Содержание материала

 

 

ПАРТИЙНОСТЬ ПОБЕДИЛА КРУЖКОВЩИНУ

Н. К. Крупская:

Съезд устроен был в Лондоне. На нем явное большинство было за большевиками. И потому меньшевики на съезд не пошли, а своих делегатов собрали на конференцию в Женеву.

На съезд от ЦК приехали Зоммер (он же Марк — Любимов) и Винтер (Красин). Марк имел архимрачный вид. Красин такой, точно ничего не случилось.

М. Н. Лядов:

Меня очень интересовало мнение Ильича, можно ли вполне довериться цекистам Красину и Любимову, не удастся ли опять Плеханову переубедить их. Ильич ответил, что как будто опасаться этого сейчас не приходится, уж очень они обозлены поведением меньшевиков, но, во всяком случае, надо быть начеку, и не мешает в прениях по докладу ЦК дать им хорошую трепку.

А.В. Луначарский:

На III съезде произошло полное слияние большевиков левого ленинского фланга с большевистским флангом Красина, выступавшего на съезде под псевдонимом Винтер.

М. Н. Лядов:

В апреле 1905 г. III съезд собрался. Тайком переправили мы всех делегатов за границу. В Лондоне уже поджидал нас Ильич. В маленьком чердачном помещении... была разбита наша штаб- квартира...

Ильич отозвал меня в сторону и заставил подробно рассказать все впечатления о поездке и в свою очередь рассказал про последние переговоры с меньшевистским советом, которые сейчас ведутся в Женеве Красиным и Любимовым. Ильич не рассчитывал, что переговоры эти приведут к благоприятному результату. Очевидно было, что меньшевики ни на какие переговоры не пойдут, они хотят сорвать съезд. По имеющимся сведениям, приехали уже за границу почти все делегаты, имеющие право на решающий голос. Из них только несколько человек им удалось сманить в Женеву. Из наличных большинство как будто бы твердые ребята...

В Лондоне я направился в уже знакомую мне по второму съезду квартиру Алексеева, эмигранта-большевика, уже давно живущего там. В двух маленьких комнатках его квартиры было настоящее столпотворение вавилонское. Часть делегатов тут же на полу устроилась до приискания квартиры со всем своим багажом. Все наперебой рассказывали о своих дорожных приключениях. Среди делегатов ходил Ильич. Внимательно всматривался в каждое новое лицо, расспрашивал, знакомился, как бы впитывал в себя все то, что делегаты привезли с собой с местной работы. Большинство делегатов впервые попало за границу. Они действительно были настоящими представителями с мест.

В. Н. Лосев:

Как-то вечером, совсем уже близко к началу съезда, пошли знакомиться со «Стариком», как почему-то называли Ленина его близкие соратники.

До этого я, да, думаю, и большинство делегатов из России, никогда не видели Ленина. Само собой разумеется, не видел я и его портрета. И что же я увидел?

...У окна за столом сидел невысокого роста плотный человек с высоким, переходящим в лысину лбом. У него были живые и очень веселые глаза — даже как будто огонек какой-то хитрецы, как говорится «себе на уме», играл в них, особенно когда он их прищуривал, русая, переходящая в рыжеватый оттенок бородка клинышком, а лет ему на вид не более 33—35, т. е. как раз столько, сколько и было ему на самом деле. «Вот так старик!» — подумал я в первую минуту, глядя на его живое, молодое лицо и слушая его быструю, веселую речь, и стал с величайшим вниманием и интересом смотреть на него и слушать, как он подробно, систематически стал расспрашивать делегатов о положении дел в партии.

— Какие есть крупные предприятия? Сколько рабочих в них? Сколько рабочих партийцев? Есть ли рабочие в комитете? Каково настроение? — и т. д. и т. д.— так и сыпалось, как из рога изобилия, и на все вопросы подавай краткие, определенные ответы.

М. Н. Лядов:

С каждым делегатом Ильич вел здесь долгую беседу, выспрашивал его обо всем, о каждой мелочи, расспрашивал его о движении в той местности, откуда делегат приехал, попутно незаметно учил всех делегатов, развивал перед ними свой план, свои взгляды. И можно было наблюдать, как за этими товарищескими беседами политически вырастали приезжие товарищи. Только Ильич умел так быстро, так успешно воспитывать своих сторонников. На съезд приехало много товарищей, которые до того ни разу не были за границей, ни разу не видели Ленина, которые знали его только по литературе. После нескольких бесед они делались вернейшими его учениками.

