Содержание материала

 

I. БОРЬБА В. И. ЛЕНИНА ЗА НОВЫЙ, РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

1. ПРЕДПОСЫЛКИ ОБРАЗОВАНИЯ III ИНТЕРНАЦИОНАЛА.

БОРЬБА ЛЕНИНА И БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ПАРТИИ ЗА СОЗДАНИЕ КОМИНТЕРНА

Вопрос о необходимости создания Коммунистического Интернационала был поставлен В. И. Лениным вскоре после начала первой мировой войны в манифесте ЦК РСДРП «Война и российская социал-демократия», опубликованном 1 ноября 1914 года. В нем говорилось, что «рабочие массы через все препятствия создадут новый Интернационал», и провозглашался лозунг: «Да здравствует пролетарский Интернационал, освобожденный от оппортунизма!»1.

Требование создания нового, революционного Интернационала было выдвинуто прежде всего в связи с крахом II Интернационала, наступившим с первыми же залпами мировой войны. Руководители большинства партий II Интернационала, позорно предав свои прежние решения о борьбе против империалистической войны, проголосовали в парламентах за военные кредиты, заключили классовый мир с буржуазией и под лозунгом «защиты отечества» стали помогать «своей» буржуазии гнать трудящихся на преступную бойню. Многие вожди социал-демократии приняли активное участие в шовинистическом натравливании народов воюющих стран друг на друга. Оппортунизм в рядах II Интернационала перерос в социал-шовинизм, то есть в открытый союз со «своей» ведущей грабительскую войну империалистической буржуазией. Позорная измена лидеров социал-демократических партий марксизму, интересам освобождения пролетариата, делу международной пролетарской солидарности, распад II Интернационала на враждующие между собой партии, сомкнувшиеся с империалистическими правительствами,— все это свидетельствовало о полном идейном и организационном крахе II Интернационала, о гибели его как международной пролетарской организации.

В то время как многие деятели международного рабочего движения еще питали иллюзии относительно будущей судьбы II Интернационала, Ленин показал, что этот Интернационал потерпел крах. К такому позорному концу он пришел в результате оппортунистического перерождения.

Именно Ленин вскрыл социальные корни роста оппортунизма в рабочем движении. Он подчеркивал, что «оппортунизм — не случайность, не грех, не оплошность, не измена отдельных лиц, а социальный продукт целой исторической эпохи»2 эпохи империализма. На империалистической стадии развития капитализма в рабочем классе образуется слой рабочей аристократии и рабочей бюрократии, который в результате привилегий и подкупа, ставших возможными за счет монопольных прибылей, оказывается в зависимости от буржуазии, усваивает ее образ жизни и идеологию. Рабочая аристократия и рабочая бюрократия вместе с мелкобуржуазными попутчиками рабочего движения становятся проводником буржуазного влияния на пролетариат, социальной основой оппортунизма в рабочем движении. Раскрыв взаимосвязи империализма и оппортунизма, Ленин доказал, что подлинная борьба с империализмом требует одновременной борьбы с оппортунизмом в рабочем движении.

Оценивая развитие международного рабочего и социалистического движения в предвоенные годы, Ленин указывал на обострение в нем борьбы революционной и реформистской тенденций. Он был далек от того, чтобы считать реформистское, оппортунистическое течение полностью господствующим во II Интернационале в то время3. Течения, существовавшие во II Интернационале, вели борьбу между собой, находясь в общих организационных рамках. Это объяснялось главным образом тем, что на словах реформисты по ряду важных вопросов, в том числе и по вопросу о войне, признавали точку зрения, отвечающую принципам марксизма. На деле же они все дальше отходили от марксизма.

«Оппортунисты,— писал В. И. Ленин уже в первые дни войны,— давно подготовляли крах II Интернационала, отрицая социалистическую революцию и подменяя ее буржуазным реформизмом; отрицая классовую борьбу с ее необходимым превращением, в известные моменты, в гражданскую войну и проповедуя сотрудничество классов; проповедуя буржуазный шовинизм под видом патриотизма и защиты отечества...; ограничиваясь в борьбе с милитаризмом сентиментально-мещанской точкой зрения, вместо признания необходимости революционной войны пролетариев всех стран против буржуазии всех стран; превращая необходимое использование буржуазного парламентаризма и буржуазной легальности в фетишизирование этой легальности и забвение обязательности нелегальных форм организации и агитации в эпохи кризисов»4.

С началом войны большинство лидеров социал-демократии встало на социал-шовинистические или центристские (то есть скрыто оппортунистические) позиции. Тем самым оппортунисты предали дело рабочего класса, разрушили единство международного рабочего движения, лишили пролетариат его классовой организации как в международном, так и национальном масштабе. Мировое пролетарское движение было поставлено перед выбором: либо отказаться от своих великих революционных целей и перейти на путь соглашательства с буржуазией, либо решительно порвать с социал-шовинизмом, объединить все действительно революционные и интернационалистские силы и создать новую международную организацию, способную повести трудящихся к социалистической революции, продолжить славные революционные традиции, заложенные великими учителями рабочего класса К. Марксом и Ф. Энгельсом. Ленин и большевистская партия смело подняли знамя борьбы за создание нового, революционного Интернационала, за мобилизацию пролетарских масс на борьбу за свержение власти буржуазии.

Дело создания Коммунистического Интернационала было неразрывно связано с новыми историческими задачами пролетариата, обусловленными наступлением эпохи империализма и обстановкой мировой империалистической войны.

В ряде работ и особенно в книге «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916 г.) Ленин дал глубокий теоретический анализ новейших явлений в капитализме и доказал, что с установлением господства монополий в капиталистической экономике сам капитализм вступает в стадию империализма, отличающуюся дальнейшим обострением всех противоречий, свойственных буржуазному обществу. Раскрыв основные черты империализма и закономерности его развития, Ленин показал, что дело идет к такому небывалому обострению всех капиталистических противоречий, когда на повестку дня встанут не отдельные вопросы экономического и политического устройства, а вопрос о самом существовании капиталистического строя. Ленин писал, что противоречия империализма, обостренные войной, неизбежно должны порождать и питать «политику борьбы против национального угнетения и борьбы пролетариата против буржуазии, а потому и возможность и неизбежность, во-первых, революционных национальных восстаний и войн, во-вторых, войн и восстаний пролетариата против буржуазии, в-третьих, объединения обоих видов революционных войн и т. д.»5. Империализм есть канун социалистической революции — таков был основной вывод, сделанный Лениным.

При этом Ленин исходил из анализа империализма как мировой системы и указывал, что именно от обострения  противоречий мировой системы империализма, а не только от внутренних противоречий в каждой стране, зависят теперь решающим образом предпосылки пролетарской революции. Ленинская характеристика империализма давала научную основу для определения революционной перспективы классовой борьбы пролетариата, для вывода о том, что подходит время социалистических революций.

В. И. Ленин решительно боролся против всякого рода попыток затушевать, затемнить эту революционную перспективу. Он подверг резкой критике теорию «ультраимпериализма», выдвигавшуюся К. Каутским. Последний выступил с мещанской идеей о том, что капитализм может еще пережить некую фазу мирного «ультраимпериализма». Эта фаза, как писал Каутский, «поставит на место борьбы национальных финансовых капиталов между собою общую эксплуатацию мира интернационально-объединенным финансовым капиталом»6. Теория «ультраимпериализма» отодвигала на далекие времена перспективу социалистической революции, сеяла в массах иллюзии относительно возможностей длительной мирной эпохи на почве капиталистических отношений.

