Содержание материала

 

О. А. ЭНГБЕРГ

Вместе с Лениным и Крупской в Сибири

Настоящая статья опубликована в 1956 году. Кайсу-Мирьями Рюдбергом.

Оскар Энгберг в течение почти трех лет был товарищем Ленина по сибирской ссылке. Два года из них там также находилась и Крупская. Энгберг был шафером на свадьбе Ленина и Крупской в июле 1898 года и держал венец над головой невесты. За два года до смерти Крупской он приезжал навестить ее в Кремль. Воспоминаний хватило на весь вечер, их даже сфотографировали тогда вместе. Оскар Энгберг умер в декабре прошлого года1 на 81-м году жизни.

Однажды июньским вечером в середине 30-х годов (это было, кажется, в 1936 году) в Корсе, пригороде столицы, во дворе изящной виллы, происходило заседание социал-демократической партии. До начала заседания я разговорился с хозяином дома. Это был солидный седой мужчина с приятной улыбкой. Со шведским акцентом он говорил о том, что в легальном рабочем движении, как сейчас, есть свои преимущества, хотя ему кажется, что в нелегальной, скрытой борьбе больше интересного и захватывающего.

Я смотрел на него с удивлением и даже с опаской. Когда в те времена совершенно чужому человеку говорили о «скрытой борьбе», то это предполагало деятельность совершенно определенного свойства.

Но нелегальная деятельность моих хозяев раскрылась, когда я после своего выступления пил с ними кофе. На стенах комнаты были развешаны фотографии из жизни дореволюционного Петербурга. И вдруг старик заговорил: «Я Оскар Энгберг, о котором писала Крупская. Я был с ними в Сибири. То время никогда не изгладится из памяти. Они были такие хорошие люди».

МОЛОДОСТЬ В ПЕТЕРБУРГЕ

Оскар Энгберг родился 9 марта 1874 года в Выборге, откуда его родители переехали в Петербург в надежде на лучшие заработки. Отец стал рабочим Путиловского завода, семья поселилась в рабочей части города около Нарвских ворот. После окончания начальной шведской школы в Петербурге тринадцатилетний Оскар начал работать клепальщиком в доке острова Галерного. Затем он в течение трех лет был учеником у золотых дел мастера, но потом поступил смазчиком в сталепрокатный цех Путиловского завода. Там в результате несчастного случая он потерял палец. Никакой компенсации за увечье ему, конечно, не выплатили.

Здесь на огромном заводе, куда Энгберга вновь взяли учеником токаря, он познакомился с революционерами. Вскоре он начал распространять листовки и прокламации. В середине 90-х годов его впервые задержали как инициатора и руководителя стачки.

Энгберг, смеясь, рассказывал об этом: «Я ни в чем не признался, сказал, что все ложь и клевета, и меня выпустили!»

Через пару лет его задержали снова; на этот раз он не смог оправдаться. Энгберга приговорили к трем годам ссылки.

ТОТ ЖЕ САМЫЙ ОРАТОР

Местом ссылки назначили деревню Шушенское в Восточной Сибири, в Минусинском округе. Энгберг прибыл туда в 1897 году. Поездка на транспорте того времени производила впечатление кругосветного путешествия, «но человеком молодым и с веселым характером все это воспринималось как интересное приключение»,— вспоминал старик.

Еще до приезда в Шушенское Энгберг знал, что туда же был выслан и Ленин, или Владимир Ильич Ульянов, как тогда его называли. Энгбергу посоветовали обращаться к нему по всем вопросам, так как этот интеллигентный человек пользовался большим авторитетом и мог дать «хороший совет по любому делу».

«Теперь нас здесь трое!» — весело приветствовал вновь прибывшего Ленин. Энгберг сразу же вспомнил, что видел Ленина раньше, на одном из собраний на заводе Семянникова в Петербурге, куда он был послан делегатом от своих товарищей по работе. Ему особенно запомнились слова, выражение лица и весь облик одного из ораторов-революционеров. Теперь Энгберг удостоверился, что «тот самый оратор» и был Ленин.

