Содержание материала

 

Юлиус Фучик

ЛЕНИН

Юлиус Фучик (1903—1943) — чешский коммунист, член подпольного ЦК Коммунистической партии Чехословакии, талантливый писатель и публицист, убитый в Гитлеровском застенке.

Студенты, исследовавшие социальные условия жизни в словацкой деревне, встретили высоко на Липтовских голях1 старого пастуха и разговорились с ним. Им хотелось узнать, что знает этот пастух, почти отрезанный от жизни общества, более близкий к звездам, нежели к людям, одинокий в этой пустынной горной местности Словакии, — что знает он о мире, о строе, при котором живет, и о людях, которые им управляют? Много правдивого из того, что сказал старик, неприятно подействовало бы на некоторых людей. Но многого он не знал.

Разговор коснулся Советского Союза. Пастух радостно кивнул головой.

— А о Ленине, — спросили его, — вы знаете?

— Да, — ответил он, — Ленин был как Яношик. У богатых брал, а беднякам давал.

После этих слов наступила тишина, долгая, задумчивая тишина.

Старый дед пускал дым из трубки и между двумя затяжками добавил:

— Да, он был еще лучше Яношика.

Этот анекдотический рассказ — правда. Пастух с Липтовских голей действительно представлял себе Ленина как самого большого героя и самого честного парня с гор; и он вспомнил Яношика, которого почтение униженных сделало воплощением справедливости, долженствующей одержать победу в борьбе с господами.

Поразмыслив минуту о своем сравнении и, может быть, взвесив, что осталось после Яношика и что после Ленина, пастух признал:

— Да, он был еще лучше...

Рассуждая о необыкновенном значении Ленина, тысячи врагов, политиков и журналистов изображали вождя русских рабочих разбойником, правонарушителем, государственным преступником, правда гениальным, но все же только преступником, который нарушил законы и которого необходимо за это ненавидеть.

Имя Ленина должно было стать известным миллионам людей, прежде чем дойти до пастуха с Липтовских голей. Ясно, что оно докатилось до него с примесью всего того, что о нем рассказывали враги, однако этот далекий от людей пастух почувствовал, что Ленин делал все для эксплуатируемых, — и отвел ему самое высокое место, какое было в его представлении для людей справедливых, мужественных и мудрых.

Как же после этого не понять ту восторженную любовь русских рабочих и бедных крестьян к человеку, с которым они знакомились просто, которого видели прямо перед собой, как своего вождя, и с которым на самом деле шли к победе: к победе они стремилась и о ней они мечтали. Ленин стал символом справедливой борьбы за права тех, кто их не имел, символом победы в этой борьбе.

Если мы сейчас оглянемся на путь, пройденный Лениным, то поймем, что он никогда не принимал случайных решений о направлении, не делал случайного выбора на перекрестках дорог. С первой минуты его занятий политическими вопросами, с того момента, как он начал участвовать в рабочем движении, и до последней минуты его жизни идет одна непоколебимая, неуклонная линия, которая всегда может быть примером,—линия, устанавливающая отчетливые, ясные, наглядные вехи для пролетариев, идущих по пути к свободе.

.Позднее Ленин сам выразил это в следующих словах: «Наша сила — полная ясность и трезвость учета всех наличных классовых величии, и русских и международных, а затем проистекающая отсюда железная энергия, твердость, решительность и беззаветность борьбы».

Если мы учтем, что люди, призванные направлять ход жизни всего мира, переживающего сейчас страшные по

трясения, фактически не видят, каким путем и куда идти, и не умеют создать единого плана, способного действительно привести к каким-нибудь положительным результатам, и лишь защищают всеми силами господствующие места, нам станет ясно, каким великим источником силы Ленина и его идей было именно то, что он совершенно точно знал, куда направляется и куда ведет историческое развитие.

Откуда черпал Ленин эту уверенность?

Из марксизма, которым он овладел, будучи студентом, когда был еще неизвестен и когда, собственно, не существовало еще того имени, которое знает теперь весь мир.

