Содержание материала

 

III. В. И. ЛЕНИН НА ВТОРОМ КОНГРЕССЕ КОМИНТЕРНА

19 июля 1920 г. в Петрограде — городе Великого Октября — состоялось торжественное открытие Второго конгресса Коминтерна. Все последующие заседания проходили в Москве с 23 июля по 7 августа. Вместе с делегатами и многочисленными гостями на открытие конгресса специальным поездом из Москвы приехал и Владимир Ильич Ленин.

В работе конгресса приняли участие 217 делегатов от 67 организаций из 37 стран Европы, Америки, Азии, Австралии. Были представлены коммунистические и левосоциалистические партии и группы, коммунистическая молодежь и некоторые синдикалистские организации. С совещательным голосом присутствовали делегаты двух центристских партий — Французской социалистической партии и Независимой социал-демократической партии Германии.

Конгресс, собравшийся в исключительно сложной международной обстановке, должен был ответить на самые жгучие вопросы, вставшие перед коммунистами разных стран. Необходимо было обобщить опыт побед и уроки поражений пролетариата в предшествующие годы и на основе анализа экономической и политической ситуации в мире определить дальнейшие перспективы развития мировой революции, выработать стратегию и тактику пролетарской классовой борьбы в новых условиях.

 

1. В. И. ЛЕНИН ОБ АКТУАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМАХ МИРОВОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Определяя роль Коминтерна в развернувшейся гигантской битве с мировым империализмом, Ленин в одном из черновых набросков плана своего доклада о международном положении писал: «...Коммунистический Интернационал теперь не пропагандистское общество, а начало практического движения армий рабочего класса.

Не вопрос о том, скоро ли будет революция, а ускорение подготовки пролетариата, вот в чем суть» (везде подчеркнуто Лениным.— Ред.)1.

Работа конгресса проходила в дни, когда империалисты Антанты руками буржуазно-помещичьей Польши предприняли новую попытку задушить Советскую Россию — главный оплот и политическую опору мирового революционного движения. Однако Советская Россия при поддержке всего международного пролетариата дала сокрушительный отпор польским интервентам. Красная Армия не только отбила нападение белополяков, но и сама перешла в решительное контрнаступление. Подобный поворот событий вызвал огромный энтузиазм среди пролетариев всех стран, воодушевил делегатов конгресса. Успехи Красной Армии связывались многими делегатами с дальнейшей судьбой мировой пролетарской революции. Все это не могло не оказать влияния на ход дискуссий и некоторые решения Второго конгресса Коминтерна.

В. И. Ленин тщательно готовился к конгрессу Коминтерна. Он встречался и беседовал со многими делегатами, прибывшими в Москву, участвовал в заседаниях Исполкома Коминтерна, заседаниях ЦК и Политбюро ЦК, на которых обсуждались вопросы, связанные с предстоящим конгрессом.

Ленин подготовил также основной доклад и тезисы по важнейшим пунктам повестки дня. В архиве Ленина сохранились многочисленные подготовительные материалы — планы, варианты, черновые наброски, заметки к основному докладу, проектам тезисов и резолюций. Все эти документы свидетельствуют об огромной работе, проделанной Лениным по сбору и осмыслению колоссального фактического и теоретического материала по всем странам и континентам, по важнейшим проблемам мирового освободительного движения.

На открытии конгресса в Петрограде Владимир Ильич выступил с докладом о международном положении и основных задачах Коминтерна. Анализируя сложившуюся ситуацию в мире, Ленин подчеркнул, что основой международного положения все еще оставались экономические отношения империализма. Вместе с тем победа Октябрьской революции и раскол мира на две системы свидетельствовали о том, что мировому империализму нанесен такой удар, от которого он уже не в состоянии оправиться, что началась эпоха заката империализма, его внутреннего распада и окончательной гибели. Начальная стадия этой эпохи перехода от капитализма к социализму во всемирном масштабе характеризовалась гигантским обострением всех капиталистических противоречий: между трудом и капиталом, метрополиями и колониями, победителями и побежденными, между самими победителями. Под влиянием Великого Октября на почве всемирного разорения, созданного империалистической войной, в странах капиталистического мира развернулся мощный революционный кризис.

В своем докладе Ленин подверг критике две распространенные тогда ошибочные оценки этого кризиса. С одной стороны, Р. Макдональд, О. Бауэр и другие реформисты изображали кризис, как временное явление, простое «беспокойство», которое скоро уляжется. С другой стороны, «левые» доктринеры пытались доказать, что наступивший кризис является для буржуазии абсолютно безвыходным. Владимир Ильич показал полную несостоятельность обеих точек зрения.

Разоблачая корыстные интересы рабочей аристократии и рабочей бюрократии, не желавших использовать революционный кризис для свержения буржуазии, а также реформистские предрассудки отдельных слоев рабочего класса, Ленин подчеркнул, что социал-реформисты были и остались главными врагами пролетарской революции внутри рабочего движения. «Оппортунизм — наш главный враг,— говорил Ленин.— Оппортунизм в верхах рабочего движения, это — социализм не пролетарский, а буржуазный. Практически доказано, что деятели внутри рабочего движения, принадлежащие к оппортунистическому направлению,— лучшие защитники буржуазии, чем сами буржуа. Без их руководства рабочими буржуазия не смогла бы держаться»2.

Вместе с тем Ленин указал на серьезнейший вред, который причиняли революционной борьбе рабочего класса левацкие элементы в рядах самого коммунистического движения. Революционное нетерпение, политическое безрассудство леваков, разделявших идеи автоматического краха капитализма, мешали революционным рабочим использовать затруднения буржуазии для ее свержения. «Абсолютно безвыходных положений не бывает,— разъяснял Ленин.— Буржуазия ведет себя, как обнаглевший и потерявший голову хищник, она делает глупость за глупостью, обостряя положение, ускоряя свою гибель. Все это так. Но нельзя «доказать», что нет абсолютно никакой возможности, чтобы она не усыпила такое-то меньшинство эксплуатируемых такими-то уступочками, чтобы она не подавила такое-то движение или восстание такой-то части угнетенных и эксплуатируемых»3.

В обстановке мирового революционного кризиса решающее значение для победы социалистической революции приобретал субъективный фактор. «Надо «доказать» теперь практикой революционных партий, что у них достаточно сознательности, организованности, связи с эксплуатируемыми массами, решительности, уменья, чтобы использовать этот кризис для успешной, для победоносной революции,— подчеркивал Ленин.— Для подготовки этого «доказательства» и собрались мы, главным образом, на настоящий конгресс Коммунистического Интернационала»4.

Определяя перспективы развития мирового революционного процесса и его движущие силы, Ленин указывал, что многое зависит от объединения революционных пролетариев капиталистически развитых государств с революционными массами тех стран, где пролетариата нет или почти нет, т. е. с угнетенными народами колониальных и зависимых стран. «Всемирный империализм должен пасть,— говорил Ленин,— когда революционный натиск эксплуатируемых и угнетенных рабочих внутри каждой страны, побеждая сопротивление мещанских элементов и влияние ничтожной верхушки рабочей аристократии, соединится с революционным натиском сотен миллионов человечества, которое до сих пор стояло вне истории, рассматривалось только как ее объект»5.

