Содержание материала

Глава 7

ПЕРЕД СУДОМ РЕВОЛЮЦИИ

Вся буржуазия помогает теперь меньшевикам и социалистам-революционерам. Эсеры и меньшевики являются сейчас авангардом всей реакции.

В. И. ЛЕНИН

От предательства к террору

Из приговора Верховного революционного трибунала по делу партии эсеров

Дело идет не о ликвидации старых исторических счетов, а о борьбе с ожесточенным врагом, который, несмотря на ничтожество своего влияния внутри страны, может в дальнейшем представить крупную опасность, как орудие в руках еще могущественного империализма.

Из сообщения Государственного политического управления о контрреволюционной и террористической деятельности партии социалистов-революционеров

В распоряжение Государственного политического управления в последнее время поступил ряд важных и ценных материалов, подтверждающих имевшиеся давно сведения о террористической и боевой деятельности партии с.-р. в годы гражданской войны.

Я. X. Петерс:

Долгое время история покушения на В. И. Ленина была довольно темной: известно было только, что стреляла в него Каплан, сознавшаяся на допросе в принадлежности к партии эсеров черновского толка, но категорически отрицавшая связь с какой-либо организацией означенной партии. Появившееся заявление Центрального Комитета партии с.-р. о непричастности к покушению как будто бы подтверждало ее слова, что акт был чисто индивидуальным, по личной инициативе Фанни Каплан, за ее страх и совесть.

И только в феврале 1922 г. вышедшая за границей брошюра Г. Семенова (Васильева), бывшего начальника Центрального летучего боевого отряда партии эсеров и руководителя террористической группы, организовавшей целый ряд покушений на ответственных руководителей Российской Коммунистической партии и Советской власти... окончательно развернула перед нами дотоле закрытую страничку не только истории покушения на Владимира Ильича и других вождей, но и целого ряда экспроприаций, грабежей, восстаний и проч... направленных к свержению Советской власти и диктатуры трудящихся.

Из книги Г. Семенова (Васильева) «Военная и боевая работа партии социалистов-революционеров за 1917—1918 гг.»

...В Москву стали стягиваться петроградские боевики... Я решил задержать их временно в Москве... Я считал, что они будут нужны при подготовке покушения на Ленина... Боевиков собралось человек пятнадцать. В Москве у нас были две конспиративные квартиры. Кроме того, мы снимали две дачи под Москвой (одну по Казанской ж. д., другую по Николаевской жел. дор.).

Следили за Лениным... я, Усов, Иванова и Королев — посменно... Мы считали, что легче всего убить при выходе из автомобиля в какое-нибудь учреждение...

Покушение на Ленина я расценивал как крупный политический акт, я считал, что политическая обстановка еще недостаточно созрела для подобных политических ударов, что это покушение надо производить при обстановке начинающегося развала Советской власти и что, следовательно, его надо отсрочить на некоторое время, ибо большевики пользуются еще популярностью, у них еще есть связи с массой...

Я узнал от Дашевского, который руководил в это время военной работой в Москве и был в курсе нашей работы, что в Москве есть группа с.-р., которая ставит себе ту же цель, что и мы. Дашевский предложил мне вступить с руководительницей группы в переговоры о присоединении ее группы к моей.

Руководительницей группы оказалась Фаня Каплан...

При первом же свидании Каплан произвела на меня сильное, яркое впечатление революционерки-террористки. Я предложил лично ей войти в мою группу; ввести всю ее группу целиком, не зная состава, я отказался и предлагал вводить каждого в отдельности после знакомства и персональной оценки. Каплан согласилась. В ее группе оказалось, кроме ее, всего три человека: Пелевин— старый каторжанин, с.-р., бывший матрос; Рудзиевский — кажется, присяжный поверенный, эсерствующий с сильным белогвардейским оттенком, и Маруся — с.-р., лет 20. Рудзиевский и Пелевин произвели на меня определенно отрицательное впечатление. Маруся — более благоприятное, но недостаточно определенное... Предполагалось, что исполнителем будет Фаня...