Разоблачая оппортунистическую сущность теории «ультраимпериализма», Ленин писал, что она поощряет «ту глубоко ошибочную и льющую воду на мельницу апологетов империализма мысль, будто господство финансового капитала ослабляет неравномерности и противоречия внутри всемирного хозяйства, тогда как на деле оно усиливает их»7. Ленин показал, что Каутский и его сторонники затушевывают коренные противоречия империализма с целью оправдать буржуазный реформизм и отказаться от социалистической революции, что каутскианская теория «ультраимпериализма» представляет собой хитрое, тонкое оправдание оппортунистов, которые заявляют, что они вовсе не перешли на сторону буржуазии, а просто «не верят» в близость социалистического переворота.

Ленинскому гению международное рабочее движение обязано тем, что оно, вступая в новую эпоху, получило ясную революционную ориентировку. «Развитие вперед,— писал Ленин,— если не иметь в виду возможных, временных, шагов назад — осуществимо лишь к социалистическому обществу, к социалистической революции»8.

Потребности руководства борьбой рабочего класса в приближавшихся социалистических революциях, потребности более эффективной взаимопомощи революционных пролетариев различных стран в условиях возросшей интернационализации классовой борьбы были теми глубинными факторами, которые порождали историческую необходимость создания Коммунистического Интернационала. Подчеркивая эту мысль, Ленин писал: «III Интернационалу предстоит задача организации сил пролетариата для революционного натиска на капиталистические правительства, для гражданской войны против буржуазии всех стран, за политическую власть, за победу социализма!»9.

Подавляющее большинство социал-демократических партий не могло сыграть роль вождя революционной борьбы рабочих вследствие того, что они были заражены оппортунизмом и сковали себя с буржуазией политикой классового сотрудничества и поддержки империалистической войны. Эти партии были непригодны для революционной борьбы и потому, что они по своим организационно-тактическим принципам во многом уже сползли на позиции буржуазного либерализма: ориентировались только на легальные, главным образом парламентские, методы борьбы; давно проявляли терпимость к откровенно реформистским течениям и группам в своих рядах; выступая нередко на словах за интересы трудящихся, на деле не вели эффективной борьбы за эти интересы. Оппортунистические партии были непригодны для революционной борьбы также потому, что они разрушили интернациональную солидарность рабочего движения, подменили интернационалистические идеалы буржуазным национализмом и тем самым внесли в международное рабочее движение глубокий раскол.

Новая эпоха, грандиозные революционные задачи, встававшие перед пролетариатом, требовали не подновления потерпевшего крушение старого Интернационала, а создания новой международной организации пролетарских революционеров, способной восстановить интернационалистский характер пролетарского движения, преодолеть последствия измены II Интернационала делу социализма и повести рабочих на штурм буржуазных порядков.

Особую остроту этой проблеме придавала мировая империалистическая война и связанный с ней процесс назревания революционного кризиса.

Большинство вождей II Интернационала из-за своего оппортунизма оказалось бессильным вскрыть перспективы классовой борьбы в условиях войны. Они отрицали тот факт, что разразившаяся война является прямым следствием развития противоречий всей системы империализма и что борьба с войной связана с задачами революционного свержения буржуазии.

Только Ленин, большевистская партия, являвшаяся партией нового типа, оказались способными верно оценить новые исторические условия, определить генеральную линию развития классовой борьбы и указать международному рабочему движению в этот критический период путь к революционному выходу из братоубийственной империалистической войны.

Появление в первые годы XX в. на политической арене большевизма, решительно порвавшего с меньшевиками и другими оппортунистами, знаменовало победу революционной тенденции в рабочем движении России и начало победы этой тенденции в международном масштабе. И не случайно, что именно Ленин и большевистская партия выступили в качестве такой идейно-политической силы, которая смогла дать ответ на самые жгучие вопросы классовой борьбы.

Большевики указывали, что империалистическая война, несущая трудящимся неслыханные бедствия и страдания, неизбежно вызовет глубочайшее революционное брожение масс, приведет к возникновению слабых звеньев в цепи империализма и возможностей их прорыва путем революций. Поистине пророческим был ленинский вывод о том, что империализм вошел с войной в стадию революционных потрясений и что революционный кризис разразится в России, а затем распространится и на другие страны. В сентябре 1915 г. Ленин писал: «Жизнь учит. Жизнь идет через поражение России к революции в ней, а через эту революцию, в связи с ней, к гражданской войне в Европе»10.

Ленин, большевистская партия провозгласили лозунги превращения империалистической войны в гражданскую, подготовки революционного выхода из войны, полного и решительного разрыва с социал-шовинистами и оппортунистами всех мастей, создания нового, революционного Интернационала.

Подчеркивая симптомы приближения революционного кризиса в ряде стран, Ленин в то же время боролся против мнений, будто в результате войны наступит почти автоматически немедленный революционный взрыв.

Он писал: «Мы не можем ни «обещать» гражданской войны, ни «декретировать» ее, но вести работу — при надобности и очень долгую — в этом направлении мы обязаны»11.

Выдвигая лозунг создания III Интернационала, Ленин беспощадно разоблачал социал-шовинистов и центристов, пытавшихся различными доводами прикрыть свою измену делу рабочего класса, интернациональной пролетарской солидарности.

Открытые социал-шовинисты — Шейдеман, Давид, Зюдекум (Германия), Ренодель, Гед, Самба (Франция), Вандервельде (Бельгия), Плеханов (Россия), Гайндман (Англия) и другие,— повторяя буржуазную ложь о якобы оборонительном, справедливом характере войны со стороны их буржуазных отечеств, стремились тем самым подкрепить свой тезис о необходимости «национального единения», о том, что национальные (в данном случае — буржуазные) интересы превыше всего, а международная пролетарская солидарность пока еще не сложилась.

Центристы, и в особенности Каутский, оправдывали свою защиту войны более тонко и более ловко, подделываясь под интернационализм. Каутскианцы заявляли, что классовую борьбу возможно вести лишь в мирное время, а во время войны следует бороться за мир. При этом они подразумевали мир на основе соглашения между воюющими державами. Центристы таким образом занимали социал-пацифистские позиции и полностью отрывали лозунг мира от задачи революционной борьбы. Они отказывались звать трудящихся к революционной борьбе с империализмом, развязавшим грабительскую войну, и обманывали трудящихся бесплодными пацифистскими призывами к миру. Ленин осуждал эту линию как насквозь оппортунистическую.

В. И. Ленин, большевистская партия, революционные интернационалисты других стран, в том числе Р. Люксембург, со всей решительностью выступили против лозунга Каутского о праве рабочих каждой страны «защищать свое отечество». По Каутскому получалось, писал Ленин, что «интернационализм — изволите видеть — в том и состоит, чтобы рабочие всех стран стреляли друг в друга во имя «защиты отечества»12. Ленин называл каутскианство социальным продуктом противоречий II Интернационала, «соединения верности марксизму на словах и подчинения оппортунизму на деле»13.

Суровой критике подверг Ленин взгляды Троцкого, как одну из разновидностей каутскианства. Троцкий фактически поддерживал теорию «ультраимпериализма» и повторял каутскианский тезис о том, что война якобы парализует революционные возможности пролетариата и поэтому рабочий класс должен сначала добиться мира, а затем уже думать о революции. Выступая против ленинского лозунга «поражения своих правительств» в войне, рассчитанного на создание благоприятных условий для свержения власти буржуазии, Троцкий пропагандировал лозунг: «Ни побед, ни поражений». Об этом лозунге Ленин писал: «Кто стоит за лозунг «ни побед, ни поражений», тот, сознательный или бессознательный шовинист, тот в лучшем случае примирительный мелкий буржуа, но во всяком случае враг пролетарской политики, сторонник теперешних правительств, теперешних господствующих классов»14.

