Содержание материала

 

II. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В. И. ЛЕНИНА В ПЕРИОД МЕЖДУ I И II КОНГРЕССАМИ КОМИНТЕРНА

1.  В. И. ЛЕНИН ОБ УРОКАХ КРУПНЫХ РЕВОЛЮЦИОННЫХ БОЕВ В ЕВРОПЕ

После I конгресса Коммунистического Интернационала произошли события, означавшие дальнейшее развитие мировой социалистической революции. Упрочилось международное и внутреннее положение молодой Республики Советов, разгромившей армии ставленников Антанты — армии Деникина, Колчака и Юденича, изгнавшей с советской земли значительную часть войск интервентов.

Огромнейшего размаха достигла революционная борьба в европейских странах. Кульминацией революционного подъема в Европе в этот период было образование Советских республик в Венгрии (21 марта 1919 г.), в Баварии (13 апреля 1919 г.) и в Словакии (16 июня 1919 г.).

Победа пролетарской революции в Венгрии опрокинула утверждения реформистских и центристских лидеров о неприменимости в других странах революционного опыта российского пролетариата, опыта пролетарской диктатуры и Советской власти. Венгерская революция продолжила дело Великой Октябрьской социалистической революции, доказала не только ее международное влияние, но и всеобщность основных ее черт. Она означала новое подтверждение правильности марксистско-ленинской теории.

Пролетарская революция и диктатура пролетариата в Венгрии имели в сравнении с Октябрьской революцией в России свои отличительные, специфические черты, обусловленные конкретно-исторической обстановкой. Ленин указал на эти черты и особенности. Он писал: «Форма перехода к диктатуре пролетариата в Венгрии совсем не та, что в России: добровольная отставка буржуазного правительства, моментальное восстановление единства рабочего класса, единства социализма на коммунистической программе. Сущность Советской власти выступает теперь тем яснее: ...диктатура пролетариата»1.

Основной особенностью возникновения Советской республики в Венгрии был мирный переход власти в руки пролетариата. События в Венгрии опровергли утверждения реформистских и центристских лидеров о том, что будто бы установление пролетарской диктатуры всегда сопровождается кровопролитием и террором. Этому факту Ленин придавал особое значение. Он подчеркивал, что возможность мирного развития революции будет иметь для трудящихся капиталистических стран громадную притягательную силу. В докладе на заседании Моссовета 3 апреля 1919 г. Ленин говорил, что до сих пор враги социализма запугивали рабочих войной, голодом и разорением, являвшимися, как они утверждали, непременными спутниками пролетарской революции. В Венгрии же революция произошла «необыкновенно оригинально... Буржуазные социалисты, меньшевики и эсеры Венгрии, влились в партию венгерских большевиков и образовали единую партию, единое правительство... Буржуазия венгерская признала перед всем миром, что она добровольно подает в отставку и что есть только одна власть в мире, которая способна руководить народами в тяжелую минуту,— это власть Советов...

...Пускай на Россию пали большие жертвы, чем на другие страны... Другие страны приходят другим путем, более человеческим, приходят к тому же — к Советской власти. Вот почему пример Венгрии будет иметь решающее значение»2.

Мирное осуществление победы социалистической революции в Венгрии произошло не парламентским путем, а, напротив, в борьбе против буржуазного парламентаризма, путем установления пролетарской демократии в форме Советов. «...Венгерская революция тем, что она совершенно иначе родилась, чем наша,— говорил Ленин на заседании пленума Моссовета,— покажет всему миру то, что по отношению к России было скрыто: именно, что большевизм связан с новой пролетарской, рабочей демократией, которая выступает на место старого парламента»3.

В обеспечении победы социалистической революции в Венгрии большую роль сыграло объединение коммунистической и социал-демократической партий на основе революционной программы, принятия принципа пролетарской диктатуры. Идея объединения, завершившегося соглашением руководства обеих партий, развивалась в ходе политической борьбы масс, зрела снизу, в самой гуще пролетариата, выступавшего совместно в острых классовых конфликтах. Однако объединение двух партий еще не означало, что вся венгерская социал-демократия в целом перешла на позиции коммунизма. Если левые социал-демократы приняли диктатуру пролетариата по убеждению, то правые и центристские лидеры признали революционную программу лишь формально, на словах, в результате безвыходного положения, с целью сохранения своих позиций. Руководители коммунистической партии сознавали, что такого рода объединение может привести к растворению коммунистических организаций в социал-демократической партии, в результате чего рабочий класс, диктатура пролетариата лишатся своего руководителя. Уже через несколько недель после объединения Бела Кун указывал: «Две партии объединились, но по существу нет ни одной... Надо очистить партию, надо ее упрочить, усилить, она должна стать единой и дисциплинированной, чтобы... с твердой единой позиции проводить свою политику»4.

В. И. Ленин, анализируя объединение двух рабочих партий в Венгрии, выражал опасения по поводу его характера. Он запрашивал Бела Куна: «Сообщите, пожалуйста, какие Вы имеете действительные гарантии того, что новое венгерское правительство будет на самом деле коммунистическим, а не только просто социалистическим, то есть социал-предательским?

Имеют ли коммунисты большинство в правительстве?... В чем состоит реально признание социалистами диктатуры пролетариата?»5

Стремясь получить более точную картину происходивших в Венгрии событий, Ленин подробно расспрашивал товарищей, прибывших из страны. В конце марта состоялась его беседа с делегатом I конгресса Коминтерна, главным редактором газеты «Вереш уйшаг», венгерским коммунистом Ласло Рудашем. Во время этой беседы В. И. Ленин задавал Л. Рудашу вопросы о расстановке классовых сил в Венгрии, о конкретных мероприятиях пролетарской диктатуры, о позиции крестьянства. В этой беседе, как вспоминал Л. Рудаш, Ленин высказал мысль о том, что было бы более целесообразно создать блок, в котором обе партии сохраняли свою самостоятельность, и коммунисты, постепенно усиливая свои позиции, могли бы порвать с социал-демократами в случае, если бы последние не выполнили своего революционного долга6.

Советская власть в Венгрии осуществила большие социально-экономические преобразования. Была проведена конфискация крупных и средних промышленных предприятий, транспорта и шахт, введены 8-часовой рабочий день и страхование всех трудящихся, повышение заработной платы и т. д. В деревне была проведена конфискация крупных имений, на месте которых были организованы госхозы, ликвидированы налоги с крестьян. Небольшая часть земли была разделена между бедняками, что несколько улучшило их положение. Однако основная часть помещичьей земли не распределялась между безземельными и малоземельными крестьянами, что разочаровало крестьянскую бедноту, мечтавшую о радикальном решении земельного вопроса, и привело ее к политической пассивности. Вследствие ошибочного решения аграрного вопроса возникли препятствия для создания рабоче-крестьянского союза, являющегося основным условием диктатуры пролетариата. Бела Кун впоследствии писал по этому поводу: «Мы думали, что наша земельная политика умнее политики русских большевиков, так как мы не раздаем крупные имения крестьянам, а сразу осуществляем социалистическое крупное хозяйство...»7.

В. И. Ленин придавал исключительное значение правильному решению аграрного вопроса, завоеванию союзников рабочего класса среди огромных масс беднейшего крестьянства. В своем приветствии Баварской Советской республике он дал ряд ценных советов, относящихся не только к коммунистам Баварии, но и к руководителям Советской Венгрии. Наряду с другими вопросами в приветствии особенно подчеркивалось значение немедленного фактического улучшения положения рабочих, батраков и мелких крестьян и указывалось, какие именно конкретные мероприятия необходимо провести в первую очередь8.