Владимир Ильич Ульянов, родившийся в 1870 году, позднее взявший себе псевдоним Ленин, изучал Маркса, Энгельса, а также тех, кто, делая вид, будто исходит из учения основоположников марксизма, затуманивал, уродовал его своим псевдонаучным мышлением или нарочито извращал его единственно правильную истину.

Когда в двадцать девять лет Ленин выпустил свою первую книгу «Развитие капитализма в России», где марксистски объяснил путь развития капитализма в стране, для которой это было в то время самым важным вопросом, многие поняли, что появился не только настоящий ученик Маркса, но и человек, который сумеет создать новые ценности на основе теории Маркса. И Ленин не обманул этих ожиданий. Он стал марксистом еще болеё высокого периода развития человечества, марксистом периода империалистических войн и пролетарских революций. Благодаря своей прозорливости он вел успешную борьбу против нерешительности, оппортунизма и политики поддержки умирающего класса буржуазии и добился в этой борьбе победы на одной шестой земного шара.

...Когда весть о смерти Ленина распространилась по всему миру, нашлось много скорбящих людей и много таких, что стали победоносно смотреть на осиротевший Советский Союз, как на страну, в которой рухнет все созданное Лениным. Но там, в Советской стране, возник лозунг, мало похожий на траурный:

«Ленин умер, но ленинизм живет!»

Было ли это правдой? Жило ли дело Ленина? Да! Оказалось, что сильная индивидуальность, играющая выдающуюся роль в истории, не играет ее сама по себе, а вырастает вместе с общим подъемом из одной основы, и что руль, который выпустил из рук умерший, не будет оставлен ни на минуту, если корабль, управлявшийся им, плыл в правильном направлении.

В Советском Союзе ленинизм действительно живет полной жизнью, и в конце концов никто даже из врагов не станет серьезно оспаривать этого, так как тут говорят факты, статистические данные о построении социалистической промышленности, о росте коллективных хозяйств и о развитии Советского Союза (в то время как во всем остальном мире можно наблюдать прогрессирующий упадок). Лозунг «Ленинизм жив!» является в Советском Союзе лозунгом действительности, лозунгом правды.

...Известно, что десять лет назад против Ленина выдвигали, например, имя Вильсона2. Сейчас, — мы видим, — о Ленине не забыли, его имя называют с еще большей любовью одни и с еще большей ненавистью другие. Значит, его имя живет. А где же имя Вильсона? Разве говорят еще об его условиях построения нового мира, и заметны ли результаты его дела?

Лозунг «Ленин умер, но дело его живет!», провозглашенный десять лет тому назад, был выдвинут той же самой силой, которая имеет своим источником ясность планов, железную энергию, твердость и решительность в борьбе.

Ленин умер, но его дело действительно живет, и мы еще будем иметь случай встретиться с ним в самых различных фазах.

 

ЖИВОЕ ДЕЛО

Случилось это в селе Кашино, недалеко от Волоколамска.

Приближалась осень 1920 года.

И по мере того как сокращались дни, росли заботы кашинцев: чем они будут освещать свое село, когда наступят бесконечные зимние вечера и удлинятся ночи?

Это была серьезная забота. На юге Советской страны белогвардейцы взорвали мосты и железнодорожные пути.

Англичане разорили нефтяные промыслы и нефтеперегонные заводы—с невероятным трудом попадала каждая капля нефтяных продуктов в центр России. И когда все-таки эту нефть доставляли, то ее ждали моторы немногочисленных машин и примитивных аэропланов, ждали больницы, переполненные больными и ранеными. Ведь страну еще терзала гражданская война.

В селе Кашино не было керосина. Не было даже свечей. Старики, вспомнив молодость, учили делать фитили и опускать их в баночки с растопленным жиром; а когда не было жира, щепали по старинке лучину.

