Содержание материала

 

ГЛАВА 4

ДОКУМЕНТЫ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА РОССИИ

4.1. О БУРШТЕЙНЕ, СДЕЛАВШЕМ «МЕРЗОСТЬ Козловскому», 1915, 1917гг.

69

Рапорт военного агента в Дании С.Н. Потоцкого генерал-квартирмейстеру ГУГШ (по особому делопроизводству) М.Н. Леонтьеву

№ 431 Секретно Копенгаген, 14 декабря 1915 г.

К рапорту № 413

Мне вторично доставлено для пересылки товарищу министра внутренних дел г. Белецкому письмо еврея Бур штейна относительно деятельности в Копенгагене присяжного поверенного г. М. Козловского и сношении его с известным агентом немцев — Хельфандом.

Имею сведения, что автор этих писем предупреждал г. Козловского, что «ему будет сделана мерзость», т. ч. можно предполагать, что письма эти являются инсинуациями. Но, конечно, г. Козловский сам может дать объяснения по этому делу.

Во всяком случае, если таковые будут признаны исчерпывающими взводимые на него Бурштейном обвинения, прошу меня об этом известить по телеграфу, дабы я, со своей стороны, мог предложить автору этих писем прекратить писание таковых; но до этого не считаю себя вправе не обращать на них никакого внимания.

Приложение: 1 письмо1.

Полковник Потоцкий.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 63. Л. 50. Подлинник. Машинопись.

1 Подлинные письма З.И. Бурштейна находятся в его личном деле (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 63. Л. 30-31,44-^5об., 51-51о6.). На Козловского он начал писать доносы после того, как сорвалась сделка, сулившая ему и Рабиновичу большие доходы.

 

70

Докладная записка М.Н. Леонтьева начальнику Генштаба М.А. Беляеву

№ 1617 Секретно Петроград, 16 декабря 1915 г.

И. д. военного агента в Дании при рапорте от 3 сего декабря за № 413 представил полученное им от неизвестного ему до того лица, назвавшегося купцом БУРШТЕЙНОМ, письмо на имя товарища министра внутренних дел сенатора Белецкого.

Представляя проект препроводительного письма от имени Вашего Высокопревосходительства сенатору Белецкому, докладываю, что упомянутый Бур штейн известен по делам Центрального военно-регистрационного бюро как личность весьма подозрительная, т. к. с 1913 г. о нем поступали сведения как о крупном мошеннике и аферисте, причем имелись указания на возможную причастность его к шпионству и занятие эмиграцией. Одно из таких заявлений о Бурштейне было препровождено в сентябре 1914 г. в штаб Минского военного округа.

По имеющимся сведениям, отмеченная деятельность Бур штейна послужила основанием к высылке его в административном порядке из пределов Европейской России, несмотря на то, что Бурштейн выступал с разоблачениями перед Департаментом полиции эмиграционной деятельности некоторых пароходных обществ, в т. ч. и «Северо-Западного», во главе которого стоял известный Мясоедов. Возможно полагать, что Бурштейн, принимая участие в других подобных же предприятиях, делал разоблачения с целью избавить свои предприятия от конкурентов.

Что касается, в частности, содержания письма Бурштейна на имя сенатора Белецкого, то и оно, по-видимому, такого же характера, как и предыдущие разоблачения Бурштейна, что вытекает из нижеследующего. 1-го сего декабря и. д. военного агента в Дании донес по телеграфу, что в Петроград возвращается присяжный поверенный Мечислав Юльевич Козловский, проживающий здесь в доме № 81 по Сергиевской улице и который имел в Копенгагене дела с немцем Гельфандом и ездил в Берлин. Телеграммой от 4-го сего декабря полковник Потоцкий донес, что сведения эти представляют собой, «по-видимому, донос из мести со стороны одного еврея, обманувшегося в своих надеждах на успех одного предприятия».

Сопоставление данных письма Бурштейна о Козловском с данными телеграмм полковника Потоцкого дает основание предположить, что этот «обманувшийся в своих надеждах» еврей может быть именно Бур- штейн, который именно 1—2 декабря впервые явился к названному штаб-офицеру в Копенгагене.

Как первые сведения о Козловском, так и опровержение их были сообщены, согласно резолюции Вашего Высокопревосходительства, в Департамент полиции.

Генерал-майор Леонтьев.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 63. Л. 48-^8 об. Подлинник. Машинопись. На полях записи: Читано. Разве не следовало бы данные этого доклада включить в письмо сен. Бел-у? Пp. Обсудить 17/12:, О.с. Пp. переговор. 18 дек:, Письмо подписано. Сказан. К д. 46.

