Содержание материала

 

Ленин — человек, который из полного кошмара, при полном отсутствии каких бы то ни было ресурсов вообще, пришел и все сделал.

Ленин символизирует возможность торжества справедливости

Российский политик, публицист, теле- и радиоведущий, доктор экономических наук Михаил Геннадьевич Делягин поделился с корреспондентом ИА Красная Весна своим виденьем фигуры В. И. Ленина и его роли в истории нашей страны и всего мира.

ИА Красная Весна: Через несколько дней 150-летие Владимира Ильича Ленина. Как бы Вы отметили это событие, если бы были президентом России? Что должна была бы сделать наша власть, как отметить это событие?

— Как должна была отметить бы эта власть или нормальная власть?

ИА Красная Весна: Если бы Вы были президентом.

— Отмечать так, как в 1970 году, когда отмечание продолжалось целый год, не стоит. Немножечко перебор. Но салют в дополнительный выходной день — это как технический минимум. И очень тщательное исследование, причем исследование научное и с большой популяризацией, что означает Ленин для наших дней. Потому что он не был философом, как Карл Маркс, но он, в отличие от Маркса, застал эпоху финансового империализма, которая сейчас умирает. А он застал ее старт после создания ФРС. И после создания ФРС еще четыре года было до того момента, когда он занялся только практикой. Так что изучение его роли и как личности, как фигуры, как некоторой нормы поведения — это было бы очень полезно и с воспитательной точки зрения, и с образовательной, и со всех точек зрения.

И, разумеется, если к тому времени удалось воплотить в жизнь какую-то часть ленинских норм, то стоило бы воплотить.

ИА Красная Весна: Что лично для Вас означает фигура В. И. Ленина?

— Ленин для меня означает возможность торжества справедливости. Наверное, это самое главное. Что даже в самых безумных условиях справедливость может победить, если, что называется, будет с зубами, кулаками и головой.

ИА Красная Весна: Как, по Вашему мнению, выглядит В. И. Ленин в сравнении с другими правителями России: дореволюционными, советскими и постсоветскими?

— Про Ярослава Мудрого мне судить сложно, потому что, как это модно говорить, неоднозначная фигура, по-разному ее оценивают. Рюриков, судя по всему, вообще не было, потому что археологи не нашли никаких подтверждений всего этого пропагандистского бреда XVI века. Но так (выходит — прим. ИА Красная Весна), это самая яркая и самая убедительная фигура.

С точки зрения строительства государства нужно понимать, что Временное правительство государство уничтожило. А когда мы говорим «двоевластие» — это красивая фигура речи, потому что власти не было вообще, от слова «совсем», никакой, в принципе. А когда Ленин завершил свою активную деятельность — это конец 1922 года, если я правильно понимаю, — государство уже было. Оно было какое угодно кривое, косое, но оно было, оно было дееспособным, обеспечивало жизнь людей, защищало себя, и, между прочим, оно победило весь тогдашний мир.

ИА Красная Весна: Антанту?

— Не только Антанту, но и Германию. То, что мы параллельно называем Гражданской войной — это была интервенция в чистом виде. Потому что, начиная с чехословаков, которые были структурным подразделением французской армии, о чем тактично все умалчивают. И кончая Колчаком, там шинель английский, табак японский, правитель омский (известная частушка о Колчаке времен Гражданской войны: «мундир английский, погон французский, табак японский, правитель омский» — прим. ИА Красная Весна). То есть это была интервенция в прямом смысле слова, это была война со всем тогдашним миром, с ресурсами неизмеримо меньшими, чем в 1941 году, и это была победа. Чистая победа.

Так что с точки зрения государственного строительства это был небывалый результат, невозможный результат. Если еще учесть состояние самой партии большевиков, где были, пардон, такие феерические фигуры, как Яков Свердлов, который трагически скончался от инфлюэнца топором по голове в собственном кабинете после ряда замечательных инцидентов, попыток и эпизодов, и это был самый эффективный менеджер в молодом Советском государстве, потому что государственную систему собирал он.

Троцкий занимался войной, Ленин занимался идеологией, то есть властью над умами. Как писал Пастернак, «он управлял течением мыслей, и только потому страной». Он же по горячим следам писал, это была зарисовка с натуры. У нас сейчас мы не можем себе представить подобного управления, несмотря на мощь информационных технологий.

То есть это мы сейчас после советской школы думаем, что он опирался на монолит единомышленников. Ага, там такой был «монолит», что посмотришь и вздрогнешь, его почитаешь и вздрогнешь. Там было несколько проектов, и некоторые из них были глобальны.

