Содержание материала

Павел Антокольский

СКАЗКА ВЬЮГИ

Не знаю, правда иль сказанье –
Скажу, как слышал, не солгу.

Он был студентом, жил в Казани,
В домишке низеньком, в снегу.
Всё было впереди: Женева,
Дни возмужанья, дни труда,
Рожденье Правды в Искре гнева –
Все было впереди тогда.
Покончив с шахматным турниром,
Заправив в лампе керосин,
Он с глазу на глаз с целым миром
Остался, стало быть – один.

И слышит он, как в дымоходах
Поёт крещенская пурга.
Когда ж достанется ей отдых?
Не знает отдыха карга.
И только он подумал это –
Глядь, распахнулась дверь во тьму,
Старуха входит, в снег одета,
И усмехается ему.
Он поднял лампу, чтоб вглядеться
В лицо старухи вековой, -
Недаром смельчаком был с детства
Мечтатель с ясной головой…

«Да ты озябла, замечаю!
Весь твой салопец из прорех.
Войди, дам сахару и чаю,
Отрежу ситного – не грех!
Прости ещё вопрос нескромный:
Где проночуешь эту ночь?»

И тут раздался вздох огромный:
«Студент, ты должен мне помочь…
Товарищ – это обращенье
Подарок первый мой тебе.
Моё великое крещенье
Припомнишь в завтрашней борьбе»

Студент приблизился и глянул
В глаза старушечьи сквозь дым,
И только вникнул – и отпрянул,
Хоть и остался молодым,
Но старше стал на полстолетья…
А Вьюга, встав из-за стола,
Хлестнула об пол белой плетью,
Как будто пару поддала:

«Ещё не раз на снежном пире
Мы повстречаемся с тобой!
Я прилечу к тебе в Сибири
И поведу в последний бой.
Когда в свинцовый шрифт листовок
Твой замысел вольётся весь,
И гул рабочих забастовок
Тебе откликнется: «Я здесь!» -
И ты поймёшь, что закипела
Святая ярость непогод –
Тогда припомни всё, что пела
Старуха Вьюга в давний год…

И будет день, когда навеки
Уснёшь ты в купах свежих роз.
И я смежу немые веки
В тридцатиградусный мороз,
И, твой последний сон лелея
У стен Московского Кремля,
Прильну к земле у Мавзолея
И ей шепну: «Не плачь, земля!»

И будут годы, будут годы
В лучах тревоги огневой,
В громах военной непогоды,
Когда твой город над Невой,
Встав под знамёнами твоими,
Все беды вынесет в бою.
И я твоё, товарищ, имя
Бойцам как лозунг пропою.
И вот на севере, на юге
Они пойдут, врагов круша…
Что, хороша ли песня Вьюги?»

Студент ответил: «Хороша…»

(1942 г.)