Содержание материала

Глава 8

ЛЮБОВЬ ТРУДЯЩИХСЯ К ЛЕНИНУ БЕСПРЕДЕЛЬНА

Силы наши должны расти с каждым днем, и этот непрерывный рост является для нас по-прежнему главной и полной гарантией того, что международный социализм победит!

В. И. ЛЕНИН

«Мы чувствуем себя с ним, как со старшим товарищем»

Л. А. Фотиева:

Долгие тяжелые годы эмиграции, последствия ранения, переутомление от нечеловеческого напряжения сил подорвали здоровье Владимира Ильича. Уже к концу 1921 г. он начал страдать сильными головными болями и упорной бессонницей...

Усилившиеся головные боли и общее ухудшение состояния здоровья Владимира Ильича побудили врачей искать причину нездоровья в влиянии на его организм окисления пуль, оставшихся в теле после ранения.

Вечером 20 апреля 1922 года мне позвонил Н. А. Семашко и сказал, что он просит меня завтра поехать к Владимиру Ильичу: приезжает профессор Борхардт из Берлина для консультации, так как нужно удалить пули у Владимира Ильича. Я ужасно удивился этому и спросил: «Почему?» Николай Александрович рассказал мне, что Владимир Ильич в последнее время стал страдать головными болями, была консультация с профессором Клемперером (крупный германский профессор, терапевт). Клемперер высказал предположение, и, очевидно, довольно определенно, что эти боли зависят от оставшихся в организме Владимира Ильича пуль, якобы вызывающих своим свинцом отравление.

Н. А. Семашко:

Владимира Ильича сначала рентгеноскопировали. Характерно, что, такой внимательный к другим, Владимир Ильич мало заботился о себе. Тогда лучший рентген был в институте, директором которого был академик П. П. Лазарев. Решили просветить рентгеном Владимира Ильича там,

В. Н. Розанов:

Сговорились на другой день проверить положение пуль по Рентгену в Институте академика Лазарева. При рентгеноскопии пули были видны прекрасно, они немного сместились, сравнительно с тем, что мы видели на рентгенограммах после ранения. Сделали рентгеновские снимки в различных направлениях. После этого Владимир Ильич пошел с П. П. Лазаревым осматривать Физический институт, но осмотр этот не удался, так как Владимир Ильич, дойдя до комнаты, где у П. П. Лазарева были собраны материалы по Курской аномалии, заставил П. П. Лазарева познакомить его с этими материалами самым подробным образом. Владимир Ильич слушал очень внимательно, о многом переспрашивал, видно, что он углубился в вопрос. Уезжая, Владимир Ильич сказал, чтобы П. П. Лазарев продолжал держать его в курсе дела.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1922, апрель, 22

Ленин приезжает в Институт биологической физики (3-я Миусская ул., д. 3). Здесь ему в связи с предстоящей операцией делают рентгеновские снимки грудной клетки для проверки положения пуль, оставшихся после ранения в 1918 г. Ленин ставит свою подпись: «В. Ульянов (Ленин)» в книге записи больных.

Н. А. Семашко:

Для операции извлечения пули Владимира Ильича положили в Боткинскую больницу,

В. Н. Розанов:

Об операции было условлено делать ее у меня, 23 апреля, и что Владимир Ильич приедет в 12 часов. Я предложил Борхардту приехать ко мне в больницу к 11 часам, думая показать ему до операции хирургические отделения, но профессор Борхардт просил разрешения приехать в 10 с половиной часов. Я, конечно, не возражал, думая, что он хочет поподробнее посмотреть нашу больницу.

Борхардт приехал и притащил с собой громаднейший, тяжелый чемодан со всякими инструментами, чем премного удивил и меня, и всех моих ассистентов. Инструментов для операции требовалось самый пустяк: несколько кровоостанавливающих зажимов, пинцет, зонд, ножницы да скальпель — вот и все, а он притащил их целую гору. Я успокоил его, что у нас есть все, все приготовлено, готов и раствор новокаина, есть и перчатки, и, так как до приезда Владимира Ильича оставалось еще полтора часа, предложил ему познакомиться с хирургическим корпусом. Он, видно, волновался и сказал, что хочет начать готовиться к операции. После этого Борхардт стал говорить, чтобы оперировал я, а он будет ассистировать, я ему на это ответил, что оперировать должен он, а я с удовольствием ему поассистирую. Борхардт еще несколько раз повторял это свое предложение, что он будет помогать при операции. Так я до сих пор и не знаю, зачем он это говорил,— думаю, из галантности...

Владимир Ильич приехал точно в 12 часов, с ним тов. Беленький и еще кто-то из охраны. Приехал и Н. А. Семашко. В операционную вошел, конечно, только Николай Александрович, который спросил меня: «Кто же будет оперировать?» Я ему ответил: «Немец, конечно, для чего же он приехал?» Николай Александрович согласился с этим. Операция прошла вполне благополучно. Владимир Ильич, видно, совсем не волновался, во время самой операции только чуть-чуть морщился. Я был уверен, что операция будет амбулаторная и Владимир Ильич через полчаса после операции поедет домой. Борхардт категорически запротестовал против этого и потребовал, чтобы больной остался в больнице хотя бы на сутки. Я не возражал против этого...

Е. А. Нечкина:

Вечером 22 апреля 1922 года профессор Розанов задал мне необычный вопрос:

- Екатерина Алексеевна, скажите, кто завтра дежурит?

Я ответила, что дежурю сама, и немножко удивилась, почему это заинтересовало профессора.

Утром на следующий день профессор Розанов предложил подготовить для больного изолятор. Кто этот больной, он не сказал, но уже весь персонал, работающий во 2-м корпусе Боткинской больницы, чувствовал какое-то необычайное волнение.

Вскоре к корпусу подъехал автомобиль, и я увидела в окно: из машины вышел Владимир Ильич и с группой спутников направился в корпус. Он снял пальто внизу на площадке и быстро поднялся наверх. Затем его провели в операционную, чтобы извлечь пулю, которая осталась в теле Ильича после злодейского покушения бандитки Каплан в 1918 году.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1922, апрель, 23

После операции Ленин остается в больнице, находится в палате № 44. Соколов осматривает Ленина и заполняет историю болезни.