Это человек, который сумел овладеть стихией, о которой он не имел ни малейшего представления, потому что религиозный характер русской социалистической революции был вызван в значительной степени староверами. Это выдающееся достижение Пыжикова Александра Владимировича, который просто показал, как староверческая идеология слиплась с марксизмом.

И Ленин как марксист — а марксисты являются западниками по стилю мышления, — скорее всего, не понимал этого процесса. Но он видел его внешние проявления, и его гениальности и чутья хватило на то, чтобы использовать, интегрировать и в конечном счете обеспечить победу течения, которое, вообще-то говоря, было не его.

Его недаром называли враги «мыслящей гильотиной». Если человек научным методом понимал, что необходимо делать то, с чем он категорически не согласен, ради достижения справедливости, ради достижения цели, он это делал. То есть помимо сочетания совершенно уникального блистательного тактика, причем тактика-интуитивиста, стратега-ученого, он писал теорию. И он же потрясающе быстро рос. Если в его «Развитии капитализма в России», как сейчас видно по прошествии более чем столетия, были вещи неточные, мягко выражаясь, для того времени это было высшее достижение русской мысли, «пещерной» экономической мысли. А много чего было не совсем так.

Но уже «Государство и революция», если смотреть с точки зрения теории, — да, это учебник, написанный на полях, на коленке, согласно популярным картинам, в шалаше. Но при том, что это практическая инструкция и практический взгляд, там очень глубокий теоретический бэкграунд.

То есть Ленин — уникальное сочетание интуитивиста, блестящего тактика, а блестящий тактик может быть только интуитивистом, и при этом стратегического мышления. И потрясающие совершенно личные качества.

Обратите внимание, пока с ним конфликтовали… если конфликтовали не по делу и если конфликтовали, становясь на позицию враждебного класса, на позицию эксплуататора, он воевал насмерть и в оскорблениях не стеснялся совершенно.

Как только человек, неважно по каким причинам, от конъюнктурных причин до интеллектуальных, понимал, что, наверное, он не совсем прав в этой ситуации — всё, товарищ, всё, никаких проблем: «Садись с нами за стол. На тебе власть, на тебе ресурсы. Давай работать вместе». То есть никакого эгоизма и даже тени эгоизма, вообще в принципе ничего.

Так что, в общем, притом что был живой человек со всеми недостатками и, вероятно, с нервными срывами, но если брать и судить его не сегодняшними мерками, рассматривать тот момент, тот слом, ту остроту ситуации, когда Деникин мог взять Москву, когда Колчак мог взять всё, когда Юденич не взял Петроград просто потому, что отказался признавать независимость Финляндии, дарованную, между прочим, Временным правительством. Если бы он признал независимость Финляндии, то с таким эффективным талантливым человеком, как Маннергейм, они бы взяли Питер без проблем.

Причем мы же знаем официальную историю. Мы не знаем, какие там были на самом деле переговоры. То есть мы знаем закулисную сторону некоторых сделок. Например, безумие — выбросить золото, которого не было, на покупку паровозов, притом что свои паровозы есть, свои паровозные заводы есть. Почему на половину этих денег не сделать в четыре раза больше паровозов у себя? Потом выясняется, что это была сложная комбинация по подкупу западных элит, осуществлявшаяся через представителей этих элит здесь, которые были абсолютно убеждены, что они просто воруют.

ИА Красная Весна: И это всё Ленин?

— В значительной степени Ленин. Мы не знаем второго дна. Мы не знаем, чем занимались на самом деле Сталин, Урицкий и Дзержинский. Был Военно-революционный центр, а был Военно-технический центр. Эта троица была в Военно-техническом центре. И есть очень разные оценки того, как происходил штурм Зимнего.

Все участники сходятся на том, что картинки Эйзенштейна, безусловно, не было. Но был там батальон лейб-гвардии какого-то гвардейского полка, который туда подошел и своим видом заставил разбрестись народ, который сидел на баррикадах, и дальше уже зашли рабочие с матросами. Или рабочие с матросами зашли через винные погреба вместе с толпой, которая там всё грабила.

Мы многих вещей не знаем. Но когда смотрим, как происходят некоторые события, то понятно, что там была сильная военная подкладка. Потому что Рабоче-крестьянская Красная армия еще в феврале 1918 года блистательно не существовала. Через два месяца она начала воевать.