 

71

Письмо заведующего ЦВ-РБ ГУГШ А.А. Чернявского начальнику КРО при штабе ПВО капитану Б.В. Никитину

N 12071 Экстренно Секретно Петроград, 2 июня 1917 г. На № 3404—1917 г.1

При сем препровождаю дело Центрального бюро за № 271—1915 г. о БУРШТЕИНЕ, в коем на стр. 33, 34, 37, 39, 40 имеются сведения о КОЗЛОВСКОМ, прося таковое по миновению надобности в возможно непродолжительном времени возвратить2.

К сему присовокупляю, что в июле 1915 г. и июне 1916 г. означенный Козловский, с разрешения Главного управления Генерального штаба, выезжал за границу.

Более сведений о Козловском в Центральном бюро не имеется. Приложение: дело № 271—1915 года.

Подписал: заведывающий Бюро Чернявский.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 63. Л. 60. Машинописная заверенная копия. Подлинник находится в ГА РФ: Ф. 1826. On. 1. Д. 13. Л. 8.

1За этим номером от 30 мая Борис Никитин направил запрос: «Экстренно сообщить мне все имеющиеся у Вас сведения о присяжном поверенном Мечиславе Юльевиче Козловском» (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 63. Л. 58, 59).

2Дело было возвращено 12 июня. Копии из него находятся в деле Следственной комиссии (ГА РФ. Ф. 1826. On. 1. Д. 13. Л. 9-12). С этого времени Козловский, вплоть до ареста, находился под наблюдением контрразведки.

 

4.2. Первые сведения о коммерческой деятельности Я. С. Фюрстенберга за границей, ноябрь 1916 г

72

Рапорт С.Н. Потоцкого генерал-квартирмейстеру ГУГШ (по особому делопроизводству) генерал-майору М.И. Занкевичу

№ 504 Секретно Копенгаген, 30 ноября/4 декабря 1916 г.

на № 36.366

По сведениям моих органов «К. Р.»:

1. В Копенгагене неким Фюрстенбергом (J. Fiirstenberg) вместе с гг.Виткиным и Лемке основана фирма A/S Handels Exportkompagniet (Norrevolgade, 15) для вывоза в Австрию продовольственных припасов.

Фюрстенберг* — 48 лет, уроженец Кракова, долгое время жил в Варшаве, будучи совладельцем торгового дома «Фабиян Клингслянд», каковой состоял представителем различных немецких фирм**.

Агентом этой фирмы в Петрограде в настоящее время состоит некто г. Симонсен (Надеждинская, 36).

Фирма A/S Handels Export Kompagniet1 финансируется здешним Ревизионс-банком, а также д-ром Ал. Хельфандом, известным своим участием в здешнем «Обществе изучения социальных последствий войны».

Хельфанд — очень богатый человек: это — германский агент.

Полковник Потоцкий.

Примечания:

* принимал участие в событиях 1905—1906 гг. и был осужден на поселение, но возвращен с пути обратно (желательно проверить эти сведения).

** например, муки «Несгле», Мей и Эдлих (в Лейпциге) и др.

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 1615. Л. 55. Подлинник. Машинопись.

1 30 декабря 1916 г. Занкевич передал сведения, «полученные из заграничных источников, о фирмах в Дании, производящих операции как с Россией, так и с воюющими с ними державами», в том числе и об этой фирме, председателю Комитета по ограничению снабжения и торговли неприятеля П.Б. Струве. В копии это секретное письмо поступило в ГУГШ. 20 февраля 1917 г. министерство финансов направило в канцелярию по кредитной части «список корреспондентов русских кредитных учреждений в нейтральных странах, сношения с коими подлежат прекращению». В списке — 32 учреждения. Фирма Парвуса в нем отсутствует, как и фирма «Фабиан Клингслянд» (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 1615. Л. 59, 100-104).

 

4.3. Майор Гибер о предстоявшем приезде «агента-пацифиста» У. Ашберга в Россию в апреле 1917 г

73

Справка ЦВ-РБ ГУГШ

Секретно [Петроград], 12 апреля 1917 г.

Майор французской службы Гибер получил сведения, что шведский подданный Олаф С. АШБЕРГ, известный французской миссии как агитатор-пацифист, выехал из Стокгольма 8 апреля в Россию и должен был прибыть на Торнео 10 апреля, чтобы дальше следовать через Белоостров в Петроград, если только он не поедет на некоторое время в Финляндию1.

В архиве Центрального военно-регистрационного бюро есть указания, что Ашберг — директор банка в Стокгольме, неблагоприятных о нем сведений не имеется; в начале февраля сего года выехал из Петрограда за границу.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 1765. Л. 2. Подлинник на бланке ЦВ-РБ. Машинопись. Резолюция Потапова для ЦБ (карандашом): ЦБ/Нужно довести это без комментарий до свед. М-ва Вн.Д. и М. Ин. Д. 13 IV. П.

1 Ашберг приезжал в Россию в апреле 1917 г., «чтобы в интересах Ниа банка завязать связи с новым финансовым руководством». С одобрения правления банка («Брантинг телеграфировал Керенскому о нашем решении»), подписался на Заем Свободы, вложил в него 2 млн руб. (Ашберг Улоф. Между Западом и Россией. С. 26—27). См. док. 96.