В. Н. Розанов:

Это неожиданное помещение в больницу... обеспокоило Надежду Константиновну и Марию Ильиничну, которые и звонили ко мне и потом приехали. Мария Ильинична беспокоилась, накормят ли Владимира Ильича. Я успокоил ее, сказав, что позаботимся со всех сторон, и покормим, и напоим.

Владимир Ильич, как всякий больной, поступающий в больницу, был проведен по всем бумагам, была написана история болезни, которую заполнил В. И. Соколов, главный доктор. Владимир Ильич беспрекословно подчинился больничным порядкам, очень любезно принял доктора Соколова, отвечал на все его вопросы, дал себя выслушать и выстукать.

Е. А. Нечкина:

После операции Владимира Ильича положили в 44-й палате. Здесь была обыкновенная больничная обстановка. Простая кровать, столик и мягкое кресло составляли всю мебель. Единственное, что добавили к скромному убранству палаты,— это настольная лампа.

Владимир Ильич пробыл в 44-й палате одни сутки. Я, как медицинская сестра, все время ухаживала за ним и в первые минуты страшно волновалась. Но Владимир Ильич так просто себя держал, так был деликатен и даже стеснителен, что скоро от моей робости не осталось и следа.

На кровати лежала одна подушка. Видно было, что Ильичу неудобно, и я тотчас же принесла другую. Ильич запротестовал и стал отказываться. Только при помощи профессора Розанова удалось уговорить его взять другую подушку. Оказывается, Владимир Ильич думал, что на постель полагается только одна подушка, и опасался, как бы мы не обидели какого-нибудь больного, отобрав у него эту подушку.

Вечером, когда стали проветривать палату, Владимир Ильич вышел в соседнюю комнату. Я там работала, и товарищ Ленин, присев на стул, стал расспрашивать, какой контингент лечится сейчас в больнице, как работает медицинский персонал.

- Послушайте,  сестрица, почему вы так плохо выглядите? — задал он мне вопрос. Я смутилась и не знала, что ответить.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1922, апрель, 23

Ленина посещает (позднее 19 час.) В. Н. Розанов.

В. Н. Розанов:

Часов в семь вечера мой сынишка сильно порезал себе ногу, пришлось пойти с ним в корпус и наложить на рану швы и повязку. Я зашел к Владимиру Ильичу, рассказал ему об этом случае, и потом он каждый день спрашивал у меня, как нога моего сына, пока у него не зажило. Эта внимательность к другим — одна из черточек характера Владимира Ильича. Владимир Ильич чувствовал себя прекрасно, на мой вопрос, не нужно ли чего, ответил, показывая на тов. Беленького, который стоял в дверях: «Скажите ему, чтобы они не очень волновались и больных бы не стесняли». Часов в одиннадцать вечера, когда я зашел вновь в корпус, Владимир Ильич уже спал.

Е. А. Нечкина:

Утром Владимир Ильич спросил у профессора Розанова, почему сестра дежурит день, ночь и снова день, почему ее так загружают работой.

Розанов ответил, что сестре эти дни компенсируются и отдых за них она получит.

Затем Владимир Ильич спросил профессора Розанова, чем он мог бы отблагодарить сестру, которая ухаживала за ним.

- Ну что вы, Владимир Ильич, какая может быть благодарность? Она для вас делает все то, что сделала бы и для другого больного.

Однако Ильич настаивал, и профессор Розанов обратился с этим вопросом ко мне.

Я совсем растерялась и не знала, что отвечать. Тогда профессор решил за меня сам:

- Лучше всего вам подойдет путевка на курорт.

Днем Владимир Ильич уехал. Перед отъездом он тепло простился со всеми. Благодарил за внимание и заботу, извинялся за беспокойство. Поблагодарил и меня.

Из биографической хроники В. И. Ленина, 1922, апрель, 25

Ленин пишет письмо наркому здравоохранения Н. А. Семашко с просьбой распорядиться об отправке в Крым в санаторий для лечения и отдыха медицинской сестры Солдатенковской больницы Е. А. Нечкиной.

Н. А. Семашко

25. IV. 1922 г.

т. Семашко!

Прошу Вас распорядиться об отправке в Крым в один из тамошних санаториев для лечения и отдыха сестры Солдатенковской больницы

Екатерины Алексеевны Нечкиной.

Не откажите сообщить мне копию Вашего распоряжения по этому делу, а если Вы встречаете какие-либо препятствия к исполнению моей просьбы, то прошу черкнуть, в чем эти препятствия.

С ком. приветом Ленин.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1922, апрель, 26

Ленин в ответ на свою просьбу получает от Н. А. Семашко письмо с сообщением об устройстве медицинской сестры Солдатенковской больницы Е. А. Нечкиной в санаторий и копию распоряжения по этому вопросу.

Е. А. Нечкина:

Прошло 4—5 дней.

Однажды утром в конторе Боткинской больницы раздался телефонный звонок. Звонили из Наркомздрава. Просили медицинскую сестру Нечкину явиться для переговоров.

Окончив дежурство, я поехала в Наркомздрав, не зная, зачем меня вызывают. Оказывается, меня ждала путевка в Крым. Я была потрясена.

Владимир Ильич, еще не совсем здоровый, занятый большой государственной работой, нашел время, чтобы вспомнить обо мне.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1922, апрель, позднее 24

В течение 2 1/2 недель Ленину делают перевязки. Ленин беседует с лечащими его старшим врачом хирургического отделения Солдатенковской больницы В. Н. Розановым, его помощником доктором А. Д. Очкиным и фельдшерицей К. М. Грешновой.

А. Д. Очкин:

После операции Владимир Ильич просил не присылать к нему специальных дежурных, чтобы не нарушить обычного распорядка больницы.

Для перевязок его навещали профессор В. Н. Розанов, операционная фельдшерица К. М. Грешнова и ассистент, автор этих строк.

Владимир Ильич всегда встречал нас тепло и приветливо, с какой-то особой простотой. Во время перевязок он живо интересовался нашей работой, жизнью больницы. Забрасывал нас короткими четкими вопросами.

Занятый важными государственными делами, В. И. Ленин находил время для беседы с нами.

Охотно и запросто В. И. Ленин рассказывал нам об актуальных политических вопросах, обращал наше внимание, между прочим, на рутину и косность, еще жившие в наших учреждениях.