Меньшевики-«генералы» не пустили своих сторонников на съезд, они переманивали делегатов меньшевистских организаций и направляли их на свою меньшевистскую конференцию в Женеву. Но громадное большинство делегатов оказалось большевиками, так что съезд мог с полным правом назваться общепартийным съездом.

М. Г. Цхакая:

Когда я впервые увидел Ленина, это была моя самая настоящая радость... Его исключительно обаятельное лицо, с улыбкой, слегка прищуренными глазами, испытующе смотрящими на меня... Запомнились мне его отрывочные слова — слова благодарности за работу, проведенную кавказскими товарищами по созыву этого съезда...

«Оргкомитет решил, что Вы должны открыть съезд, скажите краткое напутственное слово съезду...»

...Уединившись, посмотрел бумажку Ильича, всю исписанную на одной странице... Он писал «прожект», как он, смеясь, называл свою бумажку, всучивая мне в руки «прожект» моего вступительного слова к открытию третьего партийного съезда РСДРП... Я прочел и вернул дружески улыбающемуся Ленину. На вопрос, что не понравилось, я ответил: «Мы, оказывается, чересчур солидарны, поэтому моя речь экспромтом не будет расходиться даже и в деталях...»

Он, обеими руками крепко сжав мои руки, добавил: «Очень хорошо, очень хорошо, тов. Леонов».

Я немедля открыл съезд, сказав экспромтом маленькую, но, кажется, довольно желчную речь по адресу «заграничных дезорганизаторов в партии».

В. Н. Лосев:

Съезд был открыт старейшим членом его, славным ветераном партии Михой Цхакая. Открывая съезд, он произнес длинную, но очень прочувственную речь, и затем началось конструирование съезда: выборы президиума, утверждение регламента и порядка дня съезда. Председательствовал чаще всего Владимир Ильич, если только он не выступал с докладом по какому-либо вопросу.

Из Биографической хроники Владимира Ильича Ленина
Апрель, 12 (25)—27 (май, 10) 1905 г.

Ленин руководит работой III съезда РСДРП, председательствует на его заседаниях, выступает более 100 раз в качестве председателя, ведет дневник председателя съезда, входит в комиссию по подготовке проектов резолюций, пишет проекты резолюций по основным вопросам, обсуждавшимся на съезде, делает доклады и выступает по ряду вопросов порядка дня съезда.

В. Н. Лосев:

Вот он сидит, поглаживая голову ото лба к затылку, и быстро, быстро что-то пишет. Можно подумать, что он ничего вокруг не видит и не слышит: настолько, кажется, он весь ушел в работу. Но нет. Вот он осмотрел секретарей, справился с временем, вот поманил кого-то пальцем и что-то сказал ему, а вот уже стучит легонько по столу и показывает оратору часы, напоминая, что его время истекает. И ни одно предложение, ни один вопрос не застанут его врасплох, все он сумеет связать с целым, на все у него есть свое обоснованное мнение. Вечно внимание, вечно в работе, за всем смотрящий, все направляющий, все учитывающий и взвешивающий, с тем чтобы сейчас же сделать и соответствующий вывод, какая-то упругая, подтянутая стальная пружина, легко и свободно реагирующая на все, что происходит кругом,— таким остался в моей памяти как председатель Владимир Ильич Ленин того времени.

М. Н. Лядов:

Ленин на съезде вел всю громадную работу не только на официальных заседаниях, но и во всех комиссиях, в частных совещаниях с отдельными делегатами, наконец, в беседах...

Надежда Константиновна тоже брала всех на исповедь, старалась выжать всякие адреса, устанавливала с каждым личный шифр и личную связь.

Из письма Н. К. Крупской — М. С. Ольминскому.

29 апреля 1905 г.

...Публика все нутренная, российская, к тому же совершенно незнакомая. Конституировались очень долго, потому что все старались навести справедливость...

Теперь, когда перешли к делу, настроение сразу изменилось, у всех точно гора с плеч свалилась...

Президиум: Ленин, Рахметов (А. А. Богданов.— Ред.) и Никитич (Л. Б. Красин.— Ред.), живут мирно, никто никого не подсиживает, работа идет дружно. Отличительная черта — это то, что говорят все делегаты, правда не всегда к делу... и на тему...

Вероятно, съезд пройдет без «инцидентов». Ленин удивляет мир своим «примиренческим» настроением. Вы его, должно быть, никогда не видели в таком добродушно-терпеливом настроении. К нему и Рахметову публика относится хорошо, но к Воинову (А. В. Луначарскому.— Ред.) и Реаль-политику придираются, и часто очень несправедливо...