К моменту созыва Второго конгресса Коминтерна международный пролетариат достиг огромных успехов в борьбе против империализма. Однако зрелость пролетариата, его организованность, его способность увлечь за собой трудящиеся массы оказались еще недостаточными, чтобы добиться решающей победы в тех капиталистических странах, где имелись для этого реальные возможности. В этой связи Ленин указывал на необходимость прежде всего усилить работу по созданию и укреплению политической армии социалистической революции. «Основная задача II конгресса,— подчеркивал он,— выработать или наметить практические начала, чтобы работа, которая до сих пор шла среди сотен миллионов людей неорганизованно, пошла бы организованно, сплоченно, систематично»6.

Характеризуя экономическую и политическую обстановку в мире, Ленин отметил, что она богата горючими материалами и поводами для их неожиданного воспламенения. Революционная активность рабочего класса и всех трудящихся достигла высокого уровня. Общее состояние кризиса господствующих классов также налицо. Однако пролетариат в большинстве капиталистических стран еще не был готов к установлению своей диктатуры. Поэтому Ленин в «Тезисах об основных задачах Второго конгресса Коммунистического Интернационала» остановился на возможно более конкретном и точном определении задач подготовки рабочего класса к свержению буржуазии и установлению диктатуры пролетариата.

Всесторонний анализ сущности диктатуры пролетариата, обоснование важнейших ее задач были особенно необходимы для идейного укрепления стремительно растущего мирового коммунистического движения, для исправления ошибок и слабостей, связанных с проникновением в Коминтерн чуждых элементов и враждебных взглядов. Долг коммунистов, подчеркивал Ленин, не замалчивать слабостей своего движения, а открыто критиковать их, чтобы скорее и радикальнее от них избавиться. Ленин считал необходимым определить конкретнее, на основании имеющегося практического опыта содержание таких понятий, как «диктатура пролетариата» и «Советская власть»; далее, указать, в чем именно должна заключаться в разных странах систематическая подготовительная работа к осуществлению диктатуры пролетариата; и, наконец, указать пути и способы исправления недостатков в коммунистическом движении.

В своих тезисах Ленин дал классическое определение задач диктатуры пролетариата и Советской власти в социалистической революции.

Первая задача — свергнуть эксплуататоров; разбить их наголову; подавить их сопротивление; сделать невозможными любые попытки с их стороны восстановить иго капитала и наемное рабство.

Вторая задача — увлечь и повести за революционным авангардом пролетариата, его коммунистической партией, не только весь пролетариат или подавляющее большинство его, но и всю массу трудящихся и эксплуатируемых капиталом; просветить, организовать, воспитать, дисциплинировать их в самом ходе борьбы против эксплуататоров.

Третья задача — нейтрализовать или обезвредить неизбежные колебания между буржуазией и пролетариатом, между буржуазной демократией и Советской властью еще довольно многочисленного во всех капиталистических странах класса мелких собственников в земледелии, промышленности, торговле, части буржуазной интеллигенции, служащих и т. п.7

Разоблачая лживые утверждения социал-реформистов о возможности после окончания войны мирного, реформистского перехода к социализму, Ленин писал, что в конкретной обстановке послевоенного революционного кризиса, когда в большинстве капиталистических стран буржуазия развязала гражданскую войну против рабочего класса, разговоры о мирном пути к социализму являлись на деле прямым обманом пролетариата. Правда заключалась в том, что буржуазия уже начала вооруженную борьбу против рабочих и крестьян ради спасения частной собственности на средства производства, поэтому о добровольном, мирном подчинении эксплуататоров воле народа в большинстве случаев не могло быть и речи.

Столь же опасным обманом рабочих Ленин считал в тех условиях допущение мысли, будто большинство трудящихся и эксплуатируемых под гнетом буржуазии способно выработать в себе полную ясность социалистического сознания, твердость социалистических убеждений и характера. На самом деле это возможно лишь после того, как авангард пролетариата, поддержанный всем рабочим классом или большинством его, свергнет эксплуататоров, подавит их, освободит эксплуатируемых и немедленно улучшит их условия жизни за счет экспроприированных капиталистов. Только после этого и в самом ходе острой классовой борьбы осуществимо просвещение, воспитание, организация самых широких масс трудящихся вокруг пролетариата, под его влиянием и руководством, избавление их от эгоизма, раздробленности, пороков, слабости, порождаемых частной собственностью.

Ленин вновь подчеркнул, что сила пролетариата в капиталистическом обществе «неизмеримо больше, чем его доля в населении»8. Однако полностью творческая активность и способности рабочего класса, всех эксплуатируемых могут развернуться лишь тогда, когда они освободятся от гнета буржуазии. Только после слома буржуазного государственного аппарата и перехода всей власти в руки Советов осуществимо действительное участие в управлении всей массы эксплуатируемых, которая даже при самой свободной буржуазной демократии была фактически отстранена от участия в управлении государством. Только в Советах, подчеркивал Ленин, или других органах власти типа Советов массы трудящихся на основе собственного практического опыта начинают действительно учиться делу социалистического строительства, созданию новой общественной дисциплины, созданию свободного союза свободных работников.

Анализируя трудности развития мирового революционного движения, Ленин констатировал, что в большинстве капиталистических стран еще не закончена, а во многих случаях даже еще не начата, систематическая подготовка пролетариата к осуществлению им своей диктатуры. Из этого не следует, подчеркивал Ленин, что пролетарская революция невозможна в ближайшем будущем; она вполне возможна, т. к. налицо объективная революционная ситуация. Однако неподготовленность пролетариата оставалась серьезной бедой и опасной слабостью на пути к победе социалистической революции. «...Задача момента для коммунистических партий состоит теперь не в том, чтобы ускорять революцию,— писал Ленин 4 июля 1920 г. в проекте тезисов об основных задачах Второго конгресса Коминтерна,— a в том, чтобы усиливать подготовку пролетариата»9.

Через месяц в новой, изменившейся международной обстановке, связанной с успешным наступлением Красной Армии против белополяков, ленинская формулировка была изменена рабочей комиссией II конгресса и 6 августа 1920 г. утверждена на пленарном заседании конгресса в таком виде: «...Задача момента для коммунистических партий состоит теперь в том, чтобы ускорять революцию, однако не вызывая ее искусственно, без достаточной подготовки; подготовка пролетариата к революции должна быть усилена действием»10. Заострение ленинской формулировки в этом направлении отражало энтузиазм, и революционное нетерпение многих делегатов конгресса, их надежды на то, что вслед за приходом Красной Армии в Польшу в Германии и других странах Западной Европы немедленно вспыхнет пролетарская революция. Эти надежды не оправдались. Жизнь показала, что революционному пролетарскому движению пришлось столкнуться со значительными трудностями.

Ленин в своих выступлениях на конгрессе со всей определенностью подчеркивал, что руководить пролетариатом в решительном последнем бою против капитализма может только коммунистическая партия, если она действительно является авангардом революционного класса, если она включает в себя его лучших представителей, вполне сознательных и преданных коммунистов, просвещенных и закаленных опытом упорной революционной борьбы, если эта партия сумела связать себя неразрывно со всей жизнью своего класса, а через него со всей массой эксплуатируемых и пользуется их полным довернем. Только под руководством коммунистической партии пролетариат может развернуть всю мощь революционного натиска на буржуазию, преодолеть апатию и сопротивление рабочей аристократии, рабочей бюрократии и мелкобуржуазных попутчиков. Поэтому главной задачей Коминтерна Ленин считал «сплочение раздробленных коммунистических сил, образование в каждой стране единой коммунистической партии (или укрепление и обновление партии уже существующей) для удесятерения работы по подготовке пролетариата к завоеванию государственной власти и притом именно к завоеванию власти в форме диктатуры пролетариата»11.