Почти всегда беседы были наглядным уроком для нас, представителей советской интеллигенции. Они раскрывали нам глаза на явления, до тех пор непонятные. После каждой беседы с Владимиром Ильичем мы уходили с таким чувством, будто выросли на целую голову. Свободно и легко разбирающийся в людях, В. И. Ленин умел быстро и окончательно убедить, покорить своего слушателя, сделать собеседника навсегда своим поклонником.

Исключительную чуткость, внимание вплоть до мелочен проявлял В. И. Ленин к ученым, к советской интеллигенции. Он трогательно заботился о В. Н. Розанове, стремясь, чтобы профессор не чувствовал ни в чем недостатка. Простота и задушевность Владимира Ильича часто заставляли нас забывать о том, что перед нами великий гений человечества.

Мы чувствовали себя с ним, как со старшим товарищем, и было жаль расставаться. Хотелось еще и еще слушать его, хотелось видеть его проницательный, все подмечающий взгляд, слушать чеканные, простые вопросы и характерную речь со слегка раскатывающимся «р».

Мы на себе испытали замечательную черту В. И. Ленина — заботу о людях. Владимир Ильич часто спрашивал, как живут работники больницы, как и чем они питаются. Эти вопросы тогда, в период продовольственных затруднений, имели большое значение. И надо сказать, что благодаря заботе В. И. Ленина было значительно улучшено снабжение больницы продуктами питания. Он распорядился также отвести на пустырях вокруг больницы громадную территорию для посадки картофеля и различных огородных культур.

Дело это по тем временам было новым, и за него горячо и охотно взялся весь коллектив медицинских работников. Результаты не замедлили сказаться. Мы получили хороший урожай овощей и картофеля.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1922, апрель, 27

Ленину сняли швы после операции по извлечению одной из пуль, оставшихся после ранения в 1918 г.

Л. А. Фотиева:

Операция прошла благополучно. 27 апреля были сняты швы, и в тот же день В. И. Ленин председательствовал на заседании Политбюро ЦК РКП (б).

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1922, май, ранее 21

Ленин звонит по телефону старшему врачу хирургического отделения Солдатенковской больницы В. Н. Розанову, узнает, когда он будет свободен, приезжает в больницу, беседует с ним, благодарит за лечение, спрашивает, не нужно ли помочь доктору А. Д. Очкину и фельдшерице К. М. Грешновой; во время беседы записывает сведения о них для оказания помощи.

Н. А. Семашко:

...Владимир Ильич умел помогать трудящимся не только тогда, когда они просили о помощи, но и тогда, когда скрывали нужду. Он, например, выпытал у ухаживающей за ним фельдшерицы Грешновой, что у нее большое горе: у нее больна туберкулезом девочка, но она боялась отправить девочку на лечение одну, хотела бы поехать с ней. А по общим правилам пребывание родителей в детских санаториях не допускалось. И вот Владимир Ильич пишет мне записку с просьбой помочь Грешновой...

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1922, май, 21

Ленин пишет письмо наркому здравоохранения Н. А. Семашко с просьбой помочь фельдшерице Солдатенковской больницы К. М. Грешновой получить очередной отпуск летом для поездки с девочкой-воспитанницей на лечение и сообщить ему решение по этому вопросу.

Н. А. Семашко

Тов. Семашко!

Еще просьба. Я обещал В. Н. Розанову помочь фельдшерице Грешновой, которая возилась со мной много дней после операции извлечения пули.

Розанов просит дать ей очередной отпуск нынче летом вместе с девочкой сироткой, которая у нее на руках.

Должно быть, это «вместе» составляет изъятие из правил, не разрешаемое без Вашего приказа?

Будьте любезны, закажите Вашему секретарю справку об этом и черкните мне или поручите черкнуть несколько слов, можете распорядиться на этот счет или нет.

21/V. 1922.

Ваш Ленин.

Из биографической хроники В. И. Ленина,
1922, май, 26

Ленин в ответ на свою просьбу получает от наркома здравоохранения Н. А. Семашко письмо с сообщением о мерах, принятых для поездки фельдшерицы Солдатенковской больницы К. М. Грешновой с девочкой-воспитанницей в Крым на отдых и лечение.

Ближайшие сотрудники Владимира Ильича пользовались его неослабным вниманием. Он вникал во все их нужды, он заставлял товарищей беречь себя, отдыхать, лечиться. В то горячее время многие товарищи не только не слушались врачебных советов, но даже не выполняли указаний Владимира Ильича. В таких случаях у Владимира Ильича разговор был короток: через несколько дней данный товарищ получал постановление ЦК: партийная дисциплина обязывала подчиниться...

А. Д. Очкин:

Он заботился не только о людях, но и о каждом конкретном человеке. Поглощенный огромной партийной и государственной деятельностью, он все же никогда не забывал о так называемых «маленьких» делах, добивался, чтобы дело, раз начатое, было доведено до конца. Владимир Ильич Ленин — воплощение великого и простого.

Л. А. Фотиева:

А. М. Горький писал, что в каждом человеке есть бубенчик, если его затронуть, то человек зазвенит самым прекрасным, что в нем есть. Ленин обладал способностью затронуть такой бубенчик в каждом человеке. И каждый в присутствии Владимира Ильича чувствовал себя лучшим. Оттого-то и были так дороги встречи и беседы с Лениным.

Н. А. Семашко:

В руководстве Ленина партией и правительством, как, впрочем, и во всей жизни Ленина, поражала больше всего его принципиальность. К нему изумительно подходило то определение морали, которое он дал на III съезде комсомола: «...наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата».

«Мы все — большевики»

Из письма В. И. Ленину крестьянина с. Мелового, Богатинской волости, Обоянского уезда, Курской губернии Д. Греховодова

Мы видим, товарищ Ленин, шаги Вашей деятельности. Мы видим, что Вы действительно стоите за освобождение бедных крестьян.

Вообще борцы за социализм — это партия большевиков.

Раньше мы не знали, кто такие большевики.

А когда мы узнали, кто такие большевики, оказывается, что мы, крестьяне, все — большевики.

Из приветствия съезда паровозных бригад Московско-Киево-Воронежской ж. д.

