Содержание материала

ГЛАВА 1

«ЛЕНИНСКИЙ ПОЕЗД»

(возвращение первой, ленинской, группы политэмигрантов 3 апреля 1917 г.)

1

Из письма Д.А. Страхова, секретаря Лозаннской группы социалистов-оборонцев, русским политэмигрантам в Швейцарии

9 апреля 1917 г. [н. ст.]

Узнав окончательно и точно о поездке ленинцев через Германию, лозаннские патриоты послали в Россию телеграмму следующего содержания: «Петроград. "Современный мир"1. Иорданскому. Копии — Керенскому и Чхеидзе, депутатам. Некоторые группы русских циммервальдцев2 начали с Германией, помимо русского правительства, переговоры, чтобы получить пропуск в Россию. Германия согласилась без всяких условий. Только сторонники Ленина приняли3. Готовятся к отправке. Сторонники "Призыва"4 и остальные сторонники национальной обороны протестуют против политического позора. Просим опубликовать во всех русских социалистических газетах. Страхов, Сгарынкевич, Трояновский, Пржевалинский, Каплан».

Во вторник состоялось собрание, посвященное вопросу о выделении в самостоятельный комитет и об отказе от сотрудничества с циммервальдцами в общем эмигрантском комитете5.

Цюрихские товарищи, наши представители в Цюрихском комитете для отправки эмигрантов в Россию, прислали письмо, в котором сообщают, что они убедились в том, что уверения заправил цюрихского ЦК, будто они ничего не знают о поездке ленинцев и о переговорах по этому поводу, ложны6. Они предполагают требовать: 1) порицания резкого Исполнительной комиссии за «попытку спрятаться за незнание о готовившейся поездке через Германию», 2) исключить ленинцев и другие течения, которые вели переговоры через Циммервальдскую комиссию, 3) опубликования протеста против поездки через Германию, помимо соглашения с русским правительством, 4) опубликования протеста против Циммервальдской комиссии и Центрального комитета швейцарской партии или секретаря ее Платтена за их непрошеные услуги русским эмигрантам.

Перед нами стоит дилемма: или отколоться от циммервальдцев и сохранить единство действия с нашими товарищами-патриотами, или оставаться в одной организации с циммервальдцами, но растерять своих единомышленников. Просим обсудить и принять решение.

Примечания:

ГА РФ. Ф. 5957. On. 1. Д. 7. А. 24. [Подлинник]. Машинопись.

1 «СОВРЕМЕННЫЙ МИР» — ежемесячный литературный, научный и политический журнал, выходил в Петербурге с октября 1906 по 1918 г. Ближайшее участие в издании принимали меньшевики, в том числе Г.В. Плеханов.

2 ЦИММЕРВАЛЬДЦЫ — 1-я Циммервальдская международная социалистическая конференция об отношении к войне состоялась в Швейцарии 5—8 сентября 1915 г.; участвовало 38 делегатов из разных стран. На ней образовалась Циммервальдская левая фракционная группа во главе с Лениным (8 делегатов из разных стран), поддержавшая его лозунг превращения империалистической войны в гражданскую. Большинство участников не поддержало этого требования и приняло манифест об империалистическом характере войны, но не поддержало прямого призыва к революции. Циммервальдское объединение являлось временным блоком революционных интернационалистов с центристским и полуцентристским большинством. Официальное решение о «роспуске» было принято 1-м конгрессом Коминтерна в марте 1919 г.