В. Н. Лосев:

Съезд происходил чаще всего в задней комнате какой-либо пивной или ресторана. Кажется, за время съезда помещение почему-то приходилось менять два или три раза. Не очень большая, длинная и узкая комната вполне вмещала те 40—45 человек, которые вместе с гостями и членами с совещательными голосами составляли съезд. В одном конце комнаты, по узкой ее стороне, размещался за столом президиум и секретари-протоколисты, которые выбирались на каждое заседание для записывания докладов и прений. Остальное пространство, где стоял длинный узкий стол, было занято делегатами.

...Он (В. И. Ленин.— Ред.) был и докладчиком по основным вопросам съезда. Больше того, он был душой и мозгом съезда. В докладах и других товарищей чувствовалось его влияние. В чем же был секрет того, что так легко и естественно ложилась на него роль вождя? Когда я прослушал его первый доклад об одном из важнейших вопросов, поставленных на очередь революцией, то понял это совершенно ясно. Универсальнейшее знакомство с теорией Маркса, глубочайшее проникновение в нее — вот что давало ему возможность быстро и верно разбираться в сложном переплете нашей действительности, определять направление и форму удара коллективной силы организованного пролетариата. С наибольшей силой это сказалось в формулировке выдвинутых им вопросов о вооруженном восстании, о временном революционном правительстве, о революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства...

В. И. Ленин. Из речи по вопросу о вооруженном восстании.

15 (28) апреля 1905 г.

Вся история последнего года показала, что мы недооценивали значение и неизбежность восстания. Надо обратить внимание на практическую сторону дела. Тут чрезвычайно важен опыт практиков и рабочих — петербургских, рижских, кавказских. Поэтому я высказался бы за то, чтобы товарищи поделились своим опытом,— это придаст практический, а не схоластический характер нашим прениям. Надо выяснить, каково настроение пролетариата, сознают ли рабочие себя способными бороться и руководить борьбой. Необходимо подвести итог коллективному опыту, который до сих пор не был обобщен.

М. Г. Цхакая:

Я его слушал первый раз. Он начал свой доклад совершенно просто. Ленин с гневом подчеркивал оппортунистические положения в статьях меньшевистской «Искры» и противопоставлял гнилым идейкам меньшевиков твердую революционно-марксистскую установку. Он богато иллюстрировал свои мысли фактами из истории международного рабочего движения и особенно из текущей борьбы рабочих России в первые месяцы революционного 1905 года. К концу речи весь съезд стоя слушал ёго в глубочайшем молчании, так как железная логика теоретика, трибуна и организатора революции увлекала всех делегатов.

Когда Ильич кончил, аплодисментам и овациям не было конца. Перед нами стоял великий революционер, теоретик и трибун.

Из Биографической хроники Владимира Ильича Ленина

Апрель, ранее 14 (27) 1905 г.

Ленин дает А. В. Луначарскому основные тезисы доклада и редактирует его доклад по вопросу о вооруженном восстании и об отношении к нему РСДРП.

А.В. Луначарский:

Первая резолюция о вооруженном восстании была принята по моему докладу. Владимир Ильич дал мне все основные тезисы доклада. Мало того, несмотря на мою манеру никогда не записывать никаких своих речей, а говорить импровизированно, он потребовал на этот раз, чтобы я всю свою речь написал и дал ему предварительно прочесть. Ночью, накануне заседания, где должен был иметь место мой доклад, Владимир Ильич внимательнейшим образом прочитал мою рукопись и вернул ее с двумя-тремя незначительными поправками, что неудивительно потому, что, насколько я помню, я в моей речи исходил из самых точных и подробных указаний Владимира Ильича.

В.И. Ленин. Проект дополнительной резолюции о вооруженном восстании

Съезд устанавливает, на основании опыта практиков и настроения рабочей массы, что под подготовкой восстания следует понимать не одно только приготовление оружия и создание групп и т. д., а равным образом накопление опыта путем практических попыток отдельных вооруженных выступлений, например, выступления вооруженных отрядов, нападающих на полицию и войско при случаях тех или иных открытых народных собраний или нападения вооруженных отрядов на тюрьмы, правительственные учреждения и т. д. Вполне предоставляя местным центрам партии и ЦК определение границ таких выступлений и удобнейших поводов для них, вполне полагаясь на тактичность товарищей, способных предотвратить бесполезное расхищение сил в отдельных и мелочных террористических актах, съезд обращает внимание всех партийных организаций на необходимость принять во внимание вышеприведенные указания опыта.

Из Биографической хроники Владимира Ильича Ленина

Апрель, 18 (май, 1) 1905 г.

