Содержание материала

ТЕРЕНТЬЕВ Андрей Олегович,
помощник депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

ЛЕНИН И РЕЛИГИЯ

После революции 1905 года для пролетарского движения настали крайне тяжелые годы, годы реакции. В эти годы В. И. Ленин уделял огромное внимание вопросу об отношении к религии, считая его чрезвычайно важным и злободневным.

В условиях сильно пошатнувшегося положения царизма реакционеры всех мастей изо всех сил старались оживить религию, использовать ее для отвлечения массы от революционной борьбы.

Анализируя события 1905 года, Ленин отмечает в работе «Революционные дни» (1905), что «наличность либерального, реформаторского движения среди некоторой части молодого русского духовенства не подлежит сомнению: это движение нашло себе выразителей и на собраниях религиозно-философского общества и в церковной литературе. Это движение получило даже свое название: «новоправославное» движение».

В этой связи он обращает внимание на наметившуюся тенденцию увода революционного движения с почвы научного мировоззрения в русло создания новых религиозных течений, разворачивает идейно-теоретическую борьбу с целью не допустить такого развития событий, с целью вырвать пролетарские массы из-под влияния религиозного мировоззрения.

При этом в работе «Новый революционный рабочий союз» (1905) он отмечает: «Мы должны помнить опыт наших европейских товарищей, которые считают своим долгом осторожное, товарищеское отношение даже к рабочим, членам католических союзов, не отталкивая их презрительным отношением к их религиозным и политическим предрассудкам, а настойчиво, тактично и терпеливо используя всякий акт политической и экономической борьбы для их просвещения и сближения с сознательным пролетариатом на почве совместной борьбы».

В декабре 1905 года В.И. Ленин подготовил и опубликовал работу «Социализм и религия» (3 декабря 1905). В этой работе он убедительно показал, что «реакционная буржуазия везде заботилась и у нас начинает теперь заботиться о том, чтобы разжечь религиозную вражду, чтобы отвлечь в эту сторону внимание масс от действительно важных и коренных экономических и политических вопросов». Далее он резюмирует, что «мы, во всяком случае, противопоставим ей спокойную, выдержанную и терпеливую, чуждую всякого разжигания второстепенных разногласий, проповедь пролетарской солидарности и научного миросозерцания».

В работе «Заговоры реакции и угрозы погромщиков» (июль 1906) он отмечает также, что религия не является таким уж неотъемлемым атрибутом господствующих классов: «история учит, что господствующие классы всегда жертвовали всем, решительно всем: религией, свободой, родиной, если дело шло о подавлении революционного движения угнетенных классов».

В этот период в его работах освещается концепция свободы совести, которая впоследствии прочно утвердится в послереволюционной Советской России. В «Проект обращения к избирателям», опубликованный в газете «Пролетарий» (ноябрь 1906), он включает тезис о выборах «равным, прямым и тайным голосованием всех граждан без различия пола, религии и национальности» и добавляет, что «господство трудящихся уничтожит всякое угнетение какой бы то ни было национальности, религии или одного пола другим».

Особое место занимает в работах Ленина статья «Лев Толстой, как зеркало русской революции» (сентябрь 1908), написанная в связи с 80-летием со дня рождения Л.Н. Толстого. Наряду с признанием выдающегося таланта писателя в то же время Ленин отмечает противоречия во взглядах, учении и творчестве Толстого, которое отражает противоречивость тогдашнего общественного сознания. Он пишет: «Противоречия в произведениях, взглядах, учениях, в школе Толстого — действительно кричащие. С одной стороны, самый трезвый реализм, срывание всех и всяческих масок; — с другой стороны, проповедь одной из самых гнусных вещей, какие только есть на свете, именно: религии, стремление поставить на место попов по казенной должности попов по нравственному убеждению, т.е. культивирование самой утонченной и потому особенно омерзительной поповщины».

Многие революционеры того времени выступали с требованием соединения марксизма с религией. Ленин резко и последовательно выступает против этой тенденции. В постскриптуме к письму А. В. Луначарскому Ленин пишет, что у него разошлись дороги с проповедниками «соединения научного социализма с религией» и со всеми махистами.