Выполнение этой задачи в условиях развязанной буржуазией гражданской войны требовало от коммунистов усиления борьбы против реформистских и центристских тенденций в рабочем движении. Опыт гражданской войны в России, Финляндии, Германии, Венгрии, Польше, где правые социал-демократы типа Носке выступили открытыми палачами рабочего класса, а центристы, типа Каутского, всячески прикрывали и оправдывали политику правых, свидетельствовал о том, что всякая непоследовательность или слабость в борьбе против реформизма и центризма означали на деле увеличение опасности поражения пролетариата.

Важнейшим подготовительным шагом к диктатуре пролетариата Ленин считал создание коммунистических групп и ячеек во всех без изъятия организациях, союзах, объединениях рабочих и других трудящихся. Эти ячейки, тесно связанные между собой и с центром, должны вести работу агитации, пропаганды, организации, применяясь ко всем областям общественной жизни, ко всем слоям трудящейся массы, и тем самым воспитывать и самих себя, и партию, и класс, и массы. При этом Ленин подчеркивал, что к массам надо научиться подходить особенно терпеливо и осторожно, чтобы уметь понять особенности, своеобразные черты психологии каждого слоя, профессии и т. д.

Ленин придавал первостепенное значение связи коммунистических партий с массами. «Все примыкающие к III Интернационалу партии,— писал он, — должны во что бы то ни стало провести в жизнь лозунг: «глубже в массы», «теснее связь с массами»,— понимая под массами всю совокупность трудящихся и эксплуатируемых капиталом, особенно наименее организованных и просвещенных, наиболее угнетенных и наименее доступных организации»12.

Бурный рост мирового коммунистического движения, выход ряда центристских партий из II Интернационала и их заявления о желании присоединиться к III Интернационалу — все это, по оценке Ленина, доказывало, «...что не только авангард, но и большинство революционного пролетариата начало, убежденное всем ходом событий, переходить на нашу сторону. Главное теперь — суметь довершить этот переход и прочно, организационно закрепить достигнутое, чтобы можно было, без малейших колебаний, пойти вперед по всей линии»13.

Для этого нужно было добиться прежде всего исправления политики, а также частичного изменения состава партий, примыкающих или желающих примкнуть к Коммунистическому Интернационалу. Анализируя практическую деятельность таких партий, как Французская социалистическая партия, Независимая социал-демократическая партия Германии, Независимая рабочая партия Англии, Американская социалистическая партия, Социал-демократическая партия Швейцарии и др., Ленин констатировал, что их политика еще не является коммунистической и нередко идет вразрез с таким основным принципом III Интернационала, как признание диктатуры пролетариата и Советской власти вместо буржуазной демократии. Словесное признание центристскими партиями диктатуры пролетариата на деле не меняло их оппортунистической политики. «Поэтому,— подчеркивал Ленин,— их немедленное присоединение к III Интернационалу невозможно»14.

Предварительным условием вхождения центристских партий в Коминтерн Ленин выдвигал полное очищение их от оппортунистических элементов. Это требование относилось и к таким партиям, давно заявившим о своем присоединении к Коминтерну, как Итальянская социалистическая партия, Британская социалистическая партия, Норвежская рабочая партия и некоторые другие.

Подчеркивая абсолютную невозможность принятия в Коминтерн социалистических партий, не изживших еще оппортунистических традиций II Интернационала, Ленин в то же время совершенно определенно указывал, что левые ошибки анархо-синдикалистского толка некоторых партий, групп и организаций в данный момент менее опасны и «...к е могут мешать немедленному присоединению»15 этих организаций к III  Интернационалу при условии подчинения их решениям Коминтерна и исправления тактики. «Лучшее в анархизме может быть и должно быть привлечено»16,— указывал Ленин.

Такие организации, как Индустриальные рабочие мира в Америке и Австралии, Комитеты фабрично-заводских старост в Англии, были связаны с массовым пролетарским движением, которое в своей основе стояло на почве коренных принципов III Интернационала. Ошибочные взгляды на отношение партии к классу и к массе, на участие в буржуазных парламентах и реакционных профсоюзах, распространявшиеся в этих организациях, объяснялись не столько влиянием мелкобуржуазных элементов, сколько политической неопытностью революционных пролетариев, а также их законной ненавистью к оппортунизму и реформизму партий II Интернационала. Поэтому Второй конгресс Коминтерна по предложению Ленина рекомендовал компартиям проводить в отношении анархосиндикалистских организаций политику сближения с ними и с сочувствующей им массой, политику дружественного разъяснения им ошибочности их взглядов, прилагая все силы для слияния с этими организациями в единую коммунистическую партию.

 

2. ВТОРОЙ КОНГРЕСС О ХАРАКТЕРЕ И РОЛИ КОММУНИСТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ

Всесторонняя характеристика взаимоотношений пролетарской партии нового типа с рабочим классом и массой трудящихся была дана в резолюции «О роли коммунистической партии в пролетарской революции». В ней излагались основные положения ленинского учения о руководящей и организаторской роли партии, защищался принцип партийности от оппортунистических нападок как справа, так и слева. В резолюции указывалось, что «идея беспартийности, как принципа, сознательно культивируется среди рабочих буржуазией и ее прихвостнями для того, чтобы отвлечь пролетариев от организованной борьбы за социализм»17.

Коммунистический Интернационал самым решительным образом отвергает тот взгляд, говорилось в резолюции, будто пролетариат может совершить победоносную революцию, не имея своей самостоятельной политической партии. Коммунистическая партия есть главное и основное орудие освобождения рабочего класса. Только при наличии испытанной коммунистической партии завоевание власти пролетариатом не явится случайным эпизодом, а послужит началом периода коммунистического строительства. После завоевания власти пролетариатом роль компартии не только не уменьшается, а еще более возрастает18.

Партия должна руководить и политической, и экономической, и культурно-просветительной деятельностью рабочего класса. Эти задачи партия может выполнить лишь в том случае, если она будет оказывать решающее влияние и в Советах, и в профсоюзах, и в кооперативах, и в других массовых организациях.

Идейные, тактические, организационные принципы пролетарской партии нового типа, всесторонне разработанные в трудах Ленина и в его тезисах об основных задачах Второго конгресса Коминтерна, были кратко сформулированы в специальном документе, известном как «21 условие» приема в Коммунистический Интернационал. «21 условие» было направлено против опасности засорения Коминтерна колеблющимися и половинчатыми элементами, еще не порвавшими с идеологией реформизма и с принципами анархо-синдикализма.

Твердые условия приема в Коминтерн должны были не только закрыть двери центристам, но и помочь анархо-синдикалистским и другим революционным пролетарским элементам усвоить важнейшие требования всемирной пролетарской организации нового типа. Условия требовали от партий, желающих вступить в Коммунистический Интернационал, признания диктатуры пролетариата и последовательной, систематической борьбы за нее; полного разрыва с реформистами и центристами и изгнания их из партии; сочетания легальных и нелегальных методов борьбы; систематической работы в деревне, в армии, в реформистских профсоюзах и буржуазных парламентах; организационного построения партии на основе демократического централизма. Все постановления конгрессов Коминтерна и его Исполнительного Комитета являлись обязательными для всех партий, входящих в Коммунистический Интернационал. Конгресс подчеркнул при этом, что Коминтерн и его Исполком «обязаны считаться со всем многообразием условий, при которых приходится бороться и действовать различным партиям, и выносить общеобязательные решения лишь по таким вопросам, по которым такие решения возможны»19.

