Содержание материала

Глава 2

«ЭСЕРЫ ДЕЛАЮТСЯ ЗАГОВОРЩИКАМИ»

Наша, революционная, программа состояла, собственно, из одного общего пункта: свержение ига помещиков и капиталистов, свержение их власти, освобождение трудящихся масс от этих эксплуататоров. Этой программы мы никогда не изменяли... Лишь после того, как эксплуататоры, т. е. капиталисты, стали развертывать свое сопротивление, мы начали систематически подавлять его, вплоть до террора.

В. И. ЛЕНИН

По ту сторону баррикады...

В. И. Ленин:

И мы переживаем самый тяжелый, самый мучительный период перехода от капитализма к социализму — период, который неизбежно, во всех странах, будет долгим, очень долгим периодом, потому что, повторяю, на каждый успех угнетенного класса угнетатели отвечают новыми и новыми попытками сопротивления, свержения власти угнетенного класса...

П. А. Лисовский:

Террористическая работа всегда являлась одной из главных задач Военной комиссии, организованной эсеровским ЦК. Уже в декабре 1917 года эсеры приступили к созданию... боевых дружин, специально для проведения актов террора,

Ю. М. Стеклов:

На Волге и в Сибири эсеры помогали англичанам, французам, американцам захватить Сибирь и Урал. На Дальнем Востоке японцам, в Архангельске англичанам захватить богатый лесом Север, в Азербайджане — нефть, способствовали зверскому убийству 26 бакинских комиссаров во главе с Шаумяном. Эсеры, кричащие о своем патриотизме, оказались на деле изменниками и с национальной точки зрения! Высказываться ПСР против интервенции начала тогда, когда убедилась, что Антанта не собирается их ставить у власти, что она отвергает эсеровскую демократию, а использует ее как ширму для утверждения Колчака и Деникина.

Из статьи В. И. Ленина «Письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком»

Преступно забывать не только о том, что колчаковщина началась с пустяков, но и о том, что ей помогли родиться на свет и ее прямо поддерживали меньшевики («социал-демократы») и эсеры («социалисты-революционеры»). Пора научиться оценивать политические партии по делам их, а не по их словам.

Называя себя социалистами, меньшевики и эсеры на деле — пособники белых, пособники помещиков и капиталистов. Это доказали на деле не отдельные только факты, а две великие эпохи в истории русской революции: 1) керенщина и 2) колчаковщина. Оба раза меньшевики и эсеры, на словах будучи «социалистами» и «демократами», на деле сыграли роль пособников белогвардейщины.

Из постановления СНК об объявлении Москвы на военном положении 29 мая 1918 г.

Ввиду обнаруженной связи московских контрреволюционных заговорщиков, в центре коих стоят правые социалисты-революционеры, с восстанием погромных банд в Саратове, мятежом казачьего генерала Краснова на Дону и восстанием белогвардейцев в Сибири, а также ввиду разнузданной агитации контрреволюционеров, стремящихся использовать продовольственные затруднения народа в интересах восстановления власти капиталистов и помещиков, Совет Народных Комиссаров постановляет: объявить Москву на военном положении.

Из обращения СНК от 10 июня 1918 г.
ко всем трудящимся о борьбе с белочешским мятежом и контрреволюцией в Сибири

Главная цель заговорщиков состоит в том, чтобы отрезать Сибирскую дорогу, приостановить подвоз сибирского хлеба и взять голодом Советскую Республику...

Всем Совдепам вменяется в обязанность бдительный надзор над местной буржуазией и суровая расправа с заговорщиками...

Из протоколов заседаний ВЦИК 4-го созыва.
20-е заседание,
14 июня 1918 г.

М. Н. Покровский:

Самые отсталые слои рабочих масс перестали поддерживать контрреволюцию, укрывающуюся под революционным знаменем. Здесь появились чехословаки, которые открыто находятся на жаловании у Англии и Франции; вся эта эволюция представляет кривую, твердо очерченную, эту кривую, которая привела правых эсеров от рабочих масс... к чехословакам.