Имея в виду это письмо, В. И. Ленин писал Бела Куну: «Надеюсь, что Вы принимаете меры, рекомендованные мною баварцам»9.

В. И. Ленин не раз возвращался к вопросу о союзниках пролетариата, о том, что нужно для того, чтобы пролетариат мог вести за собой крестьянство и мелкобуржуазные слои вообще. Он говорил, что необходима передача части крупных конфискованных земельных владений в распоряжение мелкого крестьянина, так как «...иначе мелкий крестьянин и не заметит разницы между тем, что было прежде, и советской диктатурой. Если пролетарская государственная власть не будет проводить этой политики, она не сможет удержаться»10.

В конце мая 1919 г. В. И. Ленин вместе с другими руководителями Советской России принял приехавшего в Москву одного из видных деятелей Советской Венгрии Тибора Самуэли, в беседах с которым обсуждались вопросы о положении обеих стран, об их военном сотрудничестве и т. д. Вместе с Т. Самуэли в Венгрию было направлено ленинское послание венгерскому пролетариату — «Привет венгерским рабочим», о котором Т. Самуэли сообщил на заседании Будапештского Совета рабочих и солдатских депутатов 31 мая 1919 года. 1 июня оно было опубликовано в газете «Непсава», органе объединенной партии Советской Венгрии. Отметив несравненно более легкий и мирный путь перехода Венгрии к Советскому строю, В. И. Ленин объяснял венгерским коммунистам цели и сущность диктатуры пролетариата, как длительного переходного периода от капитализма к социализму, обращая особое внимание коммунистов на необходимость завоевания союзников пролетариата среди крестьянства и мелкобуржуазных слоев вообще. Ленин указывал в своем письме, что несмотря на мирный характер революции в Венгрии не устраняется необходимость применения «...беспощадно сурового, быстрого и решительного насилия для подавления сопротивления эксплуататоров, капиталистов, помещиков, их прихвостней. Кто не понял этого, тот не революционер...»11. Это положение было направлено против правых оппортунистов, отрицавших необходимость твердых мер для подавления врагов рабочего класса и трудового крестьянства.

Опыт истории показал справедливость ленинского предупреждения.

Измена правого крыла партии, малодушие и колебание центристов в условиях военного нападения Антанты в значительной степени облегчили международной и внутренней контрреволюции задачу свержения диктатуры пролетариата в Венгрии.

На всем протяжении существования. Венгерской и Баварской Советских республик В. И. Ленин своими советами оказывал коммунистам этих стран непосредственную помощь в разработке правильной внутренней и внешней политики, стремился передать им опыт партии большевиков, приобретенный в борьбе за победу Октябрьской социалистической революции.

После поражения Советской Венгрии Ленин неоднократно возвращался к урокам Венгерской Советской республики, внимательно изучал ее опыт. Он указывал на тяжелейшие последствия предательства правых социал-демократов, колебания и малодушия социал-демократов центристского направления.

Советская власть в Баварии (13 апреля — 1 мая 1919 г.) и в Словакии (16 июня — 5 июля) продержалась еще меньше, чем в Венгрии. В этих странах она также была подавлена преобладающими силами внутренней и внешней контрреволюции.

Опыт и уроки первых Советских республик на Западе свидетельствовали о том, что пролетариат не может закрепить свою победу без монолитной, сплоченной, дисциплинированной и опытной коммунистической партии, проводящей правильный политический курс в отношении крестьянства и городской мелкой буржуазии, без партии, тесно связанной с широкими массами трудящихся, очищенной от правооппортунистических и всякого рода колеблющихся элементов.

Наряду с борьбой за Советскую власть в Венгрии, Баварии и Словакии революционное пролетарское движение достигает большого подъема в других капиталистических странах Европы. Стачечные выступления во Франции, Англии, Италии и ряде других стран, отличавшиеся наступательным характером и упорством, нередко перерастали во всеобщие политические стачки с участием широких масс трудящихся. Пролетариату удалось добиться выполнения не только некоторых экономических требований, направленных на улучшение жизненных условий, но и завоевать ряд политических и профсоюзных свобод. И хотя буржуазия и реформисты стремились использовать этот факт для пропаганды реформистских иллюзий и раскола рабочего класса, в рядах пролетариата революционные настроения оставались сильными.

Росло движение братской солидарности международного пролетариата с молодой Советской Россией. В апреле 1919 г. вспыхнуло восстание французских моряков на Черном море. Революционное движение, охватившее французский флот и пехотные части, вынудило правительство Франции вывести свои войска из Советской России. Ленин, выступая на VII Всероссийском съезде Советов в декабре 1919 г., так говорил об этих событиях: «Эта победа, которую мы одержали, вынудив убрать английские и французские войска, была самой главной победой, которую мы одержали над Антантой. Мы у нее отняли ее солдат. Мы на ее бесконечное военное и техническое превосходство ответили  тем, что отняли это превосходство солидарностью трудящихся против империалистических правительств»12.

Движение солидарности трудящихся капиталистических стран достигло наивысшего подъема летом 1920 г., когда пролетариат многих стран в связи с нападением буржуазно-помещичьей Польши на Советскую Россию выступил под лозунгом «Руки прочь от Советской России!». Ленин высоко оценивал братскую помощь международного пролетариата Советской республике: «...рабочие Англии сказали: «Мы войны против России не допустим!» И по всей Англии образовались «комитеты действия», и война английских империалистов была сорвана, и опять оказалось, что Советская Россия в ее война против империалистов всех стран имеет союзников в каждой из этих стран»13.

Пример единодушия и пролетарской солидарности показали рабочие Италии, которые 21 июля 1919 г. провели день всеобщей международной стачки в защиту Венгерской Советской республики и Советской России. Итальянский пролетариат активно выступал против антисоветской интервенции, за признание Республики Советов. Моряки и рабочие итальянских портов и железных дорог отказывались перевозить военные грузы, производился сбор продовольствия для Советской России. Депутаты-социалисты в декабре 1919 г. внесли в парламент резолюцию о признании Советской страны. Движение солидарности трудящихся развернулось в ряде городов Италии.

Характеризуя выступления итальянского пролетариата в защиту Советской России, Ленин говорил, что «...итальянские массы за нас, итальянские массы поняли, что такое русские «советисты», что такое программа русских «советистов»»14.

В 1920 г. революционное движение итальянских рабочих приобрело особенно широкий размах. Во многих промышленных центрах страны усиливалось забастовочное движение. В сельских местностях сельскохозяйственные рабочие и крестьяне стали создавать вооруженные отряды, захватывать и распределять земли помещиков. Все это давало Ленину основания утверждать, что в Италии шло дело «...к решающим битвам пролетариата с буржуазией из-за овладения государственной властью...», причем беднейшее крестьянство этой страны «...доказало делами, что оно способно подниматься на революционную борьбу вслед за пролетариатом...», который смог «...подняться стихийно, поднять массы на могучее революционное движение»15. Для победы революции в Италии было необходимо, чтобы действительным авангардом революционного пролетариата «...сделалась партия вполне коммунистическая, неспособная колебнуться и проявить слабость в решительный момент; — партия, которая бы собрала в себе ...преданность революции, энергию, беззаветную смелость и решимость»16. Итальянская социалистическая партия не отвечала этому назначению.