Выражая чувства живейшей радости по поводу выздоровления вождя всего пролетариата, главы Совнаркома тов. Ленина, съезд паровозных бригад Московско- Киево-Воронежской ж. д. приветствует всех членов, социалистическую армию, которая грудью защищает добытые кровью лучших людей завоевания социалистической революции. Паровозосоюз со своей стороны обещает всемерно поддерживать настоящую социалистическую власть всеми имеющимися в его распоряжении средствами и силами.

В. И. Ленину от латышских стрелков:

Шлем искренний привет первому из равных гражданину Российской социалистической республики, дорогому нашему товарищу Ильичу. Крепитесь, наша беспредельная преданность Вам и готовность умереть за социальную революцию да придаст Вам силы победить болезнь, как Вы победили умы всего трудового мира.

Рабочие Тульского оружейного завода В. И. Ленину:

От имени тысячного собрания рабочих кузнечной и части других мастерских Тульского оружейного завода, от имени их жен и детей шлю горячий привет дорогому вождю и учителю угнетенных масс тов. Ленину. Тебя ранила контрреволюция, беспощадная же борьба и смерть контрреволюционерам, слава и честь великому коммунару, да сгинет контрреволюция!

Да здравствует величайший вождь мирового пролетариата, наш непоколебимый, наш славный, наш бесконечно любимый товарищ Ленин!

Рабочие просят и требуют, чтобы ты жил.

По поручению рабочих

председатель Тульского губернского комитета коммунистов Григорий Каминский

Из письма В. И. Ленину от объединенного заседания ЦИК, Совета народных комиссаров Туркестанской республики, государственных, общественных и красноармейских организаций г. Ташкента

Революционное движение российского пролетариата в течение двух последних десятилетий неразрывно связано с именем величайшего вождя международного пролетариата, с именем товарища Ленина. Имя его сделалось символом рабочего движения, все бури, все грозы русский рабочий класс вынес вместе со своим руководителем.

Чем больше разрасталась революция, тем очевиднее становилась огромная роль, которую играл товарищ Ленин в международном движении. Революция масс, революция стихийная, безудержная, регулировалась и направлялась стальной волей своего вождя... Никто и ничто в мире не в состоянии разомкнуть наши ряды, и на всякий вражеский вызов мы ответим лишь большим сплочением наших рядов и последовательностью наших лозунгов. В наших рядах ни на минуту не зародится смущение, доколе держатся молот и оружие в наших руках.

В. И. Ленину от VII съезда Советов Орловского уезда Вятской губернии:

Вам, истинному человеку и неутомимому защитнику угнетенных и бедняков, не щадящему здоровья и жизни для свободного труда и независимой жизни, шлют свой горячий революционный привет представители многомиллионного крестьянства и рабочих России, людей от сохи и молота, которым дает возможность собираться и свободно обсуждать свои дела единственная форма государства— власть Советов, власть трудящихся.

Да здравствует власть трудящихся!

Да здравствует их вождь Ленин!

Коммунисты Знаменской ткацкой фабрики:

Дорогой наш вождь Владимир Ильич!

...Ты являешься нашим вождем, нашим великим учителем. Честь и слава тебе! И день твоего рождения является великим праздником для нас. Проходили века, мы спали в кошмарном сне, в котором усыпляла нас буржуазия, мы задыхались от лжи и грязи, но не смели открыть глаза, пока не раздался твой зов, искренний, ясный, как весенний день. Ты звал нас к новой, светлой жизни, основанной на труде и справедливости, и мы проснулись. С того дня мы перестали быть рабами буржуазии, мы сбросили сомнения и поняли, что только от пас самих, от нашей организованности зависит наше будущее. И мы смело, со светлой верой шагаем по твоим следам...

Казаки, крестьяне, горцы и рабочие Кубанско-Черноморской области В. И. Ленину:

Кубанско-Черноморский областной съезд трудовых казаков, крестьян, горцев и рабочих братски приветствует светлый ум, горячее сердце и могучую волю вождя международной социалистической революции. Приступая сегодня к работам, мы, делегаты, употребим все наши силы для того, чтобы внести свою долю в дело укрепления международного революционного союза трудящихся, знамя которого Вы подняли и высоко держите.

Из письма В. И. Ленину от Красноуфимского городского Совета

Мы клянемся отдать все свои силы неустанной борьбе с мировой контрреволюцией и такой же неустанной работе по восстановлению хозяйственной жизни Урала, столь необходимого всей Советской России. Везде, во всех Советах и партийных ячейках и на железных дорогах, мы горим одной мыслью — красный Урал не должен отставать от героического пролетариата Петрограда и Москвы, потому что год черной власти Колчака — эта темная ночь Урала научила нас ценить яркий день пролетарской власти.

Коммунисты Медвеженской волости, Ливенского уезда, Орловской губернии В. И. Ленину:

...Пусть запомнят белые есаулы, что дело их бесповоротно проиграно и никакие буржуазные [замыслы] о переворотах увенчаться успехами не могут, лишь только потому, что наш свободной республики солдат бережет винтовку дороже своего правого глаза и рабочий мужик стал твердо на советскую землю и помнит лишь одно, что только в новом советском строительстве есть истинная и святая справедливость.

В. И. Ленину от черемховских углекопов:

В самые тяжелые для российского пролетариата дни, в дни массовых кулацких восстаний, в дни объединенного наступления мирового капитала на Советскую республику, так же как и в минуты победы пролетариата, Коммунистическая партия, а за нею и все русские рабочие под Вашим мощным призывом сплачивались в единую стальную массу, чтобы под Вашим же руководством двигаться вперед по пути к полному освобождению пролетариата от гнета эксплуатации и порабощения.

Мы уверены в том, что под Вашим руководством и руководством Коммунистической партии через миллионы препятствий, через разруху, голод, болезни, в борьбе с обезумевшими от отчаяния предпринимателями, банкирами, помещиками и генералами пролетарии всего мира добьются своего полного и окончательного освобождения.

Члены сельскохозяйственной коммуны имени Ленина:

Мы, коммунары, видя в Вас стойкого, с всеобъемлющим умом человека, непоколебимого, терпеливого творца коммунизма, мы взяли Вас за образец. Начиная коммунальную жизнь, мы знали, что наш путь труден, а в труде есть залог будущего народного счастья, поэтому мы и решили назвать коммуну Вашим именем... Мы решили так же упорно, подражая Вашему примеру, строить новую, коммунальную жизнь, которую Вы так горячо и умело проповедуете и неуклонно проводите в жизнь.

