнул: «Самостоятельной внешней политики Россия не имеет. Союзные империалисты, теряющие в собственных странах почву под ногами, продолжают распоряжаться судьбой русского народа... Вопрос о четвертой зимней кампании фактически решается для русского солдата на биржах Лондона и Нью-Йорка»71. Съезд призывал к решительному и единодушному выступлению всех Советов для спасения страны и создания Советского правительства. Екатеринодарский Совет в наказе делегату II съезда Советов отмечал, что хозяйничанье буржуазии «привело страну почти к полному развалу и поставило ее перед угрозой окончательного внешнего порабощения со стороны союзнического капитала и победы контрреволюции внутри страны...»72. В целях спасения страны и революции Екатеринодарский Совет признал необходимым и поручил своему делегату добиваться на съезде «немедленного образования правительства из состава съезда Советов»73 и принятия решительных революционных шагов в деле завоевания мира, передачи земли крестьянам, введения рабочего контроля.

В наказах и резолюциях сурово осуждалась соглашательская политика эсеров и меньшевиков. Центральный Комитет Черноморского флота в своем наказе делегатам осудил представителей «социалистических» партий, «идущих лишь на позорные компромиссы, вроде пресловутого Предпарламента, коалиции и т. д.»74. В этом же наказе выражалась надежда, что съезд Советов, «представителей подлинной народной воли», твердой рукой возьмет власть в стране.

Далеко от Екатеринодара и Черного моря Кузнецкий Совет р. и с. д. (Пензенская губ.) также выработал свой наказ делегату II съезда Советов. Кузнецкий Совет р. и с. д. накануне Октября организовал активную борьбу с саботажем промышленников, принял меры борьбы со спекуляцией. Совет пользовался влиянием среди крестьянства. В составе Совета было 145 большевиков, 35 меньшевиков, 20 эсеров75. В наказе делегату Кузнецкий Совет записал: «Только власть, опирающаяся на истинное доверие большинства народа, а не [на] буржуазно-коалиционное [правительство], может привести страну к миру. Необходимо взять руководство политики Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов как в центре, так и на местах»76.

В Донецком бассейне конференция представителей Советов Луганского района 16 октября 1917 г. твердо заявила, что «единственным спасением от надвигающегося полного экономического краха могут явиться лишь радикальные меры, которые может провести в жизнь лишь власть Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов»77.

В наказах подчеркивалась руководящая роль рабочего класса и его значение в деле освобождения всех трудящихся. Гуковский Совет рабочих депутатов (Донбасс), требуя перехода власти в руки Советов, следующим образом аргументировал свой наказ: «Мы требуем власти пролетариата потому, что этот класс не имеет своих личных интересов, а потому не может стремиться к порабощению других, ибо только в таком случае будет свободно всем классам»78.

Следует отметить, что Гуковский Совет выдвигал ряд требований, в которых, по существу, излагалась программа первых мероприятий диктатуры пролетариата: «1. Немедленный мир, честный и демократический, в достижении коего не останавливаться перед разрывом с союзниками. 2. Немедленно отобрать помещичьи земли и передать таковые в земельные комитеты. 3. Строгий рабочий контроль над производством. 4. Государственная власть должна принадлежать Советам рабочих депутатов»79. В наказе выдвигалось требование предания революционному суду всех тайных и явных корниловцев, прекращения эвакуации Петрограда и организации сильной обороны столицы как оплота революции.

В ряде случаев наказы делегатам носили характер категорического требования. Так, например, Мариупольский Совет рабочих и солдатских депутатов, требуя немедленного перехода власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, вменил в обязанность своим делегатам на съезд отстаивать это требование, указав, что «в противном случае лишает их мандатов»80.

Наказы Советов, требовавших создания однородной социалистической власти, т. е. образования «коалиции без кадетов», отнюдь не все могут быть отнесены к эсеро-меньшевистским. В каждом отдельном случае требуется тщательный анализ для правильного определения характера подобных наказов. Так, например, наказ Каменского Совета рабочих депутатов, принятый на пленарном заседании Совета 10 октября 1917 г., выдвигал требование создания однородной власти. Но в наказе давалось такое определение «однородной» власти, которое не дает возможности смешивать позицию Каменского Совета с позицией соглашателей. Во-первых, в наказе говорится, что создание однородной власти должно произойти «путем перехода ее в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Во-вторых, меры, намеченные наказом, говорят о большевистском характере Совета. Наказ требовал установления контроля над производством, беспощадного обложения сверхприбылей капиталистов, передачи земли крестьянам через земельные комитеты, демократизации армии и смены контрреволюционного командного состава, беспощадной борьбы с контрреволюцией81.

В наказах делегатам Советы делали упор на необходимость слома старого государственного аппарата. Минский Совет, выдвинув требование передачи всей власти в стране только Советам р., с. и к. д., определил свое отношение и к аппарату государственной власти. «Не губернаторы, исправники и становые в обличие комиссаров так называемого революционного правительства, а выборные всем населением исполнители революционно- демократических начинаний на местах», — гласил наказ Минского Совета рабочих и солдатских депутатов82. В этом же наказе Минского Совета было выдвинуто требование о предоставлении всем народам России права свободного устройства своей жизни.

В некоторых наказах отражены колебания мелкобуржуазных масс, их боязнь вооруженных схваток и гражданской войны. Чаще всего эти страхи имеются в наказах, которые ориентируют делегатов на передачу власти «революционной демократии», на запугивание гражданской войной.

