Содержание материала

 

РУКАМИ РАБОЧИХ

Поздно ночью литейщик краснодарского станкостроительного завода «Кубаноль» Данила Фетисенко услышал негромкий стук в окно. Жена приподняла голову с подушки, испуганно спросила:

— Ты слышал?

— Да... Кто бы это...

Стук вновь повторился, теперь уже сильный, настойчивый, тревожный. Данила встал, пошарил в темноте рукой, надел валенки. Подойдя к окну, он долго разглядывал стоявшего на улице человека. По маленькой, приземистой фигурке, по красноармейской шапке-буденовке он узнал электрика из соседнего цеха Михаила Лаврова.

— Кажись, Мишка... С ума, что ли, сошел, беспокоит среди ночи,— проворчал Данила.

— Открой быстрей, Данила Титович,— услышал он за окном.— Беда...

Фетисенко открыл дверь.

— Ленин умер... Звонили из горисполкома на завод. Сторож передал.

— Врешь. Не может быть,— чуть слышно проговорил Данила, еще не осознав по-настоящему, что произошло. И когда он понял всю тяжесть утраты, крикнул громко: — Не может быть!

— Что случилось? — спросила жена и зажгла керосиновую лампу.

— Ильич умер...

Ходики показывали четыре часа ночи.

Данила быстро оделся. По темным пустынным улицам спящего города прошли они с Лавровым до завода. Сторож, хромой сгорбленный старичок, взволнованно и сбивчиво рассказал им, как позвонили из горисполкома, как он долго не мог поверить неожиданной, страшной вести, а потом закрыл заводские ворота и побежал к Лавровым, которые жили неподалеку.

— Надо позвонить в областной комитет... узнать точнее,— сказал Данила.

Долго крутили ручку телефона, вызывали Кубано-Черноморский облисполком. Дежурный по исполкому глухим, сдавленным голосом подтвердил правильность сообщения.

— Ну, что сказали? — прошептал Михаил.

Не отвечая, Данила медленно снял шапку и повесил трубку. Так же молча обнажили головы Лавров и сторож.

* * *

Краснодар, как и все города и села страны, облекся в глубокий траур, оплакивая смерть великого вождя. На домах — красные флаги с черным крепом. На площадях, улицах и перекрестках собирались толпы народа и часами ждали официальных сообщений. На заводах и фабриках, в школах и красноармейских казармах стихийно вспыхивали и проходили траурные собрания. У портретов В. И. Ленина в горисполкоме, красных уголках, рабочих клубах несли почетный караул коммунисты, комсомольцы и пионеры.

Вечером 23 января на траурное партийное собрание пришли коммунисты восемнадцати крупнейших предприятий Краснодара, объединенных первым фабрично-заводским комитетом профсоюза металлистов. Рабочие поклялись претворить в жизнь заветы вождя мирового пролетариата и еще теснее сплотиться вокруг его детища — Коммунистической партии.

Перед закрытием собрания попросил слова токарь Андрей Прокопенко:

— Предлагаю установить в центре города памятник Ленину. Я думаю, товарищи поддержат меня... А сделать его попросим Константина Августовича Дитриха. Он скульптор-самоучка, из рабочих, раньше работал на нашем заводе. Я его хорошо знаю. Он не откажет.

— А кто платить будет? — крикнул кто-то из зала.

— Деньги соберем со всех,— сказал Прокопенко,— кто сколько даст... дело добровольное.

Резолюция о сооружении памятника была принята единогласно.

После собрания группа коммунистов отправилась к Дитриху. Он жил почти на самой окраине города, в небольшом деревянном доме. Константин Августович имел маленькую мастерскую, в которой изготовлял надгробные плиты, обелиски и памятники для городского кладбища. Ему помогал молодой мраморщик Александр Сергеевич Колохиторский, который в основном обрабатывал гранит и мрамор, делал надписи.

Рабочие застали Дитриха за изготовлением гипсового орла.

— Мы к вам, Константин Августович,— сказал Прокопенко.

— Милости прошу, проходите,— проговорил скульптор, вытирая о фартук руки.— Чем могу служить?

— Вот какое дело,— отвечал токарь.— От имени всех рабочих, от имени коммунистов просим вас сделать гипсовый памятник Ильичу... Потом мы отольем его в металле...

Ничего не ответив, Дитрих подошел к окну и взглянул на темную улицу. Порывистый ветер раскачивал траурные флаги, чуть освещенные голубоватым пламенем фонарей. С портретов смотрели на скульптора внимательные добрые глаза вождя.