Мы решили убить Ленина (выстрелом из револьвера) при отъезде его с какого-нибудь митинга. В это время в Москве бывали во всех районах еженедельные митинги, и Ленин выступал на них почти ежедневно, но заранее не было известно, на каком именно митинге он выступит. Мы наметили поэтому такой план действия: город разбивается территориально на 4 части, назначаются 4 исполнителя; в часы, когда идут митинги, районный исполнитель дежурит в условленном месте; на каждом сколько-нибудь крупном митинге обязательно присутствует кто-нибудь из боевиков. Как только Ленин приезжает на тот или другой митинг, дежурный на митинге боевик сообщает районному исполнителю; тот немедленно является на митинг для выполнения акта.

Исполнителями я наметил: Каплан, Коноплеву, Федорова и Усова... В Москве было создано Московское бюро ЦК (эсеров.— Ред.), которым руководил вызванный для этого из Саратова Донской. У Каплан было свидание с Донским (он хотел видеться с нею как с будущей исполнительницей). Донской на этом свидании говорил, что ЦК (эсеров.— Ред.) не откажется от признания акта делом партии.

В первую же неделю, когда наш план дежурств на митингах уже выполнялся, Ленин выступил только на одном небольшом митинге, на котором не было нашего дежурного (на небольшие митинги мы не посылали дежурных). В следующую неделю Усов, которому дежурный боевик сообщил о приезде Ленина на митинг, пришел туда, но покушения не сделал.

К. А. Усов:

Я не знал, где правда, и потому не мог стрелять, и, когда пришел к своим, они меня своим уже не считали, и я стал думать, как бы вообще уйти из организации.

Г. И. Семенов:

Мы все считали, что Усов оказался слабым, что у него не хватило решимости к действию. Усов был исключен из числа исполнителей.

Из обвинительного заключения

Второй исполнитель, Козлов, как это установлено следствием, поступил равным образом, точно так же, как и Усов.

Допрошенный, он показал, что принимал первоначальное участие в слежке за Лениным и состоял в числе исполнителей акта. В тот день, когда стреляла в Ленина Каплан, он тоже был на митинге в Хлебной бирже, встретил там Ленина, но в него также не выстрелил, не решился. Оказались более «твердыми» только Коноплева и Каплан.

Г. И. Семенов:

Лучшим исполнителем я считал Каплан. Поэтому я послал ее в тот район, где я считал больше всего шансов на приезд Ленина. Послал хорошего боевика, старого с.-р., рабочего Новикова, на завод Михельсона, где ожидался приезд Ленина. Каплан должна была дежурить на Серпуховской площади недалеко от завода.

Я считал, что бежать после совершения акта не надо, что за такой момент покушающийся должен отдать жизнь, но практическое решение этого вопроса я предоставлял каждому из исполнителей. Каплан разделяла мою точку зрения. Все-таки, на случай желания Каплан бежать я предложил Новикову нанять извозчика-лихача и поставить наготове, у завода (что Новиков и сделал).

Ленин приехал на завод Михельсона. Окончив говорить, Ленин направился к выходу. Каплан и Новиков пошли следом. Каплан вышла вместе с Лениным и несколькими сопровождающими его рабочими. Новиков нарочно споткнулся и застрял в выходной двери, задерживая несколько выходящую публику. На минуту между выходной дверью и автомобилем, к которому направился Ленин, образовалось пустое пространство. Каплан вынула из сумочки револьвер; выстрелив три раза, тяжело ранила Ленина. Бросилась бежать. Через несколько минут она остановилась и, обернувшись лицом к бегущим за ней, ждала, пока ее не арестуют (думаю, что Каплан остановилась, вспомнив свое решение не бежать и овладев собою). Каплан была арестована. На Новикова никто не обратил внимания.

Ф. Е. Ставская:

Я встретилась в Москве с Донским, который отрекомендовался мне членом ЦК (эсеров.— Ред.), представляющим ЦК в Москве. На вопрос о причастности партии с.-р. к покушению на Ленина он ответил, что ЦК знал о готовящемся покушении, не мог удержать Каплан и не мог открыто признать акт покушения делом партии, боясь подвергнуть партию репрессиям со стороны Советской власти.

Г. И. Семенов:

После покушения я стянул всех боевиков на дачи. В газетах появились заявления ЦК (эсеров.— Ред.), что партия не принимала участия в акте. Это произвело на нас ошеломляющее впечатление. Увидевшись с Донским, я с негодованием говорил ему о недопустимости такового поведения ЦК, считая это просто трусостью... Донской объяснил заявление ЦК тем, что ЦК считает недопустимым подвергнуть партию, в случае отсутствия такого заявления, разгрому красного террора.

