Содержание материала

Василий Казин

МАВЗОЛЕЙ

О хлебе, о Керзоне, о коммуне,
С огнём знамён и с древней тьмой забот,
Давно ль его послушать шёл народ!
Его руки народный поворот
И до сих пор над площадью встаёт –
И вот невольно, слух взведя вперёд,
Идёт народ,
И к Мавзолею, как к трибуне.

Но нет, не слышен ни единый звук…
Ильич уснул… Ни горькие рыданья,
Ни топот ног, ни гром рукоплесканья,
Ни гул заводов и ни грохотанье
Чугунных пушек – не подымут рук
И не разбудят пыл его дыханья…

Но можно дать поруку из порук –
Одно взмутит его покойный дух:
Призывный стон невыносимых мук
Разбитого рабочего восстанья…

(декабрь 1924 г.)