В. И. Ленин, большевики разоблачали прислужничество социал-шовинистов и каутскианцев перед буржуазией, предательство ими коренных интересов пролетарского движения. Опровергая довод оппортунистов о том, что якобы сами массы заставили социал-демократию занять позицию поддержки воюющих буржуазных правительств, Ленин писал, что массы нигде не могли выявить свою волю свободно, высказаться могла только горстка парламентариев. «Массы не были опрощены нигде...— писал Ленин,— массы были оглушены, забиты, разъединены, задавлены военным положением. Свободно голосовали только вожди — голосовали за буржуазию против пролетариата!»15.

В. И. Ленин настойчиво разъяснял передовым рабочим, что в интересах развития классовой борьбы необходима «упорная работа в направлении полного разрыва пролетарского революционного движения с оппортунизмом»16. В брошюре «Социализм и война», написанной летом 1915 г., Ленин подчеркивал, что единство с оппортунистами есть союз рабочих со «своей» национальной буржуазией и раскол интернационального революционного рабочего класса17. Поэтому добиться объединения революционных интернационалистов можно лишь на основе полного политического и организационного размежевания с оппортунизмом.

Тактика, преследующая достижение этой цели, должна быть гибкой: размежевание не должно привести к тому, что левые создадут лишь маленькие секты: «Мы не требуем, конечно,— писал Ленин,— немедленного раскола той или другой партии, например, в Швеции, Германии, Франции. Весьма возможно, что несколько позже момент для этого будет (например, в Германии) более благоприятный. Но принципиально мы должны безусловно требовать полного разрыва с оппортунизмом»18. Нужно готовить разрыв с оппортунистами; если же условия для этого будут назревать медленно и потребуется сравнительно длительная эволюция, «наша партия будет крайней оппозицией внутри прежнего Интернационала — пока в различных странах не создастся база для международного товарищества рабочих, стоящего на почве революционного марксизма»19. Большевики и все интернационалисты, говорил Ленин, вовсе не требуют немедленного разрыва с оппортунистами во всех странах, так как для этого не сложились еще необходимые условия. Но необходимо вести ясную линию на раскол с оппортунистами, так как он «исторически назрел, стал неизбежен и прогрессивен, необходим для революционной борьбы пролетариата, ...история, повернув от «мирного» капитализма к империализму, повернула к такому расколу»20.

Гибкая тактика Ленина, большевистской партии создавала благоприятные условия для сплочения левых элементов и интернационалистских групп в международном рабочем движении. Интернационалистское крыло рабочего движения составляли, наряду с большевиками, болгарские тесняки во главе с Д. Благоевым, Г. Кирковым, В. Коларовым, немецкие левые, возглавляемые К. Либкнехтом, Р. Люксембург и Ф. Мерингом, сербские социалисты (Ф. Филипович, Д. Попович, Т. Кацлерович), польские левые социал-демократы (Я. Ганецкий, А. Барский), латышские социал-демократы (Я. Берзин), голландские трибунисты (А. Паннекук, Д. Вайнкоп), левые социалисты Швеции, Норвегии, Италии, Австро-Венгрии, Франции, Англии, США, Аргентины, Дании, Швейцарии и других стран. По ряду вопросов левые группы и течения еще не занимали твердой ленинской позиции, но они были едины в борьбе против империализма и социал-шовинизма.

Уже с первых месяцев войны Ленин с величайшей энергией повел работу по международному сплочению левых интернационалистских сил. В июле 1915 г., говоря о левых группах, Ленин писал: «Я уцеплюсь обеими руками за сие «ядрышко» левого Интернационала. Надо сближаться с ними всеми силами»21. Со многими из левых Ленин вступил в активную переписку. Каждое выступление революционных интернационалистов — будь то в Германии или Англии, в Австро-Венгрии или в скандинавских странах, в Болгарии или США — Ленин, большевистская партия встречали с горячим одобрением, хотя нередко указывали и на непоследовательность левых в отдельных вопросах борьбы против войны и социал-шовинизма.

В. И. Ленин проделал громадную работу, чтобы подготовить международную социалистическую конференцию в Циммервальде (Швейцария): он принял активное участие в разработке проектов документов левых, лично побуждал своих сторонников в разных странах, чтобы они добились широкого представительства левых на конференции. Особое внимание он уделял тому, чтобы левые выступили на конференции сплоченно, с общей революционной программой. Ленин придавал также первостепенное значение распространению материалов, освещающих позицию большевиков и революционных интернационалистов по важнейшим вопросам политической борьбы.

Революционным интернационалистам удалось на Циммервальдской конференции (5—8 сентября 1915 г.) образовать левую группу, которая выступила с самостоятельными проектами резолюции и манифеста, а затем оформилась и организационно, избрав свое бюро во главе с Лениным. Создание Циммервальдской левой было значительным успехом на пути сплочения интернационалистов, на пути к созданию III Интернационала.

Большинство на Циммервальдской конференции состояло из колеблющихся и центристских элементов, и потому левым не удалось провести все свои принципиальные положения. Как подчеркивал позже Ленин, «Циммервальдский Интернационал с самого начала встал на колеблющуюся, «каутскианскую», «центровую» позицию, что и заставило Циммервальдскую левую немедленно отгородиться, обособиться, выступить со своим манифестом...»22 Ленин и его сторонники на пленарных заседаниях конференции и в комиссии горячо отстаивали принципы революционного марксизма, требовали не только осуждения социал-шовинистов, но и разрыва с ними. Эта борьба и представляла один из самых важных моментов работы конференции. Под воздействием левых в манифест против войны, принятый конференцией и носивший в общем компромиссный характер, были внесены многие важные положения, в том числе мысль о том, что путь к избавлению от империалистической войны заключается в революционной борьбе за социализм.

Циммервальд положил начало блоку интернационалистов с некоторыми колеблющимися и центристскими элементами в целях усиления борьбы против империалистической войны и против социал-шовинизма.

В. И. Ленин оценивал Циммервальдскую конференцию как «первый шаг к III Интернационалу; робкий и непоследовательный шаг к расколу с оппортунизмом»23. Непоследовательным он был потому, что Циммервальдское большинство не поставило вопроса о решительном разрыве с социал-шовинистами. В связи с этим Ленин видел возможность «рецидива», поворота колеблющихся вправо. Но он считал, что было бы сектантством отказываться от общего шага в борьбе против войны и социал-шовинизма.

Благодаря такому компромиссу левые получили возможность на базе Циммервальдского объединения вести широкую революционную пропаганду, разъяснять рабочим необходимость революционной борьбы против империалистической войны и привлекать на свою сторону новых друзей.

Вместе с Циммервальдским манифестом усилиями Ленина, большевиков и левых социал-демократов в разных странах распространялись и документы Циммервальдской левой, которые давали рабочим «ясный, точный, полный ответ на вопрос, что делать и куда идти»24.

Ленин проявлял огромную энергию, чтобы добиться издания материалов Циммервальдской левой в Швейцарии. Франции, Германии, Италии, США, в Скандинавских и других странах. Революционным интернационалистам удалось создать свой международный теоретический орган — журнал «Vorbote», в котором Ленин и его сторонники обосновывали и разъясняли позиции революционного марксизма по вопросам войны, мира и революции.