Условия приема требовали также подчинения парламентских фракций и прессы Центральным Комитетам, изменения состава руководящих органов в пользу сторонников Коминтерна, переименования партий в коммунистические, беззаветной поддержки каждой Советской республики. Особенно важным был пункт, требовавший изменения составов редакций партийных органов в пользу испытанных коммунистов. «Все органы печати, находящиеся в руках партии,— говорилось в резолюции,— должны редактироваться надежными коммунистами, доказавшими свою преданность делу пролетариата. О диктатуре пролетариата следует говорить не просто, как о ходячей заученной формуле, ее нужно пропагандировать так, чтобы необходимость ее для каждого рядового рабочего, работницы, солдата, крестьянина вытекала из жизненных фактов, систематически отмечаемых нашей печатью изо дня в день»20.

Условия приема подверглись на конгрессе резким нападкам как справа, так и «слева». Ленин решительно выступил в их защиту, отстаивая идейно-политическую и организационную целостность мирового коммунистического движения. Приняв «21 условие» и оградив Коминтерн от наплыва чуждых элементов, Второй конгресс одновременно подчеркнул, что одной из важнейших задач компартий является преодоление сектантской узости и борьба за массы. Под этим углом зрения были рассмотрены вопросы о работе коммунистов в буржуазном парламенте и реформистских профсоюзах, о вхождении английских коммунистов в лейбористскую партию.

Некоторые делегаты выступали против участия коммунистов в буржуазном парламенте и настаивали на бойкоте его во всех случаях. Ленин вскрыл огромную опасность подобной тактики. Он указал, что отсталые элементы рабочего класса, мелкой буржуазии и крестьянства в большинстве своем еще верят, что парламент представляет их интересы. Поэтому коммунистам необходимо участвовать в буржуазных парламентах, чтобы развенчать на практике это государственное учреждение как орудие диктатуры буржуазии.

Большинство делегатов отвергло сектантские предложения «левых» и поддержало резолюции, составленные в духе ленинских положений, развитых в книге. «Детская болезнь «левизны» в коммунизме». Конгресс высказался за участие коммунистов в буржуазных парламентах, потребовав от компартий сочетания легальной работы и нелегальной. Конгресс обязал компартии вести работу в реформистских профсоюзах с целью завоевания масс на сторону коммунизма, предложил английским коммунистам, войти в лейбористскую партию, поскольку ее структура позволяла вести в ней пропаганду коммунистических взглядов.

Сформулированные конгрессом важнейшие программные, тактические, организационные принципы пролетарской партии нового типа давали коммунистам разных стран четкую ориентировку, направляли их усилия на создание в каждой стране боевой коммунистической партии, способной подготовить рабочий класс к социалистической революции и установлению диктатуры пролетариата.

Определяя общие характерные черты пролетарской партии нового типа, Коминтерн отмечал, что процесс образования и консолидации коммунистических партий в разных странах не может развиваться одинаково, темпы и формы развития процесса зависят от многих обстоятельств, и прежде всего от конкретных исторических особенностей и национальных традиций рабочего движения данной страны, степени сознательности и организованности революционных рабочих, их способности изолировать оппортунистических вождей и т. д. Ленин призывал коммунистов максимально учитывать все обстоятельства и тщательно готовить условия для объединения авангарда рабочего класса в рядах коммунистических партий.

В тех случаях, когда коммунистические партии возникали путем преобразования старых социал-демократических партий, Ленину и Коминтерну приходилось вести борьбу, главным образом, с пережитками социал-демократизма. «Преобразование старого типа, —писал Ленин с 1922 г.,— европейской парламентской, на деле реформистской и лишь слегка подкрашенной в революционный цвет партии в новый тип партии, в действительно революционную, действительно коммунистическую партию, это — вещь чрезвычайно трудная. Пример Франции показывает эту трудность, пожалуй, всего нагляднее. В повседневной жизни переделать тип партийной работы, преобразовать обыденщину, добиться того, чтобы партия стала авангардом революционного пролетариата, не отходя от масс, а все более и более сближаясь с ними, поднимая их к революционному сознанию и революционной борьбе, это — самое трудное, но и самое важное дело»21.

Там, где коммунистические партии возникали на основе левых групп, отколовшихся от социал-демократии, и других радикальных групп рабочего движения, наибольшую опасность представляли на определенных этапах, как правило, левацкие элементы, которые привносили с собой революционное нетерпение, анархо-синдикалистские и сектантские взгляды на партию, не признавали ее руководящей и организующей роли в борьбе рабочего класса против буржуазии.

Ленин внимательно следил за развитием рабочего и коммунистического движения за рубежом. О том, насколько тщательно и скрупулезно изучал он иностранные материалы, свидетельствует хранящееся в его архиве огромное число книг, газет, журналов, различных документов и писем с его пометками. Многие важные выводы были сформулированы Лениным в его статьях, обращениях и письмах к рабочим и коммунистам разных стран. Посвященные наиболее злободневным вопросам классовой борьбы, эти документы проникнуты заботой о судьбах мировой пролетарской революции, стремлением помочь рабочим разных стран разобраться в сложностях обстановки, трезво оценить свои силы и силы противника, выработать правильную стратегию и гибкую тактику борьбы. Советы Ленина, его предостережения от возможных ошибок оказывали молодым компартиям огромную помощь в их становлении и укреплении своих рядов.

Вскоре после окончания Второго конгресса Коминтерна Ленин написал ряд работ, в которых разъяснял сущность и значение принятых конгрессом решений и тем самым помогал братским партиям проводить их в жизнь. 15 августа 1920 г. он обратился с письмом к австрийским коммунистам, в котором дружески советовал им отказаться от принятого решения бойкотировать выборы в буржуазно-демократический парламент. Австрийские коммунисты считали, что их участие в парламенте является ненужным, поскольку у них в стране имеется Совет рабочих депутатов как трибуна для агитации. Раскрывая неправильность этого довода, Ленин писал: «Пока сколько-нибудь значительное число трудящихся — не только пролетариев, но также и полупролетариев и мелких крестьян — доверяет еще буржуазно-демократическим орудиям обмана рабочих буржуазией, мы должны разъяснять обман именно с той трибуны, которую отсталые слои рабочих и в особенности непролетарской трудящейся массы считают наиболее существенной, наиболее авторитетной»22. Отношения между буржуазными партиями и фракциями, отмечал Ленин, чаще всего обнаруживают себя именно в парламенте и отражают отношения между всеми классами буржуазного общества. Поэтому коммунисты должны участвовать в буржуазном парламенте, чтобы именно с его трибуны раскрыть глаза народу на подлинное отношение капиталистов к рабочим, помещиков к батракам, богатых крестьян к беднейшему крестьянству, крупного капитала к служащим и мелким хозяйчикам и т. д.

