Содержание материала

 

6. Империалистская и колониальная политика капиталистических государств, — революционный интернационализм.

Несколько лет тому назад мы вступили в великий период империализма, возвещенный Марксом и воочию выявленный перед лицом всего мира войной 1914 г. Эта эпоха характеризуется усиливающейся концентрацией капитала и новыми чудовищными империалистскими захватами.

Гигантская концентрация капитала, которая обнаружилась в Америке по окончании войны, имела место и в Европе. Заключенные Гуго Стиннесом договоры особенно ярко характеризуют эту новую фазу капитализма, который тотчас же после войны был восстановлен в Европе. Более, чем когда-либо, колонии составляют притягательный центр империализма, а уголь, сталь и нефть вписаны огненными буквами в историю мировой политики.

Уже с восемнадцатого столетия происходит оживленнейшая борьба между английскими и французскими капиталистами. Восстание американских колоний нанесло чувствительный удар британскому могуществу, но борьба, которую вела Англия против французской революции, снова укрепила английский империализм. Выигранная Наполеоном в Восточной и Западной Европе завоевательная война была в действительности направлена против английского империализма. Ибо Наполеон, идя на Москву, намеревался взять Константинополь и хотел через Стамбул настигнуть и разбить английский империализм, неограниченно господствовавший на всем Востоке. То обстоятельство, что позднее грекотурецкие конфликты поддерживались и были использованы соперничающими между собою великими державами, показывает нам, какое крупное значение имел ближне-восточный вопрос. Балканский полуостров стал классической ареной борьбы между империалистами. Чтобы обмануть темные народные массы, эту борьбу прикрывали блестящим сооружением идеалистических фраз; эллинизм и идея освобождения порабощенных христиан Малой Азии находили многочисленных сторонников среди либеральных умов Европы. В действительности же крест стал символом войны. Все те, кому удалось попасть на самый театр военных действий, — если, конечно, они не были  миссионерами и, следовательно, не имели полномочий собрать во что бы то ни стало документы, подтверждающие империалистскую ложь, — сообщали о бесчисленных, неслыханных позорных деяниях, совершенных сановниками церкви. Подстрекаемые французскими империалистами, итальянские империалисты напали в 1911 году на Триполи, следуя примеру австрийцев, цинично аннексировавших в 1908 году Боснию и Герцеговину. В это же время возник острый конфликт между германским и французским империализмом — опять-таки вне Европы, в Марокко. Но вот мусульманский мир стал проявлять первые признаки пробуждения. Это движение, вызванное чудовищной борьбой необузданного империализма, начало угрожать и впредь будет неустанно угрожать ненасытным разбойничьим европейским капиталистам.

Балканский кризис вызывает империалистскую войну 1914 года, а «мирные» договоры, заключенные в Версале, Сен-Жермене, Севре, Нейи и других местах, ничуть не разрешают империалистские противоречия. Возникают новые войны. Но из балканских государств только Турция — стало быть, мусульманское государство — сохранило свое могущество, несмотря на то, что на нее нападали с такою яростью и так усердно старались изгнать ее из Европы.

Взгляды Ленина и большевистской партии на империализм и на конфликты, которые он неминуемо вызывает, были всегда ясны, последовательны и пророчески правильны. На международных конгрессах в Штутгарте, Копенгагене и Базеле идеи Ленина отчасти пробили брешь в оппортунизме Второго Интернационала.

Русско-японская война 1904 — 05 г.г., являвшаяся лишь одним из многочисленных противоречивых эпизодов борьбы между империалистами, была правильно охарактеризована Лениным и его товарищами, которых многие считали японскими агентами, потому что они очень решительно высказывались против поддержки царской России и открыто заявляли о своем пораженчестве. Последствием этой войны явились революционные дни 1905 года.

Как только, в августе 1914 года, вспыхнула великая империалистская война, Ленин и большевистская партия, как мы уже говорит в первой части этой книги, заняли вполне определенную позицию. Составленный Лениным по поводу войны манифест Ц. К. Р. С.-Д. Р. П. широкими штрихами обрисовывает причины конфликта и его резко выраженный империалистский характер и рассматривает исход его с революционной, марксистской, точки зрения.