А в Москве Ленин говорил об электрификации Советской республики, о первоклассных электростанциях и новых заводах, благодаря которым советские рабочие и крестьяне превратят отсталую и разрушенную страну в самую передовую социалистическую державу. Эти слова слышали буржуа на Западе и хохотали над «бессмысленными фантазиями» или снисходительно покачивали головами, говоря о «кремлевском мечтателе». Эти ленинские слова слышали и кашинские крестьяне и написали Ленину, своему председателю Совета Народных Комиссаров, письмо. Они писали о том, что у них нет керосина и что они хотят электрифицировать свое село. Ответ пришел удивительный: динамо-машина, которую выделили из скромных государственных резервов, чтобы удовлетворить желание кашинских крестьян. Кашинцы поблагодарили и послали товарищу Ленину приглашение приехать к ним на торжественное открытие их маленькой сельской электростанции. Конечно, они не очень рассчитывали на то, что у Ленина, заваленного работой, найдется время приехать в Кашино. Но Ленин приехал. И в бедной избе Марии Никитичны Кашкиной, за столом со скудным «угощением» (один сосед принес хлеба, другой кусок студня), отпраздновали открытие электростанции села Кашино. Ленин первый повернул выключатель и зажег первую кашинскую электрическую лампочку.

Долго потом сидели соседи с Лениным, беседовали об электричестве и о том, что делается в мире, жаловались на многие недостатки. Ленин отвечал им. Не было стенографа, который записал бы его речь, — лишь в память кашинцев врезались его слова.

И вспоминая теперь, через тринадцать лет после смерти Ленина, его прекрасные, полные убедительной силы пророчества, люди оглядываются вокруг и видят, что эти пророчества воплощены в дела. Вспоминая слова умершего гения, видят люди его живое дело.

Электрическая «лампочка Ильича» принесла свет в самые отдаленные уголки Советского Союза и изгнала из них вековую тьму. Теперь уже не в одном только Кашине есть своя электростанция, тысячи сельских и сотни мощных электростанций разливают свет по всей стране. Уже имеются не только такие электростанции, как в селе Кашино, есть уже и Днепрогэс. В прошлом году советские электростанции дали тридцать три миллиарда киловатт-часов — в семнадцать раз больше, чем перед империалистической войной, и почти в семь раз больше, чем в начале первой пятилетки. Советский Союз по выработке электрической энергии занимает теперь второе место в мире и первое в Европе.

Поток электроэнергии советских электростанций даст движение новым машинам на новых заводах и превратится в поток таких продуктов производства, которые сделают жизнь советских граждан еще краше, в поток тракторов и комбайнов, которые помогут лучше обработать колхозную землю и собрать с нее больше хлеба для советских людей. Электрический поток, как половодье, разлился по Советской земле и сметает с нее все старое. Новая страна возникла там, где старые географы отмечали на картах земного шара тьму и рабство. Новая страна — страна социализма.

«Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны», — сказал Ленин. И эти слова сегодня воплощаются в самую живую действительность. Сегодня осуществляется первая фаза коммунизма — социализм.

«Лампочка Ильича» — это не только простая*электрическая лампочка. Это маяк, светящий на пути нового общества. Гений Ленина ясно видел, что надо делать, чтобы человеческое общество пришло к самой высокой своей цели. И задачи, которые он поставил, решаются по его заветам и с его твердостью.

Его дело живет в Советах трудящихся Советского Союза. Его дело живет в огромном росте социалистической промышленности. Его дело живет в социалистических основах коллективного земледелия. Его дело живет в социалистическом соревновании. Его дело живет в росте культуры и благосостояния. Его дело живет в непрерывно растущей социалистической демократии, о которой он говорил с такой гениальностью.

Его дело живет в Советской Конституции. Живое дело Ленина.

«Руде право», 24 января 1937 г.

Примечания:

1 Голи — горные пастбища в Словакии.

2 Вильсон Вудро (1856—1924) — реакционный американский политический деятель, президент США в годы первой мировой войны, один из главных вдохновителей вооруженной интервенций против Советской России.

 

Теодор Драйзер

ЛЕНИН

Теодор Драйзер (1871—1945) — крупнейший американский писатель и прогрессивный общественный деятель, друг Советского Союза.