...Мы строим новую жизнь. Мы пережили самую трудную полосу нашей жизни. Мы остались бодры духом и неослабны физически. Мы теперь видим, что недалек тот час, когда водворится царство социализма.

Трудящиеся Марийской автономной области:

Учитывая всю важность и серьезность стоящих перед Советской Россией задач по восстановлению разрушенного хозяйства страны, съезд выражает готовность напрячь все свои силы и энергию к скорейшему экономическому возрождению кантона, горячо призывая к этому все трудовое крестьянство, и надеется, что всеобщим дружным и упорным трудом мы победим последнего и злейшего врага трудящихся Советской России — экономическую разруху.

Сыр-Дарьинский областной союз кожевников:

Принимая во внимание неоценимые заслуги товарища Ленина в борьбе за осуществление диктатуры пролетариата и за раскрепощение народов, населяющих Восток, мы в единодушном порыве здесь, на окраине Туркестана, готовы осуществить начатое дело Октябрьской революции. Несмотря на нашу оторванность от центра в 1918— 1919 годах, мы сумели с горсточкой пролетарских и полупролетарских масс отразить международный контрреволюционный напор царских генералов и враждебных нам элементов.

Из резолюции общего собрания рабочих и служащих московского завода «Электросила» № 3

В связи с предстоящей четвертой годовщиной Октябрьской революции общее собрание рабочих и служащих завода «Электросила» № 3 (бывш. «Динамо») не может не вспомнить о том, кто своей непоколебимой верой в силы рабочего класса повел его на штурм капиталистических твердынь.

Шлем тебе, дорогой Владимир Ильич, свой пролетарский привет и заявляем, что при осаде капиталистического мира мы будем одни из первых укреплять участок осады электрификацией страны.

Курсанты 96-х пехотных командных курсов г. Верхотурья, Екатеринбургской губернии:

Мы тобой гордимся, как революционной звездой мира первой величины, и даем клятвенное обещание твердо стоять с винтовкой в руках на страже пролетарских завоеваний до тех пор, пока пролетариат мира не разорвет цепи угнетателей и похоронит навсегда их вместе с обломками старого общественного порядка. Мы клянемся все как один по первому твоему зову выступить с винтовкой в руках против всех, кто попытается посягнуть на целость территории пролетарского государства, при поддержке организованного пролетариата и всего трудового народа РСФСР и под руководством умелых наших вождей доказать еще раз, что Рабоче-Крестьянская Красная Армия, вооруженная своим классовым самосознанием, не знает границ своих побед над общим врагом трудящихся мира. Работай, наш дорогой Ильич, на страх врагам и на радость пролетариату, на всякий случай мы начеку.

Ячейка РКСМ Брянского губернского совета народного хозяйства:

За последнее время темные личности все более и более распространяют слухи о том, что будто бы «Ленин опасно болен», «при смерти», что «Ленин умер» и т. п. Вся несуразность, вся ложь этих провокационных слухов еще более доказывает, что контрреволюция не спит, что «старые знакомые» (для Вас) эсеры и меньшевики не дремлют, что они еще ведут свою предательскую и преступную работу среди рабочих и среди темных, несознательных масс. Были люди, которые верили этим темным слухам, но этот номер «Правды» разъяснил все и лишний раз доказал, что эсеры и прочие соглашатели умеют только «трепаться». Те меньшевики, те эсеры, которые стреляли в Вас, в вождя всемирного пролетариата, которые и сейчас распускают про Вас ложные слухи, должны поплатиться, и мы горячо верим, что настанет час расплаты, предателям-убийцам не будет уже пощады.

Дорогой Владимир Ильич! Мы шлем Вам свой горячий юношеский привет и желаем Вам как можно скорее оправиться от болезни и с новыми силами выступить на борьбу с социал-соглашателями и всемирной буржуазией.

Воспитанники детского дома имени Ленина ст. Подсолнечная Октябрьской ж. д.:

Милый Владимир Ильич!

Мы, дети детского дома имени Ленина, шлем Вам свой привет и желаем, чтобы Вы были здоровы. Мы очень хотим Вас увидеть. Приезжайте к нам. Наш детский дом стоит на берегу Сенежского озера. Место очень красивое. Можно ловить рыбу и охотиться. Воздух у нас свежий, чистый. Вы отдохнете и поправитесь лучше. У нас есть свежее молоко от своих коров, и мы Вас угостим, оно тоже будет очень Вам полезно. Летом у нас вырастет много вкусных вещей, и мы Вас всем, всем угостим. Мы будем Вас ждать. Желаем Вам всего хорошего, а главное, много, много здоровья.

Конференция военных моряков Каспийского флота:

...Мы заявляем Вам, наш дорогой вождь и учитель, что моряки-каспийцы твердо стоят на своем революционном посту, и по первому Вашему зову мы, не щадя своих жизней, вновь пойдем на защиту завоеваний Октябрьской революции. Погибнем мы, но Великий Октябрь несокрушим. Ильич должен жить, наш вождь и учитель должен быть в наших рядах...

Съезд работников потребительской кооперации:

Кооператоры знают, что под руководством Ильича Советская республика в ближайшие же годы возродит свое разрушенное хозяйство. При наступившем переломе в положении народного хозяйства, когда под натиском трудящихся и под умелым руководством нашего вождя, товарища Ленина, отступают и уходят в прошлое голод и разруха, это может служить причиной нашей уверенности в окончательной победе. Скорейшее выздоровление товарища Ленина ускорит эту победу.

Расширенный пленум ЦК профсоюза работников земли и леса:

С любовью и надеждой следит рабочий класс за твоим здоровьем и ждет с нетерпением твоего скорейшего выздоровления, дабы ты вел своей твердой рукой великий корабль мировой социальной революции — первое рабоче-крестьянское государство в мире.

Как связанные в своей работе с деревней, мы счастливы засвидетельствовать, что эта любовь и надежда пролетариата полностью разделяются трудовым крестьянством.

III Хорезмский курултай Советов:

...Мы с тревогой следим за состоянием Вашего здоровья и желаем Вам от глубины всего сердца полного здоровья и благополучия, дабы трудящиеся всего мира могли черпать от Вас указания в своей борьбе за освобождение от гнета капитализма. Народы Востока знают одного вождя — тов. Ленина, и только с ним им по пути.