В связи с разногласиями между некоторыми компартиями и Коминтерном буржуазная и социал-реформистская пресса заполнилась злорадными, клеветническими статьями, в которых эти расхождения всячески смаковались и раздувались. Отвечая клеветникам, Ленин писал, что он нисколько не сомневается в том, что австрийская компартия поставит решения Коминтерна выше своих собственных. Поднимая авторитет Коммунистического Интернационала, воплощавшего в своих документах совокупный опыт мирового революционного движения, Ленин воспитывал в коммунистах разных стран чувство братской солидарности и ответственности за судьбы движения в целом, развивал в коммунистах высокое сознание необходимости международной пролетарской дисциплины. «Мы гордимся тем, — писал Ленин,— что великие вопросы борьбы рабочих за свое освобождение мы решаем, подчиняясь международной дисциплине революционного пролетариата, учитывая опыт рабочих разных стран, считаясь с их знаниями, с их волей, осуществляя таким способом на деле (а не на словах, как Реннеры, Фрицы Адлеры и Отто Бауэры) единство классовой борьбы рабочих за коммунизм во всем мире»23.

Решения Второго конгресса Коминтерна о характере коммунистических партий вызвали бурные дискуссии в партиях, вышедших из II Интернационала и заявивших о своем желании вступить в III Интернационал. Центристские лидеры этих партий, стремясь затормозить тягу революционных рабочих к идеям коммунизма, подорвать их доверие к III Интернационалу, подняли крики о «диктате Москвы», о «засилье русских» в Коминтерне, о неравноправии партий, о преследовании определенных личностей и т. д. Разоблачая подобные измышления как сплошной обман и отвод глаз от существа дела, Ленин в письме к немецким и французским рабочим 24 сентября 1920 г. указывал, что в действительности борьба внутри этих партий идет между революционными, пролетарскими, и оппортунистическими, мелкобуржуазными, элементами. Последние, подобно Криспину и Дитману, своими колебаниями в сторону реформизма, своим неумением мыслить и действовать революционно осуществляют на самом деле «влияние буржуазии на пролетариат извнутри пролетарской партии, осуществляют подчинение пролетариата буржуазному реформизму»24.

Решения Второго конгресса Коминтерна значительно ускорили процесс дифференциации в международном рабочем движении, процесс идейной и организационной консолидации коммунистических сил на базе ленинизма. Конкретные советы и рекомендации Ленина коммунистам разных стран, высказанные в его книгах, речах, статьях и письмах, сыграли при этом огромную роль в идейно-политическом формировании и организационном укреплении компартий Германии, Франции, Италии, Чехословакии и других стран.

 

3. О СОЮЗНИКАХ РАБОЧЕГО КЛАССА В БОРЬБЕ ПРОТИВ ИМПЕРИАЛИЗМА

Огромное внимание Второй конгресс Коминтерна уделил проблеме союзников рабочего класса в борьбе против империализма. В этой связи были рассмотрены аграрный и национально-колониальный вопросы. Ленин разработал предварительные тезисы по обоим вопросам и активно участвовал в комиссиях, готовивших соответствующие резолюции.

Идея союза рабочего класса и крестьянства является одной из фундаментальных идей ленинизма. На необходимость такого союза указывали еще Маркс и Энгельс, однако их мысли по крестьянскому вопросу были преданы забвению оппортунистами II Интернационала. В социал-демократических партиях возобладал взгляд на крестьянство как сплошную реакционную массу, не способную оказать какой-либо помощи пролетариату в его борьбе против капитализма. Пережитки подобного взгляда сказывались и в деятельности молодых компартий, которые недооценивали революционные возможности трудового крестьянства, склонны были видеть в нем лишь частнособственнический и консервативный элемент. Нигилистическое отношение многих коммунистов к задаче привлечения трудового крестьянства на сторону пролетариата серьезно затрудняло подготовку политической армии социалистической революции. Глубокую тревогу Ленина и его соратников вызывало то, что в ряде компартий европейских стран, в том числе в компартиях Финляндии, Венгрии, Германии, руководивших крупными революционными выступлениями, существовала недооценка значения прочного союза пролетариата с крестьянством. Учитывая все это, Ленин считал необходимым, чтобы Коминтерн дал компартиям детально разработанную программу но крестьянскому вопросу.

В. И. Ленин не только восстановил, но и всесторонне развил идеи Маркса о союзе рабочего класса и крестьянства. Он показал, что марксизму глубоко чуждо отношение к крестьянству как сплошной однородной массе. Ленин учил видеть различные слои этой массы — от сельского пролетария до кулака. Раскрывая объективную основу политического союза рабочего класса и трудового крестьянства, Ленин писал, что этот союз диктуется коренными жизненными интересами обоих классов, у которых один и тот же общий враг — капитал. В первоначальном наброске тезисов по аграрному вопросу Ленин подчеркнул, что труженикам деревни нет спасения от эксплуатации иначе, как в союзе с пролетариатом, в то же время промышленным рабочим никогда не выполнить своей миссии, освобождения человечества от гнета капитала, если они будут, замыкаться в тесном кругу своих узкоцеховых, узкопрофессиональных интересов. «Действительно революционным,— писал Ленин,— действительно социалистически действующим классом пролетариат является лишь при условии, что он выступает и поступает, как авангард всех трудящихся и эксплуатируемых, как вождь их в борьбе за свержение эксплуататоров, а это невыполнимо без внесения классовой борьбы в деревню, без объединения трудящихся масс деревни вокруг коммунистической партии городского пролетариата, без воспитания первых последним»25.

На основе всестороннего анализа положения различных социальных группировок внутри крестьянства Ленин дал четкое обоснование коммунистической аграрной политики. Он показал, что активными союзниками рабочих в борьбе против капитала могут быть сельскохозяйственные рабочие, полупролетарии (парцелльные крестьяне) и мелкие крестьяне, так как именно эти группы сельского населения получат наибольший выигрыш от свержения власти помещиков и капиталистов.

Обобщая опыт революционной борьбы своего времени, Ленин указывал, что по отношению к среднему крестьянству революционный пролетариат не может ставить своей задачи — по крайней мере для ближайшего будущего и для начала периода диктатуры пролетариата — привлечь этот слой на свою сторону, а должен ограничиться задачей нейтрализовать его, т. е. свести до минимума его неизбежные колебания в сторону буржуазии. Для успешного решения этой задачи и обеспечения в дальнейшем прочного союза со средним крестьянством необходимо было, как указывал Ленин, дать ему непосредственное улучшение его положения, уничтожив арендную плату и ипотеки. «Немедленную полную отмену частной собственности,— писал Ленин в первоначальном наброске тезисов по аграрному вопросу,— пролетарская власть в большинстве капиталистических государств отнюдь не должна производить, и во всяком случае она гарантирует и мелкому и среднему крестьянству не только сохранение за ними их земельных участков, но и увеличение их на всю обычно арендуемую ими площадь (отмена арендной платы)»26. Ленин подчеркнул также, что переход к коллективному земледелию должен осуществляться с громадной осторожностью и постепенностью, силой примера, без всякого насилия над средним крестьянством.

В отношении крупных крестьян (кулаков) пролетарская власть, указывал Ленин, должна проводить политику ограничения их влияния в деревне, политику сокрушительного удара при первом же сопротивлении с их стороны. Что касается помещиков и крупных землевладельцев, то все их земли должны подвергнуться немедленной и безусловной конфискации.

Ленинские тезисы по аграрному вопросу вызвали острую дискуссию в комиссии и на пленарных заседаниях. Особенно возражали некоторые делегаты против раздела конфискованных помещичьих земель между мелкими и средними крестьянами. Предвидя подобные возражения, Ленин в своих тезисах указывал, что для передовых капиталистических стран Коминтерн признает правильным преимущественное сохранение бывших помещичьих хозяйств и ведение их по типу «совхозов» в России, однако было бы «величайшей ошибкой преувеличить или шаблонизировать это правило и никогда не допускать даровой передачи части земель экспроприированных экспроприаторов окрестному мелкому, а иногда и среднему крестьянству»27.