Это был человек, вся жизнь и все мысли которого были посвящены научным поискам и борьбе за лучший общественный строй и который в конце концов получил величайшую возможность, какую когда- либо имели апостолы прогресса, — возможность руководить огромным, но угнетенным и отсталым государством.

Я считаю, что больше всего привлекало и будет всегда привлекать внимание всего мира — это широкое, всестороннее и ясное понимание Лениным, что следует и что можно сделать с огромной страной, занимающей одну шестую часть мира, которая в результате царской тирании отстала на сотни лет от экономического и социального уровня жизни и научного прогресса современных ей Америки и Европы. Нужно было не только свергнуть старый, деспотический режим, но и найти среди этих масс, в этой стране людей и средства для создания такого социального строя, который был бы и справедлив и в то же время практически осуществим. Ибо, удовлетворяя насущные потребности масс, нужно было в то же время преодолевать все порожденные тиранией предрассудки, страхи и религиозные суеверия, еще довлеющие над людьми. Еще труднее было заставить этих людей почувствовать все значение для них самих того, что он от них требовал.

Когда я был в 1927 и 1928 годах в России, мне случалось видеть на отдаленных окраинах страны, объединенной духом Ленина, крестьян и рабочих, мужчин и женщин, благоговейно склонявшихся или обнажавших голову перед бюстом Ленина и, насколько я понял, видевших в нем (и, по-моему, совершенно справедливо) своего спасителя.

Сейчас предстоит гигантская борьба между теми, кто стремится поработить массы, и этими массами, которые не хотят более быть рабами. Они знают теперь, что господствующие классы хотят жить в роскоши и праздности, что они хотят, чтобы так жили их дети и дети их детей. Французская революция, гражданская война в Америке и русская революция многому научили массы. Русский народ, освобожденный Лениным, никогда не допустит, чтобы его снова превратили в раба. Он будет бороться, проникнутый духом Ленина. В исходе этой борьбы я не сомневаюсь. Ленин, его советское государство восторжествует.

Каков бы ни был ближайший исход этой борьбы, Ленин и его Россия, его гуманность и справедливость, которые он внес в управление страной, в конечном счете победят. Ибо, хотя Ленина уже нет среди живых, но социальный строй, который он создал и который его соратники и преемники с тех пор привели к нынешней мощи и величию, никогда не пропадет для будущих поколений.

 

Бернард Шоу

ЛЮДИ, ЖЕЛАЮЩИЕ В САМОМ ДЕЛЕ ЧТО-НИБУДЬ СДЕЛАТЬ, КАК ЛЕНИН,— НЕ ЖДУТ

Бернард Шоу (1856—1950) — выдающийся мастер английской литературы, завоевавший признание во всем мире. Шоу выступал в защиту Советской России, восторженно отзывался о В. И. Ленине.

Русский солдат сделал одну чрезвычайно удивительную вещь. Долго он сражался, испытывая ужасные страдания, а потом ему вдруг пришла в голову остроумная мысль: он взял и неожиданно перестал сражаться, вернулся домой и — захватил себе земли страны. Это — с точки зрения грабительских классов других стран — была первая ужасная русская жестокость. Может быть, это и есть жестокость, но если это и так, то эта жестокость очень практическая и хорошая. Когда потом русские приступили к организационной работе, они стали организовывать промышленность в интересах народа, уничтожая бездельников, а также буржуазную демократию, стоявшую им поперек дороги.

В данный момент есть один только интересный государственный деятель Европы: имя его Ленин. По мнению Ленина, социализм не вводится большинством народа путем голосования, а, наоборот, осуществляется энергичным убежденным меньшинством. Нет никакого смысла ждать, пока большинство народа, очень мало понимающее в политике и не интересующееся ею, не проголосует вопрос, тем более что вся пресса дурачит его, надувая ему в уши всякие нелепости.