«При данном положении нельзя определить, с точки зрения международного пролетариата, поражение которой из двух групп воюющих наций было бы наименьшим злом для социализма. Но для нас, русских социал-демократов, не может подлежать сомнению, что с точки зрения рабочего класса и трудящихся масс всех народов России наименьшим злом было бы поражение царской монархии, самого реакционного и варварского правительства, угнетающего наибольшее количество наций и наибольшую массу населения Европы и Азии. Ближайшим политическим лозунгом социал-демократии Европы должно быть образование Соединенных Штатов Европы, причем в отличие от буржуазии, которая готова «обещать» что угодно, лишь бы вовлечь пролетариат в общий поток шовинизма, социал-демократы будут разъяснять всю лживость и бессмысленность этого лозунга без революционного низвержения монархий германской, австрийской и русской»1.

В примечании, «Социал-Демократ», который опубликовал эту резолюцию, доказывает несостоятельность идеи Соединенных Штатов Европы с экономической точки зрения. «Либо это — требование, неосуществимое при капитализме, предполагающее установление планомерного мирового хозяйства при разделе колоний, сфер влияния и проч., между отдельными странами; либо это — лозунг реакционный, означающий временный союз великих держав Европы для более успешного угнетения колоний и ограбления более быстро развивающихся Японии и Америки»2.

В своих статьях, брошюрах и речах Ленин постоянно возвращается к вопросам о равномерной ответственности за войну, о завоевательных планах и соперничестве империалистских держав, а также об интернациональном характере единственно возможного революционного выхода из создавшегося положения. В тезисах о «Задаче представителей Циммервальдской Левой в Швейцарской Социалистической Партии» он с особенной настойчивостью доказывает всю бессодержательность и никчемность нейтралитета Швейцарии, находящейся в полной экономической, финансовой и политической зависимости от великих   держав. С марксистской точки зрения подходит он к оценке этого постоянного явления взаимной зависимости, относительно которой имеются очень правильные указания в книге английского пацифиста Нормана Энджелля (Angell) — «Ложный расчет», появившейся еще до войны 1914 г. Впрочем, циммервальдское движение, в котором Ленин принимал самое деятельное участие, было прежде всего движением интернационалистским. Воззвания и резолюции, принятые на обеих конференциях в Циммервальде и в Кинтале, насквозь проникнуты подлинным интернационалистским духом, в особенности благодаря стараниям Ленина, Зиновьева и Радека; ибо некоторые из циммервальдцев, именно меньшевики всех стран, проявляли либо большую благосклонность к Антанте, либо социал-патриотические или социал-пацифистские тенденции.

«Прощальное письмо к швейцарским рабочим» ярко отражает широкий, последовательный интернационализм Ленина. Он говорит в нем о решительной оппозиции, с которой он и его партия выступили против политики Гучкова, Милюкова и Керенского, этой политики соглашательства с русской буржуазией и с буржуазией Антанты. Он объявляет себя непримиримым врагом войны ради завоевания Константинополя, Армении, Галиции и т. п. В России это означает протест против империалистской программы Милюкова-Дарданелльского и против войны в союзе с Антантой, войны, которую Керенский решил продолжать вопреки единодушной воле русского народа и которая привела его к погибели.

Советское правительство, сейчас же после перехода власти в его руки, объявило всему миру о своем интернационализме и доказало его затем на деле. Цель, к которой оно стремится, это — основание нового Интернационала, который должен не только объединить все коммунистические партии, но и стать союзом советских государств всего мира, т.-е. такой организацией, которая уничтожит империалистское и капиталистическое соперничество, а следовательно и войну, ибо оно положит конец классовой борьбе, возникающей на почве империалистской склоки и капиталистического господства. Аннулируются все тайные договоры, и их опубликовывают наравне с преступной перепиской и дипломатическими нотами, которыми обменивались правительства без ведома народа. Народный Комиссариат Иностранных Дел становится центром интернационалистской пропаганды. Большевистское правительство подает благой пример, даруя свободу самоопределения различным народностям западной и восточной России.