Ленин выступает на одиннадцатом заседании съезда с докладом об участии социал-демократии во временном революционном правительстве и вносит проект резолюции о временном революционном правительстве.

В. И. Ленин. Из доклада об участии социал-демократии

во временном революционном правительстве

Моя задача — изложить постановку вопроса об участии социал-демократии во временном революционном правительстве. На первый взгляд может показаться странным, что подобный вопрос возник. Можно подумать, что дела социал-демократии обстоят великолепно, и вероятность ее участия во временном революционном правительстве очень велика. На самом деле это не так. Обсуждать этот вопрос с точки зрения ближайшего практического осуществления было бы донкихотством. Но вопрос этот навязан нам не столько практическим положением дел, сколько литературной полемикой...

Революционный народ стремится к самодержавию народа, все реакционные элементы отстаивают самодержавие царя. Успешный переворот поэтому не может не быть демократической диктатурой пролетариата и крестьянства, интересы которых против самодержавия царя совпадают...

Завоевавши самодержавие народа, мы должны его отстоять — а это и есть революционно-демократическая диктатура. Бояться ее нет никаких оснований. Завоевание республики — гигантское завоевание для пролетариата, хотя для социал-демократа республика не «абсолютный идеал», как для буржуазного революционера, а лишь гарантия свободы для широкой борьбы за социализм...

Кто идет штурмом на крепость, тот не может отказаться от продолжения войны и после того, как он завладеет крепостью. Одно из двух: или возьмем крепость, чтобы удержать ее, или не идти на приступ и заявить, что хотим только малое местечко около крепости.

М. Г. Цхакая:

...После блистательной речи докладчика по вопросу об участии нашей партии во временном революционном правительстве — еще более убедился, что вопрос этот, вернее, постановка самого вопроса навязана нам новоискровцами, «меньшевиками»... Нисколько, ни на одну минуту не затушевывая классовых противоречий пролетариата и всего буржуазного мира, мы самим ходом революции будем вынуждены принять участие во временном революционном правительстве.

Из Биографической хроники Владимира Ильича Ленина

Апрель, 20 (май, 3) 1905 г.

Ленин в качестве председателя объявляет, что съезд переходит к обсуждению пятого пункта порядка дня: проекта устава партии, предоставляет слово докладчику и делает пометку «NB» в тексте статьи «Организационный вопрос» с изложением проекта устава партии.

Н. К. Крупская:

Организационный вопрос был одним из основных вопросов, разбиравшихся на III съезде.

А. А. Богданов (Максимов):

Основные мотивы предлагаемых изменений:

К § 1. Преимущества ленинского § 1 над мартовским.

а) Определенность рамок партийной организации, невозможность самозачисления в партию, сужение сферы проявления анархических и индивидуалистических тенденций. Все это особенно важно ввиду трудности новых задач, выступающих перед партией. Масса новых, неустойчивых и недисциплинированных элементов вовлекается теперь в с.-д. течение; было бы особенно опасно для партии расплыться среди этих элементов. Расширение задач требует, конечно, и расширения рамок партии, но оно достигается всего лучше не стиранием ее формальных границ, а расширением партийных организаций.

Екатеринославские рабочие — делегатам III съезда РСДРП

Мы, члены кружка рабочих Брянского завода... просим съезд провести § 1 устава Ленина... Просим съезд установить так, чтобы была возможность всем членам партии знакомиться со всей партийной жизнью и со всеми направлениями в партии.

Из письма членов РСДРП первого района г. Риги

Для более точного определения членства в партии предлагаем Третьему партийному съезду принять во внимание формулировку тов. Ленина: «Членом Партии считается всякий, признающий ее программу и поддерживающий Партию как материальными средствами, так и личным участием в одной из партийных организаций».

В. И. Ленин. Из статьи «Третий съезд»

Что касается до пресловутого вопроса о § 1 устава, то его достаточно выяснила уже партийная литература. Неправильность принципиальной защиты расплывчатой формулировки Мартова доказана вполне. Попытка Каутского защитить эту формулировку не принципиальными соображениями, а удобством с точки зрения русских конспиративных условий, не имела и не могла иметь успеха. Кто работал в России, тот прекрасно знает, что таких соображений удобства не существует. Остается теперь ждать первого опыта коллективной работы партии над осуществлением нового § 1 устава. Мы подчеркиваем, что над его осуществлением надо еще работать и много работать...

Чтобы создать широкую сеть разнородных партийных организаций, начиная от узких и конспиративных и кончая возможно более широкими и возможно менее конспиративными, для этого нужна упорная, долгая, умелая организационная работа...