Наряду с крупнейшими капиталистическими странами (Англия, Германия, Франция, Италия, США, Япония) классовые бои охватили также такие государства, как Болгария, Испания, Швеция, Норвегия, Дания, Голландия, государства Латинской Америки и ряд других стран.

На борьбу за свое освобождение поднимались народы колониальных и зависимых стран — Турции, Ирана, Афганистана, Индии, Китая, Египта, Индонезии и другие.

В обстановке напряженнейшей классовой борьбы в мире особое значение приобретал субъективный фактор, то есть организованность и сознательная готовность пролетариата идти на борьбу за свои коренные требования. Важнейшее значение при этом имело наличие у пролетариата крепкой, закаленной и опытной коммунистической партии. Однако в большинстве стран компартии еще не стали такими. Они делали громадные шаги в своем развитии, привлекая на свою сторону передовую часть пролетариата. В речи на торжественном заседании Московского Совета 6 марта 1920 г., посвященном годовщине III Интернационала, В. И. Ленин отмечал: «Нет ни одной страны в мире — даже самой неразвитой, где бы все мыслящие рабочие не присоединялись к Коммунистическому Интернационалу, не примыкали к нему идейно»17. Но компартиям еще предстояло пройти большой путь, прежде чем стать действительными вождями трудящихся масс. В укреплении коммунистических партий Ленин и Коминтерн видели одну из ключевых проблем развития революционного движения.

 

2. ПОМОЩЬ В. И. ЛЕНИНА В СТАНОВЛЕНИИ И РАЗВИТИИ КОММУНИСТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ

В период между основанием Коммунистического Интернационала и его II конгрессом — с марта 1919 г. по июль 1920 г.— во многих странах продолжали складываться коммунистические партии и группы, заявлявшие о своем присоединении к Коммунистическому Интернационалу. В его ряды вступали все новые и новые отряды мирового пролетариата. В течение года «Коммунистический Интернационал достиг таких побед, которых нельзя было ожидать, и можно смело сказать, что никто не ожидал таких громадных успехов при его основании»18. После I конгресса Коминтерна и вплоть до осени 1920 г. коммунистические партии образовались в Югославии, Болгарии, США, Мексике, Дании, Испании, Индонезии, Иране, Великобритании, Турции, Уругвае, Австралии. Желание вступить в Коминтерн выразили Интернационально-социалистическая партия Аргентины, Социалистическая рабочая партия Греции, Социалистическая партия Румынии, Левая социал-демократическая партия Швеции, Норвежская социал-демократическая рабочая партия, Итальянская социалистическая партия, а также партии, революционные группы и профсоюзы других стран.

Под давлением революционизирующихся рабочих масс начался процесс размежевания и в рядах центристских партий. Уступая требованиям своих рядовых членов, крупнейшие центристские партии, такие как Независимая социал-демократическая партия Германии (НСДПГ), Французская социалистическая партия. Социалистическая партия Америки, Независимая рабочая партия Англии, Социал-демократическая партия Швейцарии и некоторые другие, вынуждены были порвать со II Интернационалом и обещать массам, что они вступят в переговоры для того, чтобы достичь соглашения с III Интернационалом.

Советская власть, Коммунистический Интернационал и его платформа, поставившая во главу угла завоевание диктатуры пролетариата, обладали большой притягательной силой для рабочего класса всего мира. Для того чтобы удержать рабочих под своим влиянием в этот напряженный исторический момент, не утратить своих позиций в рабочем движении, центристские лидеры социал-демократических партий на словах соглашались признать даже диктатуру пролетариата, на деле всячески уклоняясь от ее осуществления, отказываясь от нее в самый решительный момент борьбы за освобождение пролетариата.

Помогая молодым коммунистическим партиям распознавать всю опасность такой политики центристов, их словесного признания диктатуры пролетариата, В. И. Ленин указывал, что ради того, чтобы остаться во главе рабочего движения, они готовы все признать и все подписать. И хотя центристы подписываются под резолюцией за диктатуру пролетариата, они не заслуживают никакого доверия. «Не словесное признание нужно,— писал Ленин в статье «О задачах III Интернационала»,— а полный разрыв на деле с политикой реформизма, с предрассудками буржуазной свободы и буржуазной демократии, проведение на деле политики революционной классовой борьбы»19.

Ленин писал, что II Интернационал независимо от желания его рядовых членов является по его подлинной исторической и политической роли организацией, проводящей в рабочем движении буржуазные идеи. Буржуазия не может обойтись без таких прислужников, которым бы доверяла часть рабочего класса и которые бы «...отвлекали народ от революции размалевыванием прелестей и возможностей реформистского пути». Коммунистический Интернационал для того и основан, указывал Ленин, чтобы не позволять «социалистам» отделываться лишь словесным признанием революции. «Словесное признание революции, на деле прикрывавшее насквозь оппортунистическую реформистскую, националистическую, мелкобуржуазную политику,— писал далее Ленин,— было основным грехом II Интернационала, и с этим злом мы ведем войну не на живот, а на смерть»20.

Не все партии, заявлявшие о своем желании примкнуть к Коммунистическому Интернационалу, были согласны с необходимостью перестройки всей деятельности на коммунистических принципах. Только проделав такую перестройку, некоторые социалистические партии, развивавшиеся влево, могли превратиться в настоящие коммунистические партии, способные вести массы трудящихся на штурм капитала.

Идейно-организационной перестройке своих партий пытались оказывать противодействие центристские лидеры французских социалистов, лидеры Норвежской рабочей партии, правое крыло Независимой социал-демократической партии Германии и другие центристские элементы. В Италии, на съезде социалистической партии в Болонье (октябрь 1919 г.), большинство ее членов высказалось за III Интернационал. Однако в ИСП осталось немало открытых и прикрытых оппортунистов, борьба с которыми была, как об этом напоминал Ленин, «далеко не кончена»21.

Поскольку в этих и в некоторых других социалистических партиях имелись определенные возможности для преобразования их в партии нового типа, Коминтерн и лично Ленин прилагали немало усилий для того, чтобы помочь преодолению оппортунистических тенденций в этих партиях. Ярким примером этого может служить письмо ИККИ от 5 февраля 1920 г. «Ко всем рабочим Германии, Центральному Комитету Германской Коммунистической партии и Центральному Комитету Независимой социал-демократической партии»22 по поводу решения Лейпцигского съезда НСДПГ о вступлении в переговоры относительно условий вхождения в Коммунистический Интернационал. В основу этого письма были положены тезисы Ленина, написанные им в качестве проекта ответа от РКП на письмо НСДПГ23 (В. И. Ленин входил также в комиссию для окончательного формулирования ответа в форме письма ИККИ). В тезисах Ленина раскрываются важнейшие положения о диктатуре пролетариата и революции, о союзе рабочего класса и крестьянства, об отношении пролетариата к буржуазно-демократическим свободам, разъясняется сущность позиции и политики центристских лидеров, как германских, так и французских (независимых и лонгетистов), идущих вразрез с желаниями и чаяниями широких масс рядовых членов этих партий. Ленин и Коминтерн считали, что пока соединяться с независимцами и лонгетистами не следует, что нужно «выждать, пока революционные массы французских и немецких рабочих исправят слабость, ошибки, предрассудки, непоследовательность таких партий, как независимцы и лонгетисты»24.

