Содержание материала

 

Власть осуждает Ленина, но умолчать о его достижениях не получится

Отрицание Ленина лишит Россию места в Совете Безопасности ООН

Пожалуй, только истерия по поводу коронавируса и ожидание небывалого кризиса мировой экономики не дают проявиться мифологизаторам фигуры и эпохи Ленина, которые то и дело поднимают вопрос о выносе его тела из Мавзолея. В канун 150-летнего юбилея Ленина корреспондент ИА Красная Весна побеседовал с директором научно-исследовательского фонда «Цифровая история» Егором Яковлевым о том, почему Ленина невозможно похоронить.

ИА Красная Весна: Как, с Вашей точки зрения, необходимо освещать 150-летие Ленина в сегодняшних реалиях?

— Самым широким образом. Во-первых, нуждается в популяризации философское и научное наследие Ленина: оно в высшей степени актуально. Именно Ленин дает самый ясный и последовательный анализ капиталистических кризисов и ярко показывает, почему при капитализме неизбежны войны. Поскольку мы сегодня живем в острой международной ситуации — мир вновь сотрясает экономический кризис, а на разных точках географической карты то и дело возникают огненные всполохи — есть потребность разобраться, почему это происходит. Много пищи для ума дано в работах Ленина, например, в брошюре «Империализм, как высшая стадия капитализма».

Кроме того, надо восстанавливать для широкой публики реальную биографию Ленина без нелепых выдумок о революции как мести за брата, работе на германскую разведку и смерти от сифилиса. Отдельное направление — это изучение феномена советского государства, основанного Лениным. И, наконец, я считаю, что важно возвратить в социальную память имена ближайших сподвижников и соратников лидера большевиков, среди которых было немало титанических фигур.

ИА Красная Весна: Кого бы Вы назвали?

— Например, это инженер Глеб Максимилианович Кржижановский, стоявший у истоков плана ГОЭЛРО. Я считаю, это один из самых счастливых большевиков, потому что он прожил очень долго, скончался в конце 1950-х годов и успел увидеть результат того, чему он отдал жизнь. К закату его жизни план ГОЭЛРО и все последующие планы, которые базировались на идее «электрификации всей страны», уже воплотились, советская держава покрылась сетью электростанций, модернизировалась и вошла в XX век. Электрическая энергия стала фактом повседневности.

Между тем фигура Кржижановского забыта, она канула в Лету, в какое-то небытие, в Петербурге нет даже памятника Кржижановскому. Нет его также и в Москве, хотя одно из главных, еще дореволюционных, деяний инженера-большевика Кржижановского — создание в Богородском уезде Московской губернии первой в мире электростанции на торфе под названием «Электропередача». Это был уникальный опыт, который позже позволил преодолеть энергетический кризис времен Гражданской войны и первых послевоенных лет. Тогда в России был дефицит топлива, и разработчики плана ГОЭЛРО обратились не к дорогостоящим, дефицитным и высококлассным источникам энергии — углю и нефти — а к торфу, используя пример «Электропередачи».

Другой титан из ленинского окружения — это Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич, о котором тоже не пишут, хотя это первый управделами Совнаркома, а также выдающийся деятель отечественной культуры и науки. Еще в императорской России Бонч-Бруевич был едва ли не самым крупным исследователем сектантства. Когда возникла необходимость получить экспертизу, принадлежит ли Григорий Распутин к секте хлыстов, то обратились именно к нему. Подвижничество Бонча уже в советское время выразилось, в частности, в том, что в Москве он создал крупнейший в мире литературный музей. Сейчас этот музей носит имя Владимира Ивановича Даля. Конечно, Даль — великий человек, и все же справедливее, на мой взгляд, чтобы музей носил имя основателя.

ИА Красная Весна: То есть, не только о Ленине нужно говорить, но и об эпохе в принципе, которую породил этот человек и его окружение?