Мы, социалисты, завоевывая себе немного удобств и комфорта, готовы ждать, но люди, желающие в самом деле что-нибудь сделать, — как Ленин, — не ждут... Он заявил, что каждый человек должен работать или голодать.

...Я устал наблюдать, как рабочие и социалисты Запада со страшными усилиями стараются втащить камень на вершину, а он каждый раз скатывается вниз.

Камень постоянно скатывается вниз потому, что мы не работаем теми практическими способами, какими это делает Ленин.

21/1 1921 г.

Иоганнес Бехер

МОЙ ПУТЬ К ЛЕНИНУ

Немецкий революционный поэт-коммунист Иоганнес Бехер (род. 1891) одним из первых писателей Германии приветствовал Советскую Россию — «свет, идущий с Востока».

Краткая заметка, затерявшаяся на страницах какой-то буржуазной газеты, привлекла мое внимание. Это было в 1917 году. В заметке сообщалось, что некто, по фамилии Ленин, приехав в Петроград, выступил с исключительно опасной речью — призывом к мятежу.

В буржуазных кругах, где я вращался, эти лаконические строки вызвали бурю ужаса и негодования. Но я воспринял эту заметку по-иному. Я навсегда запомнил имя Ленина.

В течение всей мировой войны я пребывал в поисках неизвестного, в поисках какого-то чуда, которое должно было положить конец этой кровавой свалке. И вот, сам не зная почему, я проникся верой в то, что с прибытием в Петроград Ленина этот долгожданный час наступил.

Я разделял участь многих интеллигентов, которые инстинктивно стали врагами империалистической войны и уверовали в русскую революцию, не углубляясь в сущность революционного процесса. Нас вдохновляла также героическая борьба Розы Люксембург и Карла Либкнехта, укрепляя в нас ненависть к этой бессмысленной человеческой бойне, но мы оставались чужды марксизму и рабочему движению.

Вскоре после того, волею исторических событий, фигура Ленина оказалась в центре внимания всего человечества. Но лишь значительно позже удалось мне постигнуть, хотя бы отчасти, все величие дела, созданного Лениным.

И вот Ленин умер. Как ярко запечатлелся в моей памяти этот день, этот час. В Берлине выпал снег. Вечерело. Я подходил к площади Виттенберга, как вдруг кто-то остановил меня и сказал: Ленин умер. Хриплый голос дрожал от сдерживаемых рыданий. До поздней ночи я бродил по улицам и, встречаясь с безмолвными вопрошающими взглядами друзей, знакомых, мы лишь обменивались кивком, как бы давая друг другу понять, что мы знаем страшную весть.

...Образ Ленина продолжал вдохновлять меня и после его смерти; он стоит передо мной незабываемый, живой как никогда.

Ленин открыл мне тайные пружины войны.

Ленин своим учением об империализме показал мне глубину и направление общественных течений, среди которых я до тех пор бродил вслепую.

Ленин своим учением о государстве и революции вооружил меня знанием, с помощью которого я сумел найти свое настоящее место в надвигающихся исторических боях.

Ленин внедрил в мое сознание веру во всемирно-историческое призвание революционной партии коммунизма.

Ленин своими письмами к Горькому разрешил многое, что еще оставалось для меня загадкой, и раскрыл предо мной образ великого русского писателя Толстого так, как я никогда не смог бы сделать сам.

Ленин дал мне ответ на вопрос: «Что делать?»

В трудах Ленина я нашел то, чего так долго искало человечество, — правду жизни.

Я всегда искал Ленина, бывая в тех местах, где он жил.

Кто знает, часто говорил я себе, может быть, я случайно встречался с ним в моем родном Мюнхене? Живя там, Ленин любил бродить по набережным Изара. Его можно было видеть не раз сидящим с книгой и карандашом в руке на одной из зеленых скамеек, как раз там, где в ту пору я, еще «атаман разбойничьей шайки», носился с товарищами моих школьных игр.