Стремясь помочь молодому коммунистическому движению преодолеть правую опасность, Ленин направлял в адрес отдельных партий специальные письма по этому вопросу — «Привет итальянским, французским и немецким коммунистам» (10 октября 1919 г.), «Товарищу Лорио и всем французским друзьям, примкнувшим к III Интернационалу» (28 октября 1919 г.), «Товарищам Серрати и итальянским коммунистам вообще» (28 октября 1919 г.) и другие. Письма эти публиковались в журнале «Коммунистический Интернационал» и в других изданиях, и таким образом мысли и советы Ленина становились достоянием коммунистов и передовых пролетариев.

В этих письмах Ленин указывал на необходимость для коммунистов решительно размежеваться с правооппортунистическими и центристскими врагами марксизма. «Борьба с предателями социализма, шейдемановцами и каутскианцами должна быть беспощадной...»25, — писал Ленин, — с оппортунизмом, «...особо утонченным в духе Лонге», придется еще долго бороться26.

Социал-демократические традиции не были еще полностью изжиты и в самих коммунистических партиях, процесс формирования которых происходил в основном путем размежевания внутри социал-демократических партий, отхода от них лучших, наиболее революционных элементов, порывавших со своим социал-демократическим прошлым. Старый груз социал-демократической идеологии в ряде случаев препятствовал молодым коммунистическим партиям по-настоящему возглавить революционную борьбу трудящихся.

Труды В. И. Ленина, написанные им в период марта 1919 — мая 1920 г., сыграли огромную роль в деле вооружения молодых коммунистических партий марксистской идеологией. В 1 —10 номерах журнала «Коммунистический Интернационал» было опубликовано 14 ленинских работ, освещающих важнейшие вопросы теории, стратегии и тактики коммунистических партий: о социалистической революции и диктатуре пролетариата, о закономерностях классовой борьбы, об основных проблемах формирования и укрепления коммунистических партий и их роли в революционной борьбе.

Ленинские труды, распространению которых Коминтерн и его секции уделяли большое внимание, составляли тот идейно-политический фундамент, на котором строилась работа молодых коммунистических партий. Они указывали революционному авангарду международного пролетариата верный путь вперед.

В статьях, выступлениях и письмах Ленина, наряду с обобщением опыта и уроков Октябрьской социалистической революции в России, деятельности партии большевиков, глубоко анализировались вопросы формирования и идейно-теоретического укрепления компартий, борьбы с правым оппортунизмом и центризмом, раскрывались принципы пролетарского интернационализма.

Политическую линию, направленную против социал-предателей, против реформизма и оппортунизма, указывал В. И. Ленин еще в октябре 1919 г., «...можно и должно вести на всех без изъятия поприщах борьбы. И тогда мы завоюем рабочую массу. А с рабочей массой авангард пролетариата, марксистская централизованная политическая партия верным путем поведет народ к победоносной диктатуре пролетариата...»27

В укреплении молодых коммунистических партий важную роль сыграла практическая помощь Ленина, который хорошо знал положение в братских партиях не только по информации, получаемой из писем и зарубежных печатных периодических изданий, но. и в результате непосредственного общения, многочисленных бесед с представителями рабочего и коммунистического движения. Беседовавших поражало знание Лениным обстановки в данной стране, трудностей в работе партии. Беседы с Лениным помогали деятелям братских партий глубже понять задачи революционной борьбы, занять более правильные позиции по тому или иному конкретному политическому вопросу. Такими были беседы Ленина с представителями коммунистического и рабочего движения Германии, Англии, Франции, Италии, Болгарии, Австрии, Чехословакии и других стран.

Большое внимание уделял В. И. Ленин революционным рабочим, входившим в некоммунистические организации, в частности в анархо-синдикалистские союзы. Ленин разъяснял им ошибочную тактику «отказа от политической борьбы».

В 1919-1920 гг., в период размежевания, революционного и реформистского течений в рабочем движении, в годы формирования и становления большинства коммунистических партий наиболее серьезная опасность угрожала коммунистам «справа». Правооппортунистическим тенденциям в рабочем и коммунистическом движении Ленин и Коминтерн давали решительный отпор.

Наряду с правой опасностью развивавшемуся коммунистическому движению вскоре стала угрожать и другая опасность — «слева».

Носителями правых тенденций в коммунистическом движении являлись те элементы, которые пришли из старых социалистических партий, не преодолев социал-демократических взглядов и традиций. Их опорой была рабочая аристократия и рабочая бюрократия, примиренчески настроенные по отношению к буржуазии попутчики рабочего класса из средних слоев населения.

Левацко-сектантские ошибки компартий питались иными источниками. Вскрывая причины появления в компартиях уклона к «левизне», Ленин показал, что базой этого уклона являются прежде всего разоряющиеся мелкие собственники, которые во многих европейских (да и не только в европейских) странах имели большой удельный вес. Испытывая при капитализме постоянное угнетение и зачастую очень резкое и быстрое ухудшение жизни и разорение, этот слой довольно легко переходит к крайней революционности, «но не способен проявить выдержки, организованности, дисциплины, стойкости»28.

Быстрый рост коммунистических партий в условиях революционного подъема приводил к тому, что наряду с передовыми рабочими в ряды компартий проникла известная часть этих мелкобуржуазных элементов и незрелых в политическом и идейном отношении рабочих, впервые стихийно пробужденных к революции и принимающих участие в крупных и массовых выступлениях пролетариата. Настроения этого широкого слоя и порождали «левый» оппортунизм, мелкобуржуазную революционность, приводили к тому, что, по словам Ленина, мелкобуржуазное мировоззрение снова и снова прорывалось в рядах рабочих партий. Подвергая резкой критике как правые, так и анархо-синдикалистские тенденции в международном рабочем движении, Ленин еще ранее указывал: «И те и другие тормозят самое важное, самое насущное дело: сплочение рабочих в крупные, сильные, хорошо функционирующие, умеющие при всяких условиях хорошо функционировать, организации, проникнутые духом классовой борьбы, ясно сознающие свои цели, воспитываемые в действительно марксистском миросозерцании»29.

Полуанархистские, левосектантские настроения в значительной степени диктовались революционным нетерпением, а также ненавистью революционной части рабочих к правооппортунистическим лидерам социал-демократии. Эта ненависть, являвшаяся реакцией на предательство последних, толкала некоторых коммунистов на неподготовленные, преждевременные выступления, без объективной и тщательной оценки ситуации, мешала коммунистам вырабатывать правильную стратегию, умело применять гибкую тактику.

В своей деятельности молодые коммунисты, не имевшие достаточного опыта революционной борьбы, зачастую переносили эту ненависть и недоверие на институты и массовые рабочие организации, существовавшие в условиях капиталистического строя. «Левые» выступали против участия в буржуазных парламентах, против работы в профсоюзах, которыми руководили правые социал-демократы. «Левые» признавали только прямой путь захвата власти пролетариатом, не допуская никакого лавирования и компромиссов. Стремясь как можно скорее «сделать то, что сделано в России», они в то же время не усвоили еще опыта большевизма и не могли еще верно, творчески применять теорию марксизма-ленинизма к конкретной обстановке в своей стране, проявляли склонность к догматизму.

Многие честные коммунисты поддавались левацким настроениям, и нужен был гений Ленина, чтобы обратить серьезное внимание на появившуюся опасность «левизны» и начать решительную борьбу за ее преодоление.

