Содержание материала

Глава 3

ПО ПУТЕВКАМ МК РКП(б)

Личное воздействие и выступление на собраниях в политике страшно много значит. Без них нет политической деятельности...

В. И. ЛЕНИН

В Басманном районе на Хлебной бирже...

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1918, август, 2

Ленин выступает с напутственным словом перед отрядом агитаторов Московского совета профсоюзов, отъезжающим на Восточный фронт...

Ленин выступает (ранее 16 час.)... перед сводной группой московских и петроградских коммунистов, отправляющихся на Восточный фронт в качестве агитаторов...

Ленин выступает с речью в Бутырском районе... на митинге на тему: «Советская республика в опасности»...

Ленин выступает (не ранее 17 час. 30 мин.) с речью по путевке МК РКП (б) на митинге красноармейцев (Ходынское поле, клуб «Кукушка») на тему: «Советская республика в опасности».

Ленин выступает (не ранее 18 час.) с речью по путевке МК РКП (б) на митинге рабочих завода бывш. Михельсона... на тему: «Советская республика в опасности».

Б. М. Волин:

Стоит посмотреть тома Сочинений В. И. Ленина с произведениями советского периода, чтобы по разделу «Даты жизни и деятельности» видеть, как часто приходилось выступать Владимиру Ильичу. Только его могучий организм, его необыкновенная работоспособность давали ему возможность переносить такую прямо-таки непосильную нагрузку. Очень часто Ленин выступал ежедневно — не только на всевозможных съездах, конференциях, пленумах, совещаниях, заседаниях, конгрессах, но и перед рабочими — непосредственно на заводах, фабриках, в клубах. Выступал он, как известно, и перед крестьянами, и перед красноармейцами...

Особенно часто выступал Ленин в 1918 году...

Одно время Московский комитет партии практиковал «пятничные митинги». По пятницам члены ЦК партии и ВЦИК, наркомы и члены МК партии и многие другие руководящие работники получали путевки МК РКП (б) на одно или два выступления перед трудящимися. Ни с кем МК не согласовывал заранее своих путевок, ни у кого из товарищей он не спрашивал их согласия.

Такие путевки, наравне с другими, получал систематически и Владимир Ильич.

К. Т. Новгородцева (Свердлова):

Кому где выступать, решал обычно Московский комитет партии и агитотдел ВЦИК. Участвовал в распределении докладчиков и Секретариат ЦК. Мне неоднократно приходилось звонить Владимиру Ильичу и ставить его в известность, где ему в очередную пятницу предстоит выступить. Владимир Ильич внимательно выслушивал и неизменно говорил: «Хорошо, хорошо, спасибо, что предупредили, обязательно буду».

Г. О. Ляскин:

В трудное для республики время Ленин постоянно находился в гуще рабочих и красноармейских масс. Летом 1918 года в Москве по пятницам проходили митинги, на которых выступали члены ЦК партии и ВЦИК, наркомы и члены МК партии. Путевки на эти митинги наравне с другими получал и Владимир Ильич.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1918, август, 29

Ленин получает две путевки от МК РКП (б) для выступления на митингах рабочих в Басманном и Замоскворецком районах Москвы.

Н. Я. Иванов:

Почему именно пятницы? Да так было принято в грозном 1918 году. В пятницу был единый партийный день, и в тот день — 30 августа 1918 года — тоже была пятница. Как всегда, на воротах вывесили объявление. У нас собирался районный митинг.

Б. М. Волин:

Сохранилась путевка на подобный «пятничный митинг», полученная Лениным.

Н. Я. Иванов:

Советский народ хранит много реликвий, связанных с памятью о великом вожде — Владимире Ильиче Ленине. Есть эти реликвии и у нас на заводе имени Владимира Ильича (бывший Михельсона). Хранятся они в заводском музее...

Показываю на документ, который бережно хранится под стеклом. В нем говорится:

«Российская Коммунистическая партия.

Московский комитет.

Товарищу Ленину.

Путевка на митинги 30 августа 1918 г.

Тема: «Две власти (Диктатура рабочих и диктатура буржуазии)».

1. Здан. б. Хлебной биржи (Гавриковская пл.) Бас- ман. р.

2. Зав. Михельсона. Щипок, Замосквор. район».

И дальше поясняется:

«Товарищи, не имеющие возможности выполнить данное поручение по уважительной причине, должны заблаговременно известить об этом МК.