 

4.4. 0 вербовке Борисом Никитиным политического амнистированного А.М. Соколовского в мае 1917 г

74

Господину Аяксу*

Настоящим подтверждаем, что мы пригласили Вас с 5-го с/м. на службу в качестве нашего заграничного автономного сотрудника-резидента контрразведчика на следующих условиях: Оклад Одна тысяча пятьсот золотых рублей в месяц, уплачиваемых вперед за три месяца. Подъемных Вы получаете пять тысяч рублей золотом единовременно. Все экстренные Ваши расходы, вытекающие из характера деятельности по контр-разведке, а равно расходы почтовые, телеграфные, представительские, жалованье Ваших сотрудников и тому подобные оплачиваются нами по представлении оправдательных документов полностью золотой валютой, одинаково как и другие расходы, фактически Вами произведенные, но на которые по конфиденциальному характеру их не могут быть представлены оправдательные документы. На эти экстренные и другие упомянутые выше расходы мы выдаем Вам пока аванс в сумме две тысячи рублей золотой валютой. Какой бы то ни было Вашей личной чисто коммерческой деятельности мы препятствовать не вправе, способствовать не будем и никакого отношения не имеем. Срок службы не определен, и отказ может быть каждым из нас осуществлен в любой момент, причем в случае отказа с нашей стороны все полученные Вами вперед суммы, как жалованье, так и другие, возврату не подлежат, за исключением остатка подотчетных сумм (если таковой окажется), и помимо уплачиваем Вам еще оклад условленного месячного жалованья. Если же отказ последует с Вашей стороны по какой бы то ни было причине, то Вы обязуетесь возвратить нам полученное вперед жалованье лишь за недослуженное время и остаток по подотчетной сумме (если таковой окажется), причем во всех случаях, если при отчете по подотчетным суммам получится разница в Вашу пользу, то таковая нами возмещается Вам при расчете. Если по каким-либо причинам, от Вас не зависящим, Вы вынуждены будете оставаться за границей (арест, объявление войны или т. п.), то мы принимаем на себя обязательство уплачивать Вам или Вашей жене причитающееся Вам жалованье до возвращения Вашего в Россию, а равно приложить все усилия к возвращению Вас в Россию. Помимо этого мы берем на себя моральное обязательство обеспечить Вашу гражданскую жену г-жу** приличным содержанием. Это же моральное обязательство мы принимаем на себя на случай Вашей смерти за границей в связи . В Вашей деятельности по контрразведке вы совершенно свободны и самостоятельны, и ни одно из наших распоряжений не является для Вас обязательным в смысле способа его исполнения, и мы не можем Вас упрекнуть за исполнение тех или иных поручений в случае представления Вами соответствующих объяснений, вытекающих из существа данного поручения. В своих действиях Вы будете руководствоваться принципами целесообразности, и ни одно из данних поручений не должно рассматриваться Вами как абсолютный приказ. За все же исполненные наши распоряжения, независимо от их результата, мы слагаем с Вас какого бы то ни было рода ответственность. С своей стороны мы обязуемся обставить Вашу деятельность благоприятными условиями и всеми мерами Вам содействовать. Сноситься с лицами, не подписанными на сем договоре, для Вас необязательно. Ваше имя и роль в контрразведке мы обязуемся честным словом хранить в тайне и никого в это без Вашего согласия не посвящать, даже в том случае, если Вы выйдете из состава наших сотрудников. В книгах наших, документах и переписке мы обязуемся Вашего имени не упоминать. В заключение мы также подтверждаем, что Вы, соглашаясь на наше предложение вступить в число наших сотрудников, никаких положительных конкретных обещаний не даете, не ручаетесь за успех вашей деятельности, но лишь предполагаете, что Ваш житейский и деловой опыт не должен бы привести к провалу скажется на результатах. Мая 12 дня 1917 года. Что касается подотчетных сумм, то, в случае необходимого расхода более тысячи рублей золотом в месяц, Вы обязуетесь испрашивать на это наше согласие.

Б. Никитин.

Лебедев.

Пo сему договору полное удовлетворение получил и претензий не имею. Сентября 20 дня 1917 г.

Примечания:

* Фамилия Соколовского вымарана тушью.

** Фамилия вымарана тушью.

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 254. Л. 82-83об. Подлинник, заверенный подписями и печатью, по кругу которой слова: «Начальник к.-р. отделен, при штабе П.Г.Р. Воен. округа». Рукопись.

 

4.5. «Кличка наблюдения "Желтый»»

прапорщике Д. Ермоленко, май—сентябрь 1917 г.)

75

Из «препроводительной сводки наружного наблюдения за прапорщиком Дмитрием Спиридоновичем Ермоленко»

№ 1855 Секретно Ставка Верховного главнокомандующего.