3 Как известно, английское и французское правительства пытались предотвратить возвращение социалистов-пацифистов и 6олыневиков-«пораженцев» во главе с Лениным из эмиграции в Россию. Решение обратиться в германское консульство в Швейцарии группой Ленина было принято после отказа в получении визы на право проезда через Англию в английском консульстве в Лозанне [Лукашев А.В. Возвращение В.И. Ленина из эмиграции в Россию в апреле 1917 г. История СССР. М., 1963. No 5. С. 8), а также в получении французских паспортов (из рапорта П.А. Игнатьева 27 августа (9 сентября) 1917 г.: «Установлено, что Ленин и его группа безусловно просили французские паспорта, но в выдаче таковых им было отказано» - РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2462. Л. 45). Совместно с Платтеном Ленин вырабатывает 9 условий проезда через Германию, основными из которых были экстерриториальность вагона, отсутствие паспортного контроля, допуск лиц без различия их политических взглядов, оплата проезда Платтеном по существующему тарифу (Ленинский сб. Л.; М., 1924. Т. П. С. 389-390). 4 апреля н. сг. Платтен передает их германскому посланнику в Швейцарии Ромбергу. Немецкий МИД уже на следующий день дает согласие на проезд через территорию Германии на этих условиях. Получив разрешение от германского правительства, Ленин заручается поддержкой зарубежных социалистов, предпринимает шаги для обеспечения проезда через русскую границу. Перед пересечением финляндской границы он вместе с Цхакая и Сулиашвили от лица группы политэмигрантов направляет из Стокгольма 31 марта (13апреля) телеграмму непосредственно Чхеидзе (Ленин В. И. ПСС. Т. 31. С. 493—494; Т. 49. С. 428—429). Кроме того, 1 апреля Ганецкий направляет из Мальме телеграмму об этом же Козловскому для передачи Чхеидзе и Шляпникову (Часть I, док. 2). 3 апреля Чхеидзе во главе делегации Петро- совета встречал ленинскую группу на Финляндском вокзале.

4 «ПРИЗЫВ» — еженедельная газета, орган меньшевиков и эсеров- оборонцев. Издавалась в Париже с октября 1915 г. по март 1917 г.

5 14—15 апреля 1917 г. по н. ст. в Берне состоялась конференция Объединенной группы социалистов-эмигрантов, сторонников национальной обороны, которая приняла резолюцию с осуждением «поездки Ленина и его спутников через Германию без согласия и ведома Временного правительства и СР. и СД.», рассматривая ее «политическую авантюру»; посчитала также невозможным дальнейшее участие представителей социалистов-оборонцев в Цюрихском ЦК (надпартийная Центральная организация русских социалистов-политэмигрантов, живущих в Швейцарии; создана 10/23 марта для возвращения эмигрантов в Россию); постановила организоваться самостоятельно. Все подписавшие эту телеграмму участвовали в конференции как представители от Лозаннской группы (ГА РФ. Ф. 5957. On. 1. Д. 8. Л. 10-12; Д. 2. Л. 1). Из Лозаннской, Женевской, Бернской групп социалистов-оборонцев была создана Общешвейцарская организация социалистов-оборонцев с центром в Берне (166 политэмигрантов). При ней был создан ЦК по эвакуации политэмигрантов, организовывавший, в частности, отправку их из Швейцарии в Россию 5 и 12 сентября. Из-за принятых циркуляров Временного правительства, отменявших льготы, они застряли в Стокгольме, где к октябрю создалась чрезвычайная ситуация, в связи с огромным количеством эмигрантов, прибывших из разных стран и ожидавших разрешения из ГУГШ. Много эмигрантов застряло в Швейцарии, Англии, Франции. (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 42. Л. 1-5; Оп. 16. Д. 1957. Л. 153-154; Д. 2393. Л. 108-116; Д. 2413. Л. 386, 434^81; ГА РФ. Ф. 5957. On. 1. Д. 2. Л. 1, 53. См. также Дополнение к Части I.)

6 Отказавшись от присоединения к ленинской группе политэмигрантов, Исполнительная комиссия Цюрихского ЦК по возвращению на родину политэмигрантов, живущих в Швейцарии, приняла решение дожидаться от Временного правительства или Советов согласия на проезд через Германию, т. к. была убеждена, как и Ленин, что через Англию и Францию путь для них закрыт. В один день, 23 марта (5 апреля), члены Исполнительной комиссии (председатель Семковский, секретарь Багоцкий) и лидеры меньшевиков и эсеров, в том числе Мартов, направили телеграммы Чхеидзе, Керенскому и Комитету Веры Фигнер с предложением обменять их на гражданско-пленных немцев (это было и одним из условий ленинской группы). Милюков ответил отказом, обещал оказать с одействие в возвращении через Англию и Францию. Такое же, оставшееся невыполненным, обещание было получено от Чхеидзе. Из письма Мартова от 4 мая н. ст.: «...пришла самая неприятная телеграмма..."Надеются" добиться проезда через Англию. Мы решили не считаться с этим благоразумным советом и ответить опять разбором утопии надежд на проезд через Англию и заявлением, что будем искать возможность получить разрешение Германии» (1917: частные свидетельства о революции в письмах Луначарского и Мартова. С. 161—162). После возвращения ленинской группы в Россию Цюрихский ЦК, в котором после раскола осталось 564 политэмигранта, в основном социалисты-интернационалисты, организует (оправку через Германию двух поездов политэмигрантов разных политических партий на условиях, выработанных Лениным: как и большевики, они тропились принять участие в политических событиях в России. Из телеграммы П. Аксельрода, Ю. Мартова и С. Семковского: «Соображения дипломатического характера, опасения ложного истолкования отступают для нас на задний план перед могучим долгом участвовать в великой революции» (курсив мой. — С. 77.). (Впервые напечатана 4 мая 1917 г.: Рабочая Газета. Пг. No 47.) Оба поезда благополучно прибыли в Петроград 9 мая и 21, 23 июня.

