Содержание материала

 

4. Октябрьская революция и Советская власть.

24 октября (6 ноября) большевики захватили главный телеграф. Мосты на Неве были разведены. На следующий день, 25 октября (7 ноября), революционные солдаты и матросы заняли здания Главного почтамта и Государственного банка. Военно-Революционный Комитет опубликовывает сообщение о свержении Временного Правительства. Керенский поспешно удирает. Днем совершенно открыто появляется Ленин и выступает с речью на специально созванном заседании Совета. Укрывшемуся в Зимнем дворце Временному Правительству посылается ультиматум с предложением сдаться; в виду последовавшего отказа, дворец подвергается обстрелу и вскоре затем переходит в руки большевиков.

В Петрограде Съезд Советов обращается, по инициативе Ленина, с воззванием ко всем воюющим народам, в котором предлагает немедленно начать переговоры о заключении мира. Съезд постановляет передать всю землю крестьянам. Из 512 делегатов 400, в том числе 200 большевиков, одобряют захват власти; правые эс-эры, меньшевики и часть меньшевиков-интернационалистов покидают зал заседания съезда.

27 октября (8 ноября) Керенский обращается с приказом по петроградскому гарнизону, назначая генерала Краснова главнокомандующим войсками Временного Правительства. В то же время Съезд Советов избирает Совет Народных Комиссаров в следующем составе: Председатель Совета Народных Комиссаров — Владимир Ульянов (Ленин); Народный Комиссар Внутренних Дел — Рыков, Народный Комиссар Земледелия — Милютин; Народный Комиссар Труда — Шляпников, Народный Комиссар Торговли и Промышленности — Ногин; Народный Комиссар Просвещения — Луначарский; Народный Комиссар Финансов — Степанов; Народный Комиссар Иностранных Дел — Троцкий; Народный Комиссар Юстиции — Ломов; Народный Комиссар Продовольствия — Теодорович; Народный Комиссар Почт и Телеграфов — Глебов - Авилов; Народный Комиссар по делам Национальностей — Сталин; Коллегия по Военным и Морским Делам — Антонов, Крыленко и Дыбенко.

Перед своим закрытием Съезд избирает Центральный Исполнительный Комитет из 100 членов, в том числе 70 большевиков.

В течение нескольких дней военные части, оставшиеся верными Керенскому, делают попытки как в Петрограде, так и в Москве свергнуть большевиков. 1 (14) ноября генерал Краснов попадает в плен; Керенский бежит. Совнарком опубликовывает декларацию о праве самоопределения национальностей России, вплоть до права отделения от России и образования независимого государства. Троцкий предлагает державам Антанты немедленно заключить перемирие и начать мирные переговоры. Русским войскам отдается приказ прекратить военные действия. Большевистское правительство приступает к опубликованию секретной переписки и тайных договоров России с союзными державами. Правительство осуществляет, далее, ряд мер к проведению своей программы. Противники и враги большевиков, поддерживаемые полномочными представителями Антанты, всячески саботируют общественную работу и подготовляют контр-революцию. Левые эс-эры принимают участие в правительстве.

Затем происходят мирные переговоры в Брест-Литовске, позднее прерванные; немцы наступают. 5 (18) января в Таврическом дворце собирается Учредительное Собрание. Совнарком присутствует в полном составе, за исключением Троцкого. Заседание открывает председатель В. Ц. И. К. Свердлов; бывший министр Чернов, избранный председателем Учредительного Собрания, произносит речь, неоднократно прерываемую возгласами негодования. От имени большевистской фракции Бухарин предлагает обсудить вопрос о власти и воззвание Центрального Исполнительного Комитета. Так как большинство членов Учредительного Собрания с этим несогласно — большевики и левые эс-эры покидают собрание; затем матрос Железняков закрывает заседание. На следующий день, т.-е. 6-го (19) января Нейтральный Комитет официально объявляет о роспуске Учредительного Собрания, а 10-го (23) января открывается 3-й Съезд Советов.

Троцкий отвергает драконовские условия мира, предложенные германским правительством, в виду их полного противоречия с принятым за основу переговоров принципом мира без аннексий и контрибуций; он покидает Брест-Литовск. объявив, что состояние войны между Советской Россией и центральными державами прекратилось. Германским войскам отдается приказ о наступлении. Несмотря на попытки братания со стороны русских, немцы занимают Двинск, а затем и Киев.

Тогда Ленин в партийных кругах и Ц. К. выступает в пользу того, что он сам называет «несчастным миром». Причины, по которым он высказывается за мир во что бы то ни стало, он излагает в виде чрезвычайно остроумных тезисов. Он доказывает, что заключение мира с империалистами вовсе не означает разрыва с международным социализмом. «Рабочие, которые проигрывают стачку, подписывая невыгодные для них и выгодные для капиталиста условия возобновления работ, не изменяют социализму»1.