Левосектантские взгляды и настроения получили распространение в рабочем и коммунистическом движении ряда стран. В Англии, например, среди части революционеров господствовало отрицательное отношение к работе в парламенте, отвергалась необходимость для компартии вступить на правах коллективного члена в лейбористскую партию. Заметив эти ошибки, Ленин еще 28 августа 1919 г. направил открытое письмо деятельнице английского рабочего движения Сильвии Панкхерст. Он писал, что, по его убеждению, отказ революционных рабочих Англии от участия в парламентских выборах является ошибкой. Несмотря на то, что критика буржуазной демократии и буржуазного парламентаризма, его реакционности по сравнению с Советской властью законна и необходима, она не означает отказа от участия в парламентской борьбе вообще. «Критики парламентаризма в Европе и Америке,— разъяснял Ленин,— очень часто, когда они принадлежат к анархистам и анархо-синдикалистам, оказываются неправы, поскольку они отвергают всякое участие в выборах и в парламентской деятельности. Тут сказывается просто недостаток революционного опыта»30.

В связи с этим Ленин указывал, что для революционных рабочих, особенно в такой стране, как Англия, где до сих пор в социалистическом и рабочем движении участвовала преимущественно реформистски настроенная верхушка рабочих, главным является неразрывная связь со всей массой рабочих, «умение постоянно агитировать в ней, участвовать в каждой стачке, откликаться на всякий запрос массы»31. Парламентская деятельность будет способствовать осуществлению такой связи с массами. Если рабочая партия действительно революционна, указывал Ленин, если она связана с большинством трудящихся, если она является крепкой и сплоченной организацией революционного авангарда и умеет вести революционную работу в массах всеми возможными способами, то «такая партия, наверное, сумеет держать в руках своих парламентариев, делать из них настоящих революционных пропагандистов»32.

«Левизна» проявилась и в коммунистическом движении Германии, где на учредительном съезде КПГ, несмотря на ряд правильных решений, было принято ошибочное предложение о бойкоте выборов в Национальное собрание. Некоторые делегаты съезда предлагали запретить коммунистам работать в профсоюзах, возглавляемых реакционерами и т. д.

На II съезде КПГ в Гейдельберге тактика бойкота выборов в Национальное собрание была признана ошибочной, и съезд принял решение об участии партии в парламентских выборах. Против этих решений выступила оппозиция во главе с Лауфенбергом и Вольфгеймом, защищавшая левосектантские, анархо-синдикалистские позиции — бойкот парламента, отрицание политической борьбы, отказ от работы в профсоюзах, возглавляемых реформистами и т. д. Эта группа, оставшаяся в меньшинстве, была лишена права участвовать в работе съезда и в дальнейшем исключена из партии. Вместе с этой группой из партии ушла часть поддерживавших эти взгляды рабочих.

Узнав об этом, В. И. Ленин направил 28 октября 1919 г. «Письмо Центральному Комитету Коммунистической партии Германии по поводу раскола», в котором отмечал, что если имеется согласие по основным вопросам — за власть Советов, против буржуазного парламентаризма и т. д., то объединение является возможным и необходимым, как необходим раскол с каутскианцами. «Если раскол оказался неизбежным,— советовал Ленин,— надо постараться не разжигать его, обратиться за посредничеством к Исполнительному Комитету III Интернационала, заставить «левых» формулировать, в тезисах и брошюре, их разногласия. С точки зрения интернациональной, восстановление единства Коммунистической партии Германии и возможно и необходимо»33.

К этому письму В. И. Ленин приложил письмо к отколовшейся оппозиции — «Товарищам коммунистам, входившим в общую «Коммунистическую партию Германии» и составившим теперь новую партию». Он высказал убеждение, что в результате совместной борьбы с действительно грозным врагом — с буржуазией и с ее прямыми и прикрытыми прислужниками — при согласии по основным вопросам расхождения в менее важных вопросах исчезнут и снова предлагал воспользоваться помощью ИККИ для восстановления единства. «Внимательное обсуждение разногласий, обмен мнениями в интернациональном масштабе,— писал он,— могли бы помочь делу германского коммунизма и сплочения его сил»34. Однако «левые» сектанты пренебрегли советами Ленина. В апреле 1920 г. они образовали «ультралевую», так называемую Коммунистическую рабочую партию Германии (КРПГ), выродившуюся впоследствии в сектантскую группу, не имевшую опоры в рабочем классе.

Беспокоило Ленина и положение в Коммунистической партии Австрии. Немалым препятствием для ее деятельности служили левацкие иллюзии о возможности непосредственного завоевания диктатуры пролетариата небольшим авангардом, без поддержки и участия широких масс трудящихся, без тщательной и всесторонней подготовки. Как отмечал В. И. Ленин в феврале 1920 г., «в Австрии коммунизм пережил тяжелейший период, кажется, не вполне еще конченный: болезни роста, иллюзию, будто, объявив себя коммунистами, группа может стать силой без глубокой борьбы за влияние среди масс»35.

В левом крыле Итальянской социалистической партии ошибки допускала группа А. Бордиги. Требуя изгнания из ИСП реформистов, эта группа в то же время была против парламентской деятельности коммунистов и неверно представляла себе роль коммунистической партии, считая, что партия должна являться небольшой группой «чистых» коммунистов, полностью отказавшихся от легальной деятельности. Такая политика могла вести лишь к изоляции партии от масс.

На протяжении длительного времени Ленин стремился помочь этой группе преодолеть сектантские ошибки, связать борьбу против реформистов с борьбой за создание в Италии подлинно марксистской массовой партии. В. И. Ленин одобрил деятельность Туринской секции Итальянской социалистической партии, которая группировалась вокруг газеты «Ордине Нуово» («Новый порядок»). Эта секция, куда входили А. Грамши, П. Тольятти, У. Террачини и другие представители левого революционного крыла партии, стояла на марксистско-ленинских позициях, требовала от руководства ИСП изгнания из партии правых оппортунистов, пропагандировала опыт и уроки Октябрьской революции в России применительно к условиям развития революционного движения в Италии. Критику ИСП и практические предложения Туринской секции, направленные Национальному совету ИСП, В. И. Ленин считал вполне соответствующими «всем основным принципам III Интернационала»36.

В Голландии с «левыми» взглядами выступала группа Гортера — Паннекука, которая защищала отказ коммунистов от участия в парламенте. Позицию голландских «левых» Ленин называл в корне неправильной и вредной для дела революционного пролетариата37.

Левосектантские взгляды и настроения наблюдались также в коммунистическом движении Франции, США и других стран. Проявляясь в разных странах по-разному, «левые» ошибки к этому времени представляли уже немалую опасность, наносили «серьезнейший вред коммунизму»38. Углубление этих ошибок могло привести отдельные коммунистические партии к отрыву от масс, к превращению их в узкие сектантские группы, неспособные возглавить революционное движение пролетариата. В связи с этим борьба с «левизной» становилась неотложной задачей Коминтерна.

«Если цервой исторической задачи (привлечь сознательный авангард пролетариата на сторону Советской власти и диктатуры рабочего класса) нельзя было решить без полной, идейной и политической победы над оппортунизмом и социал-шовинизмом, то второй задачи, которая ныне становится очередной и которая состоит в уменье подвести массы на новую позицию, способную обеспечить победу авангарда в революции, этой очередной задачи нельзя выполнить без ликвидации левого доктринерства, без полного преодоления его ошибок, без избавления от них»39.