В то же время Ленин критиковал ошибки и колебания Циммервальдского большинства и тех социалистов, которые не понимали необходимости разрыва с социал-шовинистами. Ленин ставил цель: «не ожидая невозможного — быстрого объединения всех на солидарных, точно выработанных взглядах, мы должны добиваться точного выяснения основных течений и направлений в современном интернационалистском социализме, а затем того, чтобы рабочие массы ознакомились с этими течениями, обсудили их всесторонне, проверили их опытом своего практического движения»25. При этом Ленин предлагал путем разъяснения позиции левых, путем дискуссий, не отказываясь и от компромиссов, добиваться развития циммервальдских решений, дальнейшего сплочения интернационалистов.

На конференции в Кинтале (24—30 апреля 1916 г.) Ленин и левые циммервальдцы имели более сильные позиции, чем в Циммервальде. Ленин, большевистская партия еще до созыва конференции выступили с документом «Предложение Центрального Комитета РСДРП второй Социалистической конференции», в котором разоблачали каутскианские лозунги мира и указывали массам цели, пути и средства революционного свержения империалистических правительств и окончания войны26. Ленину и левым циммервальдцам удалось добиться того, что в резолюцию конференции были включены формулировки,. содержавшие критику социал-пацифизма как течения, вводящего в заблуждение массы и отвлекающего их от революционной классовой борьбы. Оценивая результаты Кинталя, Ленин писал: «В общем это все же несмотря на тьму недостатков, шаг к разрыву с социал-патриотами»27. Ленин указал, однако, что правые циммервальдцы проявляют склонность к примирению с социал-шовинистами. В этом он видел одну из основных причин «возможного фиаско этих зародышей III Интернационала»28. Эти опасения Ленина вскоре подтвердились. Уже в конце 1916 г., когда правительства воюющих стран стали искать дорогу к империалистическому миру, правое крыло циммервальдцев пошло на сближение с социал-шовинистами, помогавшими буржуазии в поисках выхода из войны без революции. Циммервальдское большинство пошло резко вправо и разрыв пролетарских революционеров с ним стал неизбежен и необходим.

Жизнь доказывала еще раз глубокую правоту намеченной Лениным линии: главное в борьбе за новый Интернационал — это укрепление и сплочение революционных интернационалистских групп. Только левые составляли подлинные элементы рождающегося Коммунистического Интернационала.

Величайшее значение для формирования международного революционного рабочего и коммунистического движения, для создания Коммунистического Интернационала имело то обстоятельство, что большевистская партия во главе с Лениным выработала идейные, тактические и организационные основы коммунистического движения.

Ленинизм в борьбе с оппортунизмом справа и «слева» защитил революционный марксизм от искажений и опошлений, творчески развил его применительно к условиям новой эпохи. Ленин раскрыл особенности мирового революционного процесса в эпоху империализма, вооружил революционеров знанием закономерностей классовой борьбы в новых исторических условиях.

В. И. Ленин обогатил марксистскую теорию социалистической революции новыми принципиальными выводами. Обобщив опыт революционной борьбы в мире, Ленин уже в начале XX века обосновал положения о гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции в эпоху империализма, о сближении буржуазно-демократической революции с социалистической и возможности перерастания первой во вторую.

Особенно важное значение имел сформулированный Лениным вывод о невозможности победы социалистической революции одновременно во всех капиталистических странах и о возможности победы пролетариата первоначально в нескольких или даже в одной, отдельно взятой стране. В статье «О лозунге Соединенных Штатов Европы», написанной в августе 1915 г., Ленин говорил: «Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране»29.

Эта идея затем была развита в статье «Военная программа пролетарской революции», написанной в сентябре 1916 г. Гениальный ленинский вывод открывал новые революционные перспективы перед международным рабочим движением, развязывал инициативу рабочего класса отдельных стран.

Этот ленинский вывод опровергал капитулянтские прогнозы социал-шовинистов и центристов. Он был направлен и против взглядов Троцкого, который утверждал, что национальные хозяйства уже не могут якобы быть базой социалистической революции и что вести борьбу за диктатуру пролетариата в какой-либо одной, отдельно взятой, стране совершенно безнадежно, пролетариат может установить свою диктатуру только на протяжении всей Европы, т. е. в форме Европейских Соединенных Штатов30. В утверждениях Троцкого уже фигурировали основные положения теории «перманентной революции», теории враждебной марксизму-ленинизму. Ленинизм категорически отвергал троцкистский тезис о невозможности победы революции на национальной почве, указывал на возможность прорыва системы империализма первоначально в ее наиболее слабом звене.

В эти же годы Ленин детально разрабатывает учение о революционной ситуации, то есть о совокупности объективных перемен, характеризующихся кризисом «верхов» и резким повышением активности масс. Он подчеркивает, что революционная ситуация только тогда превращается в революцию, когда к объективным факторам прибавляются и субъективные: готовность революционного пролетариата, его партии вести борьбу за власть, опытность, организованность и сила пролетарских организаций.

Критикуя вульгарные левацко-сектантские взгляды Г. Пятакова, Н. Бухарина, К. Радека, а также ряд неверных положений Р. Люксембург и голландских левых, Ленин развивает учение о взаимосвязи борьбы за демократию с борьбой за социализм, о месте национально-освободительных движений в общем революционном процессе низвержения империализма. Ленин доказал ошибочность утверждений, будто в эпоху империализма невозможны прогрессивные войны, будто борьба за демократические требования бесполезна и даже вредна, так как она якобы отодвигает борьбу за социализм. В многочисленных ленинских статьях, письмах, выступлениях проводилась мысль, что империализм, стремясь ликвидировать демократические свободы, неизбежно порождает и усиливает демократические

Стремления в массах и что поэтому борьба за демократию оказывается тесно взаимосвязанной с борьбой за социализм. Естественно, что борьба лишь за демократические требования не может устранить классового гнета; но пролетариат, учил Ленин, должен уметь соединить борьбу за демократию с борьбой за социалистическую революцию, подчиняя первую второй. «Было бы коренной ошибкой думать, — писал Ленин, — что борьба за демократию способна отвлечь пролетариат от социалистической революции, или заслонить, затенить ее и т. п. Напротив, как невозможен победоносный социализм, не осуществляющий полной демократии, так не может подготовиться к победе над буржуазией пролетариат, не ведущий всесторонней, последовательной и революционной борьбы за демократию»31. Пролетариат должен, ведя борьбу, расширять демократические требования до прямого натиска на буржуазный строй.

Среди общедемократических лозунгов Ленин придавал особое значение лозунгу борьбы за национальное освобождение, за право наций на самоопределение. Указывая на заблуждения некоторых социалистов, отрицавших лозунг права наций на самоопределение, он подчеркивал значение этого требования для объединения усилий пролетариев всех наций на основах интернационализма. Защищая марксистский подход к национальному вопросу, Ленин доказывал, что, чем полнее национальное равноправие, «тем яснее рабочим угнетенной нации, что дело в капитализме»32, что империализм ведет к расширению и обострению национального гнета. «Центр тяжести интернационалистского воспитания рабочих в угнетающих странах неминуемо должен состоять в проповеди и отстаивании ими свободы отделения угнетенных стран»33. Марксисты угнетенной нации должны больше подчеркивать принцип добровольного объединения наций. Национальный вопрос Ленин рассматривал с позиций классовой борьбы пролетариата, исходя из интересов объединения пролетариев всех стран против империализма.

В. И. Ленин доказал, что борьба колоний и угнетенных стран против империализма, за национальное освобождение отвечает интересам всемирной борьбы с капиталом и что «...социалисты должны самым решительным образом поддерживать наиболее революционные элементы буржуазно-демократических национально-освободительных движений... и помогать их восстанию,— а при случае и их революционной войне — против угнетающих их империалистских держав»34.