ИА Красная Весна: Мы знаем про большое число белых офицеров, которые пошли в Красную армию.

— Во-первых, офицерство было выкошено в Первую мировую войну, и значительная часть офицеров, если ниже полковника, то это были разночинные интеллигенты. Понятно, что некоторые из них симпатизировали Временному правительству, большинство симпатизировало народу. А то, что из офицеров Генерального штаба 55% пошло служить большевикам…

Естественно, это была трагедия Гражданской войны, там были все методы. Но это не означает, что 45% были против Советской власти.

Часть просто ушла из активной деятельности.

Часть просто сказала «Чума на оба ваших дома» и перестала в чем-то активно участвовать. То есть это реальная ситуация, потому что военные посмотрели на Временное правительство, например, как они смотрят на нынешнее правительство — с ужасом. Убедились, что это правительство предателей. И да, «большевиков мы не любим, и они какие-то странные, но другой России нет». Россия — это вот это.

И то, что Ленин, выражаясь современным языком, человек, социально чуждый этой самой России, смог стать ее частью — наверное, это высший подвиг в его жизни, вообще высший подвиг в политике, который мы не понимаем, потому что мы не понимаем, какая была тогда пропасть между людьми. После отмены крепостного права прошло меньше 60 лет, черт возьми.

Какая была пропасть между интеллигентами, пусть даже разночинцами — а Владимир Ильич все-таки был из семьи не совсем разночинцев, отнюдь, — до рабочих и крестьян. Были разные миры, в принципе. Благодаря Советской власти мы можем на одном языке разговаривать друг с другом. Тогда-то общего языка не было.

ИА Красная Весна: А что Вы скажете по поводу высказываний нашего президента о Ленине?

— У меня ощущение, что Владимир Владимирович Путин получал образование где-нибудь на Украине, причем в последние лет 10. Потому что после того, как он сказал, что Советский Союз производил только галоши — это сказал человек взрослый, заставший Советский Союз во вменяемом возрасте, более того, человек, который пользовался когда-то Московским метрополитеном, который лично занимался извозом за рулем советской «Волги», — после этого соотнесение высказываний человека с реальностью просто не имеет смысла.

Когда этот человек организует парад в честь Парада 7 ноября 1941 года, в честь 25-летия Великой Октябрьской социалистической революции — это как?

Когда человек отмечает День Победы возле задрапированного Мавзолея — прости, господи, это вообще куда?

После того как он сказал, что Советский Союз не производил ничего, кроме галош, я уже спокойно отнесся к его агитации за пенсионную реформу, к его словам о том, что средний класс — это люди с доходом 17 тыс. руб. Человек живет в своем мире, ему там хорошо, уютно. Он бы нас хотел туда впустить, но там место для одного. Я понимаю.

Мне неинтересно мнение Путина о Ленине ровно по той же причине, по которой мне неинтересно мнение Гозмана об НКВД и о СМЕРШ. Я его понял, я его понимаю. Еще одно подтверждение теории классовой борьбы. Если человек считает себя частью мира эксплуататоров, то люди, которые выступают за эксплуатируемых, для них политики, может быть, даже не являются людьми. Блистательное подтверждение очень большого количества ленинских высказываний.

ИА Красная Весна: Вернемся к В. И. Ленину. Как Вы оцениваете утверждение некоторых публицистов о том, что партия предала его в конце его жизни?

— Каким же это, прости господи, образом?

ИА Красная Весна: Когда последние съезды партии проходили, они даже не стали зачитывать его обращение к Съезду.

— Во-первых, товарищ Ленин к тому времени находился, мягко выражаясь, в изоляции, вызванной в том числе здоровьем. И во-вторых, внутрипартийной борьбой. Борьба за власть — это смысл политической деятельности (если брать с тактической, внешней точки зрения). Просто побеждает тот, кто отстаивает более фундаментальные интересы, только и всего. Что, кстати, Ленин и показал.

Но когда человек выходит из активной политической деятельности, он пишет про вечность, а люди реагируют на эту вечность с точки зрения даже не сиюминутного момента, а с точки зрения своей конкретной борьбы. Поэтому я думаю, что Ленин не обиделся на своих товарищей, он бы это понял. Это ему бы сильно не понравилось, но, в конце концов, его статьи его собственная газета «Правда» не печатала в 1918 году, я напоминаю. А когда они все-таки выходили, они выходили с чудовищными купюрами. И последующим исследователям стоило большого труда эти купюры найти.