— И о людях, которых он вовлекал в орбиту своей деятельности. Вообще важно, что в момент взятия власти Ленин оказался не одинок, в его распоряжении был костяк команды, способной ответить на вызовы времени. Сейчас у нас пытаются создать ощущение, что Ленин — маргинальный политик, вокруг которого не было профессионалов, разделявших его идеи или проявлявших к ним сочувствие. Якобы если кто-то с ним и работал, то лишь по причине угроз и террора. Это не так. В окружении Ленина, в том числе среди непосредственно большевиков, было много ярких и незаурядных фигур. У него был великолепный дипломат, организатор и инженер Леонид Красин, с одной стороны, а с другой — эффективный руководитель культуры и просвещения Анатолий Луначарский, про которого Ромен Роллан говорил, что если бы у них во Франции был вот такой Луначарский, то он был бы счастлив.

Вообще, представлять ситуацию так, что все самые интеллектуальные и способные люди уехали из России после революции — абсурдно. Наоборот, значительная часть интеллигенции, особенно естественно-научной и технической, осталась и быстро вовлеклась в созидание советского проекта. Наш великий ученый Климент Тимирязев отправил Ленину свою книгу «Наука и демократия» с дарственной надписью, в которой признался, что счастлив быть современником Владимира Ильича и свидетелем его славных деяний. Высоко оценивал Ленина знаменитый селекционер Иван Мичурин, который с первых же дней революции перешел на сторону советской власти. Пионер космонавтики Фридрих Цандер был поражен кругозором и энергией лидера большевиков, который в беседе с ним горячо ратовал за идею межпланетных полетов. Эти примеры легко умножить.

ИА Красная Весна: А вот для мира — что такое Ленин для остального мира? Что о нем говорят в мире? Каков вклад Ленина в мировую историю?

— Естественно, говорят о Ленине по-разному. С одной стороны, есть Китай, для которого Ленин остается одним из главных положительных героев мировой истории. Его работы в КНР не только издают, но и внимательно изучают. Китай является самым впечатляющим примером возвышения страны, которую великие державы в начале XX века воспринимали не иначе как пространство для колонизации и грабежа. Но, вооружившись ленинскими идеями, это государство вышло на передовые позиции. Вообще, роль Ленина в освобождении стран третьего мира от колониального гнета колоссальна.

Что касается Запада, то там разные группы оценивают Ленина по-разному. Есть левая интеллигенция, которая проявляет интерес к работам лидера большевиков. Есть адепты центрального западного дискурса, для которых это не более чем обычный диктатор, противник классической демократии в ее американском понимании. И есть обыватель, для которого Ленин в лучшем случае исторический герой с интересной биографией, такой же, как Чингисхан или Наполеон.

В любом случае в истории западных стран в XX веке Ленин сыграл величайшую, хотя и неочевидную роль. Именно Ленин заставил отступать западный капитализм. После создания СССР европейский и американский заводчик и фабрикант всегда был вынужден считаться с рабочими; его всевластие закончилось. Уступки пролетариату оказались его единственным шансом избежать революции. Появление «среднего класса» напрямую связано с ленинским наступлением на капитал. Но эта система обеспечивает «социальный мир» только на очень коротких исторических отрезках, и неизбежные капиталистические кризисы обрушивают это шаткое благоденствие как карточный домик. Суровые испытания, которые предстоят человечеству в ближайшем будущем, вернут его к внимательному изучению ленинского наследия и мыслям о построении более стабильного экономического уклада.

Еще один важный момент в восприятии Ленина на Западе — это историографические мифы. В западной историографии и публицистике закреплены многие стереотипы еще Гражданской войны, например, нелепость про получение Лениным от кайзеровской Германии денег на революцию. Так, к юбилею событий 1917 года выходил спецвыпуск авторитетного германского журнала Spiegel, подававший тему Октября именно в таком ключе.