16 июля 1917 г. Заведывающему Центральным бюро

при Главном управлении Генерального штаба*

СВОДКА

наружного наблюдения по гор. Могилеву за время с 18 мая 1917 г.1 по 8 июля включительно 1917 г. за прапорщиком Дмитрием Спиридоновичем ЕРМОЛЕНКО, проживавшим в 12 номере, а с 5 июля в 13 номере Тульской гостиницы по Большой Садовой улице. Кличка по наблюдению «ЖЕЛТЫЙ».

Установки лиц, проходящих по наружному наблюдению.

ЕРМОЛЕНКО Дмитрий Спиридонович, 43 лет, вероисповедания православного, прапорщик 16-го Сибирского стрелкового полка. Прописан по удостоверению Штаба Верховного главнокомандующего за № 6657. Место постоянного жительства г. Хабаровск. В гор. Могилеве проживал в Тульской гостинице. Взят в наблюдение по приказанию господина начальника отделения2. Кличка наблюдения «ЖЕЛТЫЙ». ПРИМЕТЫ: лет 38, роста среднего, телосложения плотного, лицо немного продолговатое, красноватое, полное, шатен, усы средние, борода лопатой средняя, шея короткая. Одет в серый костюм, такие же брюки, желтые ботинки, на голове черный котел, желтая палка. 3

Дневник наружного наблюдения

22 мая В 11 час. 5 мин. заходил в Управление путей сообщения по Б. Садовой, д. № 35, откуда через 10 мин. вышел, имея в руках 2 пакета, завернутых в желтую бумагу.

28 мая В 10 час. 30 мин. вышел из дому с Ривой ГУСЛИЦЕР, которая впоследствии стала его сожительницей.

3 июня Ходил со своей сожительницей Гуслицер на почту, где опускал письмо в ящик. В 16 час. 25 мин. встретился с БЕРЗЕР, которую тоже взял с собою на гуляние, происходившее на гимнастическом плацу, тут к ним присоединилась еще Зися ЭЛЬКИНД, с которой расстались в 23 часа. С ГУСЛИЦЕР и БЕРЗЕР ЕРМОЛЕНКО расстался в 24 часу.

5 июня В 8 час. 30 мин. вышел из дома, заходил в Штаб Верховного главнокомандующего. В 12 час. 15 мин. пришла к нему на квартиру его сожительница ГУСЛИЦЕР, с которой в 14 часу он расстался. В 14 час. заходил на почту и телеграф, в 19 часу сошелся с ГУСЛИЦЕР, с которой и оставался до конца дня.

8 июня Вышел из дома с ГУСЛИЦЕР в 9 час. 55 мин., расстался с ней и отправился в Штаб в подъезд генерал- квартирмейстера, откуда через 20 мин. вышел. В 12 час. 15 мин. пришла к нему на квартиру ГУСЛИЦЕР, остававшаяся с ним до 1 часу ночи. Вечером в 20-м часу они пошли в сад Дембовецкого, где встретились с БЕРЗЕР, ЭЛЬКИНД и КОГАНЕР.

14 июня В 12 часу ЕРМОЛЕНКО два раза заходил в штаб, но не оставался там, а сейчас же выходил оба раза оттуда. В 14 час. БЕРЗЕР пришла на квартиру к ЕРМОЛЕНКО вместе с ГУСЛИЦЕР и пробыла весь день вместе. В 22 часа встретили они еще КОГАНЕР и ЭЛЬКИНД. В 23 часа 10 мин. ЕРМОЛЕНКО расстался с БЕРЗЕР, КОГАНЕР и ЭЛЬКИНД.

16 июня В 10 час. заходил на почту, где сдал заказное письмо, а также в телеграф, где сдал телеграмму. Кроме ГУСЛИЦЕР, ни с кем общения не имел.

20 июня4 В 8 час. 45 мин. заходил в парикмахерскую по Днепровскому пр., № 30, где оставался 35 мин. В 18 часу зашел на телеграф, где оставался 20 мин.

1 июля. В 10 час. 15 мин. заходил на почту, опустил письмо, затем на телеграф, ходил по городу, ни с кем не встречался. В 13 час. вновь на почту и телеграф, с ГУСЛИЦЕР пошел в Муравьевский сквер, где ЕРМОЛЕНКО встретился с неизвестным прапорщиком 294 полка, с которым разговаривал 10 мин., после чего с ним расстались. Неизвестного прапорщика установить не представилось возможности, ввиду того, что он уехал из Могилева с поездом, отходящим на Оршу.

2 июля В 20 час. встретился с неизвестным офицером, который зашел в офицерскую столовую, откуда выхода до 24 час. 30 мин. замечено не было.