Товарищи обязуются на следующий после митинга день представить в МК краткий отчет и все записки, поданные им слушателями».

По этой вот путевке Московского комитета партии Ильич приехал к нам на завод (бывш. Михельсона.— Ред.) и выступил с речью перед рабочими.

П. Д. Мальков:

День 30 августа 1918 года начался скверно. Из Петрограда было получено мрачное известие — убит Моисей Соломонович Урицкий, кандидат в члены ЦК РКП (б), председатель Питерской ЧК. Всякого, кто близко знал Урицкого, тяжело потрясла весть о его гибели. Феликс Эдмундович сразу же выехал в Петроград, чтобы лично руководить расследованием.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1918, август, 30

Ленин во время обеда (около 17 час.) отшучивается и не дает определенного ответа на совет М. И. Ульяновой не выступать в этот день на митингах.

Перед отъездом на митинг Ленин заходит к Марии Ильиничне; отвечает категорическим отказом на просьбу взять ее с собой.

Н. К. Крупская:

Мария Ильинична в этот день была больна и сидела дома. Ильич вошел к ней уже в шапке и пальто, готовый ехать. Она стала просить его взять ее с собой. «Ни под каким видом, сиди дома»,— ответил он и уехал на митинг, не взяв с собой никакой охраны.

Е. М. Ямпольская:

Я была тогда секретарем Басманного (теперь Бауманского) райкома партии. В тот день утром секретарей райкомов вызвали в Московский комитет партии и сообщили, где будет выступать В. И. Ленин. Секретарям двух названных районов предложили принять меры охраны. Время было очень тревожное, контрреволюционная буржуазия и предатели, называвшие себя социалистами, перешли к открытому террору. В Петрограде, как известно, был убит М. С. Урицкий, а до этого — В. Володарский. В Басманном районе мы поручили члену райкома Федору Шабловскому охранять В. И. Ленина на митинге и проводить его до Замоскворечья. Это решение было вызвано тем, что наша районная милиция была еще очень слабой...

За 2—3 часа до начала митинга нас снова вызвали в МК партии и сообщили, что в связи с тревожным положением Владимиру Ильичу предложено сегодня не выступать. Понятно, как дороги были нам выступления В. И. Ленина, как все стремились послушать его, какой это был праздник для всего района. Но в обстановке того времени мы все же почувствовали облегчение, что В. И. Ленина на митинге не будет...

Через несколько дней, встретив Марию Ильиничну у входа в гостиницу «Дрезден», я услышала от нее, как, не доверяя обещанию Владимира Ильича не выступать в пятницу, она после обеда осталась дома «стеречь» его, но из этого ничего не вышло.

Известно, что секретарь МК В. М. Загорский упрашивал Владимира Ильича не ездить на митинги 30 августа, но Владимир Ильич считал, что именно в такое время, когда «положение в стране серьезно, задачи стоят сложные и решать их надо вместе с массами, надо советоваться с массами».

В этом весь Ленин.

Т. Ф. Людвинская:

В пятницу 30 августа 1918 года я пришла на расширенное заседание бюро МК. Тогда секретарем МК был Загорский.

Сообщите, пожалуйста, на каких предприятиях предполагаются митинги, кого ожидаете в гости? — спросил он секретарей райкомов перед началом бюро. Секретарь Замоскворецко-Даниловского райкома сообщил:

- На заводе Михельсона созывается митинг, по просьбе рабочих должен приехать Владимир Ильич.

- Как?! — встрепенулся Загорский.— Ведь было решение МК, чтобы Ленин временно воздержался от выступлений на массовых собраниях! В прошлую пятницу он не послушался, выступал с речами в Алексеевском народном доме и Политехническом музее. Прошу вас,— обратился ко мне Загорский,— соедините меня, пожалуйста, по телефону с Владимиром Ильичем.

Я стала дозваниваться. Кто-то вызвал Загорского в другой кабинет, он бросил: «Я сейчас» — и вышел. В это время в трубке раздался голос Ленина:

- Я слушаю, кто говорит?

Говорит Людвинская,— начала я.— По просьбе Загорского...

- И какая у него просьба, товарищ Таня?

- Да вот... Он хотел напомнить вам о решении бюро МК, чтобы вы временно не выступали на митингах...— Я хотела сказать: «В связи с участившимися случаями террористических актов врагов революции», но Ленин прервал меня:

- Что? Вы хотите прятать меня в коробочке, как буржуазного министра?