Так как III Интернационал, порвав с практикой II Интернационала, не обходил и не затушевывал наболевших вопросов, а говорил о них прямо и открыто, нужно было сказать «левым» коммунистам «всю правду в лицо»40. Сделать это надо было как можно скорее, поскольку «левизне» были подвержены «некоторые из лучших и влиятельнейших частей Коммунистического Интернационала». Нередко «левые» являлись выразителями настроений и взглядов молодых коммунистов или рабочих, которые только-только начали приходить к коммунизму. «Людей, которые умеют выражать такое настроение масс, умеют вызывать у масс (очень часто дремлющее, не осознанное, не пробужденное) подобное настроение, надо беречь и заботливо оказывать им всяческую помощь, — писал Ленин.— Но в то же время надо прямо, открыто говорить нм, что одного настроения недостаточно для руководства массами в великой революционной борьбе, и что такие-то и такие-то ошибки, которые готовы сделать или делают преданнейшие делу революции люди, суть, ошибки, способные принести вред делу революции»41.

 

3. КНИГА В. И. ЛЕНИНА «ДЕТСКАЯ БОЛЕЗНЬ «ЛЕВИЗНЫ» В КОММУНИЗМЕ» И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ УКРЕПЛЕНИЯ КОМИНТЕРНА И КОМПАРТИЙ

Задачам идейно-теоретического, политического воспитания коммунистического авангарда, обобщения и передачи опыта РКП (б) и всего международного коммунистического движения молодым компартиям была посвящена книга В. И. Ленина «Детская болезнь «левизны» в коммунизме». Первоначально Ленин хотел дать этой книге подзаголовок «Опыт популярной беседы о марксистской стратегии и тактике». Действительно, значение этого гениального ленинского труда, в котором разработаны основные вопросы стратегии, тактики и организации пролетарских партий в условиях новой исторической эпохи, трудно переоценить. Книга Ленина стала настоящей энциклопедией стратегии и тактики международного коммунистического движения.

Книга была написана в апреле — мае 1920 г. и вышла в свет в июне 1920 года — накануне II конгресса Коминтерна. Ее главные идеи и выводы были положены в основу решений этого конгресса. Почти одновременно она была издана в Советской России на немецком, французском и английском языках. В течение июля — ноября 1920 г. книга была переиздана на немецком языке в Лейпциге, Гамбурге и Берлине, на английском — в Лондоне и Нью-Йорке, на французском — в Париже, на итальянском языке — в Милане.

Книга Ленина раскрыла перед компартиями Западной Европы то, что было «общеприменимого, общезначимого, общеобязательного в истории и современной тактике большевизма»42, имевшего большие традиции борьбы как с правым оппортунизмом, так и с мелкобуржуазной революционностью. При этом подчеркивалась необходимость творческого усвоения большевистского опыта, поскольку, указывал Ленин, о приравнивании условий России к условиям Западной Европы «не может быть и речи» и поскольку «проделывая везде однородную, по сути дела, подготовительную школу к победе над буржуазией, рабочее движение каждой страны совершает это развитие по-своему»43.

Одним из важнейших положений ленинской книги был вывод о том, что основные черты Октябрьской революции «имеют не местное, не национально-особенное, не русское только, а международное значение»44. К таким основным чертам, отражавшим закономерности социалистической революции, Ленин относил прежде всего диктатуру пролетариата, руководящую роль коммунистической партии, союз рабочего класса с другими слоями трудящихся.

Обосновывая необходимость диктатуры пролетариата для подавления свергнутой буржуазии и построения социалистического общества, Ленин развил марксистское учение по этому вопросу, охарактеризовал, опираясь на опыт Октября, задачи и функции пролетарской диктатуры, в частности вопросы об отношении победившего пролетариата к мелким производителям, с которыми нужно ужиться, которых можно и (должно) переделать очень длительной, осторожной организационной работой; о коммунистическом воспитании различных слоев трудящихся и избавлении самих пролетариев от мелкобуржуазных предрассудков и привычек уже после победы социалистической революции; о решающей роли партии в системе диктатуры пролетариата; о разнообразии форм перехода к социализму.

Раскрывая всю сложность и многогранность задач пролетарской диктатуры, представляющей собой особую форму классового союза пролетариата, являющегося руководящей силой, с многочисленными непролетарскими слоями трудящихся (крестьянство, городская мелкая буржуазия, интеллигенция), В. И. Ленин писал: «Диктатура пролетариата есть упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества»45. Успешное проведение такой многосторонней, сложной и длительной борьбы невозможно без партии, закаленной в борьбе, пользующейся доверием всех честных людей данного класса, без партии с железной дисциплиной, строгой централизацией и тесной связью с массами. Раскрывая несостоятельность точки зрения некоторых левацких элементов, признававших диктатуру пролетариата, но отрицавших необходимость партии с твердой дисциплиной и тем самым способствовавших, вольно или невольно, «разоружению пролетариата в пользу буржуазии», Ленин указывал, что «большевики не продержались бы у власти не то что 2 1/2 года, но и 2 1/2 месяца без строжайшей, поистине железной дисциплины в нашей партии, без самой полной и беззаветной поддержки ее всей массой рабочего класса, т. е. всем, что есть в нем мыслящего, честного, самоотверженного, влиятельного, способного вести за собой или увлекать отсталые слои»46.

В этой связи Ленин, подчеркнул роль вождей в революционной борьбе рабочего класса, поскольку «левые», особенно в Германии (КРПГ) и в Голландии, отрицали необходимость вождей, противопоставляя их партиям, партии — классам, классы — массам. Критикуя это «левое» ребячество, эту «сверхъестественную чепуху и путаницу», Ленин разъяснял, что враждебное, недоверчивое отношение масс к вождям вызывалось поведением правых вождей, их оппортунизмом и социал-шовинизмом, тем, что, защищая интересы «своей прослойки рабочей аристократии», они «...переходили постоянно на сторону буржуазии, были — прямо или косвенно — на содержании у нее»47. Пролетариату, если он хочет победить буржуазию, нужны свои вожди, свои пролетарские политики.

В. И. Ленин всесторонне рассмотрел вопрос о том, на каких основах должна строиться стратегия и тактика коммунистов. Предостерегая коммунистов от субъективизма в определении стратегии и тактики, В. И. Ленин разъяснял, что коммунистические партии должны вырабатывать свою политическую линию на основе научного анализа обстановки, трезво учитывая объективные, конкретно-исторические условия, соотношение классовых сил, а также специфические особенности и традиции той или иной страны. Любое проявление субъективизма в определении стратегии и тактики, учил Ленин, недопустимо. Необходимо самым тщательным образом проанализировать расстановку классовых сил, прежде чем предпринимать какое-либо политическое действие, ибо на одном только революционном настроении вырабатывать тактику нельзя. «Тактика должна быть построена,— предупреждал Ленин,— на трезвом, строго объективном учете всех классовых сил данного государства (и окружающих его государств, и всех государств, в мировом масштабе), а также на учете опыта революционных движений»48. Наука революционной борьбы требует как учета опыта других стран (особенно, если они пережили подобный опыт), так и учета всех сил, групп, партий, классов, масс данной страны, «отнюдь не определения политики на основании только желаний и взглядов, степени сознательности и готовности к борьбе одной только группы или партии»49.