К сожалению, европейские ученые слабо знакомы с работами современных российских исследователей, которые покончили с этой мифологемой. Есть блестящая монография профессора СПбГУ Геннадия Соболева, у которого я имел честь учиться, под названием «Тайна немецкого золота». Важную роль в разоблачении стереотипа сыграли книги патриархов отечественной науки, профессоров Владлена Логинова и Виталия Старцева, которые по сути поставили точку в этом вопросе: лично Ленин и верхушка большевистской партии не были связаны с немцами и никаких финансов от них не получали.

Таким образом, западные историография и публицистика продолжают ориентироваться на уже устаревшие данные. Там, в основном, привлекаются документы немецкого МИДа, давно опубликованные в сборнике Збинека Земана. Но в этих документах нет ничего о финансировании именно Ленина и большевистского ЦК. Крупные суммы, которые немцы выделяли на подрывную деятельность против царской и февралистской России во время Первой мировой войны, частично осели в карманах авантюриста Александра Парвуса, который обещал немцам устроить русскую революцию. Он пытался связаться с Лениным, но тот отказался с ним даже разговаривать. Это и неудивительно. Такой опытный политик, как глава большевиков, не мог не понимать, что, согласившись на сотрудничество с немцами, он становится их заложником. Стоит им только обнародовать факт сделки, как от Ленина отвернется вся революционная демократия, и он уже никогда не восстановит свою репутацию. Кроме того, Парвус был известен в кругах социал-демократии как нечистоплотный делец, в свое время присвоивший себе часть денег от постановки пьесы «На дне» Максима Горького; многие политические эмигранты попросту не подавали ему руки.

Частично немецкие деньги под разными ярлыками были направлены на пропаганду мира в российских войсках и российском обществе. Именно это маркировалось как средства, направленные «большевикам», поскольку одной из ключевых идей большевизма в 1917 году было предложение немедленного мира «без аннексий и контрибуций». Но ни Ленин, ни его ближайшие соратники этих денег не видели и даже о них не знали. Обвинение в шпионаже, которое Временное правительство предъявило Ленину в июле 1917 года, развалилось уже тогда. Жажда мира и без немецкой пропаганды все больше охватывала солдатские массы, уставшей от войны и не понимавшей ее смысла.

ИА Красная Весна: В канун крупных политических событий в СМИ традиционно начинается раскрутка темы выноса тела Ленина из Мавзолея. Для чего это делается?

— С моей точки зрения, это делается только для того, чтобы отвлечь население от более актуальных проблем. С точки зрения «большой истории» вопрос, лежит Ленин в Мавзолее или не лежит, не играет никакой роли. Если тело Владимира Ильича будет предано земле, ничего принципиально не изменится. Ленин — это не тело, это идеи и философия. Их невозможно похоронить. Карл Маркс в Мавзолее не лежит, но марксизм не умер.

ИА Красная Весна: Президент России Владимир Путин уже не раз заявлял, что Ленин заложил «атомную бомбу» под СССР? Как Вы к этому относитесь?

— Это не так. Видимо, президент РФ имеет в виду создание национальных республик в рамках Советского Союза, которые впоследствии потребовали независимости и получили ее. Но Ленин действовал в конкретной исторической ситуации подъема национальных движений. В 1922 году существовала большая опасность, что включение национальных окраин в состав Советской России на правах автономий будет воспринята местными элитами как продолжение старого царского империализма.

Выходом виделось провозглашение государственности этих окраин, но под контролем дополнительного этажа общесоюзной государственной власти. Страну скрепляли общие высшие органы управления и общая армия — РККА. Эта система показала свою устойчивость — в частности, во время Великой Отечественной войны. На мой взгляд, ее распад в значительной степени был связан с некомпетентностью советского руководства конца 1980-х годов. Если что-то ломать, то оно сломается. Если применить политику поощрения сепаратизма, которую в годы перестройки проводил соратник Горбачева Александр Яковлев, к современной России, то она развалится точно так же.