Владимир Ильич устроил Энгбергу жилье у одного из крестьян в доме напротив, а также помог написать заявление, чтобы Энгберг мог пользоваться принадлежащими ему правами и обеспечением.

Говоря о «нас троих», Ленин имел в виду себя и своих двух товарищей по ссылке. До Энгберга в Шушенское приехал польский шляпник Проминский2 с женой и детьми. О нем более подробно рассказывает в своих воспоминаниях Крупская.

ВЕСЕЛЫЙ И ЖИЗНЕРАДОСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК

«Ленин был очень жизнерадостным и веселым человеком,— неоднократно говорил Энгберг.— Он много читал и писал, работая над книгой «Развитие капитализма в России», и все же у него оставалось время на прогулки и общение со своими друзьями по ссылке».

Около деревни текла маленькая речка Шушь, приток Енисея. Зимой ссыльные устроили на льду речки каток. Для Энгберга выписали коньки «по размеру», и он начал овладевать новым для него спортом. Бывало, на катке устраивались даже соревнования, на которые собирались ссыльные из соседних мест («соседними» считались деревни, расположенные за десятки километров).

Ленин очень хорошо играл в шахматы, и его никто не мог обыграть. Кроме того, он был рьяный охотник и любил ходить пешком. А летом он часто плавал в Енисее («иногда по два раза в день»,— писал Ленин матери)3.

КРУПСКАЯ ПРИВЕЗЛА КОРЗИНУ

В мае 1898 года в Шушенское вместе со своей матерью приехала невеста Ленина Надежда Крупская. Это было большим событием и для товарищей Ленина по ссылке, так как гости, которые могли рассказать о мировых событиях, были большой редкостью в Сибири.

Крупская привезла для Энгберга корзинку с набором ювелирных инструментов. Энгберг чувствовал себя неловко из-за того, что ей пришлось тащить такую тяжесть через все государство (она еще везла для себя более необходимые вещи). «Но она всегда была готова помочь»,— вспоминал Энгберг. Инструменты доставили большую радость как самому Энгбергу, так и многим девушкам по всей округе: Энгберг с удовольствием делал им различные украшения.

Когда Ленин и Крупская уезжали из Шушенского, Энгберг приготовил Крупской подарок. Это была красивая брошь в виде книжечки, на которой Энгберг выгравировал слова: «Карл Маркс». Брошь он сделал из крышки старинных серебряных часов. Крупская удивлялась, каким образом при нехватке инструментов Энгберг сумел сделать такую красивую вещь.

Крупская сама рассказывает в своих воспоминаниях об их расставании в феврале 1900 года.

«Приходил Оскар Александрович, садился на кончик стула, видимо, волновался, принес мне подарок — самодельную брошку в виде книги с надписью «Карл Маркс», в память моих занятий с ним по «Капиталу»»4.

ШАФЕР

Письма Ленина к родным рассказывают, сколько нужно было различных документов, прежде чем двое ссыльных могли пожениться, и как медленно сонные чиновники доставляли эти документы на место назначения даже в тех случаях, когда они и не думали специально задерживать их. С другой стороны, Крупской было поставлено условие, чтобы брак был заключен немедленно по прибытии в Шушенское, иначе ей будет запрещено пребывание там. Арестованная в 1896 году, Крупская получила свой приговор только на следующий год — ссылка на три года в Уфимскую губернию.

Когда она заявила, что она невеста Владимира Ильича Ульянова, ей заменили место ссылки на Шушенское.

10 (22) июля 1898 года наконец праздновали свадьбу. «Это было большим событием для всей округи,— рассказывает Энгберг,— там ведь очень мало что происходило». Считали, что Энгберг будет подходящим шафером, ему было 24 года (жениху было 28, невеста была на год старше).

И вот Энгберг держит венец над головой Крупской во время свадебной церемонии, которая совершалась по всем правилам православной церкви, даже алтарь обошли трижды (в России гражданские браки были запрещены).