Аргументация некоторых делегатов свидетельствовала о том, что пережитки социал-демократических взглядов на крестьянство еще довольно живучи. Так, например, итальянский социалист Серрати утверждал, будто уступки мелкому крестьянству могут толкнуть западноевропейский пролетариат на путь оппортунизма. Серрати предлагал до революции «не делать никаких уступок мелкой сельской буржуазии, чтобы не нанести ущерба интересам пролетарских масс»28. Подобно Серрати, многие коммунисты видели в разделе земли только одну негативную сторону, а именно: увеличение числа экономически невыгодных мелких частнособственнических хозяйств и усиление мелкобуржуазной прослойки в деревне. Крайне левацкие элементы квалифицировали передачу земли бедным и средним крестьянам еще резче, называя это контрреволюционной затеей. Таким образом, наделение крестьян землей объявлялось экономически и социально опасным мероприятием.

В. И. Ленин раскрыл глубокую ошибочность подобных взглядов и доказал, что немедленная экономическая помощь победившего пролетариата мелким и средним крестьянам абсолютно необходима для отрыва их от буржуазии, для укрепления их политического доверия к пролетариату, для расширения массовой базы диктатуры пролетариата.

После всестороннего тщательного обсуждения аграрного вопроса делегаты конгресса единодушно (только один человек воздержался) одобрили ленинские тезисы, которые учитывали не только опыт русской революции, но и уроки Венгерской и Баварской Советских республик.

Тезисы Ленина по аграрному вопросу явились выдающимся программным документом, определившим политику Коминтерна, направленную на достижение прочного союза рабочего класса с трудовым крестьянством.

Исключительно важное место в работе конгресса заняла также национально-колониальная проблема, которая рассматривалась как проблема союза рабочего класса с крестьянством в международном масштабе, поскольку крестьянство составляло подавляющее большинство населения в колониальных и зависимых странах. Подобно тому как победа над буржуазией в отдельной стране невозможна без союза рабочего класса с трудящимся крестьянством, так и победа над мировым империализмом невозможна без союза революционного пролетариата с национально-освободительным движением. Исходя из того, что в новую историческую эпоху национально-освободительное движение становится неотъемлемой составной частью мировой социалистической революции, конгресс поставил задачу слить воедино революционную борьбу пролетариата капиталистически развитых стран и национально-освободительную борьбу угнетенных народов.

В определении этой сложнейшей политической задачи мирового коммунистического движения решающую роль сыграл Ленин. В его трудах по национальному и колониальному вопросам были разработаны проблемы взаимодействия различных отрядов мирового революционного движения, показана взаимосвязь пролетарских революций в капиталистических странах с освободительной борьбой угнетенных народов, раскрыты принципиально новые перспективы национально-освободительных движений в условиях общего кризиса капитализма, начало которому положили мировая война и победа Великого Октября.

В концентрированном виде основные программные, стратегические и тактические выводы о месте и роли национально-освободительного движения в мировом революционном процессе были сформулированы Лениным в «Первоначальном наброске тезисов по национальному и колониальному вопросам». В этом документе, написанном специально ко Второму конгрессу Коминтерна, Ленин указывал, что коммунисты при решении национального вопроса должны во главу угла ставить не абстрактные и не формальные принципы, а, во-первых, точный учет исторически-конкретной и прежде всего экономической обстановки; во-вторых, отчетливое выделение интересов угнетенных классов, трудящихся, эксплуатируемых из общего понятия народных интересов вообще, означающего интересы господствующего класса; в-третьих, такое же отчетливое разделение наций угнетенных, зависимых, неравноправных от наций угнетающих, эксплуататорских, полноправных29.

В новой обстановке, созданной победой Октябрьской революции, Ленин считал недопустимым ограничиваться голым признанием или провозглашением сближения трудящихся разных наций. «...Необходимо вести политику осуществления самого тесного союза всех национально- и колониально-освободительных движений с Советской Россией,— писал он,— определяя формы этого союза сообразно степени развития коммунистического движения среди пролетариата каждой страны или буржуазно-демократического освободительного движения рабочих и крестьян в отсталых странах или среди отсталых национальностей»30.

Так же недопустимым Ленин считал формальное, чисто декларативное признание равноправия наций, чем ограничивались буржуазные демократы и оппортунисты II Интернационала. Ленин требовал, чтобы коммунисты в своей агитации и пропаганде, во-первых, разоблачали постоянные нарушения равноправия наций и гарантий прав национальных меньшинств во всех капиталистических государствах; во-вторых, разъясняли, что только советский строй в состоянии дать на деле равноправие наций, объединяя сначала пролетариев, затем всю массу трудящихся в борьбе с буржуазией; наконец, доказывали необходимость прямой помощи всех коммунистических партий революционным движениям в колониальных странах и зависимых нациях.

Признание интернационализма лишь на словах и подмену его на деле мещанским национализмом Ленин квалифицировал как самое большое зло, способное нанести непоправимый урон делу объединения антиимпериалистических усилий рабочего класса и угнетенных народов. «Борьба с этим злом,— писал Ленин,— с наиболее закоренелыми мелкобуржуазными-национальными предрассудками, тем более выдвигается на первый план, чем злободневнее становится задача превращения диктатуры пролетариата из национальной (т. е. существующей в одной стране и неспособной определять всемирную политику) в интернациональную (т. е. диктатуру пролетариата по крайней мере нескольких передовых стран, способную иметь решающее влияние на всю мировую политику)»31.

Развивая принципы пролетарского интернационализма, Ленин подчеркивал, что мелкобуржуазный национализм объявляет интернационализмом признание равноправия наций и только, сохраняя неприкосновенным национальный эгоизм, в то время как пролетарский интернационализм требует, во-первых, подчинения интересов пролетарской борьбы в одной стране интересам этой борьбы во всемирном масштабе; во-вторых, требует способности и готовности со стороны нации, осуществляющей победу над буржуазией, идти на величайшие национальные жертвы ради свержения международного капитала.

В ленинских тезисах были четко определены задачи Коминтерна по отношению к государствам и нациям с преобладанием феодальных или патриархальных и патриархально-крестьянских отношений. Прежде всего Ленин указывал на необходимость помощи всех коммунистических партий буржуазно-демократическому освободительному движению в этих странах; в первую очередь обязанность оказывать самую активную помощь ложится на рабочих той страны, от которой отсталая нация зависит в колониальном или финансовом отношениях.

Далее Ленин подчеркивал необходимость поддерживать специально крестьянское движение в отсталых странах против помещиков, против крупного землевладения, против всяких проявлений или остатков феодализма и стараться придать крестьянскому движению наиболее революционный характер, осуществляя возможно более тесный союз западноевропейского коммунистического пролетариата с революционным движением крестьян на Востоке, в колониях и отсталых странах вообще. Выступая в поддержку антиимпериалистических движений угнетенных народов, Ленин вместе с тем требовал решительной борьбы с перекрашиванием буржуазно-демократических освободительных течений в отсталых странах в цвет коммунизма. «...Коммунистический Интернационал должен идти во временном союзе с буржуазной демократией колоний и отсталых стран, но не сливаться с ней и безусловно охранять самостоятельность пролетарского движения даже в самой зачаточной его форме...»32. Таким образом, в ленинских тезисах было дано по существу начало идеи создания единого антиимпериалистического фронта.