Так, Красносельский Совет требовал в наказе передачи власти революционной демократии, но «без гражданской войны, без вооруженного восстания»83. Однако даже в таком наказе говорится о необходимости «вооруженной рукой дать отпор контрреволюции», если она посягнет на Советы.

В наказах Советов рабочих и солдатских депутатов с особой силой выдвигаются требования решительной борьбы с контрреволюцией, ареста главарей контрреволюции, роспуска Государственной думы и Государственного совета, закрытия буржуазных газет. Выдвигаются также требования беспощадного обложения имущих классов, немедленного вооружения рабочих для защиты революции.

Такой же характер носили и наказы крестьянских Советов. Собрание крестьян 3-го избирательного округа Осьминской волости Гдовского уезда 17 октября в своем наказе II съезду Советов записало: «...мы отныне и навсегда не можем больше доверять безответственной власти пред народом и требуем, чтобы Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов взял власть в свои руки как в центре, так и на местах. Совет немедленно должен выполнить всеми силами волю рабочих и крестьян...». Дальше в наказе говорится, что эта воля выражена в требовании демократического мира, «чтобы все нации могли свободно жить, никем не порабощенные», в объявлении всей земли общегосударственной собственностью, во введении рабочего контроля «над капиталами и производством, также распределением продуктов»84.

Крестьяне Сходненской волости Московского уезда требовали, «чтобы не кооператоры, забывшие свои призывы бороться с кулаками и с торговцами, устраивали нашу жизнь: они не способны оглянуться на свое кооперативное бессилие и захватным образом забрали силу народную, не ими собранную. Только Советы, нами избранные и переизбранные, одни могут наилучше обеспечить нам жизнь и хлеб, и только Советы помогут провести все дела, как народу надо». Крестьяне в своем наказе заранее осуждали противников перехода власти к Советам: «Мы отныне лишаем своего доверия говорящих от нашего имени против рабочих и солдатских Советов; они, эти засидевшиеся крестьянские депутаты, сделали все, чтобы посеять рознь меж крестьянами и рабочими и солдатами»85.

Наказы Советов солдатских депутатов говорили о готовности миллионов солдат с оружием в руках поддержать борьбу за власть рабочих и крестьян. Солдаты Мариупольского гарнизона заявляли, что они не хотят проливать свою кровь ради торжества «буржуазного кошелька». «Но мы не боимся смерти, — клятвенно звучали слова наказа, — и готовы умереть, защищая свои Советы, умереть с сознанием исполненного долга перед Великой Российской Революцией»86. Солдаты 6-го армейского корпуса в своем наказе заявляли, что каждый день существования буржуазного правительства приближает страну к гибели. «Стране необходима власть твердая, опирающаяся на рабочих и крестьян. Лишь такая власть в силах предпринять реальные меры для борьбы с разрухой, для заключения мира. Довольно слов и парламентских фокусов!»87 Солдаты 6-го армейского корпуса принимали свой наказ 18 октября. Гневно звучат слова солдатского призыва: «От имени людей, исстрадавшихся в окопах, от имени людей, над которыми навис страшный призрак четвертой зимней кампании, мы призываем съезд Советов через головы дезертиров революции и соглашателей взять всю полноту власти и дать России долгожданный революционный порядок»88.

Во всех резолюциях и наказах ясно выражено глубокое понимание значения II Всероссийского съезда Советов как источника создания новой государственной власти, как центра единого фронта рабочих, солдат и крестьянской бедноты89.

Понимание коренных задач революции и решимость немедленно взяться за решение этих задач звучат не только в документах столичных Советов, но и в наказах уездных, волостных и сельских советских организаций. Режицкий Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов совместно с представителями Режицкого гарнизона записал в своем наказе: «На страже революции — революционный пролетариат, армия и трудовое крестьянство; в ответ на провоцирование империалистическими кликами буржуазии должны ответить лозунгом единого сплоченного фронта рабочих и беднейших крестьян, концентрацией сил на местах и в центрах вокруг Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, центром которых является и должен служить Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов»90.

Наказы солдат наряду с требованиями мира включали также требования решительного изменения всей внешней политики, и прежде всего аппарата, проводящего эту политику. Так, наказ 3-й гвардейской пехотной дивизии включал пункт о «немедленной полной реорганизации дипломатического корпуса на демократических началах»91.

Наказы делегатам включали многие и многие вопросы, волновавшие миллионы тружеников России. Тут и забота о том, чтобы крестьянская беднота получила не только землю, но и инвентарь, тут требования и обеспечения солдат, демобилизуемых из армии, работой, и введения всеобщей трудовой повинности, и обеспечения семей солдат, и перевода Корнилова в Кронштадтскую крепость, и немедленного освобождения всех участников событий 3 — 5 июля, и организации сильной обороны столицы как оплота революции.

Изучение наказов приводит к выводу, что они представляют собой образец народного государственного творчества. Разнообразие формы наказов, языка, стиля опровергает утверждения фальсификаторов о каком-то едином штампе, с которого якобы списывались наказы. В то же время их политическое содержание объединено одним главным требованием, которому подчинено все остальное: II съезд Советов должен провозгласить Советскую власть, вывести страну из катастрофы на путь независимого социалистического развития. Такова была воля народа, пославшего своих представителей на II Всероссийский съезд Советов.

Только большевистская партия выработала программу, на основе которой проходила подготовка съезда. Только большевистская программа соответствовала чаяниям и надеждам миллионов рабочих, солдат и крестьян.

Ни одна из политических партий, принимавших участие в выборах делегатов на съезд Советов, не могла противопоставить требованиям большевиков своей цельной и последовательной программы.