В. Володарский:

Мы стоим твердо на страже наших завоеваний, абсолютно никому их не отдадим, будем беспощадно бороться со всеми, кто бы на них ни покушался.

Из речи В. И. Ленина на митинге в Сокольническом клубе 21 июня 1918 г.

И характерно то, что, как только власть где-либо переходит в руки меньшевиков и правых эсеров, так сейчас же оказывается, что они хотят осчастливить нас каким-нибудь Скоропадским. И, как только массы убеждаются, куда привели их меньшевики и эсеры, последние остаются без поддержки масс.

Их оставляют. Тогда они в последней надежде прибегают к спекуляции на голоде, а когда и это не выходит, они не брезгают такими приемами, как убийство из-за угла.

20 июня 1918 г.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1918, июнь, 20 и в ночь на 21

Ленин просматривает проект телеграммы СНК в Петроградский Совет с выражением сочувствия рабочим Петрограда в связи с убийством В. Володарского.

В. И. Ленин:

...Убит старый работник, расплачивавшийся за свои убеждения страданиями и лишениями, товарищ Володарский. Конечно, быть может, им удастся убить и еще нескольких активных деятелей Советской власти, но это только укрепит ее в массах и подвинет нас на то, чтобы еще крепче держаться за наши завоевания.

А. Ф. Ильин-Женевский:

Последние дни своей жизни Володарский был необычайно бодрым и жизнерадостным. Перевыборы Петроградского Совета, которым он отдавал все свое время и силы, проходили блестящим образом. Почти все фабрики и заводы выбирали в новый Совет членов нашей партии. Меньшевики и эсеры, пытавшиеся противостоять нам на предвыборных собраниях, были жестоким образом разбиты. Понятно, что злоба и ненависть побежденного врага обрушилась прежде всего на любимца петроградских рабочих т. Володарского...

Вне себя вскочили мы в автомобиль и помчались к Смольному. Здесь на широкой входной лестнице я встретил жену Володарского, т. Богословскую. Слезы катились у нее из глаз. От нее я узнал, что... нападению подвергался... т. Володарский — и он был убит...

Мы предоставили нашим политическим врагам все возможности борьбы с нами во время перевыборов Петроградского Совета. Мы разрешили к выходу все их газеты. Мы спокойно выслушивали все их демагогические и клеветнические речи на рабочих собраниях. Мы так боялись, как бы не ущемить их чем-нибудь в их «гражданских правах». И вот достойный ответ.

Н. А. Богословская:

В начале 8-го часа вечера 20 июня с. г. Володарский заехал в Смольный...

Мы решили поехать в Невский районный Совет... Сели в машину втроем: я, Володарский и Зорина. За рулем был шофер Юрген...

Проехав некоторое время, я и другие заметили, что машина замедлила ход и издает странные звуки, и я стала беспокоиться и говорить по этому поводу с Володарским. Шофер, услышав наш разговор, полуобернувшись к нам, сказал: «Да, пожалуй, бензин весь вышел». И после этого сейчас же остановил машину. Вышел шофер и подошел к мотору машины и покачал. Володарский сказал: «Ну что?» Шофер ответил: «Качал, один воздух идет, весь бензин вышел». Володарский тогда на него с раздражением закричал: «Что же вы думали раньше!»

Шофер ответил: «Да не дают, я утром и так едва выпросил, два пуда налили».

Тогда мы вышли из автомобиля. Я... никого не заметила, так как машина стала почти против стены дома-кассы, где входные двери.

Г. Юрген:

...Доехали едва до кассы, когда бензин совсем у меня вышел. Я сказал об этом Володарскому, последний вышел из машины вместе с женщинами и хотел идти в Совет. Когда мотор остановился, я заметил в шагах 20 от мотора человека, который на нас смотрит... Когда Володарский с женщинами отошел от мотора шагов 30, то убийца быстрыми шагами пошел за ними и, догнав их, дал с расстояния приблизительно трех шагов три выстрела, направив их в Володарского и женщин...