Вошел Загорский, бросился к телефону. Я передала ему трубку. Из его реплик и по выражению лица можно было понять, что Ленин ему тоже сказал о министре в коробочке.

- Обстановка тревожная, пролетариат должен оберегать своего вождя,— говорил Загорский.— Вот на бюро выслушаем ваши возражения... Пожалуйста, приезжайте, мы ждем вас. Завтра? Хорошо, обсудим еще раз этот вопрос в вашем присутствии. А сегодня просим на митинги не ездить.

Разговор продолжался минуты три. Загорский молча подержал трубку, убедился, что Ленин разговор закончил, положил ее, тяжело вздохнул.

- М-да... Уговорить трудно. Заедет к нам завтра. Говорит, отказаться от выступления на заводе не может, во-первых, потому, что обещал рабочим быть у них на собрании, во-вторых, считает принципиально важным в настоящее время выступать на рабочих собраниях.

К. Т. Новгородцева (Свердлова):

Не было случая, чтобы Владимир Ильич сослался на занятость, несмотря на свою неимоверную нагрузку, или на состояние здоровья. Не было случая, чтобы он отказался от выступления, и никогда Ленин не заставлял себя ждать, не опаздывал на собрания. Он был воплощением скромности, образцом партийной дисциплины... Обязательно до собрания или после запросто, по-товарищески беседовал с рабочими, интересуясь их мыслями, настроениями, нуждами, расспрашивая, как рабочие оценивают то или иное мероприятие Советской власти.

Е. М. Ямпольская:

Какая тяга была у Ленина к массам! Что значит вождь нового типа! Митинг у меня отпечатался в памяти. Есть события, которые запоминаются на всю жизнь...

Г. М. Кржижановский:

Владимир Ильич буквально покорял любую аудиторию. Речей и докладов он никогда не читал, говорил по маленькому конспекту, иногда на четвертушке бумаги. Бывало, войдешь к нему, он говорит:

- Подождите, Глеб Максимилианович, я сейчас готовлюсь к выступлению на проводах красноармейцев.

К выступлению перед рабочими готовился особенно тщательно.

Из письма Председателя ВЦИК Я. М. Свердлова
Председателю Совнаркома В. И. Ленину от 29 июня 1918 г.

Владимир Ильич! Прошу назначить заседание Совнаркома завтра не ранее 9 часов вечера. Завтра по всем районам крупные митинги по плану, о котором мы с Вами уславливались; предупредите всех совнаркомщиков, что, в случае получения [приглашения] или назначения на митинг, никто не имеет [права] отказываться. Митинги начинаются с 6 часов вечера.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1918, август, 30

Ленин выступает по путевке МК РКП (б) с речью на митинге в Басманном районе (Гавриковская пл., здание бывш. Хлебной биржи) на тему: «Две власти (диктатура рабочих и диктатура буржуазии)»; отвечает на поданные записки.

Г. О. Ляскин:

30 августа... я вместе с другими курсантами 2-х Московских пулеметных курсов поспешил на митинг в здание бывшей Хлебной биржи, где ожидалось выступление В.И. Ленина.

К. Гиль:

В тот роковой день — 30 августа 1918 года — мы совершили с Владимиром Ильичем несколько выездов. Побывали... на Хлебной бирже, где состоялся митинг. Народу собралось очень много. Владимир Ильич выступил по обыкновению с большой и горячей речью.

Е. М Ямпольская:

В тот день к нам на Хлебную биржу для выступления на митинге приехало несколько видных работников партии. Первой выступала А. М. Коллонтай, ждали своей очереди Ем. Ярославский... и др. Помещение Хлебной биржи имело только один вход с широкой лестницы, которая вела непосредственно с площади в зал, на второй этаж. Против входа в зале находились грубо сколоченные подмостки, на которых стоял стол для президиума и откуда выступали ораторы. Митинг начался вовремя. Слушателей было достаточно. Видя, что все идет хорошо, я прошла центральным проходом и остановилась в конце зала у окна. Оно выходило на Гавриковскую площадь. Взглянув в окно, я увидела, что по площади к зданию Хлебной биржи бегут люди. Особенно меня поразили женщины. Они на ходу снимали фартуки и спускали закатанные рукава кофточек и платьев. Ничего не понимая, я двинулась было к выходу, но увидела, что со сцены в проход спрыгнул Ем. Ярославский и быстро пошел кому-то навстречу. В зал входил В. И. Ленин и за ним толпа людей, поднимавшихся по лестнице. Ем. Ярославский обнял В. И. Ленина за плечи и повел его вперед, к трибуне. Люди заполнили весь проход, все глаза были устремлены на Владимира Ильича.