Из письма Л. В. Коноплевой в ЦК РКЛ(б)

Велась нами слежка в Тарасовке по Ярославской железной дороге, где я поселилась под именем Лидии Николаевны Поповой. В Тарасовке на даче жил тогда, кажется, Бонч-Бруевич, у которого, по полученным нами сведениям, бывал... Крыленко и целый ряд видных большевиков. Надеялись там увидеть Ленина.

М. И. Ульянова:

В начале лета 1918 г., когда встал вопрос о том, где проводить дни отдыха, В. Д. Бонч-Бруевич предложил Владимиру Ильичу ездить к нему на дачу в Тарасовку...

Итак, дело с дачей было на мази. Но побывали мы на ней не более двух-трех раз, несмотря на гостеприимство В. Д. Бонч-Бруевича. Дело в том, что Владимир Ильич любил отдыхать в полном уединении... А в Тарасовке было довольно многолюдно.

Из письма Л. В. Коноплевой в ЦК РКП (б)

На другой день после покушения Фанни Каплан последовало официальное заявление от имени партии (эсеров.— Ред.), что ни одна партийная организация в покушении на В. И. Ленина участия не принимала.

Этот отказ произвел ошеломляющее впечатление на отряд, на престиж ЦК, поколебалась вера в террор, началось внутреннее разложение отряда. Отряд верил, что дело террора есть дело во имя революции, во имя революции он шел и отдавал последнее, что имел,— свою жизнь. Санкция ЦК была моральной поддержкой, оправданием метода этой борьбы. Отряд шел на молчание партии, но отказ идти, ложь словом — были для него неприемлемы.

Из обвинительного заключения

По показаниям Коноплевой, мысль о терроре непрерывно возникала сама собой прежде всего у боевиков, организацией которых занялась партия (эсеров.— Ред.) с конца декабря (1917 г.— Ред.)... «Позже,— говорит Коноплева,— к этой работе присоединились экспроприация и террор»...

Урицкий был намечен как жертва террористического покушения одновременно с... Володарским.

Г. И. Семенов:

Слежка за Урицким была специально поручена Коноплевой, которая специально для этого сняла квартиру против квартиры Урицкого.

Л. В. Коноплева:

Я тогда получила адрес Урицкого: то ли от Семенова, то ли от Ивановой, точно не помню. Я ходила по этому адресу. Там жил зубной врач, и я у нее установила, что как раз в этой квартире проживает Урицкий. Нашла комнату напротив этого дома, где жил Урицкий. Комната как раз выходила окнами на его подъезд в первом этаже. Слежку вела за часами его выезда. Из окошка моей комнаты великолепно был виден его подъезд. Он оттуда выходил. Я видела, как подъезжала машина и он уезжал. Слежку вела в течение двух, может быть, трех недель. До моего отъезда из Петрограда я могла более или менее точно установить часы его обычных выездов с Васильевского острова... С Семеновым было установлено — сообщить ему о готовности акта телеграфным путем. Адрес — на Ярославский вокзал, одной из служащих, знакомой Ивановой, она была каторжанкой... Телеграмма мною была дана в Москву, что все готово для покушения. Семенов приехал в Петербург совершенно неожиданно для меня и предложил мне выехать в Москву. Работа по убийству Урицкого была отложена, но работа по слежке передана боевику Василеостровского района Зейману... Позже из газет я узнала, что Урицкий был убит Канегиссером, который не был членом нашего отряда.

Г. И. Семенов:

Дальше мы намечали убийство Ленина.

Л. В. Коноплева:

Все силы боевиков были брошены на подготовку покушения на Ленина в Москве.

Из обвинительного заключения

Параллельно с работой в Петрограде велась работа в Москве оставленным там специально для этой цели Гвоздом и посланными ему в помощь Усовым и Зеленковым. Эта посылка была сделана с ведома Гоца и Донского, причем Гоц был связан с членами ЦК в Москве. ...Связь ЦК (эсеров.— Ред.) с покушением на Ленина установлена точно и бесповоротно... О готовившемся покушении знали члены ЦК Гоц и Донской, санкция была дана ими от имени ЦК, Гоц дал, кроме того, честное слово, что акт будет признан, то же заверение дал Донской Каплан, все боевики были убеждены, что действуют согласно санкции ЦК.

