Содержание материала

 

Понять, узнать и оценить Ленина вне каторжного непрерывного процесса образования, культуры и науки, фокусирующихся в профессионализме, проблематично

Ленин следовал духу, а не букве марксизма

Кто он, Ленин? Великий мыслитель и опередивший время гений или только крупный политик, чьи лозунги и идеи принадлежат XX веку? Эти вопросы корреспондент ИА Красная Весна задал экономисту Виктору Кашицыну.

ИА Красная Весна: Виктор Валентинович, скажите, что для Вас олицетворяет собой Ленин?

— Последние 70 лет на планете и в России регулярно мониторят общественное мнение на предмет десяти наиболее выдающихся людей, оказавших на историю человечества и его развитие наибольшее влияние вообще и в последние 100 лет в особенности. Нет-нет, но иногда этот список меняется, за исключением наших двух уникальных соотечественников: Ленина и Сталина. И вот попробуй, дай им оценку, таким разным, но сделавшим своими жизнями одно, самое выдающееся в истории дело!

С нашей точки зрения, точнее Маяковского не скажешь:

над миром вырос
Ленин
огромной головой.

Если верно то, что Господь — Вседержитель целостности — сотворил мир целостным, а человека — по образу и подобию своему, то уловить взаимосвязь этих двух хитросплетений, кристаллизовать движитель эволюции этой взаимосвязи природы, общества и человека, мог только сверхгениальный посредник путем реализации своим мозгом глубинной общественной чувственной мечты. То есть мечты о справедливости, как основного закона общественной жизни.

Что, собственно, В. И. Ленин как исключительный целостный инженер-конструктор и совершил. После него мир уже исторически не потеряется, так как стали известными направления движения, цель и кристаллизованная вера в ее достижение.

Поэтому прав, конечно, Владимир Маяковский в своей патетике:

Я
в Ленине
мира веру
славлю
и веру мою.

ИА Красная Весна: Какова, на Ваш взгляд, главная историческая заслуга В. И. Ленина и главная его ошибка?

— Исходя из вышесказанного можно обозначить в качестве основной заслуги В. И. Ленина собирательную кристаллизацию этой мечты в истории человечества как цели эволюции. А также определение направления движения к ней и формирование методологии ее достижения.

Касательно ошибок Ленина можно констатировать, что там, где выдающиеся дела и результаты, содержатся и выдающиеся ошибки, среди которых помимо прикладных его представлений о мировой революции мы бы обозначали рудиментарное вульгарное противопоставление двух сторон общественной медали ориентации во времени и пространстве, то есть веры и науки.

И, пожалуй, производную от этого недооценку того обстоятельства, что человек был сотворен Господом не без участия дьявола, что отчасти отразилось в ужасе проблемы репродуктивного воспроизводства человека. Или, другими словами, речь идет о недооценке многообразной сложности сознания человека, которая не могла не отразиться и на проблематике социализации человека, и ее противоречивости. Что стоит хотя бы ужас, переживаемый нашим социумом последние 40 лет!

ИА Красная Весна: Ленин вошел в историю не только как политик, но и как исследователь, ученый. Ряд его работ стали классикой политэкономии и гуманитарной мысли в целом. Как Вы относитесь к такому сплаву науки и политики?

— Как интегратор противоречивой целостности мира и общества конечно же В. И. Ленин не мог не быть и выдающимся теоретиком и, соответственно, политиком.

Ведь он черпал знания и их приумножал как в общественной динамике, так и в статике. Погружение в прошлое и проектирование будущего у него мгновенно и субординированно проецировалось в настоящее.

Помимо всего прочего, целостность его отношения к миру и обществу распространялась и на его личное сотворчество с обществом. Он от общества и прежде всего от страны не мог дистанцироваться.

Ну а, как известно, нет ничего более практичного, чем хорошая теория.

ИА Красная Весна: Какую работу Ленина Вы считаете наиболее значимой и актуальной? Почему?

— Все без исключения работы Ленина значимы и актуальны, так как они всегда писались на острие актуального синтеза. Ну, конечно, максимально значимыми являются его фундаментальные методологические базовые произведения.

В политической экономии — это «Развитие капитализма в России», «Империализм, как высшая стадия капитализма». В философии — это «Материализм и эмпириокритицизм», а также сборник философских трудов под названием «Философские тетради», в истории — это «Государство и революция» и так далее.

А поскольку В. И. Ленин как ученый является великим методологом, то написанное им объективно бессмертно, как бессмертна методология. А постольку-поскольку мир развивается по диалектической спирали, то всё циклически повторяется. Отсюда и непреходящая актуальность творчества В. И. Ленина.

ИА Красная Весна: Как Вы считаете, чему могут научиться современные исследователи у Ленина-ученого?