8 июля В 8 час. 50 мин. вышел из дома и пошел на почту и телеграф, откуда через 15 мин. вышел и возвратился домой. В 14 час. 10 мин. вышел из дома с вещами, сел на парного извозчика и поехал на вокзал, £де встретила его сожительница ГУСЛИЦЕР и ЛЕИВИКОВА, которая скоро ушла. ЕРМОЛЕНКО дал своей сожительнице ГУСЛИЦЕР денег, после чего расстались, ГУСЛИЦЕР пошла в вагон № 885 междуна родного общества и поехала в Тулу под наблюдением наблюдателей: Литовченко и Харченко.

8 июля5 А ЕРМОЛЕНКО пошел в штабной вагон в поезд №б, отходящий на Петроград, которого сопровождали наблюдатели: Коротков и Либан.

ПРИМЕЧАНИЕ: 19 мая 1917 г. ЕРМОЛЕНКО сбрил себе бороду и коротко постриг усы.

И. д. начальника контрразведывательного отделения штаба Верховного главнокомандующего штабс-ротмистр [подпись нрзб].

Примечания:

* Последняя запись сделана рукой Соколовского; фамилия его вымарана

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2290. Л. 3-9об. Подлинник. Машинопись.

1Наблюдение установили на следующий день после загадочного получения Ермоленко от неизвестного лица 50 тыс. руб.

2 «Взят в наблюдение по приказанию» начальника КРЧ штаба Верховного главнокомандующего полковника Н.В. Терехова.

3Вот как описывает его внешность в кн. «Забытые» (Париж, 1928. С. 49) В. Корсак, вместе с Ермоленко содержавшийся в немецком лагере Мюнден: «Несмотря на украинскую фамилию, наружность он имел самую русскую: лицо крупное, бугристое, нос картошкой, борода лопатой».

4Комиссар Временного правительства на Дальнем Востоке Русанов направил из Хабаровска 28 июля военному министру следующую телеграмму: «Зауряд-прапорщик Ермоленко, перевезенный немцами из плена на аэроплане, перевел 20 июня из Могилева в Хабаровск на имя своей жены Зинаиды Ефимовны Ермоленко 40 000 руб. Перевод жена получила, положила в сберкассу. Сейчас временно до получения Ваших указаний, сберегательная касса будет уклоняться от выплаты денег» (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 81. Л. 33).

58 июля Ермоленко отбыл по вызову в Петроград. Был первым свидетелем, допрошенным следователем по особо важным делам Александровым после принятия им предложения прокурора судебной палаты Н.С. Каринского возглавить Предварительное следствие. Допрос производился 10-11 июля (ГА РФ. Ф. 1826. On. 1. Д. 1. Л. 11-20).

 

76

Расшифрованная телеграмма 2-го генерал-квартирмейстера Ставки (КРЧ) генерала Ю.Н. Плющевского-Плющика в Огенквар Егорову*

№ 279 Секретно 9 июля 1917 г.

РОССИЯ. Препровожденный прапорщик ЕРМОЛЕНКО за время проживания в Могилеве вызвал основательное подозрение контрразведки в неполноте своих показаний и временами неискренности. Учитывая прежнюю его службу начальника сыскного отделения и личную склонность к утаиванию своих намерений, рекомендуется вести строгое наблюдение за его сношениями. По сорвавшемуся у него заявлению, им установлена уже секретная от нас связь с Тулой, Харьковом и Киевом1. В Тулу выехала скорым в четырнадцать час. 56 мин. восьмого под наблюдением его сожительница Рива Абрамовна ГУСЛИЦЕР, двадцати одного года, мещанка города Могилева, вероисповедания иудейского. В Харькове проживает ее сестра Бейля Абрамовна ГУРАНЦ, двадцати четырех лет. В Киеве находится мать, Малка Шевелева ГУСЛИЦЕР, сорока восьми лет.

ПЛЮЩЕВСКИИ-ПЛЮЩИК.

Примечания:

* Под этим именем зашифрован генерал Гиссер.

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2290. Л. 1. Машинописная копия с печатью ЦКРО и датой: вх. 24.13 июля 1917.

1 Ермоленко говорил Козицкому о своем намерении «по приезде в Одессу обзавестись подложным паспортом и с ним уже ехать дальше».

 

77

Доклад начальника КРО штаба Румынского фронта «генерал-квартирмейстеру штаба помощнику Августейшего Главнокомандующего армиями Румынского фронта» Д.Г. Щербачеву

N.. 103504 Секретно 9 июля 1917 г.

В апреле месяце 1917 г. был задержан русскими войсками в районе 6-й армии при попытке перейти через позиции на русскую сторону прапорщик 16-го Сибирского стрелкового полка некий ЕРМОЛЕНКО, при допросе объяснивший, что, будучи в свое время взят противником в плен, он ныне переброшен им в Россию в целях пропаганды мира и отделения Украины от России и что, в видах развития этой пропаганды, австро-германцами создана целая организация, во главе коей состоит некий СКОРОПИСЬ-ИОЛТУХОВСКИЙ.