С.Б. Членов:

Само собой понятно, что в партии социалистов-революционеров создалось такое настроение, при котором они считали, что объявить открытый террор по тем или иным соображениям нежелательно, но если в тот или иной момент то или иное лицо, связь которого с партией нельзя доказать, убьет кого-нибудь из господ большевиков, то мы должны этому только радоваться, ибо это покажет всей Европе и всей России, как их ненавидит пролетариат.

И вот отсюда постоянно повторяющиеся, как лейтмотив, разговоры: убить должен рабочий. Отсюда Сергеев убивает Володарского, отсюда в Москве намечаются в числе исполнителей Федоров-Козлов и Усов, и только когда на них получилась осечка, пришлось, скрепя сердце, двинуть на это дело Фанни Каплан!

А. В. Луначарский:

Самый острый сквозной ветер, самые резкие переходы от жары к холоду, глубокие раны не опасны для человека, если вокруг не существует целого мира микробов, пользующихся недостаточным кровеорошением той или другой части организма вследствие охлаждения, развертывающих в глубине каждой язвы свою тлетворную жизнедеятельность. Вот такими микробами и является партия эсеров.

М. Н. Покровский:

Процесс Центрального Комитета п. с.-р... был необходимый акт самообороны от противника, вновь выступившего... против правительства, пятый год признаваемого законным русскими народными массами,— а фактически признанного всем миром...

Социалисты-контреволюционеры

Из Директивы Политбюро для печати до 15 мая 1921 г.

...Организованные и руководимые эсерами банды, действуя по заранее намеченному плану, грабили государственные ссыпные пункты и маршрутные поезда с продовольствием, портили железнодорожные пути, имеющие продовольственное значение, и, наконец, систематически истребляли продовольственную агентуру...

Сокращением подвоза хлеба из производящих районов при наличных запасах, обеспечивающих двухмесячную потребность трудящихся столиц и центрального промышленного района, обязаны эсерам, меньшевикам и кадетам, пытающимся взорвать Советскую власть изнутри.

«Правда», 17 мая 1921 г.:

Вместо хлеба, необходимого нам сегодня, партия эсеров предлагает... восстание против власти Советов. Враги советуют ударить на власть. Мы ответим врагам: смерть тому, кто советует хотя бы малейшее колебание власти! Смерть тому, кто путем передвижки власти хочет открыть дорогу реакции!

В. И. Ленин:

...Все направление социалистов-революционеров и вся их партия есть не что иное, как покушение мелкобуржуазной интеллигенции эскамотировать наше рабочее движение, а следовательно, и все социалистическое и все революционное движение в России.

Из инструктивного письма Агитпропотдела ЦК РКП (б)
Май 1922 г.

Сейчас политика эсеров, направляемая к дискредитированию, ослаблению и свержению Советской власти, как и в 1918 году, служит интересам капитала Антанты и помогает осуществлению ее грабительских замыслов...

Из письма В. И. Ленина в Политбюро ЦК РКП (б) с проектом директивы товарищам, едущим за границу
17 марта 1922 г.

Всем товарищам, едущим за границу, Политбюро указывает, что данный момент требует самой большой сдержанности в заявлениях и разговорах о меньшевиках и эсерах, с одной стороны, а с другой стороны, самой беспощадной борьбы с ними и самого максимального недоверия к ним (как к опаснейшим фактическим пособникам белогвардейщины).

«Правда», 9 июня 1922 г.:

Партия эсеров, именующая себя партией трудящихся, на деле оказалась партией предателей, злостных бандитов, взрывавших мосты и поезда с хлебом — для голодающих рабочих и детей.

В. И. Ленин:

Перед нами весь мир буржуазии, которая ищет только формы, чтобы нас задушить. Наши меньшевики и эсеры — не что иное, как агенты этой буржуазии. Таково их политическое положение.

Из журнала «Красная новь» № 4(8), июль — август 1922 г.

Речь идет о представителях партии, боровшихся с Советской властью путем восстаний, террора, интервенций; о партии, которая до сих пор, особенно за рубежом, выступает сторонницей по сути дела этих же методов, но не имеющей смелости открыто и ясно сказать, что она за интервенцию, за террор в силу природы слоев, ее питающих.

Ж. Садуль:

Итак, начиная с ноября 1917 года, партия эсеров порвала с революцией. Она перешла в лагерь ее врагов. Она его уже больше не покидала.