Н. К. Крупская:

На III съезде не было рабочих — по крайней мере, не было ни одного сколько-нибудь заметного рабочего. Кличка Бабушкин относилась вовсе не к рабочему Бабушкину, который в это время был в Сибири, а, насколько помню, к т. Шкловскому. Зато комитетчиков на съезде было много. Тот, кто упустит из виду эту физиономию III съезда, многого в протоколах съезда не поймет...

Острее стоял вопрос о введении рабочих в комитеты.

За введение рабочих в комитеты особенно горячо стоял Владимир Ильич.

В. И. Ленин. Из речи по вопросу об отношениях рабочих и интеллигентов в с.-д. организациях 20 апреля (3 мая) 1905 г.

Здесь говорили, что носителями с.-д. идей являлись преимущественно интеллигенты. Это неверно. В эпоху «экономизма» носителями революционных идей были рабочие, а не интеллигенты...

Я давно уже в своих печатных произведениях советовал, чтобы в комитеты вводили рабочих в возможно большем числе. Период времени после II съезда характеризуется недостаточным исполнением этой обязанности,— такое впечатление я вынес из бесед е практиками...

Задача будущего центра переорганизовать значительное число наших комитетов. Необходимо преодолеть инертность комитетчиков...

Я думаю, что надо взглянуть на дело шире. Вводить рабочих в комитеты есть не только педагогическая, но и политическая задача. У рабочих есть классовый инстинкт, и при небольшом политическом навыке рабочие довольно скоро делаются выдержанными социал-демократами. Я очень сочувствовал бы тому, чтобы в составе наших комитетов на каждых 2-х интеллигентов было 8 рабочих. Если совет, высказанный в литературе,— по возможности вводить рабочих в комитеты,— оказался недостаточным, то было бы целесообразно, чтобы такой совет был высказан от имени съезда.

Н. К. Крупская:

В Питере, например, в комитет входил один рабочий... Этим особенно возмущался Ильич. По этому поводу он буквально бил посуду. Во время прений он все время бросал сердитые «цвишенруфы», настоятельно требовал, чтобы в комитет вводились рабочие.

В. И. Ленин. Из выступления при обсуждении проектов резолюций об отношениях рабочих и интеллигентов в с.-д. организациях 22 апреля (5 мая) 1905 г.

Я не мог сидеть спокойно, когда говорили, что рабочих, годных в члены комитета, нет. Вопрос оттягивается; очевидно в партии есть болезнь. Рабочих надо вводить в комитеты.

В. И. Лосев:

В моменты, когда Владимир Ильич по ходу доклада вступал в полемику, голос его легко справлялся с оттенками насмешки, юмора и сарказма. Без заметного усилия и усталости в голосе Владимир Ильич справлялся с полутора-двухчасовым докладом, а потом и далее вел председательскую работу.

Особенно мне памятны те места его выступлений, когда он переходил от спокойного тона к горячей убедительности и даже к страстности. В такие минуты он откидывал назад верхнюю часть туловища, отходил и сам несколько назад, как бы выигрывая пространство для шага вперед, большим пальцем рук захватывал нарукавный вырез жилета, и его речь лилась неудержимым потоком, словно словам было тесно и они стремились как можно скорее вырваться на волю. Иногда в такие минуты подъема являлся и жест. Владимир Ильич делал шаг вперед, как бы сливаясь с аудиторией, и обеими руками делал охватывающее, широкое движение, подаваясь вперед верхней частью туловища.

М. Н. Лядов:

Приходится страшно жалеть, что на съезде не было стенографисток. Сколько чрезвычайно важных речей Ильича совершенно пропало из-за этого. Протоколы велись следующим образом. Ежедневно двое делегатов съезда по очереди должны были протоколировать прения. Каждый выступающий оратор должен был представлять в секретариат подробный конспект произнесенной им речи.

Н. К. Крупская:

Ильич ставил во весь рост вопрос о конкретности руководства, и это отразилось в резолюциях III съезда, в постановлении об агитации и пропаганде, в постановлении о ЦО. И еще, что возмущало Ильича,— это чрезмерная опека, которую проявляли комитетчики по отношению к рабочим. Сам Ильич умел замечательно слушать массы, улавливать, что их волновало в данный момент, говорить с массами «всерьез», как говорили рабочие.

