Содержание материала

 

ЛЕНИН И МОЛОДЕЖЬ

Мне пришлось присутствовать при непосредственном общении Владимира Ильича с комсомольцами весной 1920 г. Вот как это было.

После того как Колчак был окончательно разбит, с Восточного фронта прибыли пылающие боевой энергией, еще овеянные множеством разнообразных впечатлений труднейшего из фронтов около тридцати комсомольцев, представители различных фронтовых организаций и частей, пожелавших явиться к Владимиру Ильичу. Владимир Ильич с охотой, скоро, предупредительно, по-отечески заботливо принял эту делегацию. Когда эта молодежь вошла к нему строго по-военному и когда он ласково пожал каждому руку и пригласил сесть, я видел восторг в этих молодых глазах, всю беззаветную преданность делу коммунизма. Чувствовалось: поручи им Владимир Ильич самую трудную боевую задачу, где они должны были бы серьезно рисковать своей жизнью, они бы охотно и отважно пошли на все, хотя и знали бы, что им предстоит погибнуть.

Приняты они были в Кремле, в здании Правительства, в кабинете Председателя Совета Народных Комиссаров.

Поднимаясь наверх по широкой лестнице, устланной мягкой ковровой дорожкой, они внимательно оглядывали себя в зеркала, поставленные на площадках, прихорашивались, оправляли красноармейские суконные куртки оливкового цвета. Радушно встретил их Владимир Ильич, здороваясь, стал усаживать около себя в мягкие кресла, на диван, на стулья. Молодежь, видимо, волновалась, и наступило молчание, которое очень удачно нарушил Владимир Ильич, живо обратившись к своему ближайшему соседу со словами:

— Давайте-ка знакомиться. Расскажите, батенька, откуда вы, чей будете сын, когда мобилизованы, где воевали?

Тот хотел было встать, но Владимир Ильич ласково удержал его за руку и сказал:

— Посидим... Зачем вставать? Так разговаривать удобнее.

И молодой воин, зардевшись, как девушка, торопясь и спеша, стал рассказывать все, о чем спрашивал Владимир Ильич. И так пошло по всему кругу, один за другим. Все говорили возбужденно и всё только о фронте, о войне, о боях...

Владимир Ильич, видимо, сразу подметил их душевное состояние, и как действительно великий сердцевидец, быстро угадывавший настроение тех. с кем он общался, он, наклонившись к столу, смотря им в лицо, стал беседовать с ними тихим-тихим, успокаивающим голосом. Молодые поблескивавшие глаза впились в него; румянец играл на щеках возбужденной молодежи, а он тихонько рассказывал им о задачах Восточного фронта, которые уже теперь почти решены, и что их участие в этом великом походе, сражения и жертвы никогда не забудут революционная Россия, революционный пролетариат и наша партия. Теперь напряжение проходит, и он очень рад, что их демобилизовали, — молодежь задвигалась при этих словах, — но что это вовсе не значит, что они будут без дела.

— Вы приобрели уже жизненный опыт, вы видели жизнь такой, какая она есть на самом деле, и вы возвращаетесь к мирному строительству выросшими, окрепшими, проникшимися коммунистическими идеями. Рабочие кварталы вам будут очень рады.

И он стал по очереди расспрашивать каждого, где он живет, кто жильцы дома, в чем они нуждаются да как устроены. Оказалось, что большинство юношей — из рабочей среды. Они прекрасно знали жизнь рабочих.

— Вот и отлично, — сказал Владимир Ильич. — Я советовал бы вам объединиться в двойки, в тройки и приняться за самую необходимую работу тут же и по соседству. А работы, ведь, пропасть! Нам нужно биться за культуру, ведь мы отстали страшно... У нас нет самого необходимого в этой области, самого примитивного, с чем, например, в Европе давно повели борьбу, еще с сороковых годов XIX века, и достигли больших результатов даже при буржуазном режиме. В какой грязи мы живем, в каких антигигиенических и антисанитарных условиях, в болезнях, в плену мещанских, мелкобуржуазных предрассудков, поповщины с ее религиозной отравой, в безграмотности, в пьянстве и прочих социальных недугах.

Молодежь недоуменно смотрела на Владимира Ильича, еще не понимая, к чему он это говорит.

