Содержание материала

 

 

Глава третья

ЛЕНИН И ПАРВУС: НЕПРИМИРИМЫЕ ПРОТИВНИКИ ИЛИ ТАЙНЫЕ СОЮЗНИКИ?

Отказавшись даже обсуждать последние инициативы царского двора, правящие круги Германии имели к этому времени новый тайный канал, который при стечении благоприятных обстоятельств мог открыть более прямой путь к сепаратному миру с Россией — путь «организации» там революции. Теперь их надежды были связаны с использованием в этих целях радикальных элементов русской эмиграции, к «разработке» которых были привлечены политики, дипломаты, военные, журналисты, общественные деятели и, конечно же, разведка и контрразведка. «Германия смотрела на русских революционеров как на подрывной элемент и рассчитывала использовать их для вывода России из войны, — пишет в связи с этим известный специалист в этой области Ю. Г. Фельштинский. — Удержание социалистов у власти после окончания войны, видимо, не входило в планы германского правительства. Революционеры же смотрели на помощь, предложенную германским правительством, как на средство для организации революции в России и во всей Европе, прежде всего в Германии. Германское правительство знало, что главной задачей социалистов была организация революции в Германии. Революционеры знали, что правительство Германии не желает допустить прихода к власти немецких социалистов, а русских революционеров рассматривает как орудие для реализации собственных империалистических планов. Каждая из сторон надеялась переиграть другую. В конечном итоге в этой игре победила ленинская группа, переигравшая всех, в том числе и Парвуса, родоначальника идеи германо-большевистского сотрудничества1. Кажущаяся на первый взгляд убедительной логика этой концепции все же основана на ретроспективном подходе, исходящем из конечного результата, т. е. победы Ленина и большевиков в октябре 1917 г.

В реальности все обстояло гораздо сложнее, и «германо-большевистское сотрудничество» не было столь очевидным, как это представляется тем, кто клеймит большевиков как агентов германского Генерального штаба, а их вождя В. И. Ленина — еще и в тайном сговоре с Парвусом (И. Л. Гельфандом). Все эти утверждения носят скорее аксиоматический характер или строятся в значительной степени на догадках, предположениях и даже на искажении фактов, в особенности когда речь идет о взаимоотношениях Ленина и Парвуса. Впервые они встретились в начале 1900-х годов в Германии, куда И. Л. Гельфанд, родившийся в России и эмигрировавший затем в Швейцарию, перебрался по окончании Базельского университета. Вступив в социал-демократическую партию Германии, Гельфанд очень скоро стал одним из видных ее деятелей, в первую очередь благодаря своим острым критическим выступлениям в социал-демократической печати под псевдонимом Парвуса, что в переводе с латинского означает «молодой», «скромный», «незаметный». На самом деле он никогда не был скромным, зато бесспорно стал весьма заметной фигурой в социал-демократическом движении. В 1897 г. Парвус стал главным редактором «Саксонской рабочей газеты», на страницах которой резко выступил против «ревизиониста марксизма» Э. Бернштейна. Эти статьи получили одобрение и поддержку Г. В. Плеханова, Ю. О. Мартова, А. Н. Потресова и В. И. Ленина. Последний обратил внимание и на вышедшую книгу «талантливого германского публициста, пишущего под псевдонимом Парвуса», — «Мировой рынок и сельскохозяйственный кризис», опубликовав на нее в 1899 г. весьма одобрительную рецензию, в которой усиленно рекомендовал ее «всем читателям, интересующимся отмеченными вопросами»2.

Именно Парвус убедил редакторов «Искры» издавать ее в Мюнхене, где нелегально, по болгарскому паспорту, жил Ленин. Неудивительно, что «талантливый германский публицист» очень скоро стал ее сотрудником. В письме П. Б. Аксельроду Ленин специально отмечает, что в четвертом номере «Искры» есть статья Парвуса «Самодержавие и финансы»3. Опубликованная Парвусом в 1904 г. в «Искре» серия статей «Война и революция» утвердила за ним репутацию проницательного публициста и политика. Он предсказал неизбежное поражение России в войне с Японией и как следствие грядущую русскую революцию, которая, по его мнению, должна была расшатать основы капиталистического мира, а русский рабочий класс должен был выступить в роли авангарда в мировой социальной революции. Марксистская теория «перманентной революции» обрела таким образом под пером Парвуса новое и конкретное содержание, и познакомившийся с ней молодой Л. Д. Троцкий сразу же стал ее пламенным поборником, а сам Парвус открылся ему как «выдающаяся марксистская фигура». Так считал не только Троцкий, но и сам Парвус, который попытался даже примирить лидеров социал-демократов меньшевиков и большевиков, став посредником в их переговорах. Правда, из этого ничего не получилось, и биографы Парвуса полагают, что здесь он совершил большую ошибку. «Он свел лидера большевиков с его оппонентами и отчитал их как подростков с завышенной самооценкой, — пишут 3. Земан и У. Шарлау. — Это, естественно, никому не понравилось. Ленин был не тем человеком, чтобы принимать советы и выслушивать критические замечания в свой адрес и наотрез отклонил предложение войти в редколлегию “Искры”»4. Неуступчивость Ленина привела к тому, что Парвус, стремившийся до этого соблюдать нейтралитет в отношениях с большевиками и меньшевиками, стал склоняться в сторону последних. Показательно, что один из меньшевистских лидеров А. Н. Потресов писал в это время своему коллеге по партии П. Б. Аксельроду: «Еще вопрос, как победить Ленина. Я думаю, что надо натравить на него таких авторитетов, как Каутский, Роза Люксембург и Парвус»5.