— Разумеется, современным исследователям более чем есть чему поучиться у Ленина. Во всяком случае если они задумают обрести квалификацию и статус ученого, то необходимо стремиться через теорию к познанию и эффективному использованию методологии, и достигать на этом пути состояния получения удовольствия от познания. В противном случае их ждет судьба большинства современных ученых, часто далеких от понимания объекта и предмета своих наук, мы уж не говорим о методологии.

ИА Красная Весна: Довольно распространено мнение о том, что Октябрьская революция в России несколько противоречит классическому марксизму. Мол Маркс предрекал, что первые революции произойдут в наиболее развитых капиталистических странах Европы, а не в России. В этом контексте, как, на Ваш взгляд, соотносятся Маркс и Ленин?

— Оторвавшись от методологических якорей очень легко оказаться на мели догматизма, или, наоборот, в открытом море в бессмысленной конъюнктурной болтанке без навигации и ветрил.

В этом смысле конечно В. И. Ленин всю свою жизнь балансировал на острие границы между научно-теоретическим анализом и практической политической целесообразностью, во главе угла чего стояла дилемма возможности социалистической революции в России и построения в ней социализма, как не в самой развитой стране капитализма.

Действительно, согласно методологии того, что принято называть марксизмом, революция и последующее развитие социализма возможно только синхронно во всём мире или по крайней мере в группе наиболее развитых капиталистических стран, то есть после доведения капитализмом производительной силы стран до сопоставимого уровня развития.

Но, именно поэтому всю свою жизнь Ленин вел ожесточенные дискуссии со всеми течениями интеллектуально-теоретической и политической мысли в стране и в мире по поводу, во-первых, уровня, логики и характера развития капитализма в России посредством исследования проблематики противоречий развития внутреннего рынка России (прежде всего в работе «Развитие капитализма в России»).

Во-вторых, в финальной заочной дискуссии в 1917–1918 годах с самым маститым российским марксистом Г. В. Плехановым, где он констатировал, что да, проблема есть, но история нам не простит, если мы не воспользуемся уникальным шансом взятия власти с целью доделать в ускоренном режиме в России всё то, что не успел доделать в ней капитализм в части состояния производительной силы (индустриализация, аграрная реформа, новая модель государства) и соответствующей социализации общества.

Так что здесь В. И. Ленин оставался верен себе и энергично использовал научную методологию марксизма, имея в виду его дух, а не букву, тем самым, по его мнению, развивая сам марксизм.

Конечно, современный контрреволюционный антисоциалистический тридцатилетний российский эксперимент вроде бы опровергает опыт В. И. Ленина. Но надо иметь в виду, что история — живая диалектическая материя, и линейна только в стратегической перспективе, во-первых. А во-вторых, согласно ее законам, в случае ухода или недооценки В. И. Ленина, она обязательно про запас выдвинет И. В. Сталина. Так что еще не вечер.

Ну и, в-третьих, о Китае как-то совсем не очень в этом ключе уместно говорить. Здесь как бы все точки в данном смысле поставлены историей.

ИА Красная Весна: Лев Троцкий называл сталинский период «термидором» ленинской революции, имея ввиду глубочайший отход от курса и принципов, которых придерживался Ленин. Другие же отмечают глубокую преемственность сталинского периода СССР по отношению к Ленину. Как Вы считаете, где здесь все-таки истина, и каково реальное соотношение Сталина и Ленина?

— По поводу противопоставления Троцким Сталина Ленину, то внимательнее надо читать Л. Троцкого, который в конце жизни признал, что никак и ни в какой степени не удается оторвать И. В. Сталина от ленинской методологии строительства социализма.

Да и действительно, ленинский поворот к НЭПу абсолютно тождественен сталинскому мобилизационному повороту в конце 20-х годов. Мы уже не говорим о начатом повороте И. В. Сталина в 1949 году (Гражданский кодекс, отношение к науке, экономике, культуре, партии) в направлении того, что сегодня называют социализмом с китайской спецификой.

Да и сам скоропостижный уход Сталина с последующей тенденцией массового вымывания профессионализма в управлении, доведенный сегодня до логического конца, более чем говорящая вещь. Так что преемственность здесь абсолютная, что, кстати, несмотря ни на что, хорошо чувствует и понимает не только население страны, но и то, что называется прогрессивным человечеством (мы с этого начали, памятуя об опросах общественного мнения).

ИА Красная Весна: Как, по Вашему мнению, выглядит В. И. Ленин в сравнении с другими правителями России: дореволюционными, советскими и постсоветскими?

— В части сопоставления В. И. Ленина с историческим спектром российских первых лиц, то даже как-то не очень удобно об этом говорить. Интеллектуально никого нельзя с ним сопоставить. С точки зрения оценки по делам, то И. В. Сталин, на наш взгляд, заслуженно лежал в Мавзолее рядом с В. И. Лениным до октября 1961 года.