В Генуе и Лозанне Чичерин, следуя директивам Центрального Комитета Р. К. П., провозглашает, по существу, интернационалистскую и освободительную программу Р. С. Ф. С. Р. В Рапалло подписывается первый договор между двумя крупными государствами, принимавшими участие в войне; он вытекает из интернационалистского демократизма, которым одушевлена советская конституция: Россия и Германия отказываются от аннексий, от возмещения военных убытков и контрибуций и принимают на себя взаимные обязательства на основании официального договора, из которого тщательно устранены какие бы то ни было тайные статьи. При всяком удобном случае русское правительство клеймит истинный характер Версальского договора, который был навязан побежденным государствам державами-победительницами и который ложится всем своим бременем на миллионы трудящихся; оно осуждает также Лигу Наций, являющуюся лишь орудием порабощения и угнетения в руках Англии.

В Лозанне Чичерин защищает Турцию, уничтожения которой добивается Англия, больше всего заинтересованная в нефтяных источниках Моссула и в укреплении своего господства на Востоке.

Когда, по инициативе «Comite de Forges» и крупной французской металлургической промышленности, Пуанкарэ отдал приказ своим инженерам и солдатам занять Рурский бассейн, и ни одно из империалистских правительств не нашло нужным вмешаться в это дело — ни Англия, ни Америка, в душе радовавшиеся крушению Германии, поскольку оно не увеличивало мощи слишком опасного французского империализма, — правительство Р. С. Ф. С. Р. заявило устами председателя В. Ц. И. К. Калинина свой громкий и решительный протест:

С вполне понятной резкостью доказывал Ленин непостоянство интернационализма меньшевиков и Каутского — этого неунывающего упорного фальсификатора марксизма, который восхваляет чистую демократию и в то же время охотно повторяет, что Германия одна ответственна за войну, и что девять десятых Версальского договора совершенно справедливы.

«Так как эта война остается империалистической (и при монархии и при республике) — независимо от того, где стоят в данный момент неприятельские войска, в моей или в чужой стране, — то признание защиты отечества есть на деле поддержка грабительской империалистской буржуазии, полная измена социализму.

«В России и при Керенском, в буржуазно-демократической республике, война продолжала оставаться империалистской, ибо ее вела буржуазия как господствующий класс (а война есть продолжение политики); и особенно наглядным выражением империалистского характера войны были тайные договоры о дележе мира и грабеже чужих стран, заключенные бывшим царем с капиталистами Англии и Франции...

«... Одобряя внешнюю политику меньшевиков, объявляя ее интернационалистской и циммервальдской, Каутский, во-первых, показывает этим всю гнилость циммервальдского, оппортунистического большинства (недаром мы, левая Циммервальда, сразу отгородились от такого большинства!), а во-вторых, — и это самое главное, — Каутский переходит с позиции пролетариата на позицию мелкой буржуазии, с позиции революционной на позицию реформистскую»3.

Второй Интернационал с самого начала уделял мало внимания вопросу о колониях. Однако, колониальная политика является одной из самых наглядных и уродливых форм империализма, а в демократических парламентах существуют колониальные группы, немногочисленные, но могущественные, которые отстаивают не интересы туземного населения, а лишь собственные интересы, связанные с добычей поташа, каучука, нефти и руды. Значительное большинство народов всего мира, представляющих огромный резервуар творческих сил, находится под игом европейцев, которые при помощи ружей и пулеметов поддерживают свое господство, именуемое «цивилизациею». Английский империализм не мог бы существовать без своей гегемонии в Азии. Ибо освобождение народов Востока привело бы к прекращению поступления налогов, выкачиваемых из этих народов европейским капиталом, и задержало бы накопление этого капитала, а это, само собой разумеется, равносильно гибели капитала.

Вот чем объясняется панический страх, который внушает английским империалистам пробуждение ислама, и скорбь этих империалистов по поводу фактических результатов большевистской пропаганды. Такова одна из причин, в силу которых Ллойд-Джордж, реалист капиталистической школы, заключил перемирие с Лениным, реалистом марксистской школы.