Своих близких друзей, которых в письмах матери и сестрам он называл тесинцами5, он не смог пригласить на свадьбу. Тесинцы жили в деревне Тесинское, расположенной чуть севернее, на другом притоке Енисея. Они переписывались, и Ленин иногда ездил в Тесинское, чтобы повидаться с ними, в частности предыдущим летом он был там на свадьбах двух своих друзей.

Задолго до свадьбы тесинцы начали выяснять, смогут ли они побывать на свадьбе Ленина. В июне Ленин написал матери: «Просил исправника пустить ко мне на свадьбу тесинцев,— он отказал категорически...»6 Причиной отказа было заявление, что какой-то политический ссыльный сбежал, как только разрешили ему сходить в деревню. И хотя Ленин уверял, что ни один человек из Теса не исчезнет, начальник остался непреклонным в своем решении.

УЧЕБА

Оскар Энгберг рассказывал, что с самого начала Ленин советовал ему учиться и выбирал ему книги, в основном на немецком языке, так как Энгберг учил его немного еще в школе. Ленин всегда был готов объяснять трудные места и делал это весьма наглядно, чтобы лучше запоминалось.

С приездом Крупской занятия стали еще интенсивнее. «Крупская была тоже очень хорошим и терпеливым учителем...» — говорил Энгберг.

В КРЕМЛЕ У КРУПСКОЙ

Я видел Оскара Энгберга до его поездки в СССР, где он встретился с Крупской. А в апреле 1937 года у него брал интервью редактор одной из газет социал-демократической партии Финляндии Хелмер Адлер, которому Энгберг рассказал об этой встрече.

Энгберг поехал в Ленинград в составе туристской группы. Ему бросилась в глаза огромная разница между старым и новым. Прожившего свою молодость в Петербурге старика потрясло все новое, что он увидел, особенно сильное впечатление произвел на него Ленинградский Дворец пионеров.

В Ленинграде Энгберг сказал своему гиду, что он очень хотел бы повидать после столь долгих лет Крупскую. Можно было бы встретиться где-то на полпути между Москвой и Ленинградом.

Гиды полагали, что Крупская вряд ли поедет так далеко. Через некоторое время Энгберг получил вызов в Москву и бесплатный проезд в купе первого класса. В Москве он остановился в гостинице «Метрополь», лучшем отеле столицы. В один из вечеров его пригласили в Кремль к Крупской.

Надежда Константиновна постарела, зрение ослабло, но она была еще полна душевных сил. Вначале она не узнала гостя, но, когда заговорили о Сибири и Шушенском, она воскликнула: «Да ведь вы старина Оскар!» Они тепло обнялись и по русскому обычаю поцеловались.

Визит длился долго. Вспоминали о прошлом, поужинали и опять вспоминали. Затем Энгберг напомнил Крупской об обещании, которое она дала ему еще 39 лет назад (Крупская обещала в Шушенском подарить своему другу по ссылке фотографию с личной надписью). Ленин перед отъездом из Сибири подарил Энгбергу свою фотографию. Как шутил Энгберг, обещание Крупской за это время обросло такими процентами, что им надо было теперь сфотографироваться вместе. Крупская, смеясь, согласилась. На следующий день они пошли в Музей Ленина, чтобы сфотографироваться. Когда они сидели перед камерой рядышком, Крупская сказала, что теперь нельзя смеяться, чтобы не испортить фотографию. На фото они получились улыбающимися.