 

2

Телеграмма Я.С. Ганецкого из Швеции в Петроград М.Ю. Козловскому (Сергиевская, 81) о выезде ленинской группы из Стокгольма

Таврический дворец, депутату Чхеидзе, Таврический дворец,

Исполнительному комитету рабочих депутатов,

Александру Беленину1.

Мальмё, 1 апреля 1917 г.

Ленин, Зиновьев, Миха (следующие два слова «Tzakaia Zicheli»2 — непонятны) и около [30] лиц разных партий едут из Стокгольма [в пятницу] вечером. Просят вагон из Торнео и принятия мер для устранения всяких препятствий. Срочите Стокгольм.

Ганецкий.

Примечания:

ГА РФ. Ф. 1826. On. 1. Д 14. Л. 95об. Машинописный текст телеграммы. Находится в «Протоколе осмотра письменного материала, взятого по обыску в квартире прис. пов. М.Ю. Козловского», от 16—22августа 1917 г.

1 Псевдоним А. Г. Шляпникова, члена Петроградского комитета РСДРП(б).

2 Имеются в виду М.Г. Цхакая и Д. С. Сулиашвили.

3

Шифротелеграмма российского военного агента в Швейцарии С.А. Голованя в Огенквар

№ 00228 В. секретно Понтарлье, 1 апреля 1917 г.

Брут докладывает: поступают сведения, что русские социалисты отправились в Россию через Германию на германские деньги, причем пропускают заведомых сторонников мира. До 28 марта отправилось до 12 человек. Возможно, что вместе с ними проникнут и германские агенты1.

Головань.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. On. 1. Д. 8438. Л. 105. Машинописная копия.

1 О степени достоверности сведений от этого агента «из женевской агентуры» свидетельствует и его информация от 29 августа о том, что Ленин якобы находится в Стокгольме и живет на квартире Парвуса, в скором времени ожидается в Цюрихе для организации новой поездки эмигрантов через Германию (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 13. Д. 128. Л. 17). Псевдоним «Брут» носил прапорщик Н.К. Ленкшевич, командированный в 1917 г. в Швейцарию, работал под прикрытием должности внештатного секретаря торгового агентства России в Берне. Головань отказался без разрешения МИДа легализовать агента Брута перед швейцарскими властями. Деятельность его оказалась непродуктивной, и в сентябре 1917 г. Головань ходатайствовал об откомандировании Брута (Алексеев. Mux. Военная разведка России. Первая мировая война. Кн. 1П. Часть первая. М., 2001. С. 142, 143).

 

4

Личное дело на швейцарского гражданина Фрица Платтена, социал-демократа, сопровождавшего Ленина через Германию из Швейцарии*

ШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА

НАЧАЛЬНИКА КОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОГО ПУНКТА ПОДПОРУЧИКА БОРИСОВА В ОГЕНКВАР

№ 549                  В. секретно Торнео,                                  3 апреля 1917 г.

Сегодня вместе [с] политическими эмигрантами прибыл для въезда в Россию, но мною не пропущен без Вашего разрешения швейцарский подданный социал-демократ Фриц Платтен. При опросе [о] цели поездки [в] Россию давал сбивчивые ответы1. В шведской газете Нюяда Глигт Аллеханда 1-го апреля помещена статья, в которой говорится, что Платтен является немецким представителем и вместе с тридцатью русскими эмигрантами, следующими из Швейцарии, едут в Россию [со] специальной миссией. Во всем ему и нашим эмигрантам немцы оказывали полное содействие. Фамилии эмигрантов сообщены НАЧКОНТРАЗАОТ ШТАОКР2. Полагаю крайне вредным его выезд. Прошу срочно указаний.