Ввиду важности показания Ермоленко, он, по распоряжению генерал-квартирмейстера штаба Румынского фронта, был препровожден для дальнейшего обследования в Ставку ВЕРХОВНОГО главнокомандующего.

В июне месяце текущего года в том же районе при аналогичных обстоятельствах задержаны солдаты русской службы Иван Лазько, Степан Козицкий и Константин Голобродский1, объяснившие, что они, также будучи ранее пленными, ныне переброшены в Россию в целях пропаганды отделения Украины, и подтвердившие показания Ермоленки о существовании в Австро-Германии субсидируемой и поддерживаемой враждебными нам правительствами организации под названием «Союз освобождения Украины», поставившей себе целью, в видах ослабления русской военной мощи и завоевания нового рынка, пропаганду отделения Украины от России.

В дальнейшей части своего показания Степан Козицкий объяснил, что Ермоленко вез с собою в Россию крупную сумму денег, до трехсот тысяч рублей, и что по его, Козицкого, предположениям, не исключена возможность применения противником прапорщика Ермоленко для целей шпионажа2.

Сообразив изложенное и принимая во внимание, что в районе армии Румынского фронта случаи переброски противником лиц с указанными выше целями представляются единичными, что вообще в этом районе не наблюдается агитации и массового движения в сторону украинского сепаратизма, что, ввиду этого, территория армий фронта в состоянии дать крайне незначительный материал для обследования этого явления и что, с другой стороны, материал, заключающийся в показаниях задержанных Лазько, Козицкого и Голобродского в непосредственном отношении к обследованию личности Ермоленко, особенно в связи с предположениями Козицкого о возможной его шпионской деятельности, полагал бы названных рядового Лазько, 27 лет, ефрейтора Козицкого, 28 лет, и рядового Голобродского, 28 лет, препроводить вместе со всей перепиской в распоряжение Штаба Верховного главнокомандующего в дополнение к переписке о прапорщике Ермоленко3.

Лазько, Козицкий и Голобродский содержатся под стражей при 44-м Тыловом этапе.

Приложение: переписка на 35-ти полулистах.

Подписал: Генерального штаба капитан Юрьев.

С подлинным верно: обер-офицер контрразведывательной части штаба Верховного главнокомандующего прапорщик Орлов.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д 81. А 26—27. Машинописная заверенная копия.

1После получения показаний этих трех бывших украинских военнопленных русская контрразведка начала розыск Скоропис-Иолтуховского и сбор сведений о нем. 21 июля в Киев командируется полковник Терехов, в начале августа — военный следователь В. Г. Орлов «для установления связи по разработке дела о Грушевском, Скоропись-Иолтуховском и др.» (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 81; Д. 12. Л. 71; Д. 20. Л. 395-399).

2Ефрейтор С.И. Козицкий был допрошен контрразведкой штаба 6-й армии 17 июня в Болграде и 7 июля в Яссах. Показал, в частности, что лично денег этих у Ермоленко не видел, о них говорил «русский офицер, командовавший "украинским" отрядом "Шаповал"». Но он наблюдал, как очень внимательно и осторожно обращались с Ермоленко, «везде его берегли, ехал он из Бялы в Браилу вместе с немецким офицером Шенингом вторым или первым классом, мы — третьим». В пути в разговорах Ермоленко не объяснял, для какой цели направлен в Россию, но говорил, «что когда был в японском плену, то тоже "работал" и по поручению японцев и что у японцев было работать лучше, чем у немцев, так как они и оплачивали и обращались лучше... Мне решительно ничего не известно о какой бы то ни было связи Ермоленко с Лениным, и по поводу роли последнего в смысле его связей с немцами я ничего на знаю». 2 мая н. сг. солдаты приехали в Браилу, остановились в доме, где помещалось бюро Далмана (бывший секретарь германского консульства в Бухаресте, инструктор специальной немецкой школы для шпионов в Бухаресте: РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2482. Л. 2—2об.). «4 мая н. сг. Ермоленко уехал в Тульчу для переезда в Россию... мы явились на русскую заставу» (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 81. Л. 25—25о6., 19о6. - 21).

3 Солдат намеревались там «опросить детально, после чего желательна очная ставка их с Ермоленко». Следственной комиссией солдаты не допрашивались и очной ставки их с Ермоленко не было.

 

78

Справка начальника ЦКРО при ГУГШ подполковника Н.М. Медведева

Секретно Петроград, 24 июля 1917 г.

По словесному уведомлению и. д. начальника Петроградского контрразведывательного отделения, 22-го с. июля им разосланы телеграммы начальникам Казанского, Омского, Иркутского и Приамурского контрразведывательных отделений о задержании прапорщика ЕРМОЛЕНКО по пути его следования в Хабаровск, куда он выехал для свидания с женой 18-го с. июля1.