Теперь становится понятным, почему Ленин придает огромное значение вопросам колониальной политики. В настоящее время уже не приходится сомневаться в том, что здоровый и мощный Восток вытеснит обескровленную и обнищалую Европу. Империалистская политика следующего за Версальским миром периода особенно облегчает процесс разложения Европы.

Сам Ленин представил на рассмотрение Второго Конгресса Коминтерна проект тезисов по национальному и колониальному вопросам. На основании опыта некоторых делегатов, в особенности делегатов Индии и Англии, эти тезисы были слегка изменены, а затем единогласно приняты Конгрессом.

По мнению Ленина, Советская республика и Третий Интернационал должны во что бы то ни стало объединить вокруг себя, с одной стороны, движение сознательных рабочих всех стран в пользу Советов, а с другой — все национальные освободительные движения колоний и угнетаемых народностей.

«Следовательно, нельзя ограничиваться в настоящее время голым признанием или провозглашением сближения трудящихся разных наций,. а необходимо вести политику осуществления самого тесного союза всех национально - и колониально-освободительных движений с Советской Россией, определяя формы этого союза сообразно степени развития коммунистического движения среди пролетариата каждой страны, или буржуазно-демократического освободительного движения в отсталых странах, или среди отсталых национальностей»4.

В своем докладе комиссии по национальным и колониальным вопросам на 2-м Конгрессе Коммунистического Интернационала, Ленин указывает на то, что основное различие между политикой Второго и Третьего Интернационалов заключается в том, что последний рассматривает не только вопрос об освобождении колоний, но и независимости малых народностей, находящихся  под финансовым, политическим и экономическим игом великих капиталистических держав, «Характерная черта империализма», — говорит он, — «состоит в том, что весь мир, как это мы видим, разделяется в настоящее время на большое число угнетенных народов и ничтожное число народов угнетающих, располагающих колоссальными богатствами и могучей военной силой. Громадное большинство, насчитывающее больше миллиарда, по всей вероятности, миллиард с четвертью человек, если мы примем численность всего населения земли в один три четверти миллиарда, т.-е: около 70% населения земли, принадлежит к угнетенным народам, которые или находятся в непосредственной колониальной зависимости, или относятся к окраинным колониальным государствам, как, например, Персия, Турция, Китай, или же, будучи побеждены армией крупной империалистской державы, по договорам оказались в зависимости от нее»5.

В комиссии по колониальным вопросам, председателем которой был Ленин, прения по его тезисам были, главным образом, сосредоточены на обсуждении вопроса о том, будет ли теоретически правильно, если Интернационал и примкнувшие к нему партии станут поддерживать буржуазно-демократические движения в отсталых странах. Комиссия пришла к единогласному решению, что во внимание должны быть приняты только революционно-националистические движения.

«Всякое националистическое движение», — поясняет Ленин, — «может быть лишь буржуазно-демократическим, ибо главная масса населения в отсталых странах состоит из крестьянства, являющегося представителем буржуазно-капиталистических отношений. Было бы утопией думать, что пролетарские партии, если они вообще могут возникнуть в таких странах, смогут, не находясь в определенных отношениях к крестьянскому движению, не поддерживая его на деле, проводить коммунистическую тактику и коммунистическую политику в этих отсталых странах.

«Между буржуазией эксплоатирующих и колониальных стран произошло известное сближение, так что очень часто, — пожалуй, даже в большинстве случаев, — буржуазия угнетенных стран, хотя и поддерживает национальные движения, в то же время, в согласии с империалистской буржуазией, т.-е. вместе с ней, борется против всех революционных движений и революционных классов»6. Следовательно, буржуазные движения, направленные к освобождению колоний, надо поддерживать «лишь в тех случаях, когда эти движения действительно революционны и когда представители их не будут препятствовать нам воспитывать и организовывать в революционном духе крестьянство и широкие массы эксплоатируемых»7.