Съезд строительных рабочих Нижегородской губернии:

...Мы твердо надеемся, что вождь мирового пролетариата, зажегший огонь революции, с одной стороны, и электрический свет в глухой деревне — с другой, проводник горячей коммунистической идеи и душа электрификации России, вновь вернувшись выздоровевшим для работы, воспламенит сердца мирового пролетариата к окончательному бою с капиталистами. Сами же твердо уверяем тебя, дорогой наш вождь; что, закладывая первые камни по восстановлению разрушенной России и по первым работам строительства электрификации, приложим все свои усилия, одолеем разруху и под упорным нашим трудом камень за камнем возродится великая социальная республика.

Письмо В. И. Ленина V Всероссийскому съезду профсоюзов

17.IX.1922.

Дорогие товарищи!

Мне первый раз приходится, после долгой болезни, выступать — хотя бы и письменно — перед съездом. Позвольте мне поэтому ограничиться горячим приветствием и немногими краткими словами о положении и задачах нашей промышленности и нашей республики. Наше положение особенно трудно, потому что нет средств для восстановления основного капитала, машин, орудий, зданий и т. п., а ведь именно эта промышленность, так называемая «тяжелая индустрия», есть основная база социализма. В капиталистических государствах обычно восстанавливают этот основной капитал посредством займов. Нам не хотят дать займа, пока мы не восстановим собственности капиталистов и помещиков, а мы этого сделать не можем и не сделаем. Остается необыкновенно трудный и долгий путь: скапливать понемногу сбережения, увеличивать налоги, чтобы постепенно восстанавливать разрушенные железные дороги, машины, здания и прочее. Во всем мире мы пока остаемся одни, как государство, в котором трудящиеся крестьяне под руководством рабочих строят социализм, решительно отказываясь от руководства капиталистов, которые, прикрываясь всякими пышными словами о демократии, свободе и т. п., на деле укрепляют частную собственность капиталистов и помещиков, создают господство немногих богачей, делящих весь земной шар и воюющих между собой за его переделы, за порабощение сотен миллионов народов более слабых и отсталых.

Пока мы остаемся одни, задача восстановления нашего народного хозяйства ложится на наши плечи необыкновенно тяжело. Необходимо величайшим образом напрягать силы всех крестьян и всех рабочих, необходимо усовершенствовать и удешевлять наш государственный аппарат, который у нас еще очень плох, чтобы улучшать положение трудящихся и восстанавливать, хотя бы понемногу, наше разрушенное войной империалистской и войной гражданской хозяйство.

Пусть каждый сознательный крестьянин и рабочий, которому случится прийти в уныние под влиянием тяжелых условий жизни или чрезвычайной медленности нашего государственного строительства, припомнит недавнее прошлое, с господством капиталистов и помещиков. Такое воспоминание вернет ему бодрость в работе. Всеми силами, со всех сторон усилить и улучшить работу — в этом единственное спасение рабоче-крестьянской власти.

С товарищеским приветом

В. Ульянов (Ленин)

Из приветствия делегатов V Всероссийского съезда профсоюзов

Дорогой Владимир Ильич!

С глубоким волнением и большой радостью заслушал V Всероссийский съезд профессиональных союзов Ваше письмо. Вместе с рабочими всей России следили мы лихорадочно за малейшими известиями о Вашем здоровье и считаем дни и часы, когда Вы вновь займете свое место на боевом посту... Мы знали, что Вы не можете отойти надолго от работы, ибо борьба и революционное творчество — Ваша жизнь. От одной мысли, что Вы опять с нами, что мы опять увидим Вас за рулем, наша бодрость увеличивается и вера в окончательную победу превращается в уверенность...

Мы приложим все усилия к тому, чтобы наша крупная промышленность была в ближайшие же годы восстановлена в размерах, далеко превышающих довоенные. Съезд от имени организованных в профсоюзы рабочих дает Вам в этом торжественное обещание, которое будет свято исполнено.

Примите же, дорогой Владимир Ильич, от собравшихся со всех концов республики делегатов горячий привет, который идет от сердца всего рабочего класса.

Студенты Московского института инженеров путей сообщения и рабочего факультета:

Дорогой Ильич! Октябрьский вихрь сорвал замок с дверей того института, куда ступала лишь нога буржуазно-дворянских белоподкладочников. Незначительными группами, сперва робко, стали проникать рабочие и крестьяне в институт. Эти сначала незначительные группы обратились теперь в широкий трудовой поток.

Владимир Ильич! В момент, когда сохранение революционно-пролетарской идеологии является основной задачей пролетариата, в этот момент мы решительно заявляем: в нашей школе никогда так не царили пролетарский дух и влияние, как теперь.

В наших трудовых рядах сплоченность и спайка.

Некогда реакционный институт сегодня окончательно становится авангардом пролетарских научных сил.

И радостная весть о Вашем выздоровлении, Владимир Ильич, обращает нашу спайку в незыблемую сталь революционного единения...

Рабочие Казанского порохового завода:

Мы все рады, что в наши ряды вернулся вождь российского и мирового пролетариата. Владимир Ильич, твое здоровье дает нам силы, энергию и уверенность в том, что наша промышленность будет восстановлена, мы даем тебе гарантию в том, что наш завод послужит примером в работе для других заводов и красные пороховницы в нужный момент не окажутся пустыми.

Петроградские текстильщики:

Дорогой и глубокоуважаемый Владимир Ильич!

Петроградский текстильный трест в свою годовщину вместе со своим горячим приветом шлет Вам плед, сработанный на одной из его фабрик.

Петротекстиль хочет, чтобы Вы, наш дорогой, ощутили от нашего скромного подарка вместе с физическим теплом и то рабочее сердечное тепло, которым Вас хочется окутать, а также и обратили внимание на то, что в условиях крайней изношенности, разрухи, недохваток и кризисов мы работаем нисколько не хуже довоенного, а следовательно, можем достигать, чего хотим.

Носи, наш дорогой, на доброе здоровье.

Рабочие Московского проволочно-гвоздильного завода:

Дорогой товарищ Владимир Ильич!

Сегодня мы, рабочие проволочно-гвоздильного завода, празднуем пятую годовщину Октября.

Подарком Советской власти мы преподносим 100% довоенной производительности. Тянем проволоку, рубим гвозди, на ходу ремонтируем завод.