НАЧКОНТРАЗАОТ подпоручик Борисов.

Точно по расшифровке.

Верно: поручик Романов.

ТЕЛЕГРАММА ЧЛЕНА ИК ПЕТРОСОВЕТА М.И. СКОБЕЛЕВА НАЧАЛЬНИКУ ГЕНШТАБА П.И. АВЕРЬЯНОВУ И МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ П.Н. МИЛЮКОВУ

Петроград, 3 апреля 1917 г.

Исполнительным комитетом получена следующая телеграмма: «В Гапаранде задержан швейцарский социалист ПЛАТТЕН. Требует разрешения Генерального штаба. Ускорьте пропуск»3. Прошу принять меры к выезду товарища Платтена.

Скобелев.

В. спешно. От Генерал-Кварт. Пр. срочно сделать распоряжение о пропуске. Полагаю, что это нужно сделать. 4/4. Пр. доложить по исполнении**.

ТЕЛЕГРАММЫ НАЧАЛЬНИКА ЦВ-РБ ГУГШ КНЯЗЯ В.Г. ТУРКИСТАНОВА ПОДПОРУЧИКУ БОРИСОВУ В ТОРНЕО

[№ 8557] Копия [Петроград], б/д

Швейцарский подданный Платтен, прибывший [в] Хапаранду, подлежит пропуску [в] Россию. Повторяю, может быть пропущен.

Князь Туркистанов.

От Г.-Кв. Прошу СРОЧНО послать телегр. о задержании. 5/4***.

Срочно [Петроград], 5 апреля 1917 г.

0тмену телеграммы № 8557. Пропуску [в] Россию не подлежит.

Туркистанов.

ПИСЬМО ВТОРОГО (ПРАВОВОГО) ДЕПАРТАМЕНТА МИД ГЕНЕРАЛ-КВАРТИРМЕЙСТЕРУ ГУГШ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ Н.М. ПОТАПОВУ****

№ 60-15 В. срочное [Петроград], 5 апреля 1917 г.

В Хапаранде в настоящее время находится швейцарский социалист Платтен, приехавший из Швейцарии вместе с Лениным, которого он сопровождал через Германию.

Признавая въезд Платтена в пределы России крайне нежелательным, министерство телеграфно просило начальника пограничной охраны в Торнео принять меры к тому, чтобы Платтен не переехал нашей границы.

Сообщая об изложенном, Департамент просит Вас со своей стороны подтвердить начальнику пограничной охраны в Торнео настоящее распоряжение.

За директора Доливо-Добровольский.

Примечания:

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 1914. Л. 1, 2, 4, 5, 9. Машинопись. В конце последнего документа запись: Сделано. 7.

1 По воспоминаниям Ф. Платтена, на вопрос английского пограничного офицера, какие мотивы его для поездки в Петроград и Москву, ответил: «Я еду для того, чтобы поддержать в министерстве свое ходатайство о выплате мне залога, внесенного мною в 1908 году в депозит суда в Риге (Платтен был тогда арестован за участие в революционных событиях в Латвии и выпущен из тюрьмы под крупный залог. — С. 77.), и для того, чтобы по личным делам навестить в Москве родителей своей жены» (Ольги Николаевны Корзлинской. — С. 77.). Чтобы предотвратить арест политэмигрантов, Платтен не указал политических мотивов — представить доклад Петроградскому Совету о переезде (Платтен Ф. Ленин. Из эмиграции в Россию. М., 1990. С. 59-60).

2 Вероятно, начальником контрразведывательного армейского отделения 42-го корпуса в штаб ПВО, согласно «временному порядку перевозки русских политэмигрантов, возвращающихся в Россию через Торнео», разработанному в 42-м армейском корпусе и сообщенному «на распоряжение» начальнику ГУГШ 15 марта, где, в частности, записано, что комендант станции опрашивает имя и фамилию политэмигранта, сдает солдатам поименные списки эмигрантов, количество их в тот же день телеграфирует комиссару Вельскому на станцию в Петроград, куда представляются поименные списки эмигрантов, производится опрос для определения, действительно ли каждый из прибывших является политэмигрантом (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2450. Л. 1-3).