Дальше мы очень любим рассуждать о завещании Ленина. Но есть такой историк Сахаров (Валентин Александрович Сахаров — прим. ИА Красная Весна), не покойный академик, а настоящий историк, который провел тщательный текстуальный анализ. Скорее всего, наиболее скандальную часть этих писем писала Крупская, а не Ленин, в своих конкретных целях, потому что они все люди, они не памятники. Так что партия не предала Ленина. Партия обеспечивала задачу выживания себя и страны, скажем так. И если для этого понадобилось товарища Ленина, который не находился в гуще политики, вывести за скобки, ну, значит, так и надо. Что ж тут поделать? Это вопрос выживания, это не вопрос пиетета.

Я, на самом деле, довольно много читал Сталина и поймал себя на странной мысли, что Сталин Ленина превозносил, чтобы создать гиганта и на его плечи встать. У меня ощущение, что он действительно перед ним робел и трепетал, потому что Сталин понимал про себя, что он диалектический материалист в лучшем случае, а в конце жизни после двух инсультов уже и догматик, а Ленин-то все-таки исторический материалист, а это намного более сложно.

ИА Красная Весна: Сталин продолжил дело Ленина?

— Да.

ИА Красная Весна: Или пошел по другому пути?

— Зачистив ленинскую гвардию, Сталин продолжил дело Ленина в новых исторических условиях. Совершенно верно. Потому что для того, чтобы ехать по дороге, иногда нужно поворачивать руль в одну сторону, в другую сторону, потому что дорога не бывает прямой. А если кто-нибудь руль прикрепил гайками, болтами, врубил полный газ, то вопрос, когда он улетит в пропасть или влетит в стену, — это вопрос техники.

И то, что было хорошо для того, чтобы сделать революцию, и то, что в принципе годилось для того, чтобы, изображая перед глобальным бизнесом, что «ребята, мы для вас стараемся создавать общество справедливости», в ситуации, когда пришло время воевать с этим самым финансовым интернационалом лоб в лоб, уже не годилось совершенно, и люди не годились.

ИА Красная Весна: Расскажите о Вашем отношении к тому, как тему Ленина преподают в наши дни в школах и вузах?

— Я не знаю, но учитывая принцип чинопочитания, вряд ли там могло бы говориться что-либо, отличное от высказываний Владимира Владимировича Путина, по крайней мере, принципиально отличное. Так что это один из способов превращения народа нашей страны в Адольфов, не помнящих родства.

Но это классовый подход — что если мы строим «блатной феодализм», то, безусловно, фигура Ленина глубоко чужда феодалам. Значит, он должен быть растоптан и оклеветан всеми возможными ресурсами, всеми возможными средствами. И что он даже для капиталистов был враг, а для феодалов-то тем более.

Представь себе, Бенкендорф, кристально честный, очень эффективный, выдающийся государственный деятель эпохи, когда крепостничество еще работало. И Аракчеев, который создавал военные поселения. Как они к Ленину могут относиться? Строго негативно. «Вот это быдло может чем-то управлять? Мы их на 25 лет забриваем в солдаты. Если выживет, то получает себе кусочек земли и 20 копеек, получает право пожить для себя дальше. И какой-то деятель говорит, что это тоже люди. Вы что, с ума посходили?» Хорошо, бог с ним, с Бенкендорфом. Как Д’Артаньян должен относиться к Ленину? Думаю, так же, как написано в наших учебниках.

Как люди разных исторических эпох. Разных. Ленин — человек эпохи Возрождения, а это люди, которые искренне ненавидят Возрождение, потому что Возрождение ставит в центр человека, а не возможность этого человека грабить. Это разная ситуация.

ИА Красная Весна: Какая теоретическая работа Ленина наиболее актуальна сейчас?

— В теории я не очень силен и изучал давно его работы. Мне очень близка работа «Как нам реорганизовать Рабкрин», где он, уже ослабевший, бился о вопрос, кто будет сторожить самих сторожей, кто будет создавать систему контроля в ситуации, когда демократия невозможна.

Мне очень дороги две фразы Ленина. Первая была сказана в 1917 году, даже не помню, где он это сказал: «Социализм отличается от капитализма не обобществлением, не формой собственности, потому что, как мы видим, когда припекает, буржуазия легко соглашается на 100%-е огосударствление всего». Он прекрасно помнит, что в Англии была государственная собственность практически на все крупное еще в 1860-е годы. «А разница заключается в характере власти: она служит народу или она служит против народа. Поэтому социализм очень хрупок, поэтому он — переходная стадия».