ВСПОМИНАЕТ КРУПСКАЯ

Крупская умерла 27 февраля 1939 года. Накануне ей исполнилось 70 лет... Она успела закончить двухтомную книгу воспоминаний о Ленине («Воспоминания»). Первая часть описывает 1893—1907 годы, вторая — посвящена бурным событиям 1907—1917 годов. Рассказывая о жизни в Шушенском, она несколько раз упоминает Оскара Энгберга. Вот отрывок, где Крупская рассказывает о Проминском и Энгберге:

«В Шушенском из ссыльных было только двое рабочих — лодзинский социал-демократ, шляпочник, поляк Проминский с женой и пятью ребятами и путиловский рабочий Оскар Энгберг, финн по национальности. Оба — очень хорошие товарищи. Проминский был спокойным, уравновешенным и очень твердым человеком. Он мало читал и не много знал, но обладал замечательно ярко выраженным классовым инстинктом. К своей верующей тогда еще жене он относился спокойно-насмешливо. Он очень хорошо пел польские революционные песни. «Рабочий народ, познай свою силу», «Первое мая» и целый ряд других. Дети подпевали ему, присоединялся к хору и Владимир Ильич, очень охотно и много певший в Сибири. Пел Проминский и русские революционные песни, которым учил его Владимир Ильич. Проминский собирался назад в Польшу на работу и погубил несметное количество зайчишек, чтобы заготовить мех на шубки детям. Но добраться до Польши ему так и не удалось. Перебрался с семьей только поближе к Красноярску и служил на железной дороге. Дети выросли. Сам он стал коммунистом, коммунисткой стала пани Проминская, коммунистами стали дети. Один убит на войне, другой чуть не погиб во время гражданской войны, теперь в Чите. Только в 1923 году выбрался Проминский в Польшу, но по дороге умер от сыпного тифа.

Другой рабочий, Оскар, был совсем иного типа. Молодой, он был сослан за забастовку и за буйное поведение во время нее. Он много читал всякой всячины, но о социализме имел самое смутное представление. Раз приходит из волости и рассказывает: «Новый писарь приехал, сошлись мы с ним в убеждениях».— «То есть?» — спрашиваю. «Да и он, и я против революции». Мы с Владимиром Ильичей так и ахнули. На другой день я засела с ним за «Коммунистический Манифест» (приходилось переводить с немецкого) и, одолев его, перешли к чтению «Капитала». Зашел как-то на занятия Проминский, сидит и посасывает трубочку. Я предлагаю какой-то вопрос по поводу прочитанного. Оскар не знает, что сказать, а Проминский спокойно так, улыбаючись ответил на вопрос. На целую неделю бросил Оскар занятия. Но так парень хороший был»7.

Ко времени окончания ссылки Ленина у Крупской оставался еще год до конца срока. Она должна была вытерпеть этот год в Уфе. Получив в марте 1901 года свободу, Крупская поехала в Мюнхен, где в то время жил Ленин.

Оскар Энгберг вернулся из Сибири в Финляндию и работал токарем вначале в Выборге, затем в Пюхтяя и начиная с 1905 года в Хельсинки. Еще в 1924—1942 годах он работал токарем в железнодорожном цехе в Хельсинки, откуда ушел на пенсию. И в зрелые годы Энгберг всегда с энтузиазмом участвовал в различных мероприятиях рабочих, в частности он был основателем и первым председателем Рабочего союза в Стокфорсе, в 1905 году он был председателем Русского отделения Рабочего союза в Хельсинки и также принимал участие во многих других рабочих организациях.

В 1919 году Энгберг был одним из основателей социал-демократического Рабочего союза в Корсо; в течение многих лет он был одним из руководителей этого союза и впоследствии стал его почетным членом.

 

1 О. А. Энгберг умер в 1955 году,— Ред.

2 Проминский И. Л. (1859—1923) — рабочий. За участие в Лодзинской социал-демократической организации был в 1894 году арестован и выслан в Восточную Сибирь. Отбывал ссылку в селе Шушенском. Впоследствии член большевистской партии.— Ред.

3 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 47.— Ред.

4 См. «Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине», в пяти томах, т. 1. М., 1968, стр. 245.— Ред.

5 Имеются в виду Г. М. Кржижановский с матерью и В. В. Старков (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 55, стр. 53).— Ред.

6 Там же, стр. 91.— Ред.

7 «Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине», в пяти томах, т. 1, стр. 236—237.