Содержание материала

 

Промышленный рабочий класс интегрировался в систему буржуазного консьюмеризма

Ленина предал рабочий класс

Почему взгляды Владимира Ленина не тождественны воззрениям Карла Маркса, чем плохи референты Путина и как коммунистические идеи спасают людей в условиях пандемии, рассказал в интервью ИА Красная Весна марксистский социолог, доцент Уральского государственного педагогического университета Андрей Коряковцев.

ИА Красная Весна: Каков, по Вашему мнению, главный вклад Ленина в историю России и, может быть, всего мира?

Андрей Коряковцев: Главный вклад Ленина в историю состоит не в ответе на ее вопросы или, как это сейчас модно говорить, «вызовы», а, скорее, в том, что он сам поставил перед ней новые вопросы. Общественные результаты Октябрьской революции — это одна сплошная проблема, теоретическая и практическая, которая марксистами не разрешена до сих пор.

Что касается позитивного содержания деятельности Ленина, — то это НЭП. Я даже не про его значение для России того времени, сколько о том, что главные черты экономики НЭПа — многоукладность, госрегулирование и социально ориентированное перераспределение («паллиативный социализм») — стали через некоторое время мировым трендом (не в буквальном, конечно, воспроизведении). Не случайно Кейнс (главный экономист реформ на Западе) в конце 20-х годов пребывал в Москве — и, как мы видим, очень продуктивно пребывал, многому научившись у советских экономистов. Здесь я говорю не о политических, а о социальных и экономических аспектах НЭПа.

ИА Красная Весна: Когда заходит разговор об Октябрьской революции, то часто звучат обвинения Ленина, что он «немецкий шпион» и «кровавый палач». Что бы вы ответили на это?

Коряковцев: Октябрьская революция была совершена не Лениным, он только гениально угадал логику событий. Революция была совершена таким количеством людей, что на подкуп их не хватило бы всех денег немецкого генштаба. Кроме того, Октябрьская революция — это же только эпизод мировой революции первой половины 20 века. На чьи деньги совершались последующие революции и массовые восстания в Германии, Австро-Венгрии, Италии, Испании, Люксембурге, Ирландии, Франции, Великобритании? Бред.

ИА Красная Весна: Мифов о Ленине, действительно, много. Какие из них довольно сильно представлены в общественном сознании? Почему так происходит и как их побороть?

Коряковцев: Один из самых устойчивых мифов о Ленине — это миф о полном тождестве его взглядов со взглядами Маркса. Но Ленин физически не мог читать многие его работы по той простой причине, что они были опубликованы позже. Поэтому Ленин иногда вынужденно либо ошибался, либо изобретал велосипед. Взгляды Ленина представляют собой одну из просветительских школ марксизма, одну из самых адекватных в данную эпоху, особенно для России.

В некоторых конкретных своих рецептах он в этой эпохе и остался, ибо изменилось общество, изменился капитализм, изменилась Россия (благодаря Ленину они и изменились). «Железные батальоны революционного рабочего класса» в обществе отсутствуют. Поэтому всякий некритический перенос ленинской политологической рецептуры в наше время (вроде организации пролетарской партии) способствует только дискредитации и мифологизации ленинского наследия.

Этот перенос сейчас бурно происходит в рядах новейшей партийной протономенклатуры (пребывающей в эмбриональном состоянии интернет-сайтов, кружков и сект), но совершенно не затрагивает реальное движение трудящихся. Как побороть все эти мифы? Первый, о котором я здесь сказал, разоблачается внимательным чтением классиков, второй разоблачают сами его носители, находящиеся на периферии социального протеста: им не нужен самостоятельно действующий рабочий класс, и они ему, как выясняется, не нужны.

ИА Красная Весна: Ленина обвиняют и в том, что он заложил под Россию «атомную бомбу» — об этом заявлял президент России Владимир Путин. Коммунизм же, по мнению президента, является красивой, но вредной сказкой…

Коряковцев: Я бы, на месте президента, сказал бы не об одной бомбе, заложенной под Россию в результате Октябрьской революции, а о целом арсенале бомб. Если бы наш президент знал Маркса, он бы еще и на него мог сослаться — о рискованности коммунистической революции в отдельно взятой стране. Да только наш президент, к сожалению, к Марксу не обратился. А если бы обратился, так еще бы подумал: а Ленин-то здесь причем? Не более ли научно поставить вопрос о каких-то объективных общественных процессах и не сводить все дело к воле одной личности?