Прогнанные от власти, они решили ее вернуть и во имя этого пошли на тяжкие преступления перед Родиной, революцией и народом! Они дезорганизуют, разоряют, бросают в объятия голода свою несчастную Родину, ту Родину, которой отведено столько места в их программе и так мало места в их собственных сердцах, чтобы вернуть себе министерские портфели, они предают Родину огню и мечу.

А. В. Луначарский:

...Эсеровская партия по существу не может не быть контрреволюционной партией, как та крыловская змея, которая, как бы ни меняла свои шкуры, всегда останется смертоносной и вредоносной для революции...

Из обвинительного заключения

Период от разгрома Учредительного собрания и до 14 июня — постановления ВЦИК об исключении партии с.-р. из числа легальных партий и ее представителей из Советов является... периодом — переходным от неоформленных и изолированных попыток вооруженной борьбы с Советской властью к организации партией с.-р. открытой вооруженной борьбы...

Переломным моментом в жизни партии (эсеров.— Ред.) у когда была формально определена и санкционирована эта линия поведения, явился состоявшийся в Москве в период с 7 по 14 мая 1918 г. VIII Совет партии...

В специальной резолюции по международной политике VIII Совет партии постановил: «...принимая во внимание, что своей политикой большевистская власть накликает на Россию опасность полной утраты ее самостоятельности и раздела ее на сферы влияния более сильных соседей—VIII Совет партии полагает, что отвратить эту опасность возможно лишь путем немедленной ликвидации большевистской партийной диктатуры...»

П. К. Паскаль:

Связь миссий (иностранных держав.— Ред.) с п. с.-р. несомненно была с самого начала и до конца. Цель миссий — свергнуть Советское правительство какими угодно силами. Россия не хочет воевать, надо ее расчленить и ослабить как можно больше. Создать разные национальные армии и заставить их воевать с Советской Россией. Создать латвийскую, литовскую, эстонскую, польскую армии и натравить их против Советского правительства.

П. с.-р. больше пыталась прикрывать действия контрреволюции, так как сама она была слаба, но имела революционное прошлое.,.

Н.В.Крыленко:

Иностранное правительство, действующее в чужой стране, полагало себя полным господином и нашло верных слуг для исполнения своих предначертаний. Оно не хотело само марать своих рук в русских делах: для этого есть эсеры.

Из обвинительного заключения

Везде, где эсеры поднимали движение, они фактически должны были начинать с обращения к союзникам. В результате движение всегда приводило не к использованию ими союзников, а к использованию их союзниками, не к установлению соглашения с политическими группировками буржуазии, а к сниманию буржуазией пенок с движения, вышибанию затем эсеров из занятых позиций и полному торжеству реакции...

В области военной и боевой работы с начала октябрьского переворота, т. е. с 25 октября и затем в течение всего 1918 года, деятельность партии (эсеров.— Ред.) выразилась в организации вооруженного восстания против Советской власти, в сношениях с белогвардейскими контрреволюционными организациями, в военном шпионаже и в переброске и отправке на антисоветский фронт контрреволюционных элементов в целях усиления организаций, находившихся в состоянии вооруженной борьбы с Советской Россией, в подрывной работе в тылу Красной Армии и, наконец, в общей пропаганде и агитации среди воинских частей с призывом к свержению Советской власти и активному сопротивлению Рабоче-крестьянскому правительству.

Из речи представителя Коминтерна, члена Чехословацкой коммунистической партии тов. Муна

Партия с.-р.— партия мелкобуржуазная. С самого начала русской революции она выступает как контрреволюционный фактор. Партия с.-р. выступает под маской революции и присваивает себе звание социалистов, чем она обманула не только русских рабочих и крестьян, но и пролетариат Западной Европы, в особенности чехословацких легионеров.

Партия с.-р. играла на социал-патриотических чувствах чехословацких легионеров, она воспользовалась их антигерманским настроением, изображая им Советскую власть как власть германских шпионов и агентов германского империализма, она заставила их восстать против Советов и начать ожесточенную гражданскую войну, принявшую благодаря чехословацким штыкам огромные размеры.

Следовательно, партия с.-р. при помощи чехословаков является ядром, вокруг которого группируется вся русская контрреволюция...

Я. X. Петерс:

Обезглавить революцию — эту цель поставила себе партия социалистов-контрреволюционеров.