В. И. Лосев:

Владимир Ильич произвел на меня большое впечатление и как докладчик, причем одинаково как с внешней, так и с внутренней стороны. В докладах и речах его захватывало то, что он шел не проторенными путями, а «целиной», прокладывая новые пути, причем с величайшей, убедительной простотой доказывал правильность своего положения. Своими выступлениями, закрепленными потом в резолюциях съезда, он давал нам, работникам с мест, как раз то, что нам было необходимо: обоснованную теоретическую ориентировку в сложных условиях революции, определенные ответы на ряд важнейших политических вопросов. Притом все это новое связывалось в естественный прочный узел с теми реальными силами, на которые партия могла опираться, с той практичной действительностью, которую так хорошо умел учитывать Владимир Ильич.

М. Н. Лядов:

На III съезде уже ясно наметилась сильная группа теоретиков и не менее сильная группа практиков, которые на деле показали, что они могут руководить движением...

В ходе работы съезда происходила окончательная закалка большевистской идеологии. И что самое важное, эта закалка создавалась действительно коллективным путем. Пожалуй, III съезд наш был одним из наиболее активных съездов. Каждый делегат высказывался чуть ли не по всем вопросам...

По вечерам собирались в немецком кабачке, который мы полюбили еще со II съезда. Там в подвале частенько за кружкой пива велась самая непринужденная товарищеская беседа, не раз пели мы хором русские песни и слушали хорошее пение Гусева. Те товарищи, которые впервые познакомились с Ильичем, прямо влюбились в него. Как часто слышались возгласы после задушевной беседы: «Да, с таким вождем не пропадем, он сумеет сколотить партию».

В. Н. Лосев:

Он (Ленин,— Ред.) не только внимательно следил за прениями и умело руководил ими, но в то же время делал пропасть другой работы: он не уставал присматривать за секретарями, просил их хорошенько записывать речи. А это было крайне важно, так как запись была очень нужна для будущих отчетов о съезде, но вести ее было очень скучное занятие, оно отвлекало и мешало секретарям слушать интересные доклады и речи. Не счесть, сколько раз товарищи секретари, заслушавшиеся оратора в ущерб своим записям, замечали негодующий взгляд Ильича и укоризненное покачивание головы. Вместе с тем Владимир Ильич строго соблюдал время ораторов, часто тут же знакомился с проектами резолюций, выправлял их или сам составлял: вместе с тем к нему то и дело подходили товарищи, и он тихо вел с ними разговор.

Из Биографической хроники Владимира Ильича Ленина

Апрель, 25 (май, 8) 1905 г.

Ленин составляет конспект своей речи по докладу о деятельности ЦК и дважды выступает по этому вопросу.

В. И. Ленин. Из выступлений по докладу о деятельности ЦК

С 1900 г. я слежу за деятельностью центрального аппарата партии и должен констатировать гигантский прогресс. Если он нас не удовлетворяет, так ведь полное удовлетворение наступит разве при диктатуре пролетариата, да и то едва ли! Имейте в виду, что «кооптация» Все еще вредит! ЦК (меньшевистский по составу.— Ред.) говорит мало о своей политике, ибо ничего хорошего о ней он не мог сказать. Главная его ошибка — это борьба против созыва съезда. Будь съезд созван годом раньше, он был бы более примиренческим, чем теперь.

В. И. Лосев:

Слушали Владимира Ильича с величайшим вниманием... Внешне, как оратор, Владимир Ильич был очень хорош. Никакой аффектации, никакого искусственного пафоса и почти полное отсутствие жеста, разве только правая рука его так или иначе подчеркивает развиваемую мысль. Голос баритонального тембра был отчетлив и ясен, дикция прекрасная.

Н. К. Крупская:

И еще один большой вопрос стоял на съезде: о пропаганде и агитации...

С колоссальным ростом рабочего движения устная пропаганда и даже агитация вообще не могли удовлетворить потребностей движения: нужна была популярная литература, популярная газета, литература для крестьян, для народностей, говорящих на других языках...

Сотни новых вопросов выдвигала жизнь, которые нельзя было разрешить в рамках прежней нелегальной организации. Их можно было разрешить лишь путем постановки в России ежедневной газеты, путем широкого легального издательства. Однако пока что свобода печати не была еще завоевана. Решено было издавать в России нелегальную газету, образовать там группу литераторов, обязанных заботиться о популярной газете. Но ясно, что все это были паллиативы.

М. Н. Лядов:

На III съезде я присутствовал при единогласном признании всей партией Ленина как своего вождя. Вся партия вверила ему дирижерскую палочку, поручила ему управление нашим партийным кораблем.

Из письма Н. К. Крупской в Одесскую организацию РСДРП

...Общая работа всех сплотила, дух недовольства рассеян, всякие старые счеты забыты. Выборы сошли мирно. Наметившиеся во время съезда делегаты-кандидаты прошли значительным большинством.