Что касается общей негативной оценки деятельности Ленина со стороны Владимира Путина, то я думаю, что он во многом повторяет за консультантами. Появление таких консультантов неудивительно, поскольку современная Россия строит свою идеологию на отрицании Советской России. Для легитимации современного строя необходимо максимально демонизировать всё предшествующее. Но в последнее время на этом пути у идеологов всё больше препятствий.

Объективно Россия столкнулась с внешними вызовами. Перед правительством стоит задача мобилизовать население на защиту Родины. Самым вдохновляющим примером такой мобилизации была и остается Великая Отечественная война. Минин и Пожарский тут уже не помогут: основной массой населения избавление от польской интервенции в 1612 году воспринимается как сказка. А память о Великой Отечественной войне жива в каждой семье. Отсюда подлинный энтузиазм «Бессмертного полка» и подобных акций. Конфликт в том, что Великая Отечественная война была выиграна под началом большевиков.

Отсюда необходимость, с одной стороны, поддержать гордость за предков, сокрушивших нацизм, а, с другой стороны, не переусердствовать в этом, чтобы не выставить в выгодном свете большевиков. Поэтому приходится драпировать Мавзолей и транслировать тезисы вроде того, что выиграл войну не Сталин, а советский народ.

Некоторые идеологи современной буржуазной России, впрочем, согласны даже на Сталина. Их идеологема более хитрая: они обосновывают, что Сталин — антипод Ленина. Якобы Ленин — это предатель и разрушитель отечественной государственности, а Сталин, наоборот, ее восстановитель, который создал Красную русскую империю. Реально в историческом смысле рассмотрение фигуры Сталина в отрыве от Ленина невозможно. Первый абсолютно точно считал себя преемником и учеником второго. И, я думаю, он очень сурово и круто поступил бы с теми, кто пытается его исключить из числа ленинцев.

ИА Красная Весна: А как Вы относитесь к тезису о том, что партия якобы предала Ленина в конце его жизни?

— Партия разве отказалась от диктатуры пролетариата? Или реставрировала буржуазный строй в Советской России? Я не вижу никаких оснований утверждать подобное.

Да, в конце жизни у Ленина были неприятные эпизоды общения с соратниками. Как известно, Владимир Ильич сильно болел и в конце 1922 — 1923 годах практически не принимал участие в государственном управлении. В этот период он был символическим, номинальным главой правительства.

Но, конечно, Ленин был не тем человеком, который легко сдавался. Он обладал мощнейшей силой духа. Крупская читала ему знаменитый рассказ Джека Лондона «Любовь к жизни», и Ленину он очень нравился. Идея бороться до последнего отвечала его мироощущению. Во время болезни он дважды восстанавливал, казалось бы, утраченную речь. Конечно, он собирался вернуться.

Понятно, что глава большевиков, не будучи в эпицентре политической жизни, имел отрывочную информацию о происходящем. Соратники привыкали работать без него. Скупые замечания Владимира Ильича, доходившие до правительства, учитывались, но ход им давался далеко не всегда. Если бы Ленин был в строю, подобные моменты наверняка привели бы к дискуссиям, в ходе которых тот или иной руководитель мог бы отстоять свою точки зрения перед вождем — такие случаи были не редкостью. Могло быть и наоборот, Ленин железной логикой убеждал коллег в своей правоте. Но теперь, когда Владимир Ильич был болен и изолирован, случалось, что его позицию игнорировали.