В работе «Марксизм и ревизионизм» (сентябрь-октябрь 1908) В.И. Ленин отмечает, что «в области философии ревизионизм шел в хвосте буржуазной профессорской «науки». Профессора шли «назад к Канту», — и ревизионизм тащился за неокантианцами, профессора повторяли тысячу раз сказанные поповские пошлости против философского материализма . профессора отрабатывали свое казенное жалованье, подгоняя и идеалистические и «критические» свои системы к господствовавшей средневековой «философии» (т.е. к теологии), — и ревизионисты пододвигались к ним . какое действительное классовое значение имели подобные «поправки» к Марксу, об этом не приходится говорить — дело ясно само собой». Разве не актуально это звучит для дня сегодняшнего?

В продолжение разработки вопроса о религии В. И. Ленин публикует работы «Классы и партии в их отношении к религии» (июнь 1909) и «Об отношении рабочей партии к религии» (май 1909).

В этих статьях Ленин формулирует основные принципы пролетарского атеизма. Он показывает, что положение Маркса «религия есть опиум народа» является краеугольным камнем всего марксистского мировоззрения в вопросе о религии. Раскрывая социальные корни религии, Ленин указывает, что борьбу с религией нельзя сводить к абстрактно-идеологической проповеди, что ее надо связать с конкретной практикой классовой борьбы, которая ведет к устранению социальных корней религии.

Учитывая уроки борьбы против религии в социалистическом движении, Ленин выступает против двух типов отступлений от принципов пролетарского атеизма. Он критикует «левых» фразеров, которые стремятся подменить систематическую атеистическую пропаганду и защиту диалектического материализма административными мероприятиями, направленными против церкви и верующих. Ленин доказывает, что провозглашение войны религии и запрещение ее при помощи законов может только усилить религию и помешать классовой борьбе пролетариата.

Вместе с тем Ленин обрушивается на оппортунистов, которые марксистское положение о том, что религия должна быть частным делом по отношению к государству, подменяют ревизионистской фразой, будто религия является частным делом для каждого члена партии, для партии в целом. Подобная позиция ведет к примирению с религией и церковью, что в корне противоречит марксистскому мировоззрению.

В статье «Об отношении рабочей партии к религии» Ленин подвергает резкой критике «богостроительство». Подчеркивая, что Энгельс ставил в упрек Фейербаху то, что он боролся с религией не ради ее уничтожения, а ради ее подновления, создания новой религии, Ленин критикует «богостроительство» Луначарского, указывая, что его утверждение «социализм есть религия» провозглашает переход от социализма к религии.

И вот, наконец, В. И. Ленин публикует книгу «Материализм и эмпириокритицизм», которая становится настоящей вехой в развитии научного мировоззрения партии пролетариата.

Остановиться подробнее на этой работе нет возможности в рамках данного доклада, поскольку ее значение заключается не в разработке узкого вопроса об отношении религии. Однако для решения этого узкого вопроса данная книга сыграла наиболее значительную роль потому, что мировоззрение, философия научного социализма в ней изложена столь обстоятельным образом, что при добросовестном подходе к ее изучению для религиозного мировоззрения не остается места.

Приведем поэтому цитату из воспоминаний о В.И. Ленине одного из «старых большевиков», Семена Ивановича Канатчикова, члена партии с 1898 года: «появление в легальной печати статей и целых сборников, пытавшихся сочетать религиозные «искания» с марксизмом или дополнить Маха и Авенариуса Марксом и Энгельсом, за подписью наших видных литераторов вносило большую сумятицу и идейный разброд в наши ряды. Мы, рядовые подпольные работники, оставшиеся на местах, тяжело и больно переживали все это, смутно чувствуя всю неправоту и вред этих увлечений, но были бессильны что-либо сделать.

В 1909 году вышла книга тов. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Эта книга составила целую эпоху в области идеологии революционного марксизма того времени.

К тому времени я прочитал много книг по основным философским вопросам марксизма, и все-таки эти вопросы для меня были весьма неясны. Книга же товарища Ленина так отчетливо и ясно ставила вопросы о сущности идеализма и материализма, что я сразу же почувствовал в этих вопросах твердую почву под ногами.