Формальному задержанию прапорщик ЕРМОЛЕНКО подвергнут не будет, но предполагается предложить ему вернуться в распоряжение штаба Петроградского военного округа, причем за ним будет установлено наружное неотступное негласное наблюдение.

Подполковник Медведев.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 81. Л. 9-9о6. Подлинник. Машинопись.

1 После допроса 17 июля о 50 тыс. руб. Ермоленко, с разрешения Александрова, выехал на родину. После возвращения в Петроград был дополнительно допрошен Александровым о его контактах с немецкими офицерами — 23 августа, 4 сентября и последний раз 13 сентября, когда пришел сделать заявление о своем отъезде на родину и сообщить свой домашний адрес в Хабаровске. В это время у суд. следователя находились обвиняемые СЛ. Багдатьев и И А. Рахья, пожелавшие задать Ермоленко вопросы, касающиеся его показаний о Ленине, данные 10—11 июля. В докладе ГУГШ Керенскому от 16 сентября испрашивалось указание: «...1) не подлежит ли снятию арест с денег Ермоленко и 2) не встречается ли препятствий к выезду Ермоленко из Петрограда». На полях этого документа сделана запись от руки: Военный министр приказал деньги дать и разрешить выезд. Марушевский. 16IX. (ГА РФ. Ф. 1826. On. 1. Д. 1. Л. 22; Д. 11. Л. 41, 138; Д. 12а. Л. 124-126; РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 81. Л. 79—79о6.)

 

4.6. Предложение своих услуг по контрразведке Я А. Прозоровым, июнь 1917 г;

79

Доклад1 по ГУГШ, Огенквар, ЦКРО

N- ЗЖЮ8 Секретно г. Петроград, 17 июня 1917 г.

При личном свидании с отставным гвардии штабс-ротмистром Яковом Алексеевичем ПРОЗОРОВЫМ он изъявил желание принять па себя разработку некоторых вопросов в банковских стокгольмских сферах, кои в данное время представляют интерес для Главного управления Генерального штаба.

Не желая, по словам г. ПРОЗОРОВА, заработать что-либо на этом деле, в то же время он высказался, что для проживания в Стокгольме < известной Вам его сожительницей, при условии необходимости вращаться среди директоров банков и представителей крупных торговых фирм, личных его средств будет недостаточно, почему встречается необходимость иметь субсидию в размере не менее 50 крон в сутки, а также довольно крупный денежный аванс на расходы, в израсходовании коих им будет предъявлен отчет. ИСПРАШИВАЕТСЯ: указание по доложенному.

Подполковник Медведев.

г. помощнику обер-квартирмейстера по контрразведывательной части.

21 [июня]2

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 120. Л. 4. Подлинник. Машинопись. Резолюция написана на углу документа от руки: КР. Прозорова ввиду подозрительности его сожительницы фюрстенберг за границу не командировать. Остановить за ним и особенно за ней наблюдение. Можно для видимости предложить им работать в ретрограде.

1 Доклад находится в деле ЦКРО при ГУГШ «О Якове Алексеевиче Прозорове». В нем содержится переписка о наблюдении с 17 по 28 июня 1917 г., подробные биографические данные об этом отставном гвардии штабс-ротмистре, 45-ти лет, православном, из потомственных дворян Петроградской губернии, женатым вторым браком, «но с женой уже около года не живет», «когда-то был богатым человеком, но все свое состояние прокутил и дошел до того, что в прошлом году за неплатеж был выселен из квартиры (ул. Жуковского, 31)». В деле есть фотографии Я.А. Прозорова и Романы Фирстенберг.

2 2 июля полковник Раевский спешно и секретно направил просьбу председателю Главной военно-цензурной комиссии дать распоряжение о задержании корреспонденции Я.А. Прозорова, Р.В. Фирстенберг, B.C. Фирстенберг и жены Прозорова Берты-Лео Юзефовны Прозоровой, препровождении ее для просмотра в отделение. 3 июля эти 4 лица были внесены в секретные списки (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 180. Л. 44—44об.).

 

4.7. В поиске телеграмм, июль—август 1917г

80

Письмо ЦКРО при ГУГШ

№ 24604 Секретно [Петроград], 6 июля 1917 г.

СТАРШЕМУ ВОЕННОМУ ЦЕНЗОРУ ПРИ ГЛАВНОМ ТЕЛЕГРАФЕ.

По приказанию начальника Генерального штаба Ц. К. Р. отделение при названном штабе просит: 1) обратить внимание военных цензоров на просмотр всех телеграмм, идущих из Стокгольма и в Стокгольм, 2) со всех сомнительных телеграмм снимать копии, каковые направлять непосредственно в отдел переводов Ц. К. Р. отделения (Офицерская ул., д. № 46, кв. 7) капитану Смирнову, 3) ежедневно туда же доставлять список всех лиц, получавших и отправлявших в течение истекших суток телеграммы в Стокгольм с указанием их местожительства.

