Содержание материала

Николай Флеров

Баллада о флотском светильнике

Взлетали вихри ветра вольного.
Густел накал октябрьских гроз.
В одном из коридоров Смольного
Стоял с винтовкою матрос.

А рядом, за перегородкою,
Ильич – он в эту ночь не спал, -
Не отрываясь, в строчку четкую
Декреты первые писал.

Еще сверкали в окнах Зимнего
Хрустальных тонких люстр огни.
Министрам думалось: незыблемо
В России властвуют они.

Но к людям шел уже сияющий
В том слове редкостном –
                                      Декрет –
Неодолимый, побеждающий,
Всей партией зажженный свет.

Он проникал за окна Смольного,
И окрылял, и волновал,
Он для народа подневольного
К борьбе дороги озарял.

Как неоткрытое явление,
Как ненаписанный закон,
Всей силой перевоплощения
Победой становился он.

Ильич писал.
                    И с каждой строчкою
Слабели, пятились враги.
И мир притихший слушал точные
Революцьонные шаги

Но вдруг
              Погасло электричество.
И Смольный весь окутал мрак.
И строки, полные величия,
Остановили твердый шаг.

И в это краткое мгновение
Как будто замерла страна,
Ведь для людей в тех строчках Ленина
Вся жизнь была заключена.

За дверью часовые бегали,
И, приоткрыв ее слегка,
«У вас, товарищ, свечки нету ли?» -
Ильич спросил у моряка.

«Уже, товарищ Ленин, делаем,
Готовим флотский огонек».
Во тьме дрожало пламя белое.
Матрос кричал: «Скорей, браток…»

«Готово!»
                  И моряк, прославленный
В те дни боев, смятений, гроз,
Фитиль, в пустую гильзу вставленный, -
Светильник в кабинет принес.

Кругом качались тени странные,
Как пляшущие тополя.
Матрос увидел долгожданные
Два этих слова:
                     «Мир», «земля».

Глядел моряк на свет мигающий
И слышал, как Ильич вдали
Сказал:
             «Спасибо вам, товарищи,
Ведь вы мне время сберегли…»

И мысли прерванной течение
Он, сев за стол, занес в строку.
И это было в то мгновение
Сигналом сводному полку.

И набирала ритм рассчитанный
Неустающая рука.
И новый день вставал невиданный
Под свет морского фитилька.

И Зимний пал.
                   Борцы свободные
Увидели, как вещий свет,
Как слово правды всенародное,
О мире и земле декрет.

И потому с тех пор, наверное,
Ведя от ночи этой нить,
Мы знаем наше дело первое:
И мир
            И землю
                     Нам хранить.