Е. Я. Зорина:

Я близко от себя, за спиной услыхала громкий выстрел, как мне показалось, из-за забора... Я пробежала пару шагов вперед и увидела на фоне дома-кассы, позади себя, человека с вытянутой рукой. И, как мне показалось, с револьвером, направленным на меня...

Н. А. Богословская:

В это время мы стояли рядом, я близко от панели, потом Володарский в расстоянии полшага от меня и Зорина по другую сторону Володарского. Когда раздался выстрел, я оглянулась потому, что мне показалось, что выстрел был произведен сзади нас на близком расстоянии, но никого кругом не увидела. Я крикнула: «Володарский, вниз!», думая, что надо ему спрятаться под откос берега. Володарский тоже оглядывался. Мы успели сделать шага 2—3 по направлению к откосу и дойти приблизительно до середины улицы, когда раздались один за другим, с промежутком приблизительно 1—2 секунды, два выстрела, которые послышались еще ближе. В этот момент я почувствовала, что Володарский меня толкнул довольно сильно... мне послышалось, что Володарский крикнул меня. Я побежала в его сторону, увидела, что два раза передернуло его и он начал падать. Когда я оказалась около него, то он лежал на земле... Лежал он головой в сторону автомобиля, на расстоянии шагов 3-х от машины...

Когда я увидела, что Володарский умер, я подняла голову, оглянулась и увидела в 15 шагах приблизительно от себя и в нескольких шагах от конца дома-кассы по направлению Ивановской улицы стоящего человека. Этот человек упорно смотрел на нас, держа в одной руке, поднятой и согнутой в локте, правой, черный револьвер, кажется браунинг... Был он среднего роста, плотный, приземистый, на нем темно-серый поношенный костюм и темная кепка. Лицо его было очень загорелое, скуластое, бритое, ни усов, ни бороды. На вид лет около 30...

П. Пещеров:

Я был у себя в комнате и готовил чай, когда услышал на улице крики и посмотрел в окно. Я увидел бегущего по Прямому пр., около дома, где я проживаю, молодого человека, за которым гнались женщины и дети на расстоянии 30—40 шагов... По моему мнению, похож он был на рабочего... Еще я видел из окна, как он бросил бомбу...

Из обвинительного заключения

Володарский был убит 20 июня 1918 года. Однако организация его убийства началась гораздо раньше. На этот раз организатором убийства был Семенов, вернувшийся в Петроград из Москвы.

Г. И. Семенов:

У меня было личное свидание с Гоцем в помещении книгоиздательства «Революционная мысль» на Литейном, где Гоц от имени ЦК (эсеров.— Ред.) сообщил, что ЦК относится к террору положительно. Я спросил, как смотрит на террор Виктор Чернов. Гоц ответил, что Чернов уже давно сторонник террористических действий. На мой вопрос, на кого следует организовать акт в первую очередь, Гоц указал на... Володарского.

Из обвинительного заключения

Переходя к описанию покушения, Семенов показал, что он назначил исполнителями акта рабочих Сергеева и Козлова, хотя, по показаниям Козлова, последний не знал, что ему тоже намечалась роль убийцы.

Г. И. Семенов:

Место для выполнения акта мы старались выбрать на окраине города, чтобы покушавшийся мог легко скрыться, и решили действовать револьверами. Коноплева передала мне яд «кураре», оставшийся у нее от времени мартовского неудавшегося покушения на Ленина. Я хотел отравить пули ядом и сделал это на квартире Козлова...

Мы выбрали место на дороге из Петрограда на Обуховский завод у часовни, на повороте дороги. Решили остановить там автомобиль Володарского, думая набросать для этого на дороге битого стекла или гвоздей и испортить этим шины или бросить ручную бомбу перед автомобилем.

