Содержание материала


 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

«Я ДОЛЖЕН ВЫСТУПАТЬ!»

(РЕФЕРАТЫ ЛЕНИНА В ГОДЫ ПАРИЖСКОЙ ЭМИГРАЦИИ)

Можно ли воссоздать содержание ленинских рефератов?

Всюду, всегда и, может быть, в Париже сильнее всего Ленин стремился публично отстаивать свои взгляды. Рефераты — как назывались тогда открытые публичные выступления в отличие от докладов на партийных конференциях, пленумах, собраниях — были одной из самых действенных форм борьбы Ленина за единство партии, за чистоту марксизма.

Около 500 статей, заметок, докладов, писем вышло из-под ленинского пера в период парижской эмиграции (декабрь 1908 — июнь 1912 года). Они включены в Полное собрание сочинений В. И. Ленина. Тексты же его публичных выступлений — а мы в настоящее время располагаем сведениями примерно о 40 рефератах парижского периода — не сохранились. Уцелело лишь несколько планов и конспектов, составленных Лениным. Эти планы, а также различного рода исторические источники: письма и воспоминания участников собраний, где выступал Ленин, донесения охранки, газетные отчеты, афиши, «клубные отчеты» и другие документы — позволяют воссоздать в той или иной степени содержание ленинских рефератов1*.

Мы уже упоминали о том, какое значение сам Ленин придавал рефератам: «...я должен выступать в клубе «Пролетария» в рабочих кварталах Парижа, где живут сотни и тысячи русских рабочих...— писал он 30 августа 1909 года ученикам каприйской школы.— Париж — самый большой эмигрантский центр, где читаются постоянно публичные рефераты всех фракций, происходят дискуссии...»1

Листая пожелтевшие от времени страницы «Парижского вестника», мы встречаем почти в каждом номере объявления о рефератах: А. М. Коллонтай, А. В. Луначарский, С. А. Лозовский, Н. А. Семашко и многие другие выступали в тот период в парижских залах и клубах.

Рефераты были очень популярны в то время не только в Париже, но и в других городах — всюду, где была хотя бы маленькая колония русских политических эмигрантов. «Задачей заграничных групп по-прежнему должна являться прежде всего пропаганда социализма и привлечение к социалистическому движению возможно больших масс,— говорится в одном из документов Лозаннской группы РСДРП, датированном 30 августа 1910 года.— Одним из средств этой пропаганды является устройство рефератов. По нашему мнению, при исполнении своих пропагандистских задач мы должны иметь в виду не столько интеллигенцию, сколько... рабочую эмиграцию. С этой целью следует рекомендовать группам обратить большее внимание на организацию собственными силами систематических лекций...»2

«Собственных сил», однако, как правило, не хватало. И тогда заграничные группы содействия РСДРП просят, требуют, настаивают: «Пришлите Ленина!» «Посодействуйте нам, чтобы Ленин приехал с рефератом... здесь все сгорают от желания его послушать... спрашивают, когда он будет. Словом, публика хочет во что бы то ни стало его видеть и слушать...»3. Это очень характерный документ, хотя и написан он немного ранее, 8 июля 1905 года.

Слава Ленина как оратора, его авторитет вождя вызывали у всех «заграничников», особенно у молодежи, острое желание хоть раз послушать его. Отзываясь на подобные просьбы, в описываемый период Ленин несколько раз выезжал с рефератами за пределы Парижа. В 1908—1912 годах он выступает в Женеве и Берне, Цюрихе и Брюсселе, Антверпене и Льеже, Копенгагене, Лейпциге и Лондоне. Рефераты были для него одной из важнейших форм пропаганды и агитации.

В письме одному из членов парижской группы большевиков от 27 августа 1909 года Ленин писал: «Надо как можно сильнее и в статьях и в рефератах напасть на ликвидаторство Потресова... Из России пишут, что дела

неважны... Надо будет сильнее поналечь здесь на агитацию за границей»4.

И Ленин вел эту агитацию всеми доступными ему средствами. О задачах русского революционного движения говорил он и в зале Альказар на Авеню Шуази, 190, и на улице Дантона, 8, и в зале Научных обществ, и в клубе газеты «Пролетарий» на улице Бретань, 49, и в русской библиотеке-читальне на авеню Гобелен, 63.