— Откровенно говоря, я уже думал сегодня об этом,— сказал Константин Августович.— Но ведь это очень ответственное дело... Смогу ли я...

— Вы же талантливый скульптор, у вас золотые руки,— сказал один из рабочих.— Мы верим в ваши силы.

— Ну, что вы... я обыкновенный самоучка, нигде не учился,— проговорил Дитрих. И, помолчав, добавил: — К какому числу надо сделать?

— Как можно быстрее,— ответил Прокопенко.— Мы откроем его в день похорон.

— Хорошо. Я сделаю памятник.

— Спасибо вам, Константин Августович,— говорили рабочие, тепло прощаясь со скульптором.

— Это вам спасибо,— отвечал Дитрих.— Выполнить эту работу для меня большая честь.

И как только закрылась дверь за ушедшей делегацией, сразу же принялся за дело, отложив все другие заказы.

Он делал гипсовый бюст Ленина, пользуясь опубликованными в газетах фотографиями вождя.

Константин Августович не заметил, как прошла за работой ночь и в окно просочился рассвет. Вошла жена:

— Когда же ты ляжешь спать?

— Через два дня,— сказал Дитрих.

* * *

25 января Краснодарский горисполком одобрил резолюцию партийного собрания коммунистов восемнадцати крупнейших предприятий города и постановил открыть в Краснодаре памятник Владимиру Ильичу Ленину.

«...Рабочий класс напряжет все свое внимание и все свои силы,— говорилось в постановлении,— и достроит, несмотря ни на какие препятствия, здание социализма и коммунизма, фундамент которого заложил тов. Ленин».

А на другой день члены президиума союза металлистов пришли в мастерскую Дитриха узнать, как идет дело. Большой гипсовый бюст Ленина был уже полностью готов, мраморщик Колохиторский заканчивал надпись на временном деревянном постаменте.

Константин Августович, усталый, с серым от бессонных ночей лицом, подошел к памятнику и приоткрыл покрывало.

Сгрудившись вокруг, рабочие долго рассматривали памятник, поражаясь удивительному сходству, тщательности отделки, законченности всех линий и деталей.

— Как живой,— проговорил кто-то.

Не верилось, что этот замечательный памятник, на который другой бы мастер потратил месяцы напряженного труда, был создан всего за три дня скульптором-самоучкой.

Рабочие от души благодарили Дитриха, жали его руку.

— Константин Августович, сколько вы хотите за свою работу? — спросил один из них.

Дитрих с минуту молчал, как бы не поняв вопроса, губы его вдруг задрожали, на глаза навернулись слезы.

— Что вы говорите,— с трудом сказал он.— Вы меня очень обидели... Мне ничего не надо. Я делал скульптуру для родного города, для народа. Я вложил в нее свое сердце, всю свою душу. А вы предлагаете деньги... Вы меня очень обидели, очень...

Он был сильно расстроен. Растерянные рабочие старались успокоить его как могли:

— Мы думали сделать как лучше, Константин Августович. Не сердитесь на нас...

— Нет, нет, вы меня очень обидели,— вздыхал скульптор, вытирая платком покрасневшие глаза.

Памятник вместе с постаментом осторожно погрузили на грузовик и отвезли в центр города, к зданию Кубано-Черноморского облисполкома, где и установили в небольшом палисаднике.

В день похорон В. И. Ленина, к 16 часам 27 января, на площади возле здания облисполкома собралось множество народу. Среди собравшихся были герои гражданской войны, члены Кубано-Черноморского обкома партии, областного исполнительного комитета, представители профсоюзных и комсомольских организаций.

Траурный митинг открыл герой гражданской войны на Северном Кавказе Д. Жлоба.

— Товарищи,— сказал он,— сегодня мы хороним родного Ильича. Большое горе обрушилось внезапно на наши плечи. Мы потеряли главного капитана революционного корабля... Но мы смело смотрим в будущее! Миллионы и миллионы верных ленинцев крепко держат святое красное знамя. И никому, никогда не свернуть нас с ленинского пути в это прекрасное будущее! В эти минуты скорби мы открываем скромный памятник нашему вождю и учителю, как знак большого уважения и любви к настоящему человеку.

Константин Августович Дитрих снял серое полотнище, и перед людьми предстал гипсовый бюст В. И. Ленина. На постаменте была сделана надпись:

 

ИЛЬИЧУ

10/IV 1870   21/I 1924

Краснодарский пролетариат

 

Дата рождения Владимира Ильича была указана по старому стилю.