...Сергеев отправился посмотреть, как проедет автомобиль Володарского в месте, которое мы наметили для акта. Уходя, Сергеев спросил у меня, как поступить, если представится удобный случай убить Володарского. Я ответил, что надо действовать. Автомобиль Володарского действительно остановился невдалеке от намеченного места, когда там был Сергеев. Володарский вышел из автомобиля и пошел навстречу Сергееву. Сергеев выстрелил несколько раз и убил Володарского. На выстрел сбежались люди и бросились за Сергеевым... Он бросил английского военного образца бомбу, преследующие растерялись. Сергеев бросился через забор, переплыл Неву и скрылся... Дня через 2—3 я его отправил в Москву...

Г. Ратнер1:

Я находился во время убийства Володарского в Бутырской тюрьме. Сидевшие в тюрьме эсеры в чрезвычайно конспиративной форме узнали, что убийство Володарского связано с партией. Член ЦК Евгения Ратнер на мой вопрос об участии в убийстве Володарского ответила кратко «наши». По выходе из тюрьмы я узнал от, Артемьева, что ЦК дал предварительную санкцию на убийство Володарского.

Из обвинительного заключения

На другой день появилось официальное сообщение ЦК (эсеров.— Ред.) о непричастности партии к покушению.

Г. И. Семенов:

В рабочих с.-р. кругах, среди тех, кто считал нужным террористическую борьбу, полагали, что акт — дело Партии, и с нетерпением ждали открытого сообщения Партии об этом. ЦК растерялся, и все его помыслы сводились к страху, как бы не открылось, кто виновник происшедшего, как бы партия не подверглась разгрому. Ввиду этого (с моей точки зрения — именно ввиду этого) на другое же утро после убийства в газетах появилось категорическое заявление ЦК, что ни Партия и ни одна из ее организаций не имели ни малейшего отношения к происшедшему. ЦК настаивал на немедленном отъезде всех нас в Москву. Я был возмущен поведением ЦК. Я считал необходимым, чтобы партия открыто заявила, что убийство Володарского дело ее рук. То же думала моя Центральная боевая группа. Отказ Партии от акта был для нас большим моральным ударом. Моральное состояние всех нас было ужасно.

Из обвинительного заключения

После свершения убийства вся группа выехала, действительно, немедленно из Петрограда... Не подлежит, таким образом, никакому сомнению, что руководящие члены ЦК, начиная с Чернова, знали о деятельности Центрального боевого отряда и одобряли террор... В убийстве Володарского принимали участие и были во всяком случае о нем осведомлены: Гоц, Донской, Евгения Ратнер, Григорий Ратнер, Рабинович, Семенов, Коноплева, Сергеев, Федоров-Козлов, Усов, Зейман, Морачевский и Елена Иванова, причем из членов ЦК Гоц указал лиц, подлежащих убийству.

Из письма В. И. Ленина Г. Е. Зиновьеву 26/VІ. 1918.

Также Лашевичу и другим членам ЦК

Тов. Зиновьев! Только сегодня мы услыхали в ЦК, что в Питере рабочие хотели ответить на убийство Володарского массовым террором и что вы (не Вы лично, а питерские цекисты или пекисты) удержали.

Протестую решительно!

Мы компрометируем себя: грозим даже в резолюциях Совдепа массовым террором, а когда до дела, тормозим революционную инициативу масс, вполне правильную.

Это не — воз — мож — но!

Террористы будут считать нас тряпками. Время архивоенное. Надо поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров, и особенно в Питере, пример коего решает.

Альберт Рис Вильямс:

...Красный террор был введен в России лишь после того, как началась интервенция; после того, как на русских рабочих и крестьян была спущена свора русских монархистов и черносотенцев, после того, как подлая контрреволюция подняла голову в Москве и Петрограде. Только белый террор вызвал ответную реакцию рабочих и крестьян — красный террор...

Примечания:

1 Ратнер Г. М.— член московского бюро ЦК партии правых эсеров, руководил подрывной работой. Впоследствии порвал с этой партией, вступил добровольцем в Красную Армию, воевал за Советскую власть. На процессе правых эсеров в 1922 г. был оправдан.