Резолюция о времени вступления ЦК в должность 8 мая (25 апреля) 1905 г.

Предложение Ленина

Съезд постановляет, что выбранный им (III съездом.— Ред.) новый Ц.К. вступает в отправление должности немедленно. Принята единогласно.

Н. К. Крупская:

Выбор ЦК на III съезде ни в чем не противоречил желаниям Ильича, был с ним до конца согласован.

А.В. Луначарский:

На 3-ем съезде окончательно выяснилась возможность длительного союза между Лениным и Богдановым, с одной стороны, и тов. «Никитичем», т. е. Красиным, с другой. С тех пор Красин занял в большевистском мире пост одного из крупнейших практических вождей.

Из Биографической хроники Владимира Ильича Ленина

Апрель, 27 (май, 10) 1905 г.

В час дня Ленин закрывает ІІІ съезд партии.

Ленин проводит первое заседание Центрального Комитета, избранного III съездом партии.

Л. Б. Красин:

На Третьем съезде был избран Центральный комитет и Центральный орган партии. Технически-организационное ядро Центрального комитета было послано в Петербург для налаживания работы во всероссийском масштабе. Тов. Ленин, как редактор Центрального органа, с другими товарищами-литераторами до поры до времени оставался в Женеве и руководил оттуда политической работой Центрального комитета.

В. И. Ленин. Из статьи «Третий съезд»

Третий съезд состоялся. Подробная оценка всех его работ будет возможна лишь после выхода в свет протоколов съезда. В настоящее время мы намерены лишь наметить... главные вехи партийного развития, отлившегося в решения III съезда.

Три главных вопроса стояли перед партией сознательного пролетариата в России накануне III съезда. Во-первых, вопрос о партийном кризисе. Во-вторых, более важный вопрос о форме организации партии вообще. В-третьих,— главный вопрос о нашей тактике в переживаемый революционный момент.

Из письма Н. К. Крупской в Одесскую организацию РСДРП

§ 1 устава принят Ленинский. Центр один — ЦК, который из своей среды выбирает уже ответственного редактора Центрального органа (выбран Ленин).

М. Н. Лядов:

В свободное время знакомились с городом. Ильич показывал делегатам наиболее интересные места. Он был отменным гидом, очень хорошо знал Лондон.

Из Биографической хроники Владимира Ильича Ленина
Апрель, позднее 27 (10 мая) 1905 г.

Ленин вместе с делегатами III съезда посещает могилу К. Маркса на Хайгетском кладбище в Лондоне.

М. Г. Цхакая:

Были мы и на могиле Карла Маркса в Лондоне. У ворот кладбища стоял директор в высоком цилиндре. Кладбище представляло собой огромный парк с узкими аллеями, с массой капитальных, дорогих монументов, вплоть до изваяния любимой собачки какого-то лорда или леди. Но могилу великого мыслителя XIX века, творца научного коммунизма и основателя I Интернационала нельзя было найти без помощи работавших на кладбище каменщиков, которые, убедившись, что мы из России, тотчас же догадались, что мы непременно ищем могилу Карла Маркса, и показали ее. Мы долго стояли вокруг могилы, потом сели, не спеша уходить. Ильич иронически напомнил о директоре, который, вероятно, волнуется, что мы так долго здесь, у какой-то могилы незнакомого ему человека:

— Несчастный буржуа не догадывается, что все нетленное, все бессмертное Маркса и Энгельса мы несем с собой и воплощаем даже в отсталой царской России, к ужасу буржуев всех стран...

М. Г. Цхакая:

В послесъездовские дни мне удалось познакомиться с Ильичем поближе и испытать на себе чуткость и необычное внимание, которое он оказывал окружающим его людям. Я никогда не забуду, как перед отъездом из Лондона Ильич водил нас осматривать зоологический сад, Британский исторический музей.

Из Биографической хроники Владимира Ильича Ленина

Апрель, позднее 27 (10 мая) 1905 г.

Ленин возвращается из Лондона в Женеву. Будучи проездом в Париже, он вместе с М. Г. Цхакая, Н. К. Крупской и Р. С. Землячкой посещает место расстрела парижских коммунаров — «Стену коммунаров» на кладбище Пер-Лашез; осматривает Эйфелеву башню и Лувр.

М. Г. Цхакая:

В Париже Владимир Ильич показал Стену коммунаров, повел в Лувр.

Почти целый день он был моим чичероне. Сам он неоднократно бывал в Лувре, а сейчас ходил специально для меня.