Он сделал вывод великого исторического значения: «Социальная революция не может произойти иначе как в виде эпохи, соединяющей гражданскую войну пролетариата с буржуазией в передовых странах и целый ряд демократических и революционных, в том числе национально-освободительных, движений в неразвитых, отсталых и угнетенных нациях»35. Ленинизм показал революционерам всего мира, что обострение противоречий империализма с угнетенными народами пробуждает в них революционную энергию, делает их союзником социалистической революции.

Ленинизм вооружал революционеров ясным пониманием взаимосвязей борьбы за социалистическую революцию в капиталистических странах с борьбой против империализма в колониях и полуколониях, показывал значение общедемократических требований для мобилизации трудящихся против их классового врага — капитала. Это имело первостепенное значение для формирования международного коммунистического движения, для определения платформы рождающегося Коммунистического Интернационала. Нельзя было строить новый Интернационал, не устранив шатаний мысли по этим вопросам как в сторону правого оппортунизма, так и в сторону «левого» сектантства. «...Создание III Интернационала,— писал Ленин,— возможно только на базе невульгаризованного марксизма»36.

В. И. Ленин развивает в эти годы марксистское учение о войне, о государстве, о союзе рабочего класса с крестьянством, о формах пролетарской борьбы, о многообразии форм пролетарской диктатуры, о руководящей роли пролетарской партии в революционной борьбе и т. д.

Идейно-политические выводы ленинизма воплощали в себе совокупность революционного опыта и революционной мысли всего международного рабочего движения. Эти выводы проходили наиболее серьезную проверку в практике борьбы большевистской партии. Ленин мог позже с полным правом сказать: «Большевизм создал идейные и тактические основы III Интернационала, действительно пролетарского и коммунистического, учитывающего и завоевания мирной эпохи и опыт начавшейся эпохи революций»37. Интернационалистское течение в международном социалистическом движении обретало в ленинизме ту революционную платформу, на основе которой были возможны успешная борьба за освобождение рабочих масс из-под влияния оппортунизма и движение к социалистической революции.

Опыт большевистской партии дал международному коммунистическому движению и организационные принципы, соответствующие новым условиям борьбы и новым революционным задачам. Большевистская партия, созданная Лениным как партия нового типа, как партия революционного действия, явилась образцом организации революционеров. Наступление эпохи революций требовало, чтобы в каждой стране была создана сильная партия, построенная на основах демократического централизма, сочетающего демократический характер формирования решений и всей политики со строгой партийной дисциплиной, единством воли и действий, непримиримостью к антипартийным фракциям. Выработанные Лениным организационные принципы партии нового типа явились, наряду с идейными и тактическими принципами, важнейшей из основ Коммунистического Интернационала.

События в мире развивались в том направлении, которое научно предвидел Ленин. Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г. е России свидетельствовала о том, что война империалистическая начала превращаться в войну гражданскую. Крушение царского самодержавия оказало большое революционизирующее воздействие на развитие в мире: во многих странах быстро росли антивоенные и революционные настроения в массах. Усилился процесс выделения революционных пролетарских групп во многих странах. Задачи борьбы за социалистическую революцию вставали на повестку дня не только в России, но и во многих капиталистических странах.

В этих условиях Ленин с особенной настойчивостью убеждает левых в необходимости порвать с обанкротившимся Циммервальдским большинством, выступить с революционной марксистской программой и создать новый Интернационал. В знаменитых Апрельских тезисах и на Всероссийской конференции РСДРП в апреле 1917 г. Ленин развивает мысль о том, что в сложившихся условиях большевистская партия должна взять на себя почин, инициативу создания революционного Интернационала. «Положение нашей партии — перед лицом всех рабочих партий всего мира, — писал Ленин летом 1917 г.,— теперь именно таково, что мы обязаны немедленно основать III Интернационал. Кроме нас теперь этого сделать некому, а оттяжки вредны»38.

Весь путь развития Циммервальдского большинства, итоги «третьей», Циммервальдской конференции, состоявшейся в Стокгольме 5—12 сентября 1917 г., показывали, что каутскианцы превратили Циммервальдекое объединение в прикрытие для оппортунизма и социал-шовинизма.

Ленин вновь и вновь категорически подчеркивает, что Циммервальдское большинство сомкнулось с социал-шовинистами на общей платформе социал-пацифизма, и для создания действительно революционного Интернационала нужно созвать международную конференцию только из представителей левых. Он внимательно следит за развитием революционных интернационалистических групп и течений в разных странах, указывает на их сближение с большевиками но важнейшим вопросам. Он пишет, что совпадение тактики большевиков и «тактики группы К. Либкнехта не случайность, а один из шагов на пути рождающегося III Интернационала»39. В некоторых статьях Ленин говорит о том, что интернационалистское течение но своей сути уже является новым революционным Интернационалом.

В. И. Ленин стремился к тому, чтобы III Интернационал объединил все левое течение в рабочем движении. «Дело не в оттенках, которые есть и между левыми,— писал он.— Дело в течении»40.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции в России означала коренной перелом в освободительной борьбе международного пролетариата, она положила начало переходу человечества от капитализма к социализму. В лице Советской России возникла база мировой социалистической революции. Октябрь на практике показал, что рабочий класс может свергнуть буржуазию, завоевать власть и удержать ее только под руководством боевой марксистско-ленинской партии, решительно порвавшей с оппортунизмом. Октябрьская революция выдвинула на авансцену мировой истории коммунистов, встававших в авангарде революционного пролетариата. Имя Ленина как вождя революции стало после Октября известным всему миру. Для революционных пролетариев всех стран это имя было символом социалистической революции.

Под непосредственным влиянием Октябрьской революции рабочий класс капиталистических стран начал атаки против всей системы эксплуатации в цитаделях империализма. Пришли в движение угнетенные народы, поднявшиеся на борьбу против империализма в его тылах. Международное рабочее движение поднималось на Новую историческую ступень — ступень борьбы за свержение господства буржуазии и установление власти пролетариата. Миллионы трудящихся во всем мире, искавшие выхода из ужасов империалистической войны, нищеты и капиталистической эксплуатации, увидели в Октябрьской революции великий пример и с новыми силами и надеждами поднялись на борьбу против капитала, стремясь «сделать так, как в России». Революционный кризис распространился на весь капиталистический мир. Революции охватили Финляндию, а затем Германию, Австро-Венгрию. Такова была социально-политическая картина мира в послеоктябрьские годы. В этих условиях создание Коммунистического Интернационала стало еще более настоятельной жизненной необходимостью. Новый Интернационал должен был ускорить формирование революционных пролетарских партий для руководства развертывавшимися классовыми боями. Интернационал был крайне необходим и для того, чтобы возможно скорее вооружить революционеров Запада опытом победоносной Октябрьской революции, чтобы организовать действительную интернациональную взаимопомощь борющихся пролетариев всех стран, их солидарность с Советской Россией.

Уже в конце 1917 — начале 1918 г. Ленин и большевики предпринимают ряд практических шагов, направленных к созданию нового Интернационала. Обсуждается вопрос о посылке делегации Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета за границу с целью подготовки международной конференции революционных интернационалистов, «стоящих на точке зрения Советской власти и необходимости борьбы против империалистических правительств внутри каждой из воюющих стран»41.

24 января 1918 г. в Петрограде состоялось международное совещание, в котором участвовали представители большевиков и левых социал-демократов Швеции, Норвегии, Англии, США, а также польских, румынских, югославских и чешских интернационалистов.