Поставив в своей книге вопрос о соотношении интернационального и национального, Ленин указал, что Коммунистический Интернационал должен «интернационально вырабатывать свою тактику», а «не как узко или односторонне национальную». В то же время необходимо уметь применять общие, основные принципы коммунизма к своеобразию отношений между классами и партиями, к своеобразию условий объективного развития к коммунизму, «которое свойственно каждой отдельной стране и которое надо уметь изучить, найти, угадать»50. Единство интернациональной тактики коммунистического рабочего движения всех стран требует не устранения разнообразия, не уничтожения национальных различий, а такого применения основных принципов коммунизма, которое бы в частностях правильно видоизменяло эти принципы, правильно приспособляло их к национальным и национально-государственным различиям. Ленин предостерегал коммунистов от слепого копирования большевистской тактики вне зависимости от особенностей местных условий, что могло принести серьезный вред развитию мирового революционного движения. «Исследовать, изучить, отыскать, угадать, схватить национально- особенное, национально-специфическое в конкретных подходах каждой страны к разрешению единой интернациональной задачи, к победе над оппортунизмом и левым доктринерством внутри рабочего движения, к свержению буржуазии, к учреждению Советской республики и пролетарской диктатуры — вот в чем главная задача переживаемого всеми передовыми (и не только передовыми) странами исторического момента»51.

В этом сочетании объективного и субъективного, интернационального и национального проявлялся диалектический подход Ленина к определению необходимых условий для победы революционной борьбы пролетариата. Коммунисты, указывал Ленин, должны научиться правильно определять наличие революционной ситуации, выбирать момент, когда революция действительно назрела, овладевать всеми формами борьбы и сторонами общественной деятельности, быть готовыми к самой быстрой замене одной формы другою. «Не владея всеми средствами борьбы, мы можем потерпеть громадное — иногда даже решающее — поражение... Владея всеми средствами борьбы, мы побеждаем наверняка»52.

Самое серьезное внимание в своей книге Ленин уделил вопросу подвода масс к пролетарской революции, считая это следующим шагом после идейного завоевания пролетарского авангарда и привлечения его на сторону Советской власти и диктатуры пролетариата. С одним авангардом победить нельзя, говорил Ленин. Было бы не только глупостью, но и преступлением бросить в решительный бой один только авангард, пока широкие массы не заняли позиции либо прямой поддержки авангарда, либо, по крайней мере, благожелательного нейтралитета по отношению к нему. Для того чтобы многомиллионные массы угнетенных капиталом заняли такую позицию, «...для этого одной пропаганды, одной агитации мало. Для этого нужен собственный политический опыт этих масс»53.

Очередная задача сознательного авангарда, т. е. коммунистических партий, групп, течений, состоит в том, чтобы уметь руководить не только своей партией, но и этими массами.

В связи с задачей подвода масс к революции, накопления ими собственного политического опыта особое значение приобретала работа коммунистов в массовых рабочих организациях, в профсоюзах, кооперативных, женских, молодежных организациях и т. д., а также в буржуазных парламентах, представляющих собой, по словам Ленина, арену борьбы, в которой участвуют все классы. Именно против таких форм работы с массами ожесточенно выступали «левые» всех оттенков, выдвигавшие лозунг «Вон из реакционных профсоюзов!» и объявлявшие парламентаризм «политически изжитым».

Называя эти разговоры «смешным ребяческим вздором», В. И. Ленин писал, что профсоюзы «остаются и долго останутся необходимой «школой коммунизма» и подготовительной школой для осуществления пролетариями их диктатуры». Профсоюзы являются необходимым объединением рабочих для постепенного перехода управления всем хозяйством страны сначала в руки рабочего класса, а затем всех трудящихся. Непонимание этого есть непонимание основных условий перехода от капитализма к социализму, непонимание «той роли пролетарского авангарда, которая состоит в обучении, просвещении, воспитании, вовлечении в новую жизнь наиболее отсталых слоев и масс рабочего класса и крестьянства»54. «Революционные, но неразумные левые коммунисты» кричат о массе и отказываются работать внутри профсоюзов под предлогом их «реакционности», выдумывая новенький, чистенький, неповинный в буржуазно-демократических предрассудках профсоюз, признающий «всего только» советскую систему и диктатуру пролетариата. Такой курс вел к тому, что профсоюзы остались бы под безраздельным влиянием буржуазии и реформистов. «Большего неразумия, большего вреда для революции, приносимого «левыми» революционерами, нельзя себе и представить»55,— возмущался Ленин. Он предлагал Исполкому Коминтерна прямо осудить и предложить следующему конгрессу осудить политику неучастия в реакционных профсоюзах «с подробной мотивировкой неразумности такого неучастия и крайней вредности его для дела пролетарской революции»56.

Придавая решающей значение внепарламентским действиям масс, таким, как крупная стачка, которые «...важнее парламентской деятельности всегда, а вовсе не только во время революции или при революционной ситуации»57, Ленин в то же время отмечал, что коммунистам необходимо использовать также и возможности легальной работы, включая и парламентскую деятельность. Большевики, отмечал Ленин, «...участвовали в самых контрреволюционных парламентах, и опыт показал, что такое участие было не только полезно, но и необходимо для партии революционного пролетариата»58. Тем более это необходимо в Западной Европе, где среди отсталых масс рабочих и мелких крестьян буржуазно-демократические и парламентские предрассудки гораздо сильнее, чем в России, и где именно поэтому, «только извнутри таких учреждений, как буржуазные парламенты, могут (и должны) коммунисты вести длительную, упорную, ни перед какими трудностями не останавливающуюся борьбу разоблачения, рассеяния, преодоления этих предрассудков»59.

Призывая молодые коммунистические партии к сочетанию легальной и нелегальной работы, В. И. Ленин указывал, что критику следует направлять не против парламентаризма и парламентской деятельности вообще, а против тех, кто не умеет или не желает использовать парламентские выборы и парламентскую трибуну по-революционному, по-коммунистически. Такая критика, наряду с заменой негодных вождей пригодными, будет полезной революционной работой, средством воспитания как «вождей», чтобы они были достойны рабочего класса и трудящихся масс, так и массы, помогая ей правильно разбираться в политическом положении и понимать сложные и запутанные задачи, вытекающие из этого положения.

Решить труднейшую задачу борьбы с буржуазно-демократическим влиянием внутри рабочего движения путем простого «отрицания» участия в работе парламента невозможно, каким бы «легким» и «якобы революционным» этот путь ни казался. На деле бойкот парламента, отказ от парламентской деятельности, от создания в буржуазном парламенте коммунистической фракции подлинно пролетарской партии является лишь попыткой уйти от трудностей, которые Ленин называет «детскими» и «легкими» по сравнению с теми, которые придется преодолевать «и для своей победы и во время пролетарской революции и после взятия власти пролетариатом». «Вы кажетесь себе самим «ужасно революционными», милые бойкотисты и антипарламентаристы,— писал Ленин,— но на самом деле вы испугались сравнительно небольших трудностей борьбы против буржуазных влияний извнутри рабочего движения, тогда как ваша победа, т. е. свержение буржуазии и завоевание политической власти пролетариатом, создаст эти самые трудности, в еще большем, в неизмеримо большем размере»60. Трудности эти связаны с перевоспитанием при диктатуре пролетариата миллионов крестьян и мелких хозяйчиков, сотен тысяч служащих, чиновников, буржуазных интеллигентов и т. д.

Говоря об обязательности для компартий овладеть всеми формами борьбы — мирными и немирными, парламентскими и внепарламентскими, легальными и нелегальными, о необходимости уметь быстро заменять одну форму другой, В. И. Ленин учил коммунистов, что этого можно достичь лишь при условии овладения искусством гибкой тактики, политического компромисса. Для того чтобы победить более сильного противника, нужно научиться находить между врагами малейшие трещины, стремиться к тому, чтобы, заполучать себе массового союзника «...пусть даже временного, шаткого, непрочного, ненадежного, условного. Кто этого не понял, тот не понял ни грана в марксизме и в научном, современном, социализме вообще»61.