Привет Вам, дорогой Ильич, от 40 человек беспартийных рабочих, которые поклялись стоять за Советскую власть.

Старых хозяев не пустим: сами научились работать, живем дружной семьей...

Да здравствует вождь революции Ильич!

Железнодорожные рабочие Харькова:

Глубокоуважаемый Владимир Ильич!

Имя Ваше... дало живой отклик среди собравшихся, в [особенности] же героев труда, убеленных сединами, и президиум заседания с последними, от лица всех собравшихся, постановил приветствовать и поздравить Вас с великим торжественным праздником Октябрьской революции, как мирового вождя и как борца и ветерана труда на политическом фронте и идейного руководителя экономического фронта.

Заслуги Ваши перед революцией глубоко запечатлены в сердцах рабочего железнодорожного пролетариата, отстаивающего грудью октябрьские завоевания и отдающего упорный свой труд на восстановление хозяйственного фронта, и у всех одна мысль — сохранить Ваше здоровье на благо рабочего класса.

Рабочие Ярцевской прядильно-ткацкой фабрики:

Приветствие Ильичу

25 лет ты бессменно стоишь у руля революционного движения рабочего класса России. 25 лет ты являешься истинным и преданным защитником угнетенных и эксплуатируемых всего мира. Прошло пять с лишком лет, как рабочий класс России под твоим руководством сбросил цепи угнетения и эксплуатации и упорно строит, несмотря на тяжелые экономические условия жизни, под бешеный вой хищников-капиталистов всего мира свою лучшую, коммунистическую жизнь. Мы твердо уверены в том, что настанет тот момент, когда порабощенные трудящиеся всего мира последуют, примеру рабочих и крестьян России, возьмут власть у буржуазии в свои руки и над всем миром взовьется красное знамя коммунизма. Мы же со своей стороны клянемся, что будем твердо держать в своих руках добытые долгой и кровавой борьбой завоевания Красного Октября и отдадим все свои силы на укрепление пролетарской революции.

Рабочие киевского завода «Арсенал» В. И. Ленину:

Мы, рабочие-арсенальцы, заявляем, что всегда с тобой и руководимой тобой РКП...

Мы знаем, что под руководством квалифицированного токаря марксистской мысли — Ильича, имея в руках точные инструменты классовой борьбы и коммунизма — «Капитал» и «Коммунистический манифест», будем твоими помощниками: мастерами и подмастерьями социалистического общества, вырабатывая методы к осуществлению коммунизма.

Живи еще долгие годы и работай на пользу рабочего класса.

Курсанты, красноармейцы, командный, административный, политический и преподавательский состав 3-х Омских кавалерийских курсов:

В эпоху великой борьбы труда с капиталом и за шесть лет существования Советской власти, несмотря ни на какие условия, Вы твердо стоите на своем посту у руля мощного корабля диктатуры пролетариата и умелою рукою направляете его но фарватеру между рифами — капиталистическими странами.

Корабль, руководимый Вами, своим острым килем разрезает и отбрасывает бушующие волны мировой реакции. Никакая буря житейской волны не в силах сломить Вашу волю. Вы со своей чуткой душой предугадывали надвигающиеся штормы клеветы на советские республики, умело и своевременно разоблачали ложь буржуазии. Для людей, идущих с Вами по одной дороге, Вы были и есть учитель, вождь и отец. В самые критические минуты существования Советской власти Вы спокойно оставались на своем посту, бичуя всех изменников делу пролетариата, убеждая колеблющихся и неверующих в силу революции, уговаривая малодушных. Своей работой Вы заслужили полную любовь пролетариата всего мира, но в то же время и ожесточенную ненависть буржуазии...

Альберт Рис Вильямс:

Один из секретов ленинской силы заключается в его потрясающей искренности. Он искренен со своими друзьями. Он, конечно, радуется всякий раз, когда на сторону революции становится новый боец, но не станет рисовать розовыми красками условия работы и будущие перспективы, чтобы привлечь на свою сторону хотя бы одного человека. Скорее, он склонен изображать вещи в более мрачных тонах, чем они есть в действительности. Многие из ленинских выступлений содержали в себе примерно такие мысли: цель, за которую борются большевики, не так близка, как многим из вас представляется; мы вели Россию по тернистому пути, но курс, который мы взяли, может прибавить нам новых врагов, новые страдания; каким бы трудным ни было наше прошлое, будущее сулит нам еще немалые трудности — большие, чем вы себе представляете...

Эта печать искренности лежит на всех его публичных выступлениях. Ленину чужды обычные атрибуты государственного деятеля-политикана: обман, словесная мишура и рисовка. Сразу чувствуется, что он не может обмануть, если бы даже и захотел. Он не может сделать этого по той причине, в силу которой не может обманывать самого себя: он обладает научным подходом и верит в неотразимую силу фактов.

Ф. Березовский:

Ни одной партии он как будто не упоминал. Но чувствовалось, что подчеркивания отдельных мест доклада заставляли гореть восторгом глаза большевиков, пришибали... анархистов и уничтожающе действовали на меньшевиков и эсеров... Его речь была отточенной до мельчайших подробностей, несмотря на всю остроту и непосредственность тех чувств, которые вкладывал Владимир Ильич в доклад и подчеркивал интонацией своего голоса...

Вот ленинский голос зазвучал тревогой и ненавистью к тем, кто разрушал и саботировал великое дело освобождения трудящихся.

И ненависть загоралась огнем во взглядах людей, одетых в серые гимнастерки и черные куртки.

Деловое напряжение слушателей сменялось ощущением огромной ответственности, которую взваливал на свои плечи пролетариат и его классовая власть...

В его словах, в его голосе звучала неоспоримая большевистская правда.

Иван Ольбрахт:

Товарищ Ленин!.. Человек, которого эпоха вывела из чердачных каморок и музейных библиотек эмиграции и поставила в центр событий мировой истории.

Он, которого из недр своих подняла масса людей, чтобы в его ясных, твердых, как удар колокола, словах выразить свой нестройный крик, чтобы из мутного хаоса разрозненных помыслов он смог выковать идею, чтобы он руководил ими, сплотил их и вместе с ними завоевал мир...