Совещание обсудило прежде всего вопрос об отношении к конференции социалистов стран Антанты, которая созывалась по инициативе английских лейбористских лидеров. Сборище социалистов Антанты было оценено как мероприятие, направленное против революционного пролетариата. Петроградское совещание выступило за созыв международной конференции левых социалистов на следующих условиях: «1. Согласие партий и организаций стать на путь революционной борьбы против своих правительств, за немедленный мир; 2. Поддержка Октябрьской Российской Революции и Советской власти»42.

На заседании ВЦИК 15 февраля 1918 г. Я. М. Свердлов говорил о марте — апреле 1918 г. как возможном сроке проведения международной конференции левых социалистов. Была предпринята попытка направить делегацию ВЦИК за границу для соответствующих переговоров с марксистскими партиями и группами.

В связи с наступлением империалистической Германии на Советскую Россию, вооруженными выступлениями внутренней контрреволюции, началом военной интервенции стран Антанты положение Советской республики оказалось чрезвычайно тяжелым. В этих условиях осуществить план скорейшего созыва международной интернационалистской конференции оказалось практически невозможным.

Большую роль в распространении идей пролетарского интернационализма сыграла в это время созданная весной 1918 г. Федерация иностранных групп при ЦК РКП(б). Она проводила самую активную работу среди иностранных военнопленных, находившихся в Советской России, и среди солдат армии интервентов, брошенной империалистами на подавление Советской республики. Федерация воспитала и объединила тысячи коммунистов из числа военнопленных, содействовала созданию интернациональных воинских формирований, участвовавших затем в вооруженной борьбе на стороне Красной Армии против иностранных интервентов и белогвардейцев.

В. И. Ленин уделял большое внимание работе Федерации иностранных групп при ЦК РКП (б), беседовал со многими ее деятелями. Ею, говорил он, была заложена одна из основ «того, что сделано нами для III Интернационала»43.

В связи с обострением после Октября идеологической борьбы в международном рабочем движении Ленин обращает внимание большевистской партии и интернационалистов других стран на необходимость распространения правды о российской революции, о коммунистах и их политике.

Несмотря на колоссальную загруженность делами, связанными с организацией отпора белогвардейской контрреволюции и иностранной интервенции он лично участвует в идеологической борьбе в международном рабочем движении. Блестящим примером такого участия был немедленный ответ Ленина на выступления К. Каутского летом и осенью 1918 г. с попытке ревизовать марксистское учение по вопросу о государстве, о диктатур пролетариата. Отпор Ленина оппортунистическим извращениям марксистской теории имел важное значение для борьбы за Коммунистически Интернационал.

 

2. I КОНГРЕСС КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА

В конце 1918 г. начинается этап непосредственной подготовки к основанию III Интернационала. На этом этапе ведущая роль Ленина проявляется особенно ярко.

В ответ на попытку восстановления II Интернационала (английская лейбористская партия предложила созвать в январе 1919 г. конференцию социал-демократических партий) ЦК РКП (б) направляет 24 декабря 1918 г. радиотелеграмму, в которой призывает интернационалистов теперь же сплотиться в рядах революционного Интернационала. Радиотелеграмма в редактировании которой принимал участие Ленин, указывала, что «путь к власти лежит для пролетариата через непримиримую борьбу с его обманщиками, социал-предателями»44.

В конце декабря 1918 г. В. И. Ленин в письме Г. В. Чичерину набросал конкретную программу подготовки Учредительного конгресса Коммунистического Интернационала. Он подчеркивал, что конференцию нужно созвать как можно скорей, примерно 1 февраля 1919 г. Для этого предлагалось заранее, на основе программных документов РКП (б) и «Союз Спартака» выработать идейно-теоретическую платформу создаваемого Интернационала.

В ленинском письме были сформулированы основные принципы, признание которых было обязательным для членов нового Интернационала. Входящие в него партии и группы должны были стоять на позициях решительного разрыва с социал-шовинистами, бороться уже теперь за социалистическую революцию и диктатуру пролетариата, выступать против ограничения революционной работы парламентской деятельностью.

В. И. Ленин предупреждал, что ни в коем случае нельзя брать в качестве положительного критерия принадлежность той или иной партии к Циммервальдскому объединению. Он указывал, что на Учредительный конгресс следует пригласить, во-первых, «партии и группы, которые мы имеем полное основание считать уже стоящими на базе III Интернационала и достаточно солидарными для формального основания III Интернационала»; во-вторых, «партии, близкие к этому, от коих мы ждем сближения и слияния»; в-третьих, «группы и течения внутри социал-патриотических партий, более или менее близкие к большевизму»45. Таким образом, Ленин считал необходимым в интересах сплочения всех левых сил участие в Учредительном конгрессе и тех групп, которые находились еще на первых этапах своего превращения в последовательно-марксистские революционные организации. Эти указания были нацелены против сектантства и исходили из глубокой уверенности в том, что участие в работе нового Интернационала поможет еще не консолидировавшимся левым группам быстро развиваться в революционном направлении.

На основе ленинских указаний был составлен предварительный проект платформы, который после ряда серьезных поправок и дополнений Ленина принял вид обращения «К первому съезду Коммунистического Интернационала». В нем указывалось, что задачей пролетариата является теперь немедленный захват государственной власти и установление диктатуры пролетариата. Определялись задачи власти пролетариата в области политики и экономики. Ленинской рукой в проект документа было вписано и определение социализации, в частности слова «понимая под социализацией отмену частной собственности, передачу в собственность пролетарского государства и в социалистическое управление рабочего класса»46. Это определение было направлено против социал-демократической демагогии о социализации, против попыток выдать за социализацию меры буржуазных правительств (например, в Германии) по установлению контроля за деятельностью некоторых монополий.

В обращении говорилось о возможности различных форм пролетарской диктатуры, которая должна представлять собой «власть Советов или сходных организаций»47. Была определена тактика по отношению к различным течениям в рабочем движении: беспощадная борьба с социал-шовинистами; по отношению к «центру» — «тактика откола от него наиболее революционных элементов», при решительной борьбе против реакционных вождей с целью последующего размежевания с центризмом; блок с революционными синдикалистами. Это была ясная линия на сплочение под знаменем Коминтерна всех революционных сил рабочего класса. В обращении звучал призыв к интернациональному единству: «мировая обстановка требует сейчас максимального контакта между различными частями революционного пролетариата и полного блока между теми странами, где социалистическая революция уже победила».

Платформа Коммунистического Интернационала, указывалось в обращении, основывается на программных положениях большевиков и «Союза Спартака» в Германии, то есть она учитывала не только российский опыт, но и опыт классовой борьбы в развитых капиталистических странах.

В январе 1919 г. проект воззвания обсуждался в Москве на совещании представителей ряда коммунистических и левосоциалистических партий. По предложению Ленина совещание одобрило этот документ, содержавший призыв к братским партиям, группам и организациям скорее обсудить вопрос о создании Коммунистического Интернационала и принять участие в работе его Учредительного конгресса. Воззвание, подписанное коммунистами Советской России, Польши. Венгрии, Австрии, Латвии, Финляндии, а также представителями Балканской революционной социал-демократической федерации и Социалистической рабочей партии Америки, 24 января 1919 г. было опубликовано в «Правде».

В. И. Ленин руководит практической подготовкой I конгресса Коминтерна. Он делает набросок порядка дня конгресса48. Пишет план, наброски, а затем и окончательный текст тезисов «О буржуазной демократии и диктатуре пролетариата»49. Он проявляет заботу о размещении и устройстве прибывших на конгресс делегатов50.