3 Это текст телеграммы В.И. Ленина, отправленной им из Торнео 2/15 апреля Шляпникову (Русское бюро ЦК РСДРП (6)), только в его телеграмме, вместо «требует» — «требуется» (Ленин В. И. ПСС. Т. 31. С. 494). Платтен, возвращенный под конвоем из Торнео в Хапаранду (шведский портовый город на границе с Финляндией), так и не дождался визы и только после Октября смог приехать в советскую Россию.

* Заголовок дела.

** Инструкция на полях телеграфного бланка.

*** Инструкция на полях копии.

**** Подлинник на официальном бланке. Далее заголовки подлинных документов на официальных бланках также даются сокращенно, в строчку и используются при составлении заголовков документов.

 

5

Из отчета бельгийского военного атташе в Берне правительству и военному командованию Бельгии

С, р / 5613                           Берн, 3 мая 1917 г.

Я отправился в русскую миссию, где персонал, по словам некоторых моих коллег, погружается в полную немоту. Я желал получить сведения о русской революции и состоянии армии. Мне сначала сообщили несколько дополнительных деталей по поводу исхода из Швейцарии под немецким патронажем русских беженцев-анархистов, о чем я сообщал в моем отчете № С, р / 5279 от 16 апреля. С вокзала в Цюрихе по направлению к Германии уехал вагон с 26 русскими анархистами во главе с агитатором Лениным1. Он якобы получил от немецкого консула в Цюрихе субсидию в 10 тыс. франков в качестве расходов на поездку2 без всяких особых условий, вроде проповеди мира в Комитете рабочих и солдатских депутатов в Петрограде, которым они должны были принести тевтонскую оливковую ветвь. Сокращение экстремистов с 40 до 26 человек произошло на вокзале в Цюрихе из-за того, что их освистали соотечественники, оскорбленные их поведением.

Французское посольство, куда я нанес визит в это же утро, выразило мне свое возмущение тем, что поездка этих молодчиков, о чем, однако, своевременно было сообщено в Петроград французским посольством и английской миссией в Берне, смогла завершиться через Швецию в Петрограде, не вызвав беспокойства. Я посчитал возможным возразить, сказав, что создавать мучеников свободы и даже препятствовать свободе слова в тот самый период, когда только что свершилась революция, сокрушившая самодержавие с той целью, чтобы на смену ему пришел демократический режим и свобода личности — это плохая политика, что было бы лучше, может быть, этим молодчикам позволить передвижение и тем самым скомпрометировать себя, так как их престиж базируется в основном на изгнании их самодержавным правительством и сохраняется, может быть, благодаря их удаленности от родины. Именно так вкратце сказал мне очень просто новый поверенный в делах России, а также генерал, русский военный атташе3.

Впрочем, события настоящего времени, похоже, доказали справедливость этого утверждения, так как Ленин уже был освистан населением Петрограда и военными калеками из госпиталей столицы, и его престиж скомпрометирован.

Попутно поверенный в делах России сообщил мне о своем удивлении, услышав вопрос от сэра Horace Rumbold4, английского представителя в Берне, перехватывает ли его депеши и почту Комитет рабочих и солдатских депутатов в Петрограде. Он ему ответил, что в этом случае, вероятно, и 24 часов не оставался бы на своем посту и что регулярно сносится с Временным правительством. «Влияние этого Комитета настолько иллюзорно, что престиж нынешнего правительства, состоящего исключительно из первоклассных людей, высок, — сказал мне поверенный в делах, — и мы полностью доверяем ему». В действительности, английский представитель желал сделать намек на свободный въезд Ленина в Россию, что французская республика и официальный представитель страны Habeas Corpus* рассматривали как предательство по отношению к союзникам. Мои предвидения, содержащиеся в отчете от 16 апреля, относительно действительного влияния меньшинства социалистов-пацифистов во всех странах Европы5, подтверждаются сегодня событиями в России.

Примечание:

* Хабеас корпус [лат.) — начальные слова закона о неприкосновенности личности, принятого английским парламентом в 1679 г.

РГВА. Ф. 185 К. Оп. 2. Д. 123. Л. 13-1606. Машинописная копия. Перевод с фр.