Г. О. Ляскин:

Бурной овацией встретили рабочие и красноармейцы вышедшего на сцену Владимира Ильича. Он несколько раз пытался успокоить собравшихся, но овации еще более усиливались. Наконец наступила тишина, и Ленин начал речь...

Из речи В. И. Ленина на митинге в Басманном районе
30 августа 1918 г.

С первых же шагов правительства Милюкова — Гучкова народным массам становилось ясным, куда ведет их буржуазия. Но подлое дело русских капиталистов и помещиков, по существу продолжавших политику свергнутого народом царя,— прикрывали меньшевики и эсеры, выступавшие как социалисты, а на деле предававшие социализм в угоду англо-французской бирже.

Отброшенные Октябрьским восстанием в сторону, отметенные от революции, соглашатели принялись за свою обычную работу на Украине, Кавказе, в Сибири, на Волге. Они, наконец, добились того, что Советы в этих местах свергнуты и большевистские деятели отданы на растерзание чехословацких наймитов и российских белогвардейцев.

И что же мы видим в этих местах, на развалинах Советов? Полное торжество капиталистов и помещиков, стон и проклятия в среде рабочих и крестьян. Земля отдана дворянам, фабрики и заводы их прежним владельцам. Восьмичасовой рабочий день уничтожен, рабочие и крестьянские организации упразднены, а на их место восстановлены царские земства и старая полицейская власть.

Пусть каждый рабочий и крестьянин, кто еще колеблется в вопросе о власти, посмотрит на Волгу, на Сибирь, на Украину, и тогда ответ сам собой придет — ясный и определенный. (Бурные, долго не прерывающиеся овации.)

Г. О. Ляскин:

Вождь партии и государства говорил об опасности для Советской власти со стороны внутренней контрреволюции и начавшейся иностранной интервенции. К этому времени в Архангельске высадились английские и американские войска, на Урале и в Поволжье восстал чехословацкий корпус, в Самаре образовалось контрреволюционное правительство из бывших членов Учредительного собрания. На Дону и Кубани генералы Краснов и Каледин формировали полки и дивизии из казаков и офицеров. Украина, Белоруссия и Прибалтика были захвачены германскими войсками, и там также сформировались контрреволюционные правительства. Ленин призвал трудящихся встать на защиту Советской власти и идти в ряды Красной Армии.

Е. М. Ямпольская:

В. И. Ленин говорил 15—20 минут. Он никогда не скрывал от народа правду, как бы тяжела она ни была. Так было и на этот раз. Но, говоря о различии между пролетарской и буржуазной диктатурой, В. И. Ленин подчеркивал силу пролетарской диктатуры, диктатуры в интересах большинства, диктатуры, опирающейся на массы и проводящей политику в интересах масс.

Как бы ни были велики переживаемые трудности,— говорил Владимир Ильич,— они носят временный характер и будут преодолены.

Много было вопросов, особенно устных... Всем хотелось услышать ответ от Ленина, от человека, которому доверяли больше, чем себе, и тогда, казалось, легче будет перенести те трудности, которые сулила надвигавшаяся зима.

Г. О. Ляскин:

Митинг окончен, и снова, словно прибой, прокатывается шквал аплодисментов. Ленин сердечно прощается с трудящимися, пробирается к выходу...

Никто не подозревал, что уже здесь, на Хлебной бирже, за Лениным шла слежка и готовилось покушение.

Е. М. Ямпольская:

В толпе я заметила спешно пробирающегося к выходу Шабловского. Он хотел проводить В. И. Ленина в Замоскворечье, но Владимир Ильич вежливо отказался от его услуг:

- Не беспокойтесь, мы хорошо знаем дорогу. Спасибо, ничего не надо.

С. К. Гиль:

Часов в шесть вечера мы покинули Хлебную биржу и поехали на завод бывший Михельсона, на Серпуховской улице. На этом заводе мы бывали и раньше несколько раз.

Г. О. Ляскин:

Ленин уехал на завод, как обычно, без всякой охраны.