— Конечно, — продолжал он, — со многим можно и должно бороться общегосударственными мерами, переустройством всего общества, но многое, очень многое зависит от нас самих. И здесь, как везде, самодеятельность пролетариата должна проявиться особенно ярко и всеобъемлюще. Специалисты и ученые все вам расскажут, покажут, а в жизнь проводить культуру и социализм придется самим. Везде, в каждом углу, в подвале или на чердаке, — ведь мы еще не успели всех рабочих обеспечить хорошими квартирами, — особенно энергична должна быть пропаганда культуры, и не только пропаганда словом, но и показом, делом, организацией, прямой помощью. Вот вы все, наша молодежь, повидавшая жизнь и приобретшая опыт, должны стать застрельщиками в этом деле. Когда отдохнете от тяжелой жизни фронта, соединяйтесь в двойки, в тройки, свяжитесь с районной организацией, с санитарными ячейками, ячейками охраны труда и отправляйтесь в новый поход. Вы окунетесь в самую гущу жизни и сейчас же встретите комнаты с тараканами, клопами, вшами, заедающими детей, распространяющими болезни и показывающими всю ужасную нашу отсталость. Надо пойти по рабочим районам и начать борьбу за чистоту, за опрятность, за грамотность. Безграмотным социализма не построить. Надо всех научить проветривать комнаты, мыть руки перед едой, не курить там, где другие живут, спят и едят, а лучше совсем отвыкать от этой пагубной привычки, не ложиться на постель в грязной одежде, в сапогах. И так, цепляясь одно за другим, пойдет все... Нам надо организовать в рабочих кварталах такие добровольные организации, борящиеся за культуру, которые неустанно и неуклонно проводили бы в жизнь все требования культуры быта. А тут попутно вы встретите и другое: людей, опутанных религиозными предрассудками и не знающих, как от них избавиться, оторваться; найдете заброшенных детей, которых надо вовлечь в наши детские и юношеские организации, беспомощных и эксплуатируемых женщин и многое другое, к чему надо приложить руки. В самом тесном единении с массовой рабочей организацией района вы все это прекрасно выполните. Эта работа длительная, упорная, трудная и даже скучная, но чрезвычайно важная, и мы должны ее сделать во что бы то ни стало, начав сначала в городах, а потом и в деревнях. Обратите особое внимание на детей — они восприимчивы и потребуют от родителей соблюдения культурных навыков.

Молодежь совершенно растерялась от плана этого нового и неожиданного похода. Если бы Владимир Ильич предложил им произвести революцию на Луне, то, вероятно, для них это было бы понятней и они тотчас бы стали вырабатывать проекты, как быть и как поступить, чем тот план, который начертал так ярко и просто Владимир Ильич.

После дальнейшего обмена мыслями молодежь рассталась в Владимиром Ильичем радостная и вместе с тем озабоченная.

Вскоре после этого, уже на III съезде комсомола1, Владимир Ильич произнес свою знаменитую речь, где призывал к серьезной учебе, культурной работе,  борьбе за новый быт, за поход против безграмотности, за просвещение.

Тогда не удалось провести в жизнь все эти планы Владимира Ильича. Это было грозное время интервенции, внутренних восстаний и всевозможных белогвардейских выступлений. Но ни один способ действия, ни приемы массовой пропаганды, ни самая работа, на что обратил тогда Владимир Ильич внимание молодежи, не устарели.

Польская буржуазия, шляхта возымели желание пойти походом на Россию2.

Никогда незабываемо впечатление, полученное мной, когда мне пришлось быть свидетелем прибытия 5 мая 1920 г. из Петрограда ударных эшелонов пролетарской молодежи, боевыми маршами двинувшихся с Октябрьского вокзала к Красной площади и оттуда к площади Свердлова. Эта изумительная поступь, выправка, эти горящие глаза, этот порыв, который заражал решительно всех, -- его нельзя ни описать, ни передать!..

Владимир Ильич был в полном восхищении, увидя этих молодых бойцов. Он сказал про них, что это есть та настоящая смена старой большевистской гвардии, которая действительно может перевернуть весь мир. Выступавшие молодые ораторы были огненны. Говорили кратко, ясно и четко.

После общего митинга на площади Свердлова батальоны питерской молодежи направлялись на площадь против Московского Совета, чтобы выслушать напутственное слово от Владимира Ильича.

Владимир Ильич прибыл в Московский Совет ровно в два часа и с балкона произнес краткую призывную речь.

Эти дивизии, среди которых было так много молодежи, с восхищением слушали его и, полные огненного воодушевления, двинулись боевым маршем на вокзал в свои эшелоны, направлявшиеся на Западный фронт.

В первой редакции опубликовано в журнале «Смена» (1928, № 9) под названием «Комсомольцы у Ильича в 1920 г.». Печатается по первому изданию настоящего сборника. М., 1965.

1 III съезд комсомола происходил в Москве 2—10 октября 1920 г. (Стр. 255.)

2 Реакционные круги Польши, сорвав переговоры, 25 апреля 1920 г. начали войну против Советской республики. В результате успехов Красной Армии осенью 1920 г. буржуазно-помещичье польское правительство вынуждено было согласиться на заключение мирного договора. (Стр. 255.)

 

https://домпряжи.рф/aksessuary/spitsy/addi-spitsy.html купить спицы круговые addi.