С этого времени мне стало легко вести борьбу с эмпириомонизмом и махизмом, которые было прочно угнездились в рядах большевиков...».

Аналогичным образом книгу оценивали и многие другие революционеры - современники Владимира Ильича.

Можно смело утверждать, что за рассмотренный период с 1905 по 1910 год вопрос об отношении пролетарской партии к религии оказался исследован В. И. Лениным настолько глубоко, что руководимой им партии оставалось воплощать разработанные идейно-теоретические принципы в конкретнопрактической политике.

В статье «Примеры борьбы буржуазной интеллигенции против рабочих» («Просвещение» № 6, июнь 1914) Ленин уже отмечает: «в России, соответственно ее безграничной отсталости, крепостнические методы борьбы с рабочим движением страшно преобладают. Но после пятого года уже заметен очень большой «прогресс» по части либеральных и демократических методов надувания и развращения рабочих. К числу либеральных относится, например ... усиление стремлений подновить и оживить религию «для народа» (как непосредственно, так и в посредственной форме развития идеалистической, кантианской и махистской философии)».

После Октябрьской революции разработки В. И. Ленина об отношении к религии легли в основу политики молодой Советской республики.

В марте 1922 года, возвращаясь к этому вопросу, В. И. Ленин публикует статью «О значении воинствующего материализма», где включает воинствующий материализм в перечень общих задач обсуждаемого журнала «Под знаменем марксизма».

Он полагает, что «такой журнал должен быть ... органом воинствующего атеизма. У нас есть ведомства или, по крайней мере, государственные учреждения, которые этой работой ведают. Но ведется эта работа крайне вяло, крайне неудовлетворительно, испытывая, видимо, на себе гнет общих условий нашего истинно русского (хотя и советского) бюрократизма. Чрезвычайно существенно поэтому, чтобы в дополнение к работе соответствующих государственных учреждений, в исправление ее и в оживление ее, журнал, посвящающий себя задаче — стать органом воинствующего материализма, вел неутомимую атеистическую пропаганду и борьбу. Надо внимательно следить за всей соответствующей литературой на всех языках, переводя или, по крайней мере, реферируя все сколько-нибудь ценное в этой области ... С другой стороны, взгляните на представителей современной научной критики религий. Почти всегда эти представители образованной буржуазии «дополняют» свое же собственное опровержение религиозных предрассудков такими рассуждениями, которые сразу разоблачают их как идейных рабов буржуазии, как “дипломированных лакеев поповщины”».

Таким образом, он отмечает натиск буржуазных идей и попыток восстановления буржуазного миросозерцания в издаваемой печатной продукции, и полагает, что «марксистскому журналу придется вести войну и против подобных современных «образованных» крепостников ... Вероятно, не малая их часть получает у нас даже государственные деньги и состоит на государственной службе для просвещения юношества, хотя для этой цели они годятся не больше, чем заведомые растлители годились бы для роли надзирателей в учебных заведениях для младшего возраста. Рабочий класс в России сумел завоевать власть, но пользоваться ею еще не научился, ибо, в противном случае, он бы подобных преподавателей и членов ученых обществ давно бы вежливенько препроводил в страны буржуазной «демократии». Там подобным крепостникам самое настоящее место».

Сегодня новая буржуазия России, утверждая свою власть над общественным сознанием, обращается к насаждению религии как одного из столпов ее классового господства. Не прекращаются и старания загнать оппозиционное, революционное движение в рамки религиозного мировоззрения и «христианского социализма».

Дело доходит до попыток «преподавания» религиозных предметов в школе, что выходит за рамки даже самого захудалого, показного демократизма. Налогоплательщики-атеисты буржуазной России никоим образом не могут согласиться с попытками оплачивать за их счет религиозное обучение отдельных представителей подрастающего поколения, пусть даже родители последних и желают этого. Научное мировоззрение объединяет людей, даже самый ярый апологет религии не может сегодня обоснованно отрицать науку, тогда как подобные попытки насаждения религии разобщают людей, отвлекая их от решения более насущных вопросов.

В таких условиях работа В. И. Ленина по исследованию места и значения религии в классовом обществе как никогда актуальна. И это его идейно-теоретическое наследие, вне всякого сомнения, будет востребовано.