Что касается коммунизма. Как приятно ругать коммунизм, когда рынок находится на подъеме, когда растет средний класс (благодаря идеям и влиянию коммунистов), когда растут прибыль у буржуазии и рента у бюрократии! Но смотрите: сейчас жуткий кризис и страшная эпидемия, и общество вынуждено совершенно по-коммунистически признать приоритет общих ценностей над частными, над эгоистическими — во имя спасения того же эгоизма. Тогда так ли вредны коммунистические идеи — если они спасают людей?

Тут проблема в другом. Опять же, если бы наш президент знал Маркса, он мог бы сказать о коммунизме гораздо грамотнее, вроде «не всякий коммунизм полезен и не во всяку пору, есть еще „грубый коммунизм“, коего надо остерегаться; и вообще, господа коммунисты, придумайте же, наконец, такой коммунизм, к которому общество будет обращаться не тогда, когда ему плохо, а когда ему хорошо!». Вот тут президент был бы прав, но он так не сказал. Плохие у него референты.

ИА Красная Весна: Высказываниями всё не ограничивается — общеизвестно, что на 9 мая власть ежегодно драпирует Мавзолей Ленина. Как вы относитесь к этому?

Коряковцев: Как я отношусь к тому, что власть, отличная от власти трудящихся, не использует в своих целях символы рабоче-крестьянской революции? Хорошо отношусь: она этим нам говорит: я — не власть трудящихся. И поступает честно. Но мы вполне еще можем увидеть, как она начнет использовать эти символы для сокрытия своей классовой природы. Поэтому я считаю не очень проницательными тех, кто требует от нашей власти перестать драпировать мавзолей и т. п. Они, не желая того, подталкивают нашу власть к более утонченной лжи.

ИА Красная Весна: Ряд исследователей утверждают, что партия предала Ленина в конце его жизни. Есть ли основания так утверждать?

Коряковцев: Ленина предал промышленный рабочий класс в целом, на что были исторические причины. Дело не в партии вовсе. Позиция отдельных партийных боссов по сравнению с этим значения не имеет.

Конечно, «предательство» — это метафора. Речь идет об «обществе потребления» и «социальном государстве», в условиях которого промышленный рабочий класс интегрировался в систему буржуазного консьюмеризма и стал «центром обращения капитала», как сказал бы Маркс. То же самое происходило и в СССР в 1950–70-х гг. Не так Ленин представлял себе победу рабочего класса, отнюдь не в мещанском духе. Но я не склонен винить в этом рабочих: впервые в истории благодаря этому они наелись досыта. Хотя и ненадолго, до кризиса 68–73-го годов.

Эту ситуацию надо рассматривать с помощью социологических и экономических понятий. Использовав слово «предал», я только хотел подчеркнуть, что внутрипартийная борьба здесь мало что решала.

ИА Красная Весна: Продолжил ли Сталин дело Ленина или повел страну другим курсом?

Коряковцев: Вопрос сформулирован коварно. Во-первых, нет никакого «дела Ленина», однородного в себе. Взгляды Ленина включают в себя противоречия, не говоря уже о том, что они производны не от абстракций, а от конкретных общественных ситуаций. А общественные ситуации Ленина и Сталина — разные.

ИА Красная Весна: Удастся ли достичь национального единства вокруг фигуры Ленина? Каким способом этого можно добиться?

Коряковцев: Никаким. Чтобы научно оценить фигуру Ленина, нужно вывести ее из политико-идеологического дискурса в дискурс знания. Пока это невозможно. Новое национальное единство в России будет возникать вокруг иных символов. И я этому рад, ибо слишком хорошо к Ленину отношусь, чтобы смириться с его номенклатурной утилизацией.

ИА Красная Весна: Нужны ли России новые памятники Ленину? И почему граждане активно защищают старые памятники от посягательств властей (например, в свердловском городе Ревде)?

Коряковцев: Лучший памятник Ленину, извините за банальность — это возобновление самостоятельной политической борьбы трудящихся в защиту своих интересов, а не мраморные истуканы. Я не про то, что памятники Ленину надо сносить, скорее, наоборот: их надо сохранять как напоминание о том, на что трудящиеся способны. В этом смысл их сохранения. Это сохранение надежды на лучшие перемены.

ИА Красная Весна: Как вы считаете, в XXI веке имя Ленина будут постепенно забывать, или оно будет становиться все более популярным по мере того, как человечество заходит в глобальный тупик?

Коряковцев: Ленин — это символ не тупика и не пути. Это символ вехи. Не в смысле «направо» — «налево», а в смысле конца старого, понятного и начала нового, неизведанного. Это символ мужества и смелости броситься в неизведанное и одним махом поставить массу практических и теоретических проблем. Этим символом он останется в истории человечества — символом поиска, а не удобным для партноменклатуры символом раз и навсегда верных политических формул.

ИА Красная Весна

Читайте материал целиком по ссылке:

https://rossaprimavera.ru/article/ffc4752c