Из обвинительной речи представителя Коминтерна
К Цеткин:

...Эсеры образовали единый фронт с контрреволюционерами, с капиталистами всех стран, с теми, кто в Генуе в тяжелое для Советской России мгновение стремился превратить Россию в колонию, сделать ее жертвой империалистов всех стран. В это тяжелое мгновенье Советская власть, Советское правительство выступило как единственный защитник мирового пролетариата, как защитник его будущего на арене истории. Советское правительство в одиночку против целого мира врагов защищало права народа, права трудящихся на коллективную собственность. В интересах мирового пролетариата было единодушно, мощно, настойчиво возвысить голос для протеста против намерений мировой буржуазии относительно Советской России, возвысить свой голос, демонстрируя свою солидарность с Советской Россией. Единое выступление пролетариата было сорвано вождями 2 Интернационала при помощи эсеров, с их благословения и под доброжелательным покровом 2 1/2 Интернационала.

Анри Барбюс:

Эсеры всеми средствами старались погубить вторую русскую революцию... Они соединяли свои усилия со всеми международными реакционными силами, которые русская революция вызвала против себя. Эта деятельность, которую нельзя простить сознательным людям...

Клара Цеткин:

В эсерах мы видим аванпост капитализма, мировой буржуазии, аванпост, который тем более опасен, что он в поддельном наряде, с поддельным знаменем втерся в стан угнетенных.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1923, август, 31

Статья Ленина «Почему социал-демократия должна объявить решительную и беспощадную войну социалистам-революционерам?», написанная в 1902 г., впервые публикуется в № 14 журнала «Прожектор».

Из статьи В. И. Ленина «Почему социал-демократия должна объявить решительную и беспощадную войну социалистам-революционерам?»

...Потому, что, пренебрежительно относясь к социалистической идеологии и желая опереться заодно и в равной мере и на интеллигенцию, и на пролетариат, и на крестьянство, партия социалистов-революционеров тем самым неизбежно (независимо от ее воли) ведет к политическому и идейному порабощению русского пролетариата русской буржуазной демократией. Пренебрежительное отношение к теории, уклончивость и влияние по отношению к социалистической идеологии неминуемо играет на руку идеологии буржуазной... Социал-революционаризм есть одно из тех проявлений мелкобуржуазной идейной неустойчивости и мелкобуржуазной вульгаризации социализма, с которыми социал-демократия всегда должна и будет вести решительную войну...

Потому, что, ставя в свою программу террор и проповедуя его как средство политической борьбы в современной его форме, социалисты-революционеры приносят этим самый серьезный вред движению, разрушая неразрывную связь социалистической работы с массой революционного класса. Никакие словесные уверения и заклятья не могут опровергнуть того несомненного факта, что современный террор, как его применяют и проповедуют социалисты-революционеры, ни в какой связи с работой в массах, для масс и совместно с массами не стоит, что партийная организация террористических актов отвлекает наши крайне немногочисленные организаторские силы от их трудной и далеко еще не выполненной задачи организации революционной рабочей партии, что на деле террор социалистов-революционеров является не чем иным, как единоборством, всецело осужденным опытом истории...

Усилиями террористов пошиба Азефа и Савинкова партия эсеров была доведена до почти морального уничтожения... Все честное постепенно бежит из партии с.-р. ...

Из декларации 25 тысяч рабочих и работниц Бауманского района Москвы

Никогда рабочие массы не оправдывали и не принимали участия в преступлениях эсеров, направленных на разрушение нашего хозяйства, на пролитие пролетарской крови и на свержение Советской власти.

Все эти преступные действия эсеров вызывали и вызывают только негодование и возмущение рабочих, а партию эту мы считаем нашим злейшим врагом... Что касается заявления эсеров о том, что рабочие против Советской власти,— мы заявляем... что рабочие и работницы за Советскую власть, что всякие покушения на Советскую власть встретят наш решительный отпор...

Из заявления рабочих Замоскворецкого района Москвы

Слишком велика вина этой якобы социалистической партии, предавшей интересы рабочего класса и перешедшей на сторону наших классовых врагов. Всем памятны... взрывы железнодорожного полотна, сбрасывание под откос наших продовольственных поездов, на наших глазах на заводе Михельсона стреляли в нашего любимого вождя товарища Ленина.

До сих пор эта преступная партия идет против рабочего класса. Лишь недавно они призывали к вооруженному восстанию против Советской власти. ПСР вновь хочет гражданской войны, вновь стремится разорить нашу страну... Весь рабочий класс, как один человек, стоит за Советскую власть, руководимую Коммунистической партией, единственной нашей партией, выражающей интересы рабочих.