В Берлине, на улице Клопштока, в районе Моабита, неподалеку от нашей партийной организации, находится дом, где когда-то снимал комнату Ленин. Это нелепое здание из красного кирпича, облепленное балкончиками и башенками. Как часто, проходя мимо этого дома, мы смотрели на окна ленинской комнаты и пытались взглянуть на самих себя его глазами. И каждый из нас спрашивал себя: как отнесся бы Ленин к твоей работе? Да, Ленин всегда жил в нашем сознании, он был нашей совестью."

Я нашел Ленина в Швейцарии, в Цюрихе — его последнем убежище перед возвращением в Россию. Узкая улица ведет от самой набережной Лимата, слегка поднимаясь вверх, к дому Ленина, мимо живописного фонтана. Даже журчание его струй как бы пробуждает воспоминания о Ленине. На стене дома прибита простая табличка, говорящая о том, что здесь жил вождь русской революции.

Но разве могут эти встречи дать хотя бы слабое представление о том, как часто и как близко я каждый день сталкиваюсь с Лениным? Я нахожу его в любви к нему миллионов трудящихся всего мира. Я нахожу его и в бессильной ненависти его врагов, и эта ненависть невольно служит доказательством бессмертного величия его дела.

 

Нельзя было без волнения читать, как во время Всемирной парижской выставки слепой заставил свою жену привести его в советский павильон, к бюсту Ленина. Дрожащими пальцами он благоговейно ощупывал лицо Ленина, чтобы навсегда запечатлеть дорогие черты.

И мы, зрячие, все вновь и вновь устремляем свои взоры к образу Ленина, как если бы его облик все еще недостаточно глубоко проник в наше сознание.

К Ленину ведет бесчисленное множество путей, прямых и извилистых. Величие Ленина одержало верх над тысячами и тысячами его бывших противников и многих поставило на правильный путь.

В паши дни путь Ленина сделался той столбовой дорогой, по которой шествуют миллионы в борьбе за мир, навстречу счастливому будущему человечества.

 

Лион Фейхтвангер

ЛЕНИН И СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ГУМАНИЗМ

Лион Фейхтвангер (род. 1884) — немецкий писатель-антифашист.

В слово «гуманизм» вкладываются различные понятия. В последние годы к нему нередко прибегали в полемическом задоре противники социализма. Большевики поступили умно и правильно, овладев этим понятием, тесно связанным с давнишними прогрессивными традициями, очистив его от вредных примесей, с помощью которых противники социализма искажали его смысл. Большевики считают гуманизм тем, что он есть в действительности: смыслом социализма, его осуществлением. Ибо какое лучшее определение можно дать этому слову, смысл которого столь часто искажается, как не реалистическое, подлинно народное, исчерпывающее определение — забота о человеке.

Сегодня, в пятнадцатую годовщину смерти Ленина, в день, когда мы чтим его память, уместно проанализировать, как колоссально много сделали труды и теория. Ленина для того, чтобы вырвать гуманизм из круга мелкобуржуазной ограниченности, возвратив ему его простой и глубокий смысл.

Гуманизм — это совокупность всех благ, возвышающих человека до уровня Человека. Понятие гуманизма неотделимо от таких понятий, как образование, справедливость, мир, демократия, свобода. Но гуманизм также тесно связан с внешними условиями, обеспечивающими человеку достойное существование. Буржуазное общество умышленно выпустило из виду последнее обстоятельство, оторвав понятия справедливости, мира, демократии, свободы от общественного бытия, обманным путем уводя их в идеалистическую область абсолюта. Оно провозгласило принципы «чистой» науки, литературы и искусства, «вечного» мира, какой-то парящей в безвоздушном пространстве «справедливости». Ленин со своей железной логикой беспощадно высмеивал подобные теории. Он показал, во что превратили господствующие буржуазные классы эти благозвучные фразы, как эти фразы выхолащивались ими, лишались своего подлинного смысла, фальсифицировались.