Свой лозунг «никаких компромиссов, никакого лавирования» многие «левые» коммунисты считали признаком «особой революционности», усматривая в любом компромиссе лишь компромисс предательский.

Поскольку все грани, как в природе, так и в обществе, являются подвижными и до известной степени условными, в некоторых случаях бывает весьма нелегко правильно определить действительный характер того или иного компромисса. Люди, не обладающие достаточным опытом (какими являлись в большинстве своем сторонники «левизны» в коммунизме), считали, что если признать допустимость компромиссов вообще, то исчезнет грань между оппортунизмом, и революционным марксизмом, коммунизмом.

Чтобы правильно разобраться в каждом отдельном случае, верно определить необходимость и характер компромисса, партия и ее руководители должны путем длительной, упорной и всесторонней работы «вырабатывать необходимые знания, необходимый опыт, необходимое — кроме знания и опыта — политическое чутье, для быстрого и правильного решения сложных политических вопросов»62.

Ленин разъяснял, что история революционного движения, включая и историю большевистской партии, полна примеров лавирования, соглашений, компромиссов с другими и в том числе с буржуазными партиями. Отказ от необходимых компромиссов обходится очень дорого. Так, «бескомпромиссные левые» — Троцкий, Бухарин и другие — едва не погубили молодую Советскую страну, выступив против принятия германских условий мирного договора, столь необходимого в то время молодой республике Советов. Троцкий, глава советской мирной делегации в Брест-Литовске, нарушил директиву Ленина, отказавшись подписать договор на трудных условиях в феврале 1918 г., что имело тяжкие последствия для Советского государства. Принятие боя, выгодного только неприятелю, Владимир Ильич называет преступлением. Он настойчиво проводит мысль о том, что «никуда не годны такие политики революционного класса, которые не сумеют проделать «лавирование, соглашательство, компромиссы», чтобы уклониться от заведомо невыгодного сражения»63.

В заключение Ленин призвал коммунистов с максимальной энергией приняться за излечение болезни «левого» доктринерства и в этих вопросах, пока она еще только зарождается.

Пролетарская революция может победить лишь в том случае, писал Ленин, если имеется партия, способная возглавить эту революцию, если за партией идет большинство рабочего класса, которому оказывают поддержку мелкобуржуазные слои, если побежден правый и «левый» оппортунизм. Для победы революции необходимо, чтобы «низы», эксплуатируемые и угнетенные, не хотели жить по-старому, а «верхи», правящие классы, не могли управлять по-старому, переживая замешательство и разложение. Если правильно, с учетом всех этих условий, выбран момент для революции и для захвата власти, тогда пролетариат сможет добиться победы.

Гениальный ленинский труд был проникнут революционной страстностью, жизнеутверждающим оптимизмом, непоколебимой уверенностью в окончательном торжестве коммунизма. «Жизнь возьмет свое,— писал Ленин.— Пусть буржуазия мечется, злобствует до умопомрачения, пересаливает, делает глупости, заранее мстит большевикам и старается перебить ...лишние сотни, тысячи, сотни тысяч завтрашних или вчерашних большевиков: поступая так, буржуазия поступает, как поступали все осужденные историей на гибель классы. Коммунисты должны знать, что будущее во всяком случае принадлежит им... Во всех случаях и во всех странах коммунизм закаляется и растет; корни его так глубоки, что преследования не ослабляют, не обессиливают, а усиливают его»64.

Для того чтобы коммунисты шли к победе увереннее и тверже, недостает лишь глубокого осознания всеми коммунистами всех стран необходимости быть максимально гибкими в своей тактике, уменья применять эту тактику в своей практической деятельности.

Книга В. И. Ленина «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» произвела на зарубежных коммунистов огромное впечатление. Оказавшись в самом центре острой идеологической полемики, она явилась могучим оружием в борьбе за усвоение коммунистами всех стран основ стратегии и тактики международного революционного движения. Ее появление было для коммунистов всех стран настоящим откровением. Называя «Детскую болезнь «левизны» в коммунизме» «одним из классических произведений марксизма-ленинизма», «прочным фундаментом для разработки программы широкого единого фронта, которая позже легла в основу тактической линии Коммунистического Интернационала», У. 3. Фостер в своей книге «История трех Интернационалов» отмечал, что она сыграла исключительную роль в борьбе с «левизной», что «Ленин, показавший великий пример твердости в принципах и гибкости в тактике, не оставил камня на камне от этого революционного фразерства»65.

В листовке, выпущенной в ноябре 1920 г. компартией Великобритании о подписке на книгу В. И. Ленина, эта ленинская работа названа самой важной и, несомненно, наиболее интересной из его работ,— книгой, необходимой всем, активно участвующим в рабочем движении, «...Несомненно,— говорится далее в листовке,— книга внесет ясность в понимание многих вещей и поможет практически сориентироваться в направлении единства, которого все так сильно желают»66.

Основные положения и мысли, изложенные В. И. Лениным в книге «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», о необходимости самой тесной связи коммунистов с массами, о работе коммунистов в профсоюзах и других массовых организациях трудящихся, о необходимости тщательно готовить революционные выступления, учитывая все факторы, как субъективные, так и объективные, о революционной ситуации и ряд других были в дальнейшем разработаны в документах II конгресса Коминтерна и на последующих конгрессах.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 385.

2 Там же, стр. 260—262.

3 Там же, стр. 261.

4 Цит. по книге «Международное значение Великой Октябрьской социалистической революции», М., 1968, стр. 150.

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 217.

6 «1919 год в Венгрии», М., 1959, стр. 48.

7 Цит. по книге «Международное значение Великой Октябрьской социалистической революции», стр. 142.

8 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 321.

9 В. И. Ленин. Полн.. собр. соч., т. 51, стр. 28

10 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 252.

11 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 385.

12 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 391.

13 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 355.

14 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 518.

15 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 417—418.

16 Там же, стр. 418.

17 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 214

18 Там же, стр. 203.

19 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 107

20 Там же, стр. 100. 105.

21 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 257.

22 См. настоящее издание, стр. 152—161.

23 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 54—61.

24 Там же, стр. 61.

25 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 222

26 Там же, стр. 251.

27 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 222.

28 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 14.

29 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 20, стр. 66—67.

30 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 163.

31 Там же, стр. 162.

32 Там же, стр. 164.

33 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 253—254.

34 Там же, стр. 255—256.

35 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 136.

36 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 199.

37 См. там же, стр. 46—47.

38 Там же, стр. 89.

39 Там же, стр. 78—79

40 Там же, стр. 39.

41 Там же, стр. 64

42 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 30

43 Там же, стр. 43, 70.

44 Там же, стр. 3.

45 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 27

46 Там же, стр. 5—6.

47 Там же, стр. 25.

48 Там же, стр. 47

49 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 65.

50 Там же, стр. 74.

51 Там же, стр. 77.

52 Там же, стр. 81.

53 Там же, стр. 78.

54 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т, 41, стр. 34.

55 Там же, стр. 37.

56 Там же, стр. 39.

57 Там же, стр. 44.

58 Там же, стр. 45.

59 Там же, стр. 49.

60 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 101, 102.

61 Там же, стр. 55.

62 Там же, стр. 53.

63 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 62.

64 Там же, стр. 87

65 У. 3. Фостер. История трех Интернационалов, М., 1959, стр. 311—312.

66 «Вопросы истории КПСС» № 3, 1960 г., стр. 24.