Кстати, за 2 месяца до исчезновения И. В. Сталина из Мавзолея, мне удалось их там увидеть вдвоем. Прямо скажем, более памятного события в жизни не припомню.

Конечно же в нашей истории изредка встречались заметные персоны. Ну, например, князья до образования централизованного государства. Всех упоминать не буду, так как их было много. Но Владимир Креститель, Ярослав Мудрый, Юрий Долгорукий, Александр Невский, Дмитрий Донской, Иван III возникали в истории не на ровном месте.

Что касается более позднего периода, то здесь совсем просто: Иван Грозный, Пётр I, Елизавета, может быть даже Екатерина II, Александр I, Николай I, Александр III. Ну, а в 20 веке, видимо, Ленина со Сталиным оказалось слишком много. После них, видимо, история отдыхает.

ИА Красная Весна: Расскажите о Вашем отношении к тому, как тему Ленина преподают в наши дни в школах и вузах?

— Касательно того, что в образовательном плане происходит сегодня в стране, то несмотря на то, что мы проработали 40 лет в науке и высшей школе, пришлось все-таки в знак протеста и полной безысходности уйти из высшей школы. Так как мы всё же экономисты, а не археологи на раскопках.

После того, что из остатков средней школы перестали поступать в вузы сколько-нибудь грамотные выпускники, а результатом 30-летней трансформации высшей школы окончательно обозначилась норма недопуска к ней профессионалов (обязательно нужно работать не по специальности, так как подавляющее число преподавателей вузов не имеют базового образования, ввиду его несопоставимости с укоренившейся коррупционной сетью), текущая цифровизация — последний гвоздь в гроб высшего образования (предыдущий — последствия президентского указа о высшем образовании пятилетней давности).

Так что остаткам школ и вузов не до Ленина. Тем более, ладно школьники, студенты. И ведь среди преподавателей мало кто о нем что-либо слышал.

Ленин — фигура образования и развития. А с образованием в стране всё пришло к логическому концу. Ладно упали до американского современного уровня, так уже опустились и ниже своего дореволюционного. Поэтому начинать надо всё с начала, с культурной революции, снова сажать всё население за парты. Методология кактусов в пустыне типа сириусов и других «витринных» площадок — в лучшем случае оазис в пустыне. О худшем случае говорить не будем, так как процесс утилизации остатков образования продолжается.

ИА Красная Весна: Как Вы считаете, в чем состоит «ленинское наследие» для современной России как фактор будущего?

— Фигура В. И. Ленина, действительно, не столько явление прошлого, сколько будущего, так как это явление образования, культуры и развития в широком смысле.

Постольку-поскольку мы — исторические оптимисты, и несмотря на то, что до взлета новой эпохи развития на базе нового шестого технологического уклада остается мгновение, всего лишь 3 года, мы уверены, что страна всё же сохраняет потенциальную энергию взлета, сконцентрируется, отряхнется, обернется и вернется к развитию.

В конце концов, темнее всего перед рассветом. Ну, а Ленин В. И., как великий методолог не только в страновой, но и в мировой истории развития, безусловно будет востребован не только в мире во главе с Китаем, но и в России. В любом варианте альтернатив этому нет.

ИА Красная Весна: Как Вы считаете, в XXI веке имя Ленина будут постепенно забывать или оно будет становиться все более популярным по мере того, как человечество заходит в глобальный тупик?

— Разумеется, имя В. И. Ленина уже давно экспоненциально актуализируется и популяризируется во всем мире далеко не случайно. И одним из самых читаемых в мире он по-прежнему является закономерно, особенно в кризисе. Так как завершение самого разрушительного трехволнового мирового кризиса 2008–2020 годов и вероятное завершение, тем самым, двухсотлетней истории капитализма становится повесткой дня в мировой экономике и логически вытекает из того процесса, начало которому положил и теоретически, и политически именно В. И. Ленин.

Наша советская эстафета, подхваченная 45 лет назад Китаем, ожидает продолжения. И что-то нам подсказывает, что это будут не США.

Касательно влияния В. И. Ленина на будущую эволюцию человечества можно заметить, что отношение к Ленину является не его проблемой. Он в истории человечества существенно повлиял на взгляды такого количества выдающихся людей, что давно выбирает сам, на кого ему влиять, а на кого не влиять.

Так что понять, узнать и оценить Ленина вне каторжного непрерывного процесса образования, культуры и науки, фокусирующихся в профессионализме, проблематично. В другом случае, стремление к справедливости, как квинтэссенции любого инварианта моделирования страновой и мировой политик, остается за скобками и делает такую политику деструктивной.

ИА Красная Весна

Читайте материал целиком по ссылке:

https://rossaprimavera.ru/article/cf50eb56