На заводе Михельсона

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1918, август, 30

Ленин выступает (позднее 18 час. 30 мин.) по путевке МК РКП (б) с речью на многотысячном митинге рабочих на тему «Две власти (диктатура пролетариата и диктатура буржуазии)» в гранатном корпусе завода бывш. Михельсона (3-й Щипковский пер.).

Н Я. Иванов:

Очень хорошо относился к нашему заводу Ленин и знал о нем многое. Не могу только понять, как у него хватало времени изучать каждый завод так, словно он сам на нем работал. Ведь если даже о каждом заводе прочесть по книге, то надо пять веков жить, чтобы знать жизнь страны так, как он знал...

30 августа 1918 года.

Мы подготавливали гранатный корпус к митингу. Закончив работу, открыли двери и стали впускать народ. Тут же, у самых дверей, по обыкновению расположилась передвижная книжная лавочка, где продавали революционные брошюры.

С. К Гиль:

Все ждали Ленина. В обширном гранатном цехе собралось несколько тысяч человек. Как-то получилось, что никто нас не встречал: ни члены завкома, ни кто-либо другой.

Владимир Ильич вышел из автомобиля и быстро направился в цех.

Н. Я. Иванов:

Еще задолго до прибытия тов. Ленина пришла на митинг женщина, которая потом была ранена стрелявшей. Она держала себя как-то совершенно по-особенному: взволнованная ходила и все как будто порывалась говорить. Можно было предположить, что она — партийный работник, но ее никто не знал. Она стояла около трибуны...

С. К Гиль:

Я развернул машину и поставил ее к выезду со двора, шагах в десяти от входа в цех.

Несколько минут спустя ко мне приблизилась женщина в коротком жакете, с портфелем в руке. Она остановилась подле самой машины, и я смог рассмотреть ее. Молодая, худощавая, с темными возбужденными глазами, она производила впечатление не вполне нормального человека. Лицо ее было бледно, а голос, когда она заговорила, едва заметно дрожал.

- Что, товарищ, Ленин, кажется приехал? — спросила она.

- Не знаю, кто приехал,— ответил я...

- Как же это? Вы шофер и не знаете, кого везете?

- А я почем знаю? Какой-то оратор — мало ли их ездит, всех не узнаешь,— ответил я спокойно.

Я всегда соблюдал строжайшее правило: никогда никому не говорить, кто приехал, откуда приехал и куда поедем дальше.

Она скривила рот и отошла от меня. Я видел, как она вошла в помещение завода.

Н. Я. Иванов:

Подходя к трибуне, Владимир Ильич снял пальто, бросил его на руку, поднялся на трибуну, положил пальто и кепку на стол и повернулся к залу:

- Здравствуйте, товарищи!

Мы долго аплодировали.

Начали кричать:

- Слово Ленину!

Тогда я объявил:

- Слово предоставляется Владимиру Ильичу Ульянову-Ленину.

Из речи В. И. Ленина на митинге на заводе бывш. Михельсона
30 августа 1918 г.

Нас, большевиков, постоянно обвиняют в отступлении от девизов равенства и братства. Объяснимся по этому поводу начистоту.

Какая власть сменила царскую? — гучково-милюковская, которая начала собирать в России Учредительное собрание. Что же действительно скрывалось за этой работой в пользу освобожденного от тысячелетнего ярма народа? А то, что за Гучковым и прочими радетелями собралась стая капиталистов, преследовавших свои империалистские задачи. А когда воцарилась компания Керенского, Чернова и прочих, то это правительство, шатавшееся и лишенное подпочвы, только и пеклось о кровных интересах близкой им буржуазии. Власть фактически перешла к кулакам, которая трудящимся массам ничего не давала. То же видим и в других странах. Возьмем Америку, самую свободную и цивилизованную. Там демократическая республика. И что же? Нагло господствует кучка не миллионеров, а миллиардеров, а весь народ —в рабстве и неволе. Если фабрики, заводы, банки и все богатства страны принадлежат капиталистам, а рядом с демократической республикой мы видим крепостное рабство миллионов трудящихся и беспросветную нищету, то спрашивается: где тут ваше хваленое равенство и братство?

Нет! Где господствуют «демократы»— там неприкрашенный, подлинный грабеж. Мы знаем истинную природу так называемых демократий.