На всех лицах одинаковая улыбка, тихая, едва заметная, нежная улыбка великой любви. Ведь Ленин — плоть от плоти и кровь от крови этих масс, и уста его ни разу не произнесли слова, которое одновременно не было бы их словом...

Ф. Панферов:

Из-за кулис стремительно к трибуне подходит Ильич.

Да нет, он даже ниже среднего роста. У него только такая огромная голова, со светящимся, как солнце, лбом, небольшая бородка и острые, всевидящие глаза. По всему видно — он очень занят государственными делами, каждая минута и даже секунда у него на счету. А мы бурей аплодисментов встретили его и не умолкаем. Он чуточку поморщился, махнул рукой в нашу сторону, как бы говоря: «Хватит, товарищи, не тратьте время попусту». И мы на какой-то миг оборвали аплодисменты. Ильич одобрительно улыбнулся, и делегаты, помимо своей воли, ослушались его, бурей аплодисментов потрясли зал.

Нет, нет!

Я не смогу сидеть где-то в задних рядах. Нагнувшись, перебегаю вперед, легонько толкаю в плечо делегата, сидящего с краю в первом ряду. Он любезно потеснился, и я на расстоянии пяти-шести метров вижу за трибуной Ильича.

Он опять передо мной, могучий и мощный. Светится лоб, большие глаза чуть вприщур, но они пронизывают меня и всех нас. Они родные, близкие, как будто всегда и постоянно видимые нами. Говорит он без всяких выкрутасов, чуть картавя, глухим, басовитым голосом.

Я внимательно слушаю Владимира Ильича, и мне кажется, что он высказывает мои мысли. Да, да, вот так думал и я. Но тут же опровергаю себя: да нет. У меня, конечно, было что-то смутное. Но почему же мне кажется: что-то подобное я где-то говорил?

Во время перерыва я расспрашивал делегатов, какое у них впечатление от выступления Ильича.

Все в один голос утверждали:

- Наши думы высказал!..

Так он народен, наш Владимир Ильич.

А. В. Луначарский:

Особенно прекрасным было его лицо, когда он был серьезен, несколько взволнован, пожалуй, чуточку рассержен. Вот тогда под его крутым лбом глаза начинали сверкать необыкновенным умом, напряженной мыслью. А что может быть прекраснее глаз, говорящих об интенсивной работе мысли! И вместе с тем все лицо его приобретало характер необыкновенной мощи.

Необычайно увлекателен с чисто эстетической точки зрения был Ильич, когда он смеялся и в особенности когда он улыбался... В смехе Ильича было много беззаветно-детского, а беззаветность смеха — это его победоносность, это показывает наличие и в натуре и в сознании привычки чувствовать себя силою...

Улыбка Ильича вовсе не была такой беззаветной; она, наоборот, была чрезвычайно тонкой, довольно сильно иронической, лукавой. Кто не помнит этой очаровательной улыбки Ильича? Когда он слушал вас с этой улыбкой, вы понимали, что он лучше, глубже, шире знает то, что вы ему говорите, что он уже сделал выводы... Но вместе с тем это была улыбка человека, который готов протянуть дружески руку помощи,— когда вы подойдете ближе, посмеяться над вашей ошибкой, но посмеяться мягко, по-товарищески. Тут было что-то такое от старшего брата, почти, я сказал бы, от матери, что всегда вызывало взрыв самой теплой любви к этому человеку с морщинками возле насмешливых глаз и с полными доброго смеха глазами...

...Мы всей огромной массой любили его горячо, не только чтили его, а именно были влюблены в его моральный облик, и не только в его великий ум вождя,— все вместе сливалось в обаятельный и гигантский образ.

И теперь, когда его уже нет среди нас, мы чувствуем, каждый в своем сердце, никогда не прекращающийся источник горячей любви и благодарности к этому человеку.

Джером Дэвис:

...Взирая на пройденный Лениным путь, вдумываясь в его произведения, я все более и более убеждаюсь в том, что Ленин был величайшим вождем, какого когда-либо имела Россия... Ленин останется в сознании людей как самый искренний и наиболее прозорливый вождь...

Пример вдохновенной жизни Ленина и его учение будут жить вечно.

Трудно представить себе более цельное сочетание в одном лице громадной мысли, могучей воли и великого чувства: Владимир Ильич как бы вытесан весь из одной глыбы, и нет в нем линий раскола. Все в нем сосредоточенно, как бы пригнано к одной большой общей задаче — служению делу пролетариата и руководству им на пути к социализму. И с какой бы стороны вы ни подходили к нему, вы неизменно наткнетесь на ту же единую, но грандиозную идею, охватывающую его целиком и не оставляющую места другим интересам.

Мартин Андерсен-Нексе:

Ленин, который был умнее всех, чутко прислушивался к голосу и биению сердца маленьких людей, учился у них, возвышал их самих и их дела, показывал, что рядовой человек и его труд — основа жизни. Уже одно это было наградой за тысячелетнее прозябание; никогда раньше не стоял перед простым людом человек, так хорошо знавший его самого и его жизнь, как Ленин.

Поэтому Ленин всегда занимал в сердцах рабочих особое место, которое никакая травля и клевета не могли поколебать.

А. М. Горький:

Писать его портрет — трудно. Ленин, внешне, весь в словах, как рыба в чешуе. Был он прост и прям, как все, что говорилось им.

Героизм его почти совершенно лишен внешнего блеска, его героизм — это нередкое в России скромное, аскетическое подвижничество честного русского интеллигента-революционера, непоколебимо убежденного в возможности на земле социальной справедливости, героизм человека, который отказался от всех радостей мира ради тяжелой работы для счастья людей...

Его рука, протянутая вперед и немного поднятая вверх, ладонь, которая как бы взвешивала каждое слово, отсеивая фразы противников, заменяя их вескими положениями, доказательствами права и долга рабочего класса идти своим путем, а не сзади и даже не рядом с либеральной буржуазией,— все это было необыкновенно и говорилось им, Лениным, как-то не от себя, а действительно по воле истории. Слитность, законченность, прямота и сила его речи, весь он на кафедре — точно произведение классического искусства: все есть, и ничего лишнего, никаких украшений, а если они были — их не видно, они так же естественно необходимы, как два глаза на лице, пять пальцев на руке...

Его мысль, точно стрелка компаса, всегда обращалась острием в сторону классовых интересов трудового народа.