В десятом пункте своих тезисов он выдвигает следующие сильные аргументы: «Другой довод за войну тот, что, заключая мир, мы объективно являемся агентами германского империализма, ибо даем ему и освобождение войск с нашего фронта и миллионы пленных и т. д. Но и этот вывод явно неверен, ибо революционная война в данный момент сделала бы нас объективно агентами англо-французского империализма. Англичане прямо предлагали нашему главковерху Крыленко по сто рублей в месяц за каждого нашего солдата, в случае продолжения войны. Если мы ни копейки не возьмем от англо-французов, мы все же объективно будем помогать им, отвлекая часть немецких войск»2.

В дальнейшем он указывает на то, что надо считаться с разложением армии и с тяготением к миру крестьян, составляющих главную массу солдат. Следующие строки свидетельствуют об исключительном реализме Ленина.

«Если же германская революция в ближайшие месяцы не наступит, то ход событий при продолжении войны будет неизменно такой, что сильнейшие поражения заставят Россию заключить еще более невыгодный сепаратный мир, причем мир этот будет заключен не социалистическим правительством, а каким-либо другим (например, блоком буржуазной Рады с Черновцами или чем-либо подобным), ибо крестьянская армия, невыносимо истрепленная войной, после первых лет поражений, вероятно, даже не через месяц, а через неделю свергнет социалистическое рабочее правительство3».

Центральный Исполнительный Комитет соглашается с убедительными доводами Ленина: голосование дает ему большинства в 115 голосов против 85 голосов при 26 воздержавшихся. В Брест-Литовске представители Советской России подписывают несчастный «мирный» договор с закрытым глазами. Левые эс-эры, являющиеся противниками мира, отделяются от большевиков, а в недрах самой большевистской партии возникает левая оппозиция; она возглавляется Бухариным, Радеком и Осинским и даже издает в течение некоторого времени свой собственный орган. Дальнейшие события, превратившие брест-литовский договор в клочок бумаги, показали, как велика была мудрость Ленина.

При деятельной поддержке Троцкого, Ц. К. партии и В. Ц. И. К. Ленин приступает к разрешению гигантских, разнообразных задач — организации производства, создания народного хозяйства, борьбы с контр-революцией, свившей себе прочные гнезда по всей России; противодействия вторжению контр-революционных генералов, которых всемерно вооружали, снабжали, поддерживали и поощряли державы Антанты и, в особенности, Франция; наконец, воспитания и просвещения народа, веками прозябавшего в невежестве и грязи, под гнетом царского рабства. При осуществлении этого плана Ленин снова обнаруживает способности первоклассного стратега и выдающегося реалиста. Он маневрирует, отступает и лавирует, чтобы творить, строить и организовать. Он проповедует железную пролетарскую дисциплину. «Настоящий интерес эпохи больших скачков», — говорит он, — «состоит в том, что обилие обломков старого, накопляемых иногда быстрее, чем количество зародышей (не всегда сразу видных) нового, требует умения выделить самое существенное в линии или  цепи развития...

Недостаточно еще быть революционером и сторонником социализма или коммунистом вообще. Надо уметь найти в каждый момент то особое звено в цепи, за которое надо всеми силами ухватиться, чтобы удержать всю цепь и подготовить прочно переход к следующему звену, причем порядок звеньев, их форма, их сцепление, их отличие друг от друга в исторической цепи событий не так просты и не так глупы, как в обыкновенной кузнецом сделанной цепи4».

Уже тогда ему не давали покоя заботы об укреплении промышленности и электрификации России, о превращении этой бедной и отсталой страны в современное, богатое производительными силами государство.

«Наиболее, сознательный авангард российского пролетариата уже поставил себе задачей повышение трудовой дисциплины.

Например, в Центральном Комитете союза металлистов и в Центральном Совете профессиональных союзов начата разработка соответствующих мероприятии и проектов декретов. Эту работу надо поддержать и двинуть вперед изо всех сил. На очередь надо поставить, практически применить и испытать сдельную плату, применение многого, что есть научного и прогрессивного в системе Тейлора, соразмерение заработка с общими итогами выработки продуктов или эксплоатационных результатов железнодорожного и водного транспорта и т. д.