1 марта 1919 г. Ленин руководит предварительным совещанием группы делегатов, на котором обсуждались основные вопросы проведения конгресса. На этом совещании представитель компартии Германии Гуго Эберлейн по поручению своей партии выступил против немедленного основания III Интернационала, считая это преждевременным. Свое мнение он обосновывал тактическими соображениями. Но в этом мнении отразилось и еще не преодоленное до конца преклонение перед стихийностью, которое было свойственно немецким левым. Совещание приняло решение о том, что международный форум коммунистов откроется как международная коммунистическая конференция.

Эта конференция открылась в московском Кремле под председательством Ленина вечером 2 марта 1919 г. С 4 марта она работала уже как I конгресс Коммунистического Интернационала. Всего на конгресс прибыло 52 делегата от 35 организаций из 21 страны Европы, Азии, Америки. К этому времени уже сложились коммунистические партии в ряде стран, в том числе в Финляндии, Австрии, Нидерландах, Венгрии, Германии, Польше. Революционно-интернационалистские позиции занимали болгарские тесняки, левые социал-демократические партии и группы ряда других стран. Вместе с большевиками эти партии и группы составляли организационную основу будущего Интернационала.

В. И. Ленин был действительным руководителем всей работы I конгресса Коминтерна. Когда 4 марта вновь был поставлен вопрос об образовании Коммунистического Интернационала, ленинская точка зрения восторжествовала. В ходе поименного голосования международная конференция единодушно (воздержался только германский делегат) приняла историческое решение «конституироваться как Третий Интернационал и принять наименование Коммунистического Интернационала»51. Важную роль в подготовке этого решения сыграло то, что в ходе обсуждения платформы Коммунистического Интернационала, а также тезисов и доклада Ленина о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата выявилось полное согласие коммунистов по важнейшим принципиальным вопросам теории и тактики. Многолетняя борьба Ленина, большевиков и революционных марксистов других стран увенчалась успехом: Коммунистический Интернационал был основан.

В разработке программных документов I конгресса Коминтерна решающая роль принадлежала прежде всего Ленину, большевистской партии.

Центральным и важнейшим по значению документом I конгресса являются тезисы и доклад Ленина о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата, обосновывавшие позицию коммунистов по этим кардинальным вопросам.

При определении платформы Коминтерна (докладчиками выступали Н. Бухарин и Г. Эберлейн) в основу были положены выводы Ленина по важнейшим вопросам борьбы за пролетарскую диктатуру. При этом учитывались также важнейшие установки проекта новой программы РКП (б) и программных документов уже оформившихся компартий капиталистических стран.

Отправным пунктом идейно-политической платформы Коминтерна было ленинское положение о том, что наступила новая эпоха — «эпоха разложения капитализма, его внутреннего распада, эпоха коммунистической революции пролетариата»52. Исходя из анализа новой исторической обстановки, конгресс провозглашал необходимость революционной борьбы пролетариата за свержение буржуазных правительств, необходимость социалистической революции. Оппортунисты, которые до войны обманывали рабочих лозунгами о постепенном переходе к социализму, а во время войны требовали классового мира со своими капиталистами во имя осуществления их разбойничьих интересов, после войны стали пропагандировать мысль о невозможности социалистической революции ввиду ужасающих последствий войны, упадка производительных сил и т. д. Конгресс отверг эти лживые доводы. В манифесте «К пролетариям всего мира» Коммунистический Интернационал указывал, что социалистическая революция есть единственный путь освобождения человечества от эксплуатации, единственный путь для быстрого развития производительных сил общества.

Центральным пунктом идейной платформы Коминтерна являлся лозунг завоевания пролетариатом политической власти, установления диктатуры пролетариата. Раскрытию конкретного содержания этого лозунга Ленин и посвятил свои тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата.

После Октябрьской революции оппортунистические и центристские вожди социал-демократии организовали против лозунга пролетарской диктатуры настоящий поход, в котором застрельщиком выступил К. Каутский. В ряде статей, а особенно в брошюре «Диктатура пролетариата» Каутский попытался извратить марксистское учение о социалистической революции, государстве и диктатуре пролетариата. Прикрываясь марксистскими фразами, он выдвигал тезис, что всякая диктатура (а значит и пролетарская) есть зло, а всякая демократия (значит и буржуазная) есть вечная ценность, благо. Он рассуждал о так называемой «чистой» демократии, сознательно прикрывая этой фразой эксплуататорскую сущность буржуазно-демократических режимов.

Отповедь каутскианской защите буржуазных порядков Ленин дал в работе «Пролетарская революция и ренегат Каутский». В ней он раскрыл подлинный смысл учения Маркса — Энгельса о классовой борьбе и диктатуре пролетариата, извращенный оппортунистами. Эти же вопросы рассматривал Ленин и на I конгрессе Коминтерна. Он дал научное обоснование необходимости периода диктатуры пролетариата. Ни один угнетенный класс, говорил он, никогда не приходил к господству и не мог прийти к господству, не переживая периода диктатуры, т. е. завоевания политической власти и насильственного подавления самого отчаянного, бешеного, ни перед какими преступлениями не останавливающегося сопротивления эксплуататоров. Если диктатура была исторической необходимостью для буржуазии, чтобы сломить сопротивление дворянства, то тем более она необходима для пролетариата, коренным образом переделывающего общество. «Диктатура пролетариата является не только вполне законной, как средство свержения эксплуататоров и подавления их сопротивления, но и абсолютно необходимой для всей массы трудящихся, как единственная защита против диктатуры буржуазии...»53

В. И. Ленин раскрыл сущность буржуазной демократии как завуалированной диктатуры буржуазии. Буржуазная демократия, указывалось в тезисах, есть демократия для богатых, для меньшинства; в условиях этой демократии миллионы тружеников ограничены в использовании провозглашенных законом свобод: свободы собраний, слова, печати и других; буржуазная демократия зверски расправляется с революционными вождями рабочего класса, как это было, например, с К. Либкнехтом и Р. Люксембург в Германии.

Ленин подчеркивал классовую ограниченность буржуазной демократии, невозможность без социалистического переворота добиться освобождения трудящихся.

В докладе и тезисах Ленина была убедительно показана несостоятельность неклассового подхода к понятиям «демократия» и «диктатура», разоблачались лицемерные доводы в защиту «демократии вообще», против «диктатуры вообще» как прямая измена социализму, фактический переход на сторону буржуазии, отрицание права пролетариата на свою пролетарскую революцию в момент, когда сложилась революционная ситуация.

Конгресс характеризовал пролетарскую диктатуру как главное орудие пролетариата в борьбе с сопротивлением свергнутых классов, за социалистическое переустройство общества. В то же время в соответствии с ленинскими тезисами указывалось, что пролетарская диктатура есть подлинная демократия для трудящихся, для громадного большинства населения, чего никогда не было при самых демократических буржуазных режимах.

Советская власть, как форма пролетарской диктатуры, рожденная самой жизнью, наглядно воплощала в себе высший, пролетарский тип демократии. Возникавшие во многих странах Советы действовали как органы революционного пролетариата и других трудящихся в их борьбе против капитала.

Подчеркивая международную значимость Советов, I конгресс в своих решениях записал, что система Советов представляет собой организацию необычайно гибкую, способную вовлекать в борьбу против буржуазии пролетарские массы и другие, близкие пролетариату трудящиеся слои города и деревни; система Советов является государственной формой пролетарской власти, формой, противостоящей государственному аппарату буржуазии.

Формулируя задачи создания Советов и завоевания в них прочного коммунистического большинства, Ленин в то же время говорил о возможности «создания новых форм демократии, новых учреждений, воплощающих новые условия ее применения и т. д.»54.