Эта принципиально новая постановка вопроса не сразу встретила понимание со стороны некоторых делегатов конгресса, и от Ленина потребовались значительные усилия, чтобы его точка зрения была признана правильной и принята на вооружение международным форумом коммунистов. В этой связи большой интерес представляют ответы Ленина на возражения и замечания некоторых его оппонентов.

Так, например, Г. В. Чичерин в замечаниях на тезисы Ленина писал: «Союз с собственной буржуазией вполне уместен у угнетенных наций лишь там, где приходится устранить местный феодализм, подпираемый штыками угнетающей нации, как в Персии. Именно у персов в порядке дня совместное движение трудящихся и буржуазии для устранения невыносимого гнета продавшихся Англии феодалов... В качестве общего принципа союз с собственной буржуазией ради национального освобождения в данный исторический период безусловно должен быть отвергнут»33 (везде подчеркнуто Лениным.— Ред.). По поводу этих замечаний Владимир Ильич написал:

«1) Персия не единична.

2) Союз с крестьянством у меня сильнее подчеркнут (а это не совсем = буржуазия)»34.

Эта важная мысль Ленина получила развитие в его замечаниях на доклад А. Султан-заде о перспективах социальной революции на Востоке. Анализируя социально-экономическое развитие колониальных стран и вытекающие из этого задачи Коминтерна, Ленин подчеркнул: «...вывод: приспособить как советские учреждения, так и коммунистическую партию (ее состав, ее особые задачи) к уровню крестьянских стран колониального Востока.

В этом суть. Об этом надо подумать и поискать конкретных ответов»35.

Вырабатывая программу Коминтерна по национальному и колониальному вопросам, Ленин стремился учесть опыт и знания всех товарищей, осведомленных конкретно по тому или иному из этих сложнейших вопросов. Поэтому Ленин заранее просил всех желающих дать отзыв, исправление, дополнение или конкретное пояснение к его тезисам. Многие делегаты откликнулись на просьбу Ленина и прислали свои замечания. Большая работа была проделана затем в специальной комиссии конгресса, где различные точки зрения подверглись тщательному анализу и обсуждению. Ленин, как председатель комиссии, строго следил за тем, чтобы общие решения вырабатывались коллективно, в обстановке деловой, творческой дискуссии, и все несогласные с его проектом тезисов имели возможность не только высказать свои соображения, но и обосновать свою позицию. В этом отношении весьма характерна записка Ленина в адрес итальянских делегатов, в которой он высказывал свое недоумение: «Почему ни один итальянский товарищ не присутствует в колониальной комиссии, чтобы защищать свою идею о том, чтобы не поддерживать буржуазное демократическое движение»36.

По просьбе Ленина делегат конгресса М. Н. Рой написал дополнительные тезисы, в которых содержались попытки охарактеризовать национально-освободительное движение в странах, угнетенных Англией. Вокруг тезисов Ленина и тезисов Роя в основном и развернулась дискуссия в комиссии. В обсуждении участвовали делегаты из Кореи, Китая, Индии, Ирана, Болгарии. Венгрии, Америки, Англии.

В ходе дискуссии выяснилось, что некоторые делегаты проявляют революционное нетерпение и нереальный подход в оценке движущих сил, а также ближайших и отдаленных перспектив революционного движения в отсталых странах. Так, например, Рой в своем выступлении утверждал, что в Индии уже существуют элементы для создания сильной коммунистической партии. Поэтому Коминтерн должен помогать исключительно созданию и развитию компартии, которая, в свою очередь, должна заботиться исключительно об организации широких народных масс для борьбы за классовые интересы последних. По мнению Роя, массовое революционное движение в Индии не имело ничего общего с национально-освободительным движением. Исходя из этого, Рой предлагал исключить из ленинских тезисов пункт, где говорилось о необходимости помощи всех коммунистических партий буржуазно-демократическому освободительному движению в восточных странах. В заключение Рой сказал: «...Судьба революционного движения в Европе всецело зависит от хода революции на Востоке. Без торжества революции в восточных странах коммунистическое движение на Западе может быть сведено на нет... Ввиду этого необходимо перенести энергию на развитие и поднятие революционного движения на Востоке и принять за основной тезис, что судьба мирового коммунизма зависит от торжества коммунизма на Востоке»37.

Точка зрения Роя вызвала возражения у ряда делегатов, в том числе и у Ленина. «В России мы поддерживали либерально-освободительное движение во время выступления против царизма,— сказал он.— Индусские коммунисты обязаны поддерживать буржуазно-демократическое движение, не сливаясь с ним. Тов. Рой идет слишком далеко, утверждая, будто судьба Запада зависит исключительно от степени развития и силы революционного движения в восточных странах. Несмотря на то, что в Индии имеется пять миллионов пролетариев и 37 миллионов безземельных крестьян, индусским коммунистам не удалось до сих пор создать коммунистической партии в стране, и уже по этому одному взгляды т. Роя в значительной мере не обоснованы»38.

После всестороннего обсуждения проблемы комиссия единогласно приняла тезисы Ленина с незначительными изменениями и дополнительные тезисы Роя с поправками Ленина. Выступая на пленарном заседании конгресса с докладом об итогах работы комиссии, Ленин прежде всего отметил, что ей «удалось прийти к полному единодушию по всем важнейшим вопросам»39.

Исходным пунктом принятых тезисов было определение противоречия между империализмом и социализмом как основного противоречия наступившей эпохи. Все мировое развитие определяется теперь борьбой империалистических наций против Советской России, говорил Ленин. «Если мы упустим это из виду,— подчеркивал он,— то не сможем поставить правильно ни одного национального или колониального вопроса, хотя бы речь шла о самом отдаленном уголке мира. Только исходя из этой точки зрения, политические вопросы могут быть правильно поставлены и разрешены коммунистическими партиями как в цивилизованных, так и в отсталых странах»40. Важнейшая задача Коминтерна, вытекающая из такой постановки вопроса, заключалась в том, чтобы осуществить тесный союз всех национально- и колониально-освободительных движений с Советской Россией против общего врага — мирового империализма, представленного группой империалистических держав, эксплуатирующих и угнетающих громадное большинство населения земли.

Другая общая мысль тезисов заключалась в том, что в них ясно проводилось различие между нациями угнетенными и угнетающими. Из этого различия выводилась обязанность Коминтерна поддерживать буржуазно-демократические движения в отсталых странах. При обсуждении в комиссии было решено заменить в тезисах выражение «буржуазно-демократический» выражением «национально-революционный», чтобы еще более подчеркнуть разницу между реформистским и революционным движением. «Смысл этой замены тот,— разъяснял Ленин,— что мы, как коммунисты, лишь в тех случаях должны и будем поддерживать буржуазные освободительные движения в колониальных странах, когда эти движения действительно революционны, когда представители их не будут препятствовать нам воспитывать и организовывать в революционном духе крестьянство и широкие массы эксплуатируемых»41.

В ходе обсуждения национально-колониальной проблемы Ленины» был выдвинут тезис о том, что с помощью пролетариата передовых стран отсталые страны могут перейти к советскому строю и через определенные ступени развития — к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития. Этот ленинский вывод открывал перед угнетенными народами невиданные никогда ранее перспективы прогрессивного развития Исторический путь среднеазиатских Советских республик, а также Монгольской Народной Республики подтвердил на практике возможность такого развития.