К каждому выступлению, к каждому докладу, к каждой лекции Ленин тщательно готовился. Сохранилось немало планов, конспектов, драгоценных для нас прежде всего т тем, что они являются подчас единственными документами, по которым можно судить о содержании этих выступлений.

До нас дошли подготовительные материалы к восьми устным выступлениям Ленина за 1909-1912 годы2*. Иногда эти интереснейшие планы печатались прямо на афишах, извещавших о реферате. В Центральном партийном архиве НМЛ хранится несколько афиш о выступлениях Ленина парижского периода3*.

Тщательная подготовка ко всем выступлениям, внутренняя дисциплина речи — очень характерная черта Ленина-оратора. Очевидец одного из выступлений Ленина и Мартова в Париже Б. И. Горев рассказывает: Мартов, по обыкновению своему увлекшись, совершенно забыл о регламенте и, дойдя лишь до сути вопроса, с удивлением узнал, что время его истекает. Ленин в начале доклада вынул из жилетного кармана часы и положил их перед собой. Доклад он закончил точно в срок, установленный регламентом собрания5. «По счету времени он говорил меньше ораторов, которые выступали до него,— вспоминает Горький,— а по впечатлению — значительно больше; не один я чувствовал это, сзади меня восторженно шептали:— Густо говорит...»6

Для Ленина очень характерно, что в своих выступлениях он как бы «проговаривал» свои будущие статьи. Причем закономерность здесь можно установить такую: сначала реферат, потом статья. Так, например, реферат о кадетском сборнике «Вехи» он читал 29 октября в Льеже, затем 26 ноября в Париже, а статья «О «Вехах»» была напечатана в декабре 1909 года.

Многое из публичного выступления Ленина о Л. Н. Толстом 18 января 1911 года в Париже вошло в его статью «Л. Н. Толстой и его эпоха», опубликованную две недели спустя в газете «Звезда». Реферат «Столыпин и революция» Ленин прочел в сентябре — октябре 1911 года восемь раз, а одноименная статья была опубликована после четвертого выступления. Работа «Манифест либеральной рабочей партии» напечатана через две недели после того, как Ленин читал в Париже реферат под тем же названием. Статья «Революционный подъем» была опубликована 17 июня 1912 года, после доклада (9 мая) на заседании парижской секции Заграничной организации РСДРП о ленском расстреле и публичного реферата (13 июня) «Революционный подъем российского пролетариата». Подробный план реферата в этом случае (как и во всех других, когда имеется возможность сравнивать план устного выступления со статьей) полностью совпадает с основными положениями опубликованного. Ряд этот можно было бы продолжить и дальше, но уже и приведенных примеров достаточно, чтобы сделать вывод о несомненной идентичности содержания устных выступлений Ленина и его статей (причем первые, как правило, предваряли вторые). И это весьма существенная особенность Ленина-оратора парижского периода, существенная, потому что дает возможность предполагать (речь идет, конечно, только о предположении, а не о категорическом утверждении), каково было содержание рефератов Ленина.

Внимательное изучение сохранившихся планов и конспектов, анализ статей, которые следовали за рефератами, сопоставление их с другими ленинскими работами 1908—1912 годов, изучение писем Ленина этого периода (особенно писем, непосредственно касающихся организации рефератов) — первое и самое важное условие для исследователя, поставившего перед собой задачу воссоздать содержание того или иного ленинского реферата.

Немногие дошедшие до нас драгоценные документы того периода помогают воссоздать атмосферу рефератов: письма участников собраний, написанные под непосредственным впечатлением (часто в тот же вечер), и некоторые весьма подробные донесения агентов царской охранки свидетельствуют о том, как говорил Ленин, где он выступал, кто пытался с ним полемизировать, каково было воздействие ленинского слова на аудиторию. Иногда свидетелям ленинских выступлений удавалось — по свежей памяти — привести целые куски из речи Ленина. И в этом пересказе часто звучат живые ленинские нотки, характерные для Ленина слова, сравнения.

Очень интересны документы об организации выступлений Ленина. Например, «Отчет по клубным собраниям для рабочих» на оборотной стороне бланка газеты «Пролетарий». Вот несколько выдержек из него:

Реферат Александрова 4 мая4*

доплачено (афиши, зал) — 8 fr. 30 с.