Мы выражаем свое глубокое возмущение представителям 2 и 2 1/2 Интернационалов, которые считают себя представителями рабочих, а выступают в защиту классовых врагов пролетариата.

Мы обращаемся к пролетариям всего мира с призывом изгнать подобный элемент из своих рядов и энергично приступить к созданию единого рабочего фронта.

Из декларации 15 тыс. рабочих Хамовнического района Москвы

Рабочие и крестьяне сомкнулись вокруг Советской власти, вынесли на своих плечах дело революции. Многие, многие из нас по призыву Советской власти бросили станки, заводы, деревни и взялись за винтовки, женщины пошли в сестры милосердия, а то с винтовкой на передовые линии и всюду сражались, и всюду били лжесоциалистов, подкупленных агентов Антанты.

Наши жены, сестры, старики, оставшиеся здесь в тылу, героически готовили нам боевые патроны, боеприпасы, голодали, умирали от всяких болезней и терпеливо ждали, когда мы отобьем врагов и Советская Россия свободно вздохнет.

Это время наступило.

Из заявления 50 тысяч рабочих Краснопресненского района Москвы

Власть Советов — наша пролетарская рабоче-крестьянская власть, так как она завоевана нами ценою миллионов жертв, то заявление членов ЦК ПСР о борьбе с этой властью силой оружия мы считаем вызовом рабочим и крестьянам Советской России, и потому наши требования такие: мы никому — ни внутренним, ни внешним врагам не позволим поднять руку на Советскую власть.

Из заявления петроградских рабочих

Петроградские рабочие не забудут, что в 1918— 1919 гг., когда они сидели на осьмушке хлеба, вы, господа эсеры, в Сибири и на Волге вместе с чехословацкими наемными контрреволюционерами и белыми генералами организовали гражданскую войну против нас, взрывали мосты, устраивали пожары хлебных амбаров и всеми силами старались увеличить муки нашего голода.

Петроградские рабочие никогда не забудут, что партия эсеров в течение 4-х лет была главным агентом Антанты и что члены этой партии на всех фронтах вместе с бывшими царскими генералами и офицерами проливали кровь рабочих и крестьян России. Петроградские рабочие помнят, что вы, эсеры, чуть не убили Ленина, как ваши друзья уложили в гроб Урицкого. Рабочие и работницы Петрограда проклинают предательскую партию эсеров, как и все трудящиеся Советской России. В рядах эсеров ныне нет честных рабочих и крестьян. Партия эсеров стала чисто буржуазной партией. Делегаты-питерцы, как партийные так и беспартийные, бросают господам эсерам: вы убийцы Володарского, вы продажные агенты Антанты, вы — враги трудящихся…

Висневская, работница петроградского завода «Треугольник»:

Знайте, предатели революции, что именно сегодня ваша партия похоронена, как партия не революционеров, а гнусных убийц, поджигателей.

Тюлыгин, рабочий петроградского Металлического завода, беспартийный:

Мы голодали не потому, что Советская власть виновата, а потому, что вы тормозили доставку хлеба в Питер. По вашей вине, господа эсеры, десятки тысяч детей остались сиротами, жены — без мужей, матери — без сыновей. Это вы боролись против Красной Армии вместе с Красновым и Дутовым, с Антантой и белыми генералами Колчаком, Деникиным, Юденичем. Теперь я, беспартийный, убедился в этом. Пусть все беспартийные знают, что вы предатели рабочего класса, из-за вас лилась рабочая кровь, из-за вас разбухли российские кладбища от убитых... Вы, придя к власти в Сибири и на Волге, во всех городах, где удалось вам на время свергнуть Советскую власть,— расстреливали рабочих. Это вы, господа социалисты-революционеры, не давали убирать расстрелянных рабочих по две недели в Казани и Пскове, в Тамбовской губернии.

М. А. Спиридонова:

Правые эсеры и меньшевики были разбиты наголову не редкими репрессиями и стыдливым нажимом, а своей предыдущей соглашательской политикой. Массы действительно отвернулись от них. Губернские и уездные съезды собирались стихийно, там не было ни разгонов, ни арестов, была свободная борьба мнений, спор партий и результаты выборов обнаруживали всюду полное презрение масс к соглашательским партиям правых эсеров и меньшевиков, Они погасли в пустоте.