Тайные договоры Французской республики, Англии и прочей демократии нам воочию показали сущность и подоплеку всего дела. Цели и интересы такие же преступно-грабительские, как и у Германии. Война нам открыла глаза, и мы ясно видим, как из защитников отечества вылезает наглый хищник и грабитель. Этому натиску хищника должно быть противопоставлено революционное действие, революционное творчество. Правда, очень трудно в такое исключительное время провести объединение, в особенности крестьянских революционных элементов, но мы верим в творческую силу и социальный пыл авангарда революции— фабрично-заводского пролетариата. Рабочие же прекрасно сознали, что покуда будут жить в умах феерии о демократической республике и Учредительном собрании, до тех пор по-прежнему будут тратиться 50 миллионов рублей ежедневно на пагубные для них военные цели, до тех пор они никогда не увидят выхода из капиталистического гнета. Поняв это, рабочие создали свои Советы.

...Реальная, подлинная жизнь научила рабочих понимать, что пока помещики великолепно устроились в дворцах и волшебных замках, до тех пор свобода собраний является фикцией и означает свободу собираться разве на том свете. Согласитесь, что обещать свободу рабочим и одновременно оставлять дворцы; землю, фабрики и все богатства в руках капиталистов и помещиков — не пахнет что-то свободой и равенством. У нас же один только лозунг, один девиз: всякий, кто трудится, тот имеет право пользоваться благами жизни. Тунеядцы, паразиты, высасывающие кровь из трудящегося народа, должны быть лишены этих благ. И мы провозглашаем: все — рабочим, все— трудящимся!

Мы знаем, как все это трудно провести, знаем бешеное сопротивление со стороны буржуазии, но верим в конечную победу пролетариата... И наша задача... презрев все лицемерные, наглые выкрики и причитания разбойничьей буржуазии, творить свою революционную работу.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1918, август, 30

Заканчивая речь, Ленин говорит: «Мы должны все бросить на чехословацкий фронт, чтобы раздавить всю эту банду, прикрывающуюся лозунгами свободы и равенства и расстреливающую сотнями и тысячами рабочих и крестьян.

У нас один выход: победа или смерть!»

Н. Я. Иванов:

Рабочие горячо поддержали Владимира Ильича. Послышались возгласы:

- Мы как один направимся на фронт на защиту нашей революции!

Раздалось громкое «ура». На трибуну посыпались записки от товарищей.

Владимир Ильич обратил внимание на груду записок, лежащих на столе, и потом сказал мне:

- На эти записки я должен ответить, хотя очень тороплюсь на заседание Совнаркома...

Когда тов. Ленин кончил и пошел к выходу, дорогу ему преградил сначала гимназист, брюнет лет 16, в гимназическом пальто. Он подал записку, которую тов. Ленин взял и, не останавливаясь, пошел дальше.

Черный день

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1918, август, 30

После митинга, когда Ленин во дворе завода подходил уже к автомобилю, эсерка-террористка Ф. Каплан выстрелила в него несколько раз, нанеся две тяжелые раны отравленными пулями. «Когда раздались выстрелы,— сообщалось в газете «Беднота»,— окружавшие Ленина рабочие на миг растерялись... Ленин, уже раненый, воскликнул: — Товарищи, спокойствие!.. Держитесь организованно...»

С. К. Гиль:

Из завода вышла первая большая толпа народу — главным образом рабочие — и заполнила почти весь двор. Я понял, что митинг кончился, и быстро завел машину. Владимира Ильича еще не было.

Через несколько минут во дворе появилась новая большая толпа народа, впереди нее шел Владимир Ильич. Я взялся за руль и поставил машину на скорость, чтобы можно было двинуться в любую секунду.

Направляясь к машине, Владимир Ильич оживленно разговаривал с рабочими. Они засыпали его вопросами, он приветливо и обстоятельно отвечал и, в свою очередь, задавал какие-то вопросы. Очень медленно подвигался он к автомобилю. В двух-трех шагах от машины Владимир Ильич остановился. Дверка была открыта кем-то из толпы.

Владимир Ильич разговаривал с двумя женщинами. Речь шла о провозе продуктов. Я хорошо расслышал его слова:

- Совершенно верно, есть много неправильных действий заградительных отрядов, но это все, безусловно, устранится.

Н. Я. Иванов:

Две женщины подошли к тов. Ленину с обеих сторон, и одна из них спросила, почему отбирают хлеб на железных дорогах; тов. Ленин ответил, что издан декрет, чтоб не отбирали.