«Русский человек — плохой работник по сравнению с передовыми нациями. И это не могло и быть иначе при режиме царизма и живучести остатков крепостного права. Учиться работать — эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всем ее объеме. Последнее слово капитализма в этом отношении, система Тейлора. — как и всякий прогресс капитализма, — соединяет в себе утонченное зверство буржуазной эксплоатации и ряд богатейших научных завоеваний в деле анализа механических движений при труде, изгнания лишних и неловких движений, выработки правильнейших приемов работы, введения наилучших систем учета и контроля и т. д. Советская республика во что бы то ни стало должна перенять все ценное из успехов науки и техники в этой области. Осуществимость социализма определится именно нашими успехами в сочетании Советской власти и Советской организации управления с новейшим прогрессом капитализма. Надо создать в России изучение и преподавание системы Тейлора, систематическое испытание и применение ее. Надо вместе с тем, идя к повышению производительности труда, учесть особенности переходного от капитализма к социализму времени, которые требуют, с одной стороны, чтобы были положены основы социалистической организации соревнования, а с другой стороны, требуют применения принуждения, и притом так, чтобы лозунг диктатуры пролетариата не осквернялся практикой киселеобразного состояния пролетарской власти5».

Так высказывается Ленин в статье «Об очередных задачах Советской власти», написанной им в марте — апреле 1918 года и напечатанной в «Известиях В. Ц. И. К.», в № 85 от 29 апреля того же года. Статья заканчивается решительным заявлением: «Нам истерические порывы не нужны. Нам нужна мерная поступь железных батальонов пролетариата6».

Противникам Ленина давно уже было известно, что он вождь революции. Они замышляют убить его и поручают совершить этот «подвиг» эс-эрке Каплан. Исполин ранен, но не сокрушен. Какое волнение вызывает эта весть во всех уголках молодой Советской России и среди рабочих всего мира! Благодаря своей исключительной жизненной силе, Владимир Ильич через короткое время снова становится у кормила государства и партии.

Не имея буквально ни одной свободной минуты, будучи всецело поглощен заботами о рабоче-крестьянском государстве, где все приходится создавать заново, по собственному чутью и разумению, — Ленин думает не только о Советской России, но и о народах Запада и Востока. В марте 1919 г. он основывает в Москве Третий Коммунистический Интернационал, на съездах которого он принимает самое активное участие.

Гражданская война и попытки Антанты окружить Россию кольцом блокады лишают Ленина и его соратников возможности спокойно заняться строительством и организационной работой. Едва, повидимому, миновала одна опасность и начинается творческая работа, как горизонт вновь омрачается тучами: Каледин, Юденич, Деникин, Колчак, Махно, Врангель, Антонов и другие; непрекращающаяся тесная блокада; непрерывно возникающие заговоры.

Полный веры в светлое будущее, Ленин твердо, стойко и мощно выдерживает напор разразившихся бурь и рев непогоды. Своим живым взором он умеет сразу уловить крошечный просвет, едва виднеющийся в необъятной шири грозно нависшего мрака. Он охраняет все части сложного механизма, всю машину Р. С. Ф. С. Р.

Когда же утомленные войною правительства заключают с Советской Россией перемирие, когда постепенно начинают налаживаться дипломатические и торговые сношения с капиталистическими государствам, Ленин, стремясь к восстановлению хозяйства, промышленности и производительности в Советской России, произносит смелую речь, возвещающую «новую экономическую политику», ныне повсюду известную под сокращенным названием «НЭП». Он провозглашает необходимость государственного капитализма. Отказывается ли он от своих принципов и своей программы? Отнюдь нет: в этом случае, как и в других, Ленин остается реальным, учитывающим ход событий, политиком. Он лавирует и маневрирует. Дело идет об экономическом отступлении. В русской коммунистической партии и среди некоторых рабочих обнаруживаются колебание, изумление, разочарование. Но по прошествии нескольких месяцев оппоненты и недовольные начинают понимать смысл ленинской тактики.

Как только появляется опасность, как только Ленин замечает, что русская мелкая буржуазия снова угрожающе поднимает голову и делает попытку образовать капиталистическую касту, — Ленин говорит: «Ни шагу дальше!» и отдает приказ приостановить экономическое отступление. В вопросах международной политики он также делает повороты то вправо, то влево, смотря по обстоятельствам и условиям текущего момента. Он сочувствует левым, но ведет с ними энергичную борьбу, если замечает в их тактике какую-либо опасность, могущую омрачить будущее коммунизма. Когда же правые или центристы стремятся превратно истолковать его мысли, развивая их в духе, родственном II Интернационалу, Ленин напоминает тем, кто это, повидимому, забыл или этого не знает, что он, как и прежде, является решительным противником Каутского и каутскианства, заклятым врагом капитализма и империализма, непоколебимым революционером, неуклонно последовательным до конца.

Примечания:

1 Ленин. «Тезисы о мире». Собр. сочин., т. XV, стр. 65.

2 Ленин. «Тезисы о мире». Собр. сочин., т. XV, стр. 65 — 66.

3 Н. Ленин. «Об очередных задачах Советской власти». Т. XV, стр. 68.

4 Н. Ленин. «Об очередных задачах Советской власти». Собр. сочин. Т. XV, стр. 68.

5 Н. Ленин. «Об очередных задачах Советской власти». Собр. сочин., том XV, стр. 209 — 210.

6 Там же, стр. 225.