Вторую фразу, которая мне очень дорога, он сказал в 1920 году: «Невозможно отрицать, что Октябрьский переворот был буржуазной революцией. Через ступеньку не перепрыгнуть». То есть он подтвердил теоретическую правоту Каутского и Плеханова.

Кроме теоретической правоты есть еще правота практическая. Если есть возможность, нужно делать то, что можно сделать. Как ни парадоксально, тот самый белогвардейский принцип: «Делай, что должен, и будь что будет». Если это можно сделать, значит, это до́лжно сделать.

И нужно понимать, что теория запаздывает по сравнению с практикой, теория всегда отстает от практики. И глядя на три поколения советских людей, понимаешь, что, да, первый блин комом. Венеция с Генуей были «первым блином комом» капитализма. Советский Союз был «первым блином комом» коммунизма. Но он заложил потрясающий фундамент.

Он поставил проблемы, которые можно решить только сейчас. На индустриальном уровне технологий нельзя было решить. На информационном можно — проблема свободного времени, которая его и добила в итоге больше всего.

И это была попытка, которая просто дала образец, дала чертеж и лекала: «Ребята, делаем так». Китайцы это взяли. Сейчас у них большие трудности, большая беда, большие проблемы, в том числе стратегические, не только экзистенциальные проблемы, потому что они слишком коллективистская культура.

Но капитализм тоже прошел через Голландию, которая тоже была в расцвете, а потом схлопнулась. Про Португалию мы вообще тихо умалчиваем. Мы просто не знаем опыта Португалии, это был капитализм или это была грабительская монархия. Это не очень понятно. Там были элементы капитализма, просто их некому было изучать, потому что, во-первых, Португалия за Испанией, до нее не доберешься, а во-вторых, — слишком узкий слой интеллигенции. В-третьих, сложен язык, который европейские интеллектуалы так до сих пор и не освоили.

Поэтому это была абсолютно оправданная в историческом плане попытка, не говоря о том, что три поколения людей смогли пожить по-человечески.

Я в Facebook наткнулся на совершенно потрясающую фразу какой-то милой девушки. Она пишет, что «проливающие реки слез над ужасами революции, пролейте хоть одну слезинку над ужасами, эту революцию породившими». И когда мы видим людей, воспевающих хруст французской булки, классовая структура этих людей понятна.

Скажем, мои дальние родственники. У меня так получилось, что много разных родственников, и они про себя оставили воспоминания. До первой русской революции… Причем они были хорошими рабочими, очень квалифицированными рабочими. Мастерские Ярославского вокзала. Но они жили в подвале. И первые шесть детей умерли, потому что новорожденный ребенок там выжить не мог даже теоретически.

После революции царь-батюшка напугался и переселил их в общаги. И следующие три ребенка выжили, выросли, стали взрослыми людьми. И уже жить было можно.

Вот пожалуйста. Что, нам все эти замечательные борцы и интеллигенты про это писали? Нет.

Конечно, много вопросов. Как советская власть воспитала такую чудовищную интеллигенцию? Не будем обижать проституток сравнением. Это другой вопрос. Очень интересная тема, на самом деле, детально разобранная уже историками. Но Ленин, признав свою теоретическую неправоту, выкрутил историю так, что никто этого не заметил. Никто этого не заметил, включая Плеханова с Каутским.

ИА Красная Весна: А что Вы скажете с точки зрения текущей ситуации? Все видят, что мир зашел в глобальный тупик. И на фоне этого глобального тупика будет ли востребован опыт Ленина, опыт Советского Союза? Каков Ваш прогноз?

— Только этот опыт и будет востребован, потому что другого опыта, который годится, — его просто не существует. Опыт Ленина — это опыт сопротивления заведомо превосходящим силам противника за счет интеллектуального превосходства над ним. Опыт Ленина — это создание, выражаясь языком Фурцева, субъекта стратегического действия из ничего.

Как какой-то американский бизнесмен писал про Иисуса Христа: «Он взял 12 менеджеров и создал из них эффективную организацию». Ленин брал даже не менеджеров, а брал просто работяг. Иван Бабушкин, который мог стать вторым Марксом, на самом деле. И многое другое. Как минимум вторым Кировым.

И Ленин совершенно был неутомим, он совершенно не отступал перед неудачами. В Ленине больше всего потрясает его абсолютный оптимизм и жизнестойкость. Даже когда все умерло, все разбежались, тушите свет, приходит Ленин, говорит: «Так, замечательно, но мы не доиграли пьесу. А теперь всё заново».