С. К. Гиль:

Разговор этот длился две-три минуты. По бокам Владимира Ильича стояли еще две женщины, немного выдвинувшись вперед. Когда Владимир Ильич хотел сделать последние шаги к подножке машины, вдруг раздался выстрел...

Н. Я. Иванов:

...Люди, которые шли за Ильичем, бросились обратно в корпус с криком: «Стреляют!» Мне было трудно пробраться через толпу. Я бросился прямо с трибуны в ближайшее окно и выскочил во двор. Увидел около машины лежащего Владимира Ильича...

С. К. Гиль:

Моментально повернул я голову по направлению выстрела и увидел женщину — ту самую, которая час назад расспрашивала меня о Ленине. Она стояла с левой стороны машины, у переднего крыла, и целилась в грудь Владимира Ильича.

Раздался еще один выстрел.

Н. Я. Иванов:

Тов. Ленин был ранен. Одновременно была ранена одна из женщин, занимавших тов. Ленина разговорами при выходе во двор.

Раненую отвезли в больницу. Когда пришли в Петропавловскую больницу взять белье для раненой, то выяснилось, что она кастелянша из этой больницы... что она явилась совершенно невинной жертвой террора буржуазной наймитки.

Д. Бонч-Бруевич:

Оказалось, что женщина-убийца выбежала вместе с толпой со двора завода. С толпой же выбежала и та женщина, которая расспрашивала Владимира Ильича о заградительных отрядах и, как оказалось после, была ранена третьей пулей. Она сначала не почувствовала ранения, а потом упала и была доставлена в больницу,

С.К. Гиль:

Я тотчас же застопорил машину и бросился к стрелявшей с наганом, целясь ей в голову. Она кинула браунинг мне под ноги, быстро повернулась и бросилась в толпу по направлению к выходу. Кругом было так много народа, что я не решился выстрелить ей вдогонку, так как чувствовал, что наверное убью кого-нибудь из рабочих. Я ринулся за ней и пробежал несколько шагов, но мне тут вдруг ударило в голову: «Ведь Владимир Ильич один... Что с ним?» Я остановился. С секунду была страшная, мертвая тишина. Потом вдруг все закричали: «Убили! Убили!..», и разом вся толпа шарахнулась бежать со двора... Образовалась сильная давка. Я обернулся и увидел Владимира Ильича упавшим на землю. Я бросился к нему. За эти мгновения двор уже опустел, и стрелявшая женщина скрылась с толпой.

А. М. Кожухов:

Покушение на жизнь Владимира Ильича произошло настолько внезапно, что от растерянности и испуга некоторые находившиеся впереди нас рабочие побежали к заводским воротам с криком: «Убили Ленина! Ленина убили!»

Мы, несколько молодых рабочих, расталкивая людей, вырвались из наседавшей на нас сзади людской массы и пробрались вперед. Непроизвольно взглянув в сторону автомобиля, я заметил мелькнувшую за ним женскую худощавую фигуру, скрывшуюся потом в толпе. В это время из кабины машины выпрыгнул шофер Ленина и побежал в сторону заводских ворот; пробежав несколько шагов, он вернулся к лежавшему на земле Владимиру Ильичу.

С. К. Гиль:

Я побежал к Владимиру Ильичу и, став перед ним на колени, наклонился к нему. Сознания он не потерял и спросил:

- Поймали его или нет?

Он, очевидно, думал, что в него стрелял мужчина.

Я вижу, что спросил тяжело, изменившимся голосом и с каким-то хрипом, и сказал ему:

- Молчите, не говорите. Вам тяжело.

В эту минуту поднимаю голову и вижу, что из мастерских бежит в матросской фуражке какой-то странный мужчина, в страшно возбужденном состоянии. Левой рукой размахивает, правую держит в кармане и бежит стремглав прямо на Владимира Ильича.

Мне вся его фигура показалась подозрительной, и я закрыл собой Владимира Ильича, особенно голову его, почти лег на него и закричал изо всех сил:

- Стой! И направил на него револьвер.

Он продолжал бежать и все приближался к нам. Тогда я крикнул:

- Стой! Стреляю!

Он, не добежав несколько шагов до Владимира Ильича, круто повернул налево и бросился бежать в ворота, не вынимая руки из кармана. В это же время с криком ко мне подбежала сзади какая-то женщина.