За начальника отделения капитан Смирнов.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. 179. Л. 200. [Подлинник. Машинопись]

 

81

Меморандум сотрудника Главной военно-цензурной комиссии по поводу телеграммы, отправленной из Москвы в Петроград неким Ульяновым 18 VIII 1917 г.*

Сообщение в. цензора, что податель телеграммы Ульянов — есть известный ЛЕНИН — совершенно необоснованно. В книге «Весь Петроград» значится 52 человека, имеющих эту фамилию. Если задерживать корреспонденцию всех этих лиц для просмотра, надо утроить штаты отделения1.

Капитан [Смирнов].

Примечания:

* «Телеграмма N о 545. Альшванг Эннинг 4. Лозанна. Ваше помещение занято. Ульянов».

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 180. Л. 87. Подлинник. Машинопись.

1 5 августа суд. след. Александров направил отношение за № 171 в Министерство почт и телеграфов с просьбой о выемке всех телеграмм за последние 5 месяцев лиц, подозревавшихся в сношении с Германией, т. е. подлинников исходящих телеграмм и прессовых копий входящих телеграмм. Предстояло просмотреть около 2,5 млн телеграмм как в бланках, так и в скатанных лентах, для чего потребовалось бы 3 мес. работы и огромное количество дополнительного персонала, «что вредно отразилось бы на телеграфном деле». Поэтому просьба «была оставлена без исполнения». Тем не менее несколько сотен телеграмм, в том числе конкретно указанных суд. след. Бокитько, были разысканы и направлены в Следственную комиссию, среди них и прошедшие военную цензуру в мае—июне 1917 г., и переписка Фюрстенберга с Суменсон, не вошедшая в число 66 телеграмм, и др. (ГА РФ. Ф. 1826. On. 1. Д. 13. Л. 83-94; Д. 15).

 

82

Доклад

[август 1917 г.]

Представляю, в дополнение к моему предшествовавшему докладу, задержанную военным контрол. телеграмму за подписью: «УЛЬЯНОВА»*.

На чем основано предположение военного контролера, что подательница телеграммы — сестра известного ЛЕНИНА и что она предполагает ехать в Ревель «с пропагандой», не могу себе представить. Ввиду продолжающейся присылки из в. контроля подобн. телеграмм, рассмотрение коих представляет совершенно бесцельную работу, а задержание которых приносит незаслуженный ущерб корреспондентам, прошу сообщить Ваш взгляд на правильность присылки таких телеграмм для соответствующих переговоров по сему с подполковником Елагиным.

Капитан**.

Телеграмма посылается из Нарвы в Москву.

Примечания:

* Телеграмма не приложена.

** Подпись отсутствует.

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 180. Л. 71. Машинописная копия.

А.Ф. Керенский с помощниками в библиотеке Николая II в Зимнем дворце на заседании Военного министерства (август). Слева направо: полковник В.Л. Барановский, генерал майор ГА Якубович, Б.В. Савинков, А.Ф. Керенский, полковник Г.Н. Туманов


Генерал Л.Г. Корнилов и Б.В. Савинков «покидают Зимний дворец после совещания» (подпись под фотографией из ж. «Огонек» № 32 за 20 августа)

 

4.8. Б.В. Савинков о задержании A.M. Коллонтай и Н.В. Крыленко август 1917г.

83

Телеграмма управляющего Военным министерством Б.В. Савинкова в Ставку комиссару Верховного главнокомандующего М.М. Филоненко

N  557* Военная Срочно Только комиссарверх** Петроград [август 1917 г.]

2016 и 13289. Сообщаю что Ленин и Зиновьев скрылись и разыскиваются. Коллонтай и Крыленко подлежавшие освобождению по постановлению судебных властей задержаны под стражей за военным министерством. Относительно лиц как крайнего левого так и крайнего правого направления предполагается принять решительные меры. Генерал Гурко имеет быть высланным за границу ввиду письма н о Николаю Второму вам известного. Законопроект о военно-революционных судах рассматривается комиссией, будет представлен Временному правительству [в] ближайшие дни. Имею надежду что в будущем изменники каких бы политических убеждений они ни держались будут предаваться суду для немедленного суждения по всей прогости закона. Твердо верю что согласно указаниям министра- председателя и с Вашею помощью не только армия но и вся страна будут очищены от противогосударственных и противореволюционных элементов УПРВОЕНМИН САВИНКОВ.

Примечания:

* В оригинале знаки точки и запятой даны словами.

** Аналогичная телеграмма была отправлена Б.В. Савинковым и Верховному главнокомандующему Л.Г. Корнилову.

РГВИА. Ф. 2015. On. 1. Д. 44. Л. 11-12. Подлинник на телеграфном бланке. Принята 19 августа, вх. № 255.