Одним из важнейших документов Второго конгресса был Устав Коминтерна, который определил структуру и организацию Коммунистического Интернационала на основе принципа демократического централизма. Этот принцип, получивший в трудах Ленина всестороннее развитие и обоснование, полностью выдержал суровое испытание временем, доказал свою жизненность и необходимость для идейно-политического и организационного укрепления коммунистических партий. В Уставе говорилось, что Коминтерн ставит своей задачей освобождение трудящихся всего мира поэтому в его рядах братски объединяются люди белой, желтой, черной кожи, труженики всей земли. В Уставе подчеркивалось, что «Коммунистический Интернационал должен действительно и фактически представлять собой единую, всемирную коммунистическую партию, отдельными секциями которой являются партии, действующие в каждой стране»42.

* * *

Второй конгресс Коминтерна явился замечательной школой политического воспитания коммунистов, школой ленинизма. Его делегаты имели возможность близко познакомиться с практической деятельностью РКП (б) и ее вождем Владимиром Ильичем Лениным. На конгрессе не было ни одного участника, который не испытал бы на себе могучего воздействия личности Ленина.

При открытии конгресса в Таврическом дворце произошел случай, который глубоко взволновал всех делегатов. В самом начале заседания, когда члены ИККИ занимали моста в президиуме, Владимир Ильич вдруг быстро сошел в партер и направился вверх по проходу амфитеатра. Там, где-то в задних рядах, сидел старый друг и соратник Ленина еще по «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса» ослепший питерский рабочий В. А. Шелгунов. Ленин подошел к нему, и два борца крепко расцеловались. «Мне кажется,— вспоминает чехословацкий делегат Иван Ольбрахт,— они не сказали друг другу ни слова. И все же эта встреча была прекрасна своей человечностью»43.

Глубокий и всеобъемлющий ум Ленина, его титаническая энергия и революционная страстность, несгибаемая воля и неколебимая преданность делу пролетарской революции — все это произвело неизгладимое впечатление на посланцев международного пролетариата и представителей угнетенных народов. «Ленин велик не только тем, что он обладает огромными дарованиями и выдающимся талантом,— писал болгарский коммунист Н. Шаблин,— а еще и потому, что все свои способности, всю свою жизнь он отдал служению одному великому делу — освобождению мирового пролетариата от ига капитализма»44. «Одновременно теоретик и человек действия, Ленин является сейчас самой крупной фигурой мирового рабочего движения»45,— так выразил свои мысли французский делегат Марсель Кашен. Индийский делегат назвал Ленина самым благородным представителем человечества46.

Второй конгресс, приняв Устав и «21 условие приема в Коминтерн», завершил организационное оформление Коммунистического Интернационала как единой международной организации коммунистов. Подобная централизация сил революционного рабочего класса, всех трудящихся и угнетенных диктовалась условиями крайнего обострения классовой борьбы в начальный период общего кризиса капитализма.

Коминтерн возник в обстановке мирового революционного кризиса, когда буржуазия прилагала бешеные усилия, чтобы отстоять свое классовое господство. «Гражданская война навязывается рабочему классу его смертельными врагами. Рабочий класс должен отвечать на удар ударом, если он не намерен отказываться от себя, от своей будущности, которая есть будущность всего человечества47,— говорилось в Манифесте Первого конгресса. В обстановке гражданской войны, развязанной международной буржуазией, максимальная централизация всех наличных революционных сия для сокрушения капитализма была абсолютно оправданной и необходимой.

Особенности периода прямого штурма капитализма, начавшегося с Октябрьской революции и продолжавшегося до конца 1920 г., наложили отпечаток не только на организацию, но и на стратегию и тактику Коминтерна. Непосредственно революционная ситуация в Европе, благоприятные возможности для победы социалистической революции в ряде европейских стран, ожесточенное сопротивление буржуазии, прибегшей к силе оружия,— все это обусловило курс Коминтерна на решительную борьбу за диктатуру пролетариата, его стратегию прямого столкновения с буржуазией в открытом бою.

Учитывая неравномерное развитие революции в европейских странах и те трудности, которые она встречала на своем пути, Второй конгресс Коминтерна уделил главное внимание сплоченности и организованности мирового коммунистического движения, укреплению его связей с массами, разработке более гибких и разнообразных методов подвода масс к революции. Вместе с тем конгресс констатировал, что капиталистический мир еще не выбрался из состояния революционного кризиса и потому расчет Коминтерна на возможность скорой победы мировой революции остается в силе.

Выдающуюся роль Второй конгресс Коминтерна сыграл в разработке политической линии мирового коммунистического движения, направленной на установление прочного союза рабочего класса с трудовым крестьянством и национально-освободительным движением угнетенных народов. Под влиянием Второго конгресса Коминтерна на Первом съезде народов Востока, состоявшемся в сентябре 1920 г. в Баку, был провозглашен лозунг: «Пролетарии всех стран и угнетенные народы всего мира, соединяйтесь!». Этот лозунг, горячо одобренный Лениным, сыграл огромную роль в сплочении международного рабочего класса и угнетенных народов в совместной антиимпериалистической борьбе.

Всемирно-историческое значение Первого и Второго конгрессов Коминтерна состоит в том, что они не только дали конкретные ответы на вопросы, поставленные стремительным развитием мирового революционного движения в 1919—1920 гг., в обстановке прямого штурма капитализма, но и заложили фундаментальные идейно-теоретические, стратегические, тактические и организационные основы международного коммунистического движения.

Примечания:

1 Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ф. 2, on. 1, ед. хр. 14728, л. 2.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр.. 232

3 Там же, стр. 228.

4 Там же.

5 Там же, стр. 233.

6 Там же, стр. 234.

7 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 184—185, 439, 450.

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 187.

9 Там же, стр. 188.

10 С.м. настоящее издание, стр. 242.

11 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 188—189.

12 Там же, стр. 193.

13 Там же, стр. 197.

14 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 443

15 Там же.

16 Там же, стр. 444.

17 См. настоящее издание, стр. 194

18 См. настоящее издание, стр. 195.

19 См. там же, стр. 253.

20 См. там же, стр. 250.

21 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 420.

22 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 271

23 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 272—273,

24 Там же, стр. 297

25 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 170.

26 Там же, стр. 174.

27 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 177.

28 Второй конгресс Коминтерна, июль — август 1920 г., М., 1934, стр. 383.

29 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 162.

30 Там же, стр. 163—164.

31 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 165.

32 Там же, стр. 167.

33 ЦПА НМЛ, ф. 2, on. 1, ед. хр. 14356.

34 ЦПА ИМ Л. ф. 2, on. 1, ед. хр. 14356.

35 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 457

36 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 51, стр. 244.

37 «Вестник 2-го конгресса Коммунистического Интернационала», № 1, 27.VII.1920.

38 Там же.

39 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 241.

40 Там же, стр. 242.

41 Там же, стр. 243—244.

42 См. настоящее издание, стр. 228.

43 «О Ленине. Воспоминания зарубежных современников», стр. 307.

44 «Письма В. И. Ленину из-за рубежа», М., 1969, стр. 277.

45 Там же, стр. 233.

46 «Письма В. И. Ленину из-за рубежа», М., 1969, стр. 277.

47 См. настоящее издание, стр. 145.