- Что вы делаете? Не стреляйте!..— крикнула она, очевидно, предположив, что я хочу стрелять во Владимира Ильича. Я не успел еще ей ничего ответить, как в это время из мастерских раздался крик какого-то мужчины: «Это свой! Свой!», и я увидел троих бегущих из мастерских с револьверами в руках по направлению к Владимиру Ильичу. И опять закричал:

- Стойте! Кто вы? Стрелять буду...

Они тотчас же ответили:

- Мы заводской комитет, товарищ, свои...

Узнав одного из них, которого я видел раньше, когда мы приезжали на завод, я подпустил их к Владимиру Ильичу. Все это произошло очень быстро, в несколько минут.

Н. Я. Иванов:

Чья рука могла совершить такое преступление, в толпе нельзя было узнать. Во дворе толпилось много ребятишек. В годы революции они привыкли к выстрелам и не боялись их.

- Дяденька Иванов, какая стреляла, та на Серпуховку побежала к трамваю! — закричали ребята.

Я выбежал из ворот. Впереди меня, перегоняя друг друга, неслись ребята.

Д. Бонч-Бруевич:

Толпа бежала, сначала не зная, где та или тот, кто стрелял во Владимира Ильича.

Ребятишки, бывшие во дворе во время покушения, гурьбой бежали за стрелявшей и кричали:

- Вот она! Вот она!

С.Н. Батулин:

Подойдя к автомобилю, на котором должен был уехать тов. Ленин, я услышал три резких сухих звука, которые я принял не за револьверные выстрелы, а за обыкновенные моторные звуки. Вслед за этими звуками я увидел толпу народа, до того спокойно стоявшую у автомобиля, разбегавшуюся в разные стороны, и увидел позади кареты автомобиля тов. Ленина, неподвижно лежавшего лицом к земле. Я понял, что на жизнь тов. Ленина было произведено покушение. Человека, стрелявшего в тов. Ленина, я не видел. Я не растерялся и закричал: «Держите убийцу тов. Ленина!» И с этими криками выбежал на Серпуховку, по которой одиночным порядком и группами бежали в различном направлении перепуганные выстрелами и общей сумятицей люди...

Добежавши до так называемой «стрелки» на Серпуховке, я увидел бежавших двух девушек, которые, по моему глубокому убеждению, бежали по той причине, что позади них бежал я и другие люди, и которых я отказался преследовать.

В это время позади себя, около дерева, я увидел с портфелем и зонтиком в руках женщину, которая своим странным видом остановила мое внимание. Она имела вид человека, спасающегося от преследования, запуганного и затравленного. Я спросил эту женщину, зачем она сюда попала. На эти слова она ответила: «А зачем вам это нужно?» Тогда я, обыскав ее карманы и взяв ее портфель и зонтик, предложил идти за мной. В дороге я ее спросил, чуя в ней лицо, покушавшееся на тов. Ленина: «Зачем вы стреляли в тов. Ленина?», на что она ответила: «А зачем вам это нужно знать?», что меня окончательно убедило в покушении этой женщины на тов. Ленина.

Н. Я. Иванов:

Она закрыла лицо рукой, но ей сказали: «Нечего закрываться, умела стрелять, умей и людям в лицо смотреть». Левой рукой она пыталась достать что-то из кофточки.

...Покушавшаяся на тов. Ленина— интеллигентка лет 35, одета прилично и скромно. Держится нервно. Называет себя правой эсеркой, последовательницей Чернова.

С. Н. Батулин:

На Серпуховке кто-то из толпы в этой женщине узнал человека, стрелявшего в тов. Ленина. После этого я еще раз спросил: «Вы стреляли в тов. Ленина?» На что она утвердительно ответила, отказавшись указать партию, по поручению которой она стреляла...

А. Блинков:

Товарищи Иванов, Уваров и другие, фамилии которых я не знаю, вели ее по Арсеньевскому к Малой Серпуховской улице. Их провожала большая толпа рабочих; по адресу стрелявшей неслись проклятия...

С. К. Гиль:

Толпа была возмущена, многие рвались к ней с угрожающим видом, она была бы тут же растерзана, но группа рабочих сдерживала натиск. Кто-то увещевал:

- Что вы делаете, товарищи? Ее надо допросить!

С. Н. Батулин:

В Военном комиссариате Замоскворецкого района эта задержанная мною женщина на допросе назвала себя Каплан и призналась в покушении на жизнь тов. Ленина.

Н. А. Семашко:

30 августа 1918 года. Черный день…