реферат Лозовского 11 мая

собрано при входе — 7 fr.

доплачено (афиши, зал) — 6 fr.

реферат Ленина5*

приход за вход — 24 fr. 80 с.

расход: афиши — 5 fr.

зал — 20 fr.

доплачено — 0,8 fr.

Там же находим мы и счет из типографии (Imprimerie Polyglotte moderne. Speciality pour la langue russe). Дата его: (2 июня 1909 года. Одна только строчка, но как много стоит за ней: «600 шт. афиш о реферате Ленина — 5 fr.»7.

Этот, пожалуй, единственный в своем роде документ свидетельствует о той большой работе, которую проводили большевики, организуя публичные выступления Владимира Ильича: 600 печатных афиш извещали о его реферате («Религия и рабочая партия») русских политических эмигрантов, проживавших в Париже, а также французских рабочих.

На особом месте — как источник — стоят подробные отчеты в «Парижском вестнике» (еженедельной газете, издававшейся русскими политэмигрантами в Париже в 1910—1914 годах), помещавшиеся обычно через несколько дней после реферата. Репортеры «Парижского вестника», отличающиеся от авторов писем своими профессиональными навыками, успевали записать больше. Они ставили перед собой задачу ответить как можно точнее, полнее на вопрос, о чем говорил Ленин. В этом большое значение этих отчетов как источников по данной теме.

К воспоминаниям, написанным, как правило, десятки лет спустя, приходится относиться критически, сравнивать и сопоставлять с документами, более ранними, отдавая во всех спорных случаях предпочтение последним. Однако в ряде случаев воспоминания, написанные много лет спустя, являются единственным источником о том или ином выступлении Ленина. Их можно рассматривать как достоверный исторический источник только после тщательного детального критического анализа, который обязательно включает в себя, в частности, такие элементы, как проверка (по другим источникам) даты события, о котором говорится в воспоминаниях; установление, что факты, излагаемые в воспоминаниях, не противоречат известным историческим событиям и другим точно установленным фактам биографии Ленина. В подобных случаях очень важно также точно установить личность автора воспоминаний: кем он был в момент описываемых событий; мог ли он присутствовать именно на том реферате Ленина; мог ли он заметить ту или иную сторону выступления Ленина; выгодно ли было ему — в зависимости от его политической позиции или личного отношения к Ленину— это заметить; достаточно ли близко знал он Ленина и, наконец, какую позицию занимал в момент написания мемуаров, отделенный от описываемых событий иногда десятками лет. Только подтвердив эти воспоминания данными, говорящими в пользу вероятности такого рода выступления Ленина, можно пользоваться ими как достоверными историческими источниками (хотя и единственными). Это относится, в частности, к воспоминаниям И. М. Полонского о речи Ленина, посвященной памяти Герцена в 1912 году, и воспоминаниям Н. А. Семашко о выступлении Ленина в 1910 году в анархистском клубе.

Воспоминаниями старых большевиков о рефератах Ленина в период эмиграции очень интересовалась М. И. Ульянова. В 1929— 1930 годах она разослала письма всем, кто мог бы рассказать об этих выступлениях Ленина, просила поделиться впечатлениями. Мария Ильинична собирала вырезки, выписывала отрывки из опубликованных воспоминании старых большевиков, касающиеся рефератов Ленина. Ею установлено около 40 неизвестных ранее выступлений Ленина за все годы первой и второй эмиграции8. К сожалению, работа, начатая Марией Ильиничной, не была доведена до конца. И материал, собранный ею (он хранится в Центральном партийном архиве), требует дальнейшего исследования, уточнения, дополнения.

На запросы М. И. Ульяновой пришло много ответов. Очень интересны письма-воспоминания Н. А. Семашко, Б. А. Бреслава, Г. Я. Беленького, В. А. Дегтя, Г. В. Чичерина. «Постараюсь выполнить все то, о чем Вы пишете, по мере моих сил, — ответил Бреслав. — Вам, Мария Ильинична, не приходится говорить, с какой радостью и любовью возьмусь я за это дело»9. Письмо написано 5 февраля 1930 года из Парижа, где он в то время работал в торгпредстве. Бреслав рассказывает о некоторых выступлениях Владимира Ильича и обещает разыскать и сфотографировать все помещения, где выступал Ленин.