Практическая работа, которую вели некоторые из товарищей Ленина в колониях и в отсталых странах, как, например, в Туркестане, поставила его перед вопросом, можно ли вообще и каким образом организовать крестьянские Советы в странах, находящихся еще в до-капиталистическом состоянии; ибо здесь не может быть и речи о пролетарском движении.

«Наша работа показала нам», — говорит он, — «что в этих странах приходится преодолевать колоссальные трудности, но практические результаты нашей работы показали также, что, несмотря на эти трудности, можно пробудить в массах стремление к самостоятельному политическому мышлению и к самостоятельной политической деятельности и там, где почти нет пролетариата. Эта работа была труднее для нас, чем для товарищей из западноевропейских стран, так как пролетариат России завален государственной работой. Вполне понятно, что крестьяне, находившиеся в полуфеодальной зависимости, отлично могут усвоить идею советской организации и осуществить ее на деле. Ясно также, что угнетенные массы, эксплоатируемые не только купеческим капиталом, но и феодалами и государством на феодальной основе, могут применять это оружие, этот вид организации и в своих условиях. Идея советской организации проста и может быть применяема не только к пролетарским, но и к крестьянским феодальным и полуфеодальным отношениям»8.

В отсталых странах, в которых преобладают феодальные или патриархальные отношения, необходимо создать самостоятельные боевые ячейки и партийные организации для пропаганды идеи крестьянских Советов и приспособления этих Советов к особым условиям до-капиталистического быта; «но Коммунистический Интернационал должен установить и теоретически обосновать то положение, что с помощью пролетариата наиболее передовых стран отсталые страны могут перейти к советскому строю и через определенные ступени развития — к коммунизму, минуя капиталистическую стадию развития»9.

Коммунистические партии должны оказывать поддержку революционным движениям этих стран, при содействии всех трудящихся метрополий, в финансовой зависимости от которых находятся угнетаемые народности. Необходимо бороться с реакционным и средневековым влиянием духовенства и христианских миссионеров. «Необходима борьба с панисламизмом, с паназиатским движением и подобными течениями, пытающимися соединить освободительную борьбу против европейского и американского империализма с усилением мощи турецкого и японского империализма, дворянства, крупных землевладельцев, духовенства и т. д.»10.

Эти основные мысли Ленина — тот исполинский рычаг, который подымает на нашей планете миллионы существ, эксплоатируемых кучкой людей. Эти люди спокойно сидят за письменными столами в своих конторах, рассылают приказы по всему миру и осуществляют программу, разработанную правлением мощного акционерного общества, протянувшего свои щупальцы в парламент, в правительство и в дипломатию.

Интернационализм Ленина не такой узко - европейский, каким был интернационализм представителей Второго Интернационала. Его интернационализм охватывает весь мир и последователен до конца; действительно, он стремится не только разбить цепи, сковывающие миллионы наемных рабов на фабриках и заводах, в мастерских и сельско-хозяйственных предприятиях, но и освободить миллионы людей всех рас, которые покорно пребывают во мраке нищеты, невежества, ненормальных условий жизни, идолопоклонства и рабства.

Примечания:

1 Н. Ленин и Г. Зиновьев. «Социализм и война». Петроград. 1918 г., стр. 52 — 53:

2 Там же, стр. 53.

3 Н. Ленин. «Пролетарская революция и ренегат Каутский». Собр. соч., т. XY, стр. 492 — 493.

4 Н. Ленин, «Тезисы по национальному и колониальному вопросам». Собр. сочин., т. XVII, стр. 213.

5 Н. Ленин. «Доклад по национальному и колониальному вопросам». Т. XVII, стр. 274.

6 Н. Ленин. «Доклад по над. и колон, вопр.», т. XVII, стр. 275.

7 Там же, стр. 275 — 276.

8 Там же, стр. 276.

9 Там же, стр. 277.

10 Ленин. «Тезисы по национ. и колон. вопр.». Собр. сочин., т. XIX, стр. 269.

 

Форвард. На любой срок прокат легкового авто набережные челны без водителя. Звоните.