Ленин показал, что в обществе, разделенном на классы, немыслим гуманизм. Он подвергнул анализу подлинную сущность классовой справедливости в буржуазном государстве. Он подвергнул анализу характер войны между классовыми государствами и доказал, что характер войны определяется не тем, кто «напал» и на чьей земле укрепился враг, но прежде всего тем, какая политика осуществляется и проводится воюющими сторонами. Он подчеркнул, что не во всех случаях желательно избегать войны. Своими острыми, неопровержимыми доводами он показал, как обстоит дело с демократией в так называемых западных «демократических» странах. «Чистой» демократии, которая сводится к свободе печати для имущих и к праву подавать ничего не стоящие избирательные бюллетени, Ленин противопоставил подлинное государство народа, немыслимое без передачи средств производства в общее пользование.

Последовательно применяя диалектический метод, Ленин вскрыл истинную сущность «лукавых мудрствований» идеалистического гуманизма, противопоставил ему свой реалистический гуманизм. Теория Ленина дает возможность узреть выспренние идеалы буржуазных «гуманистов» во всем их ничтожестве. Наличие юридического кодекса и формальных законов еще не есть справедливость. Пацифизм, призывающий к капитуляции перед врагом, который с оружием в руках стремится навязать широким массам еще более жестокую эксплуатацию, — такой пацифизм не имеет ничего общего с подлинной политикой мира, равно как и изживший себя парламентаризм — с подлинной демократией.

Та беспощадная логика, с которой Ленин разделался с защитниками ложных идеалов, борясь за социалистический гуманизм, побудила представителей этого ложного «гуманизма» с удвоенной яростью защищать свою «башню из слоновой кости». По мере того как идеалистический «гуманизм» все больше обнаруживал свою несостоятельность, его пытались приукрасить всякими эстетическими заплатками. Для защитников этого «гуманизма» ни одно средство не казалось сомнительным. Во имя эстетствующего «гуманизма» последовательность Ленина поносилась как «грубость» и «некорректность», его реализм — как неспособность к «тонким» ощущениям. Излюбленным занятием врагов Ленина сделалось искажение, фальсификация отдельных ленинских положений, вырванных из контекста.

Для подлинного гуманизма свобода означает высшее благо; поэтому Ленина пытались прежде всего оклеветать путем фальсификации его учения о свободе. Но подлинная свобода не похожа на буржуазную «свободу». В статье «Фальшивые речи о свободе» Ленин беспощадно разоблачает мелкобуржуазные предрассудки. «Пока не уничтожены классы, — пишет он, — всякие разговоры о свободе и равенстве вообще являются самообманом пли обманом рабочих, а также всех трудящихся и эксплуатируемых капиталом, являются, во всяком случае, защитой интересов буржуазии. Пока не уничтожены классы, при всяком рассуждении о свободе и равенстве должен быть поставлен вопрос: свобода для какого класса? и для какого именно употребления? равенство какого класса с каким? и в каком именно отношении?» И далее Ленин пишет, что в классовом обществе существует «лицемерное равенство» собственника и неимущего, сытого и голодного, эксплуататора и эксплуатируемого.

Ленинское определение свободы прекрасно демонстрирует разницу между подлинным и ложным гуманизмом, между «гуманизмом» и гуманизмом. «Гуманист» видит свободу в позволении публично бранить правительство. Ленинский подлинный гуманист считает, что свободен тот, кто свободен от страха перед безработицей и голодной старостью, кто свободен от страха за судьбу своих детей.

...Судьба Испании, Китая, Чехословакии, возникновение и развитие «Третьей империи», мюнхенская капитуляция взбудоражили многих интеллигентов Запада, до сих пор доверчиво внимавших традиционной болтовне о «гуманизме». Они начали пересматривать свои взгляды на справедливость, демократию и свободу, раздумывая над «Основами ленинизма». Они ломают себе голову над тем, почему вспыхнула империалистическая война 1914 года и что помешало развертыванию антифашистской войны в 1938 году.

События последних лет много способствовали тому, чтобы ускорить кончину ложного «гуманизма». Все большие слои интеллигенции Запада бросают на свалку старые идеалистические теории, заменяя их острым, ясным, реалистическим гуманизмом Ленина.