Однако «натравить» Парвуса на Ленина тогда не удалось — 9 января в России разразилась народная революция, а в развернувшихся ожесточенных спорах о тактике социал-демократии в этой революции он не поддержал ни большевиков, ни меньшевиков. «Моя тактика в революции 1905 года в России основывалась на следующем: проложить путь для революционной энергии пролетариата, — писал впоследствии Парвус. — Хотя я очень хорошо понимал, что в то время в России было невозможно добиться социализма, было понятно, что победившая революция, поддержанная рабочими массами, дает власть пролетариату, и я требовал, чтобы пролетариат использовал эту власть в интересах установления демократии рабочих. И если разговор возвращается только к установлению буржуазной парламентской системы, сказал я своим русским друзьям, тогда я спокойно останусь в Германии, где парламентская система имеет довольно долгую историю»6. Но бурный темперамент и бьющая через край энергия позвали Парвуса в Россию, где в октябре 1905 г. началась всеобщая стачка. Выпросив аванс в счет будущей книги, он по подложному паспорту приехал в конце октября в Санкт-Петербург, оказавшись в столице Российской империи раньше Ленина и Мартова, вернувшихся из эмиграции после объявления политической амнистии в ноябре 1905 г. В результате Парвус вместе с Троцким оказались в числе главных действующих лиц в революционном Петербурге. Удивительно, но это факт, что в советской историографии Первой русской революции Парвус был начисто вычеркнут из ее участников. Между тем для Парвуса это был «звездный час» в его революционной карьере: вместе с Троцким он вошел в состав Исполнительного комитета Петербургского Совета рабочих депутатов, его пламенные речи и радикальные призывы к борьбе против царизма снискали ему большую популярность. Тираж «Русской газеты», редактором которой стал Парвус, достиг 500 тыс. экземпляров, превысив тираж большевистской «Новой жизни» в 10 раз. Стоившая одну копейку, «Русская газета» пользовалась огромным спросом, и в первую очередь среди рабочих. Как один из организаторов революционных выступлений в Петербурге и руководителей Совета рабочих депутатов Парвус был арестован, правда, позднее, в апреле 1906 г., а затем сослан на три года в Сибирь, откуда ему удалось бежать сначала в Петербург, а затем перебраться в Германию. Свои приключения он описал в яркой форме в книге «По тюрьмам во время революции. Побег из Сибири».

Не игравший сколько-нибудь заметной роли в революции 1905 г., Ленин был вынужден петь дифирамбы «меньшевику Парвусу» за «прекрасную статью» в «Искре», за «якобинскую постановку вопроса об организации революции»7. Впрочем, лидер большевиков не упустит в октябре 1905 г. представившегося случая одернуть Парвуса за парламентские иллюзии в эпоху революционной борьбы, за «тактику мелочных сделок» и даже назовет его за это «пошляком»8. Несколько позднее Ленин подвергнет Парвуса резкой критике за «полнейшее незнание русских политических вопросов», за отказ бойкотировать так называемую Булыгинскую думу9, и с этого времени между ними начнется расхождение и охлаждение, хотя близких отношений у них не было никогда, разве что во время пребывания Ленина в Мюнхене.

Если же говорить о том, с каким политическим багажом вышли Парвус и Ленин из Первой русской революции, то Парвус в первую очередь потерпел серьезное поражение, и не только потому, что, по образному выражению его биографов, «ударная волна русской революции не покатилась на Запад»10, но еще и потому, что его авторитет в Петербургском Совете в решающие дни революционной борьбы резко упал и ему даже пришлось выйти из его состава в знак протеста против принятого Советом решения о прекращении забастовки. Ленин же, не сумевший предвидеть развитие событий в России в 1905 г. и занимавшийся в основном критикой своих оппонентов в вышедшей тогда работе «Две тактики социал-демократии в демократической революции», понес меньший морально-политический урон, хотя и он как лидер большевиков призывал рабочих к вооруженному восстанию, которое в декабре 1905 г. было жестоко подавлено в Москве, не будучи поддержанным рабочими других промышленных центров, в том числе и Петербурга. Тем не менее Парвус остался оптимистом, который не утратил веры в дело революции, в то время как Ленин пребывал вплоть до 1917 г. в унынии относительно перспектив Русской революции.

Примечания:

1 Фельштинский Ю.Г. От редактора-составителя // Николаевский Б. И. Тайные страницы истории. М., 1995. С. 235.

2 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 4. С. 61.

3 Там же. Т. 48. С. 101.

4 Земан 3. Л., Шарлау У. Б. Купец революции Парвус-Гельфанд. Политическая биография. М., 1991. С. 77.

5 Социал-демократическое движение в России / Под ред. А. Н. Потресова и Б. И. Николаевского. М., 1928. С. 125.

6 Парвус. В борьбе за справедливость. Берлин, 1918. С. 9-10.

7 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 9. С. 264-273.

8 Там же. Т. 47. С. 87.

9 Там же. Т. 11. С. 251.

10 Земан З.А., Шарлау У. Б. Указ. соч. С. 110.