Причем мы же не понимаем, как это было на самом деле, какой это был мрак и ужас. Да, Ленин ехал с Финляндского вокзала на броневике, только его не пустили внутрь броневика, потому что не положено было штатских пускать, его снаружи прицепили.

Когда он выступил с апрельскими тезисами, «Правда» отказалась их печатать с формулировкой: «Давайте пожалеем товарища Ленина. Он давно был в отрыве от России. Он бредит».

Когда он выступал на вокзале, да, он выступал перед трудящимися. История тактично умалчивает, сколько было этих трудящихся и что они там делали в это время. Это все было значительно более ужасно, чем нам представляется.

И человек, который из полного кошмара, при полном отсутствии каких бы то ни было ресурсов вообще, пришел и всё сделал… Да, с соратниками. Кто такой Троцкий? Троцкий — межрайонец. Это вообще… «Иудушка» — это было ласкательное.

Кто такой Свердлов? Биографию почитайте. Там клейма ставить негде. Не в смысле уголовном, а в смысле интеллектуальном и в смысле оппортунистическом.

Посмотрите на Каменева с Зиновьевым. Дзержинский в разгар революции уезжает в Швейцарию на несколько месяцев, так сказать, и собирается жить частной жизнью. Его стоило титанических усилий вернуть. Я не знаю, как это было сделано, каких трудов это стоило. Но тем не менее там ангелов-то не было.

ИА Красная Весна: А как Вы относитесь к мифам по поводу того, что Ленин британский шпион, немецкий шпион и вообще финансировался иностранными разведками?

— Во-первых, действительно, наше революционное движение в очень большой степени финансировалось японцами. Японцы финансировали тех, кто был крутым. Они финансировали, как я понимаю, эсеров. Большевики были слишком маленькими. И на самом деле полиция, когда арестовывала, относилась к большевикам с большим уважением, насколько это было возможно, потому что большевики не представляли угрозы и не занимались террором, например. Они не расстреливали городовых с пролетки.

А британцы были хозяевами Временного правительства, они были непримиримыми врагами Ленина вместе с французами, потому что они через Временное правительство владели этой страной. И вот пришел поручик Ржевский и все опошлил. Если бы он был британским агентом, его бы пристрелили или уволили.

Действительно, было много британских агентов в окружении, но это было проявление Коминтерна, потому что Коминтерн создавался как филиал финансового Интернационала, в котором тоже было много разных течений. Они боролись. Это подробно описано у Багаева. Если интересует совсем конспект, у меня в «Общей теории глобализации» есть выжимки как раз про эти сюжеты.

Что касается немецких денег, то, вы знаете, деньги искали всем миром и нашли неучтенные типа 500 руб. Только не заплаченные Ленину, а заплаченные Лениным.

Коллеги, даже если предположить, что 500 руб. — это деньги немецкого генштаба, вам не кажется, что это крутоватая эффективность для немецкого генштаба, который через год не смог справиться с собственным развалом?

Парвус действительно играл большую роль. Парвус сыграл большую роль в НЭПе, но он сыграл роль ментальную. Когда эта слоноподобная туша приезжает, начинает орать матом: «Что вы здесь сотворили?», это почти такой же внятный аргумент задуматься, как и восстание в Кронштадте, Красной Горке и всех остальных замечательных местах, да и на Тамбове тоже.

Так что немецкие деньги теоретически быть могли. Но если их ищут больше 100 лет, и никто не нашел ничего, кроме каких-то писаний нетрезвого поручика, да еще и поляка… Слушайте, коллеги, давайте исходить из критериев доказательной медицины.

С другой стороны, если я взял деньги немецкого генштаба, а через год уничтожил эту самую империю к чертовой матери и едва не превратил эту самую Германскую империю в центр революционной советской социалистической Европы — Коминтерн же должен был переехать в Берлин до 1923 года, официальный язык Коминтерна был немецкий, — простите, пожалуйста, но это круто, это серьезно, это тогда в плюс Ленину, а не этим самым. Хотя история это опровергает.

Не уверен. Я как любитель детективных романов предпочел бы, чтобы история это подтвердила, потому что тогда будет совсем красиво, но Ленин все-таки слишком моральный для наших историков человек.

ИА Красная Весна

Читайте материал целиком по ссылке:

https://rossaprimavera.ru/article/0310f819