I конгресс Коминтерна, основываясь на ленинском учении о государстве, указал на то, что установление господства пролетариата должно означать «уничтожение враждебного государственного аппарата», прежде всего обезоружение буржуазии, ее военных отрядов, полиции, жандармерии и «создание пролетарского государственного аппарата»55. Поскольку государственная машина буржуазии была приспособлена для подавления, угнетения и обмана трудящихся, социалистическая революция должна была сломать ее, и создать новую, пролетарскую, приспособленную для целей социалистического преобразования общества.

Конгресс выразил полную солидарность с тезисами Ленина и утвердил предложенную им в дополнение к тезисам резолюцию о задачах компартий. «Платформа Коммунистического Интернационала» определяла наряду с политическими задачами пролетарской власти и ее экономические цели. Они состояли в экспроприации крупного капитала как в промышленности, так и в сельском хозяйстве и создании социалистического, планового хозяйства. Указывалось, что с установлением пролетарской власти мелкая собственность не должна экспроприироваться, а мелкие владельцы, не эксплуатирующие чужого труда, то есть основная масса крестьянства, ремесленники и т. п., должны втягиваться в сферу социалистического хозяйства постепенно, примером и практикой, которая покажет преимущество нового строя. Заботясь о развитии производительных сил, пролетарская власть соединит труд и науку56.

Касаясь общественной базы диктатуры пролетариата, конгресс провозглашал принцип прочного дружеского союза пролетариата с беднейшим крестьянством и полупролетариатом города и деревни. Ленинская идея союза рабочего класса и крестьянства была одним из важнейших положений платформы Коминтерна.

Коминтерн провозгласил нерушимую верность принципам пролетарского интернационализма. В решениях I конгресса говорилось об абсолютной необходимости для революционного пролетариата координировать свои выступления в международном масштабе, соподчинять национальные интересы интересам интернациональной революции. Коммунистический Интернационал обязывался постоянно осуществлять тесную связь между борьбой пролетариата империалистических стран и национально- освободительным движением угнетенных народов колоний и полуколоний, «поддерживать эксплуатируемые народы колоний в их борьбе с империализмом, чтобы способствовать окончательному краху системы мирового империализма»57.

Одновременно Коминтерн провозгласил теснейший союз и братскую взаимопомощь между государствами, в которых победила власть пролетариата, в целях совместной защиты своих завоеваний и строительства социализма.

В. И. Ленин принял личное участие в редактировании основных документов I конгресса. Австрийский делегат К. Штейнгардт пишет, что ему вместе с Г. Эберлейном было поручено перевести Манифест I конгресса: «Вечером пришел Ленин и вместе с нами работал над Манифестом с 10 часов вечера до 6 часов утра. Ленин был неутомим и закончил работу только тогда, когда мы прочли абзац за абзацем, фразу за фразой и отшлифовали не только содержание, но и стиль Манифеста»58.

Не все делегаты первого конгресса Коминтерна с полной ясностью представляли себе сложность и грандиозность задач, встававших перед коммунистическим движением. Некоторые из них рассматривали отдельные вопросы упрощенно или чересчур прямолинейно. В материалах и решениях конгресса можно встретить поэтому отдельные фразы о невозможности восстановления капиталистического хозяйства, о том, что освобождение угнетенных стран Востока придет только после социалистических революций в метрополиях. В некоторых выступлениях сквозила мысль о том, что компартиям нет смысла бороться за профсоюзы, так как это якобы отвлечет их от революции. Но эти отклонения от глубокого ленинского понимания путей классовой борьбы коммунистическое движение постепенно преодолевало.

Идейная платформа Коммунистического Интернационала являлась воплощением коренных положений марксистско-ленинской теории. Вскоре после I конгресса Ленин отмечал, что Коминтерн «всем своим идейно-политическим содержанием, всеми своими действиями осуществляет революционное учение Маркса, очищенное от буржуазно-оппортунистических извращений»59. Только вооруженный научной революционной теорией Интернационал мог успешно бороться за проведение в жизнь вековых идеалов социализма и рабочего движения.

Решительно размежевавшись с оппортунистами и центристами в области идеологии, коммунисты порвали с ними и организационно. I конгресс заявил, что предварительным условием победоносной борьбы пролетариата является разрыв как с оппортунистами, превратившимися в прямых лакеев капитала и палачей социалистической революции, так и с «центром» (каутскианством), который в критический момент покидает пролетариат и заигрывает с его открытыми врагами. С другой стороны, подчеркивалась необходимость блока со всеми революционными элементами, встающими на почву признания пролетарской диктатуры.

Историческое значение I конгресса Коминтерна состояло в том, что он положил начало идейному и организационному сплочению коммунистических сил всех стран.

В лице Коминтерна сформировалась руководящая организация мирового коммунистического движения, обеспечившая его идейный и организационный рост, его активнейшую роль в классовых битвах новой эпохи. Коммунистический Интернационал представлял собой международную коммунистическую организацию нового типа, которая в своей политике и тактике, в формах и методах деятельности наиболее полно отражала такой этап революционного движения, когда в повестку дня встал вопрос о борьбе за свержение капиталистических порядков, когда в рабочем движении стали формироваться и развиваться коммунистические партии.

Создание III Интернационала означало, что в условиях новой эпохи, когда рабочее движение приобретало все более международный характер; политика пролетарского интернационализма получила четкие организационные формы, наиболее отвечавшие в то время задачам сплочения пролетариев всех стран.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 22—23.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 253

3 Там же, стр. 148.

4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 2.

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 134—135.

6 «Die Neue Zeit», 1915, Bd. 2., № 5, April, S. 144.

7 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 392.

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 13.

9 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 42.

10 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 30.

11 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 49, стр. 15.

12 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 49, стр. 20.

13 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 324.

14 Там же, стр. 290.

15 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 104—105.

16 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 157.

17 См. там же, стр. 323.

18 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 49, стр. 105.

19 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 342.

20 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 105.

21 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 49, стр. 90.

22 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 31, стр. 175.

23 В. И. Ленин. Полн. собр. соч. т. 49, стр. 139,

24 Там же, стр. 163

25 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 32.

26 Там же. стр. 282—283.

27 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 49, стр. 222.

28 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т, 30, стр. 138.

29 В: И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 354.

30 См. «Наше слово», 4 февраля 1916 г.

31 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 253.

32 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 127.

33 Там же, стр. 44

34 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 261.

35 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 112.

36 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 9.

37 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 304

38 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т, 31, стр. 185.

39 Там же, стр. 476.

40 Там же, стр. 174.

41 «Известия ЦИК», 24.12.1917 (6.1.1918).

42 «Правда», 12 февраля 1918 г.

43 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 147.

44 Борьба большевиков за создание Коммунистического Интернационала. М., 1934, стр. 1

45 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 228,

46 «Вопросы истории КПСС», 1969. № 2, стр. 60—61.

47 Там же. Несколько позже, в феврале 1919 г., Ленин в замечаниях к проекту тезисов «Основы III Интернационала», указывая на неточность формулировки о Советах как единственной форме пролетарской власти, писал: «Типа Коммуны и Советов (не обязательно «Советов»)». В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 54, стр. 502.

48 См. там же, стр. 501.

49 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 734, 539—540.

50 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 50, стр. 264.

51 См. настоящее издание, стр. 135.

52 Там же, стр. 130.

53 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 498.

54 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 499.

55 См. настоящее издание, стр. 130—131.

56 См. там же, стр. 129—134.

57 См. настоящее издание, стр. 134.

58 «О Ленине. Воспоминания зарубежных современников». М., 1966, стр. 116—117.

59 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 108.