Самый острый конфликт такого рода произошел из-за так называемого грузинского инцидента. Серго Орджоникидзе ездил уговаривать грузинских партийцев включить Грузию в Советский Союз в составе Закавказской федерации, его оппоненты хотели входить отдельно и на правах широкой автономии. Во время визита произошел конфликт, обернувшийся дракой. Дело разбирала партийная комиссия, которую возглавлял Феликс Дзержинский. Она осудила рукоприкладство Орджоникидзе, но идеологически его позицию поддержала. Однако грузины, оспаривая результаты разбирательства, обратились лично к Ленину. Владимир Ильич затребовал себе документы партийной комиссии и получил их не в полном объеме. Конечно, он посчитал, что от него скрывают правду, пользуясь его положением. Это сильно его уязвило и расстроило. Но это был скорее не политический, а житейский конфликт с политической окраской.

ИА Красная Весна: Как бы Вы соотнесли Маркса и Ленина? Ленин развил или он их изменил, по-другому поставил на службу СССР?

— История не стоит на месте, и каждый исторический период требует анализа с марксистских позиций. Ленинизм — это марксистский подход к конкретному историческому моменту.

Если говорить об актуальности, как фигуру Ленина преподносят сегодня в ходе образовательного процесса — в школах и вузах?

Насколько я могу судить, очень много акцентов на насилии времен Гражданской войны, красном терроре и прочем негативе. Но Ленин — это колоссальная, очень многогранная фигура, и ее роль в модернизации страны тоже невозможно замолчать. Несколько лет назад я побывал в Мурманске на ледоколе «Ленин» — первом атомном ледоколе в мире. Экскурсию вел пожилой офицер. Он рассказал, что незадолго до этого вел такую же экскурсию для школьников, и одна девочка, потрясенная увиденным, сказала: «Наверное, Ленин был не таким уж плохим, раз в его честь назвали такой замечательный корабль».

То есть, с одной стороны, мы встречаемся с осуждением Ленина. А с другой стороны, о достижениях умолчать тоже не получится. Эта двойственность запрограммирована самим положением современной России. Социально-экономически — это полный антипод СССР. А юридически это правопреемник СССР. Если вы отрицаете Ленина, тогда отдайте право на вето в Совете Безопасности ООН. Его же получило государство, созданное этими ужасными большевиками. Но я сомневаюсь, что современные российские власти согласны отдать это место. А раз не согласны — значит, они не могут порвать ни с Лениным, ни с его наследником — Сталиным.

ИА Красная Весна: Чтобы сегодня актуализировать фигуру Ленина в молодежной среде, какие бы Вы порекомендовали художественные произведения?

— Новейшую биографию Ленина от Льва Данилкина. Ее много критиковали, но, на мой взгляд, именно такие книги, написанные современным языком, могут стать для молодежи точкой входа в мир и систему мыслей Ленина. Если говорить о кинофильмах, то за последние годы ничего пристойного о Владимире Ильиче не снимали.

А в советском кино мне очень нравится образ Ленина, который создан в первой части телесериала «Государственная граница». Там его играет артист Юрий Каюров. Короткий эпизод с Лениным — его встреча с бывшими царскими офицерами пограничной стражи. В нем, как мне кажется, отразились важные черты Ленина-политика: с одной стороны, внимание к мнению профессионалов; с другой стороны, способность быстро вникнуть в малознакомый предмет и тем самым расположить к себе людей, еще не понимающих идей большевизма.

ИА Красная Весна: Какой бы эпизод из своей жизни Вы могли бы вспомнить, который связывал бы Вас с Лениным — его делами, трудами, мыслями?

— Я организую историко-просветительские фестивали «Цифровая история». На последнем мероприятии в декабре 2019 года выступал Лев Данилкин, автор свежей биографии Ленина в серии «ЖЗЛ». В начале нашего диалога Лев высказал мысль, что Ленин абсолютно забыт и неактуален для большинства. В ответ я предложил устроить эксперимент и попросил поднять руку тех зрителей, кто не считает, что Ленин вынесен на свалку истории. Руку подняли все находившиеся в зале. Этот эпизод ясно демонстрирует, что интерес к Ленину растет с каждым днем.

ИА Красная Весна

Читайте материал целиком по ссылке:

https://rossaprimavera.ru/article/3e9d46a3