...Одно из окон здания облисполкома было открыто настежь. В комнате, склонившись над черной коробкой телеграфного аппарата, сидел дежурный. Связавшись с Москвой, он каждую минуту передавал собравшимся сообщения с Красной площади.

Люди стояли очень тихо, вытирали слезы и ловили каждое его слово:

— Под мелодию «Интернационала», исполняемую часами Спасской башни, соратники Ленина поднимают гроб и идут к Мавзолею. Гремит салют пушек,.. Гроб тихо опускается...

И, заглушая его последние слова, разом загудели гудки фабрик, заводов, паровозов. Вся площадь, заполненная людьми, запела: «Вы жертвою пали в борьбе роковой...»

Затем мимо памятника вождю пролетарской революции прошли, склоняя знамена, тысячи рабочих и служащих Краснодара, крестьян, казаков и горцев — тех, кому великий Ленин указал путь к новой жизни. У подножия памятника выросла гора припорошенных снегом венков...

* * *

Через две недели Данилу Титовича Фетисенко вызвали в заводской партийный комитет и дали важное поручение: отлить по гипсовой модели ленинский бюст в металле. Фетисенко был опытным литейщиком, однако он колебался с ответом.

— Я никогда не отливал памятники,— сказал он.— Вдруг не получится...

— Получится,— сказали ему в комитете.— Народ надеется на тебя, Данила Титович. Покажи, на что способен рабочий класс.

И литейщик взялся за это трудное, ответственное дело.

Сын Данилы Титовича Петр Данилович Фетисенко, который и сейчас работает на заводе, вспоминает о тех далеких днях:

— Отец был малограмотный, статуи никогда не отливал. Он очень волновался. Проснется ночью и сидит у коптилки, что-то чертит, прикидывает, размышляет. Художественная формовка по гипсовому оригиналу требует больших знаний и опыта. Отец сделал более ста двадцати фрагментов, и каждый осторожно, старательно, с любовью обрабатывал, добиваясь лучшего исполнения. Я был у него подручным. Все свои силы, знания вложили мы в отливку бронзового бюста В. И. Ленина. Очень переживали во время неудач. Зато сколько было радости, когда все получилось хорошо и бюст был готов! Постамент для памятника опять сделал мраморщик А. С. Колохиторский. На черном мраморе он выбил одно лишь слово: «Ленин».

________________

Торжественное открытие бронзового памятника В. И. Ленину состоялось утром 7 ноября 1924 года, в седьмую годовщину Великой Октябрьской социалистической революции.

Утро выдалось пасмурное, дождливое. Но несмотря на непогоду, опять вся площадь была запружена народом. Развевались флаги, горели призывные слова транспарантов и лозунгов. Возле памятника плотным кольцом стояла делегация рабочих завода «Кубаноль», руководители партийной организации.

На митинг приехали крестьяне ближайших станиц и хуторов.

...Девять часов утра. Под звуки гудков фабрик и заводов скульптор Дитрих, литейщик Фетисенко и мраморщик Колохиторский снимают брезент.

Памятник вождю открыт.

Один за другим поднимаются на трибуну рабочие, красноармейцы, крестьяне. Страстно звучат слова преданности делу Ленина.

Крестьянин из станицы Смоленской сказал, обращаясь к рабочим:

— Мы, хлеборобы, выполним свой долг вместе с вами и еще дружнее будем работать, укрепляя мощь нашего государства.

На трибуну поднялся пионер. Как клятва звучали слова, обращенные к отцам, матерям и старшим братьям, обращенные в будущее:

— Мы будем учиться, чтобы прийти к вам на помощь, мы с честью доведем начатое вами дело до конца!

Данила Фетисенко запел первые слова «Интернационала». Все подхватили. И вот уже громовые раскаты пролетарского гимна поплыли над Краснодаром.

________________

В годы Великой Отечественной войны на улицах Краснодара шли ожесточенные бои. Жаркие схватки завязались возле бывшего здания облисполкома, где в последнее время помещался Дворец пионеров. Рота советских солдат долго сдерживала натиск гитлеровцев, не давая им продвинуться вперед. Они сражались и умирали возле подножия памятника В. И. Ленину.

При отступлении из города фашисты взорвали городской Дворец пионеров, и находившийся поблизости памятник был засыпан обломками. После освобождения Краснодара он был откопан и восстановлен. И снова возвышается на постаменте бронзовый памятник великому Ленину, сделанный трудовыми руками рабочих.