У подножия статуи Ники Самофракийской, греческой скульптуры символа победы, Ленин шепотом сказал: «Смотрите, дорогой Миха, на это чудо древней эллинской культуры. Изумительное, нечеловеческое создание!»

Владимир Ильич так подробно рассказал мне историю этой скульптуры, будто всю жизнь посвятил изучению античного искусства. Его рассказ глубоко взволновал меня, остался в памяти на всю жизнь. В общении с Владимиром Ильичем я приобщался и к искусству.

Из Биографической хроники Владимира Ильича Ленина

Апрель, позднее 27 (10 мая) 1905 г.

По возвращении в Женеву М. Г. Цхакая несколько дней живет в городе. Ленин внимательно и заботливо относится к нему; знакомит М. Г. Цхакая со своей обширной перепиской с местными партийными комитетами в России.

М. Г. Цхакая:

По окончании съезда возвращались мы из Лондона в Женеву через Париж — Владимир Ильич, Надежда Константиновна и я. На границе Франции, в Булони, с нами произошел обычный для того времени эпизод. Французская полиция по просьбе агентов царя решила якобы проверить, нет ли в наших чемоданах (где находились протоколы III съезда) контрабандного табака. Осмотр предполагаемой «контрабанды» производился в присутствии русского провокатора. Положение спасла решительность Ильича, который не позволил развязать папки с протоколами, категорически заявив:

— Никакого там табака нет, мы некурящие и не коммерсанты. Там только рукопись, манускрипт.

И, не солоно хлебавши, они оставили нас в покое.

В. И. Ленин. Из статьи «Извещение о 111 съезде Российской Социал-Демократической Рабочей Партии»

Создана полная возможность для всех социал-демократов работать вместе, вступать уверенно в ряды одной партии, достаточно широкой и жизненной, достаточно окрепшей и сильной, чтобы парализовать традиции старой кружковщины, чтобы стереть следы минувших трений и.мелочных конфликтов. Пусть же все действительно ценящие партийность работники социал-демократии последуют теперь призыву III съезда, пусть его постановления послужат исходным пунктом для восстановления единства партии, для устранения всякой дезорганизации, для сплочения рядов пролетариата.

С.И. Гусев:

III съезд завершил в своих решениях ответ на все вопросы, которые поставили январские выступления петербургских рабочих и последовавший за ними ряд выступлений в других городах. III съезд явился ответом на 9 января.

А.И. Ульянова-Елизарова:

Созванный в бурную годовщину, когда волны революции все нарастали, испытавший на себе сильное влияние Ильича, съезд этот отличался яркой революционностью и определенностью. На нем было отмечено, что переживаемый революционный момент выдвигает перед партией роль передового борца за свободу.

...III партсъезд, руководимый Лениным, занял определенную позицию накануне нашей первой революции... и сыграл важную роль в проведении социал-демократическими организациями как октябрьских, так и особенно декабрьских дней 1905 г.

Л. Б. Красин:

На этом съезде вполне ясно и отчетливо были формулированы основы большевистской тактики по всем главнейшим вопросам и, в частности, поставлен и разрешен вопрос о народном восстании, о временном революционном правительстве,— все вопросы, определившие на много лет тактику большевистской партии и способствовавшие ее славной Октябрьской победе в 1917 году.

М. Н. Лядов:

Именно на этом съезде Ильич окончательно оформил ту большевистскую партию, которая провела российский пролетариат через три революции, через массу частичных поражений к Октябрьской победе. Здесь, на III съезде, окончательно сложился большевизм как полное слияние революционной теории с революционной практикой; здесь, именно на III съезде, окончательно выковалась та стальная ленинская гвардия, которая, решительно отметая от себя всех слабых, всех шатающихся, проводила и провела в жизнь основной план кампании Ильича.

В. И. Ленин. Из статьи «Извещение о III съезде Российской Социал-Демократической Рабочей Партии»

Чем упорнее становится сопротивление царской власти народному стремлению к свободе, тем могучее растет сила революционного натиска, тем вероятнее полная победа демократии с рабочим классом во главе ее. Проведение победоносной революции, отстаивание ее завоеваний возлагает гигантские задачи на плечи пролетариата... Российский пролетариат сумеет исполнить свой долг до конца. Он сумеет стать во главе народного вооруженного восстания. Он не испугается трудной задачи участия во временном революционном правительстве, если эта задача выпадет на его долю. Он сумеет отбить все контрреволюционные попытки, беспощадно раздавить всех врагов свободы, грудью отстоять демократическую республику, добиться революционным путем осуществления всей нашей программы-минимум...

Вперед же, товарищи рабочие, на организованную, дружную и стойкую борьбу за свободу!