1 Поезд выехал из Цюриха 9 апреля н. ст., 13 апреля прибыл в Стокгольм. В ГУГШ «список эмигрантов, переехавших границу в Торнео 2/15 апреля 1917 г.», поступил 11/24 апреля на фр. яз. для перевода (по воспоминаниям Б. Никитина, «список предателей из 30 человек, во главе которого стоит Ленин», ему передал в последних числах марта «сильно озабоченный Alley» — капитан английской разведки, который вместе с французским майором Гибером выполнял функции по контролю паспортов на п.п. Торнео, являясь представителями МСБ в Петрограде с 1916 г. (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 1966. Л. 9, 10). Во французском списке 31 политэмигрант, под «№29 Ульянов Владимир — русский журналист, 41 год, из Стокгольма в Петроград». Согласно правилам, существовавшим в ЦБ ГУГШ, список был проверен по архиву, после чего на нем сверху проставлена красная печать: «В Архиве ЦВ—РБ сведений нет. 10 V 17» (РГВИА. Ф. 2000. Оп. 16. Д. 2413. Л. 36-37). Печать может служить подтерждением, что и после исключения из контрольных списков Бюро лиц, включенных туда по политическим соображениям, этих фамилий из «ленинского поезда» никогда в них не было, иначе, как свидетельствует проверка других списков политэмигрантов, возвращавшихся в Россию, об этом были бы сделаны соответствующие карандашные записи на обратной стороне списка с указанием номеров дел. По сравнению со списком из 28 человек, находящимся в «Протоколе собрания едущих и Россию политэмигрантов 14 апреля 1917 г. в поезде между Стокгольмом и Хапарандой» [Крутикова Н. На крутом повороте. М., 1965. С. 84—86), но французском списке — 31 взрослый: кроме 28 взрослых есть фамилии Александра Гранасса, Георгия Косса и Сковно Рахили, которые присоединились к ленинской группе, вероятно, в Стокгольме. (О «ленинском списке» см. примеч. 2 и 3 к док. 32.)

2 Фон дер Планиц, немецкий ротмистр, сопровождавший, по поручению немецкого генштаба, поезда по Германии с русскими политэмигрантами в апреле и мае 1917 г., представил донесения о «первом транспорте», т. е. «ленинском поезде» (донесение не было найдено), и о «втором транспорте», организованном Цюрихским ЦК, которое было передано 19 мая в МИД Германии. Он сообщал в донесении о «втором транспорте», в частности: «И на этот раз (курсив мой. — С. П.) эмигранты выразили категорическое желание оплату проездных билетов, багажа и обслуги взять на себя» [Хальвег Вернер. Возвращение Ленина в Россию в 1917 году. С. 145.)

3 Поверенный в делах Временного правительства в Швейцарии — Ону Андрей Михайлович, военный агент в Швейцарии — генерал-майор Сергей Александрович Головань.

4 Сэр Горас Румбольд, британский посланник в Берне, 22 марта проинформировал свое правительство о возможном скором проезде через Германию первой группы русских социалистов и анархистов, которые по прибытии начнут пропаганду за заключение мира. Эту информацию британский МИД передал Милюкову. Тот ответил, что уже знает об этом, «но не в силах сделать ничего, кроме публикации имен всех, кто прибыл в Россию через территорию Германии. Этого, по его мнению, достаточно, чтобы дискредитировать их в России» (Майер Лотар. Возвращение через Германию Ц 1917: частные свидетельства о революции в письмах Луначарского и Мартова. С. 23).

5 В этом отчете бельгийский военный атташе в Берне высказывал мнение, что опасение заключения мира для Антанты исходит прежде всего от «Социалистической партии пацифистского меньшинства», существующей в Англии, Франции, Италии и даже Германии, которая добивалась созыва международной социалистической конференции в Стокгольме. Он считал чуть ли не заслугой Временного правительства, которое проявило «политическую прозорливость», позволив Ленину и другим «анархистам» свободно проникнуть в Россию под покровительством Германии, т. к. тем самым они скомпрометировали себя в глазах русского народа (РГВА. Ф. 185 К. Оп. 2. Д. 122. Л. 58-60,64-66; Д. 123. Л. 